УДК 327.2

НЕЙРОГЕОПОЛИТИКОЛОГИЯ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ СТРАТЕГИЧЕСКОГО УПРАВЛЕНИЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИМ РИСКОМ

Глущенко Валерий Владимирович
д.т.н., доцент, Россия, Москва

Аннотация
Развиваются положения нейрогеополитикологии (neurogeopoliticology)_- науки о методических основах нейрогеополитики, управлении геополитическими процессами и рисками, оцениваются прогностические возможности нейрогеополитикологии, описана классификация миропрядков в их системной связи с технологическими укладами, обсуждается специфика и методические аспекты стратегического управления геополитическим риском, включая риск глобальных эпидемий, формируются принципы и обсуждаются факторы стратегического управления геополитическим риском, включая риск глобальной эпидемии COVID-19.

Ключевые слова: , , , , , , , , , ,


Рубрика: 23.00.00 ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Глущенко В.В. Нейрогеополитикология и методологические аспекты стратегического управления геополитическим риском // Современные научные исследования и инновации. 2020. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2020/04/91886 (дата обращения: 19.04.2020).

Актуальность настоящей статьи определяется тем, что в 2020 году глобальный кризис в его геополитическом и эпидемиологиченском проявлениях приблизился к границам России в новой форме, а  именно в форме глобальной пандемии (эпидемии) короновируса COVID-19. Этот кризис связанный со становлением шестого технологического уклада в его эпидемиологической форме будет иметь определенные геополитические последствия, в частности на глобальных рынках труда и туризма.

На повестку дня выносится вопрос формирования обновленной системы геополитического управления, включающей подсистему стратегического управления геополитическими рисками, обеспечивающей  защиту от этих рисков на глобальном и национальных уровнях с учетом требования обеспечения эпидемиологической безопасности.

Гипотезой настоящей статьи является предположение о том, что для формирования системы защиты от геополитических рисков, скорейшего выхода из кризиса и минимизации ущербов от глобального кризиса необходимо дальнейшее развитие методологических аспектов глобального антикризисного управления в форме полных (общих) научных теорий нейрокризисологического и нейрогеополитикологического характера.

Целью настоящей статьи является развитие нейрогеополитикологии (neurogeopoliticology) как науки о геополитических процессах, в частности методических аспектов геополитического антикризисного управления на глобальном или национальном уровнях.

Для достижения поставленной цели решаются такие задачи:

- исследуются специфические черты наблюдаемого в 2020-м году глобального геополитического кризиса, в том числе его эпидемиологическая составляющая;

- формируются основы нейрогеополитологии как науки о геополитических процессах;

- исследуется методическая специфика глобального антикризисного управления с учетом проявлений нейрогеополитики;

- исследуются организационные и методические возможности снижения рисков в глобальном антикризисном управлении.

Объект статьи – система защиты от геополитических рисков на основе геополитикологии и нейрогеополитикологии.

Предмет статьи- развитие методических основ нейрогеополитикологии, формирования системы стратегического управления геополитическими рисками.

Кризис, начавшийся в 2008 году –это первый кризис в условиях глобального постиндустриального мира. Этот кризис глобального постиндустриального мира имеет особенности, связанные со спецификой состояния глобального мира в начале 21 века и переходом к шестому технологическому укладу глобальной и национальных экономик.

Постиндустриальную глобализацию рассматривают как про­цесс усиления взаимосвязей в современном мире путем развития мирового рынка, средств коммуникаций, продвижения новых информационных технологий в рамках транснациональных  корпораций (ТНК) и др. Считают, что причины глобализации сложны и не до конца понятны [1, с. 4].

Анализ возможных причин глобализации дает основания считать, что причиной глобализации является рост ресурсоемкости инноваций. Это позволило сформулировать инновационную гипотезу глобализации. Эта гипотеза основана на том, что современные инновации являются крайне ресурсоемкими. В свою очередь ресурсоемкие инновации могут давать положительный финансовый результат только в условиях глобального рынка. Емкости национального рынка недостаточно для того, чтобы окупить и получить положительный финансовый результат от инноваций [2, с. 61]. При этом в процессе глобализации по мнению Хаймана  Мински возрастает «финансовая хрупкость» глобальной экономики [3,с. 19-25; 2, с. 92]. Методической особенность кризиса 2008 года заключается в том, что корпорации стали непосредственно, прямо и открыто (а не латентно, косвенно) играть роль субъектов управления геополитическими рисками глобальной и национальных экономик [4, с. 250-254].

Это первый глобальный кризис,  в котором корпорации конкурируют в глобальном управлении с государствами. При этом государства в результате политики открытости в условиях глобального мира в начале 21 века имеют черты общественных публичных корпораций [5].

В апреле 2020 года эта пандемия (эпидемия) затронула 177 стран и стала глобальным фактором геополитики. Сам факт такой эпидемии может расцениваться как одно из проявлений глобального системного кризиса (начало в 2008 году). Сама  пандемия может рассматриваться как фактор риска тесно связанный с функционированием глобального рынка труда и рынка туристических услуг.

При этом сам системный кризис связан с формированием шестого технологического уклада в глобальной и национальных экономиках.

Поэтому данная пандемия может стать фактором геополитической реструктуризации с учетом необходимости создания эффективных национальных противоэпидемиологических систем. При этом причиной глобального распространения короновируса COVID-19 можно считать неполное соответствие глобальной и некоторых национальных систем противоэпидемиологической защиты требованиям реалиям глобального мира. В то же время развитие эпидемии на фоне ряда негативных событий на глобальных рынках, в частности, на рынке нефти приводит к дальнейшему ухудшению экономической ситуации.

При этом по-прежнему сложной остается обстановка в сфере международных политических и экономических отношений России с другими странами.

В этой сложной ситуации использование только экспертных оценок, которые относятся к обыденному знанию, может давать не только не эффективные, но и ошибочные решения. В такой сложной ситуации возрастает значение создания целостной научной теории в этой сложной сфере. Именно на основе такой полной теории –науки возможно опережающее отражение геополитических явлений, прогнозирование и научное обоснование возможных геополитических антикризисных мер.

При этом развитие и практическое одновременное использование нейрокризисологии и нейрогеополитикологии, в частности,  позволит обеспечить согласование целей