УДК 80

К НЕКОТОРЫМ СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКИМ ОСОБЕННОСТЯМ РЕПЛИК-РЕАКЦИЙ В РОМАНЕ М.Е. САЛТЫКОВА- ЩЕДРИНА «ГОСПОДА ГОЛОВЛЕВЫ»

Шмарыгина Диана Эдуардова
Северо-Кавказкий федеральный университет

Аннотация
В данной статье анализируются структурно-семантические особенности реплики реакции в романе М.Е Салтыкова-Щедрина "Господа Головлевы" с помощью комплексного метода лингвистического исследования художественных диалогов, который позволил изучать реплики персонажей как с точки зрения структуры, так и с точки зрения семантики.

Ключевые слова: , , , , , ,


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Шмарыгина Д.Э. К некоторым структурно-семантическим особенностям реплик-реакций в романе М.Е. Салтыкова- Щедрина «Господа Головлевы» // Современные научные исследования и инновации. 2020. № 6 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2020/06/92588 (дата обращения: 17.01.2022).

В настоящее время методы лингвистического анализа при исследовании литературного текста позволяют максимально полно изучить многообразие композиционных, содержательных и языковых особенностей художественного произведения. Особую значимость данные методы имеют при анализе диалоговых форм текста, так как художественный диалог существенно отличается от спонтанного общения в первую очередь тем, что его структура и семантика смоделированы автором. В этом заключается неоднозначный характер художественного диалога: с одной стороны, диалогическая речь полностью обработана автором, а потому она уже не может быть естественной, но, с другой стороны, сам автор стремится в диалоге воспроизвести живую разговорную речь. При этом диалог является важнейшим компонентом не только речевой коммуникации персонажей, но и ключевым элементов при формировании структурно-семантической целостности всего текста.

Каждый диалог представляет собой обмен репликами, которые в процессе речевого общения объединяются в минимальные структурные единицы диалога – диалогические единства. Многие современные лингвисты под диалогическим единством понимают «смысловое объединение нескольких реплик, тесно спаянных между собой форменно-содержательными связями» [Казарцева, 38]. Реплики диалога взаимосвязаны друг с другом и с точки зрения внешней, и с точки зрения внутренней организации.

Диалог представляет собой форму речи, состоящую из обмена репликами двух или более говорящих, и  способствует формированию связного текста, так как в процессе общения речевые единицы – высказывания – объединяются в единую коммуникативную форму. Эта форма отличается наличием относительно стабильной структуры, состоящей из трех основных компонентов: зачина, ядра и завершения [Бобырева, 6]. Однако один или несколько компонентов могут отсутствовать, и тогда подобный диалог будет считаться неполным (например, когда используется только зачин и ядро завершения, которое может прерваться какими-либо внешними факторами).

Важной особенностью диалога является его контекстуальная ориентированность – диалогические единства всегда связаны с конкретной ситуацией и ею обусловлены. Между репликами также имеется тематическая связь, которая может носить как эксплицитный, так и имплицитный характер. Открытая или скрытая смысловая связь в диалогических единствах зависит от множества факторов: от особенностей личностей собеседников, от степени официальности обстановки, от фактора потенциального слушателя и т. п.

Главное отличие художественных диалогов от естественных заключается в том, что в первых речевая ситуация искусственно моделируется автором произведения. Отсюда вытекают особенности структуры и семантики диалога в литературном тексте: художественные диалоги всегда направлены на раскрытие личностных особенностей персонажей. Одной из важнейших черт художественных диалогов в романе М.Е. Салтыкова-Щедрина является их естественность, свойственная разговорной речи. Писателю удалось мастерски передать особенности межличностного общения: диалоги его персонажей отличаются спонтанностью и непосредственностью.

Художественный язык романа М.Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлёвы» содержит в себе яркие черты живой разговорной речи, отражающие уникальность индивидуально-авторского стиля. При изучении языка этого писателя большое внимание, на наш взгляд, следует уделять способам и средствам создания художественных диалогов, а в особенности, специфике их построения. В этом отношении особую значимость приобретает исследование так называемой реплики-реакции. Именно эта структурная единица диалога является ключевой в произведении «Господа Головлёвы», так как она не только выражает информативно значимые единицы, но и способствует созданию композиционной целостности текста, построенного на эффекте естественности речи.

Лингвистическое исследование структурных особенностей реплик-реакций в романе Салтыкова-Щедрина следует начать с количественного анализа компонентов предложения. Реплики-реакции главных героев произведения, в большинстве случаев, представлены простыми односоставными предложениями, так как сами герои не склонны к многословному выражению мыслей:

«– И много? – спросила она перепуганным голосом, глядя на него остановившимися глазами.

– Три тысячи.

Последовала минута молчания; Арина Петровна беспокойно смотрела из стороны в сторону, точно ждала, не явится ли откуда к ней помощь.

– А ты знаешь ли, что за это и в Сибирь недолго попасть? – наконец произнесла она.

Знаю» [Салтыков-Щедрин, 139].

Реплики-реакции являются простыми, односоставными, неосложненными, нечленимыми и нераспространенными предложениями. Ответные формы, в которых изъясняется герой, указывают на однообразность самого строя мыслей персонажа, что автор нередко отражает также путём повторения в репликах-реакциях уже сказанной другим героем информации:

«– Ну что, побывала?

Побывала.

– И на могилке помолилась? панихидку отслужила?

Да, и панихидку» [Салтыков-Щедрин, 189].

Реплики-реакции некоторых из героев, в частности Арины Петровны и Степана Владимировича, зачастую выражаются в ещё более краткой форме и содержат одно лишь междометие:

«– Да еще какой прокурат! – наконец произносит он, – сказывают, как из похода-то воротился, сто рублей денег с собой принес. Не велики деньги сто рублей, а и на них бы сколько-нибудь прожить можно…

Ну?

– Поправиться, вишь, полагал, в аферу пустился…» [Салтыков-Щедрин, 24].

Главная особенность междометий состоит в отсутствии смысловой нагрузки: они выступают лишь в качестве средства связи в разговорной речи, а также передают эмоционально-экспрессивную окраску.

Излюбленным приемом автора при передаче речевой специфики является также использование в репликах-реакциях большого числа односоставных вопросительных конструкций, которые образуют парцелляцию, свойственную для эмоциональной разговорной речи (а герои романа практически всегда общаются в экспрессивной форме):

«– Продали-с.

Почему? как? не мни! сказывай!» [Салтыков-Щедрин, 13].

Стоит отметить, что парцелляция в романе зачастую встречается не только в вопросительных репликах-реакциях, но и в повествовательных типах предложения:

 «– Здравствуй, друг! – сказал он.

– Здравствуйте!

– Каково почивал? постельку хорошо ли постлали? клопиков, блошек не чувствовал ли?

Благодарю вас. Спал» [Салтыков-Щедрин, 150].

Приём парцелляции, используемый автором в репликах-реакциях, повышает число значимых элементов в тексте, так как каждое слово выделяется в самостоятельную интонационно-смысловую единицу.

Сложные предложения в репликах-реакциях героев романа «Господа Головлёвы» встречаются крайне редко и, можно даже сказать, являются исключениями.

Реплики-реакции романа «Господа Головлёвы» являются важнейшим структурным компонентом в построении диалогического единства, более того, именно в них выражаются наиболее яркие семантические характеристики главных героев.

Так как большая часть реплик-реакций в произведении представлена простыми и зачастую односоставными предложениями, то, в первую очередь, мы обратимся к семантическим особенностям, которые Салтыков-Щедрин стремился передать через подобную односложную структуру.

Для начала стоит особо выделить те реплики-реакции, которые являются дословным повторением ранее сказанной информации, например:

«– Увидит маменька в костюме-то – может, и пожалеет!

– Пожалеет, как не пожалеть! Мать – ведь она старуха добрая!»[Салтыков-Щедрин 1980: 25].

Подобного рода реплики направлены на раскрытие персонажей – Головлевых, у которых отсутствие оригинальности в ответах свидетельствует о недостатке словарного запаса, связанного с ограниченностью самого мышления.

«– Мне что ж! – огрызнулся Павел Владимирыч, обеспокоенный в самом разгаре своего занятия.

Как что! все же отец тебе – можно бы и пожалеть!

– Что ж – отец! Отец как отец… как всегда! Десять лет он такой! Всегда вы меня притесняете!» [Салтыков-Щедрин 1980: 42].

Иногда приём повтора выступает в качестве имплицитного способа выражения мысли (тут стоит отметить, что этот способ является доминирующим во всех репликах-реакциях романа).

Для того чтобы говорить о предмете отвлечённо, герои нередко прибегают к использованию многообразных аллегорических форм выражения, в том числе к поговоркам:

«– Что? что ты такое сказал?

– Вся, мол, ваша власть, сударыня. Прикажете, так и прокормим!

То-то… прокормим! ты у меня говори, да не заговаривайся!» [Салтыков-Щедрин 1980: 46].

Имплицитный смысл выражается и при помощи приёма умолчания (который, как мы отмечали ранее, часто выражается через многоточия):

«– Чай, думает: вот братец Павел умрет – и еще, по милости Божией, именьице мне достанется!

И все когда-нибудь умрем, и после всех именья пойдут… законным наследникам…» [Салтыков-Щедрин 1980: 77]. Здесь передаётся скрытое сожаление о том, что всё имущество по закону перейдёт к такому «кровопийце» как Порфирий Владимирович.

Реплики-реакции главных героев романа «Господа Головлёвы» могут нести и эксплицитный характер смыслового выражения. Такие предложения отражают искренние эмоции персонажей: удивление, страх, злость и другие чувства, которые они не способны контролировать.

«Но Петенька, нимало нe смущаясь, выпаливает как из пушки:

– Вы!!

– Я?!» [Салтыков-Щедрин 1980: 158].

Подобные реплики-реакции, отражающие эмоции героев, несут на себе черты естественного диалога, развивающегося стихийно. Достижению этой цели способствуют и так называемые хезитации и переспросы, регулярно встречающиеся в разговорной речи:

«– Только знаешь ли что! ты бы сначала очистилась!

– Как это… очистилась?

– Ну, все-таки… актриса… ты думаешь, бабушке это легко было? Так прежде, чем на могилку-то ехать, обеденку бы тебе отстоять, очиститься бы! Вот я завтра пораньше велю отслужить, а потом и с Богом! <…>

– Нет, я так… я сейчас пойду[Салтыков-Щедрин 1980: 185].

Именно благодаря ярким ответным репликам создаётся максимально полный эффект разговорной речи. Именно поэтому изучение компонентов диалога, создающих данный эффект, является важнейшей частью исследования языка художественного произведения.

В силу своей краткости и ёмкости, реплики-реакции отражают наиболее значимые семантические единицы диалога. Если говорить о репликах согласия, то они достаточно часто встречаются в семантике повествования разных героев, в то время как реплики отрицания характерны, по большей части, для реплик-реакций Иудушки:

«– Будешь, батюшка, чувствовать, как грудь-то ходуном ходит!

Нет, маменька, я не об том. Я об прозорливости <…>

– Ну-ну! об «распоряжении» не говорил ли чего?

Нет, маменька. Хотел он что-то сказать, да я остановил. Нет, говорю, нечего об распоряжениях разговаривать! <…>

– И всякому пожить хочется!

Нет, маменька, вот я об себе скажу. Ежели Господу Богу угодно призвать меня к себе – хоть сейчас готов!»[Салтыков-Щедрин 1980: 96].

Наличие большого количества реплик, выражающих несогласие свидетельствует о ярких качествах самого персонажа, привыкшего говорить «нет» на всё, что не вписывается в его представление о жизни.

Таким образом, исходя из исследования особенностей структуры и семантики реплик-реакций в романе Салтыкова-Щедрина «Господа Головлёвы», можем сделать вывод, что данные реплики являются максимально информативными компонентами диалога и позволяют расширить границы понимания художественного текста.


Библиографический список
  1. Бобырева Е.В. Семантика и прагматика инициальных и финальных реплик диалога: дис. канд. фил. наук. – Волгоград: Изд-во Волгоградского гос. пед. ун-та., 1996. – 221 с.
  2. Казарцева О.М. Культура речевого общения. – М.: Наука, Флинта, 1999. – 496 с.
  3. Салтыков-Щедрин М.Е. Салтыков-Щедрин. Собрание сочинений в 2—и томах. Т. 13. Господа Головлевы. Убежище Монрепо. – М.: Правда, 1980. – 418 с.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Шмарыгина Диана Эдуардовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация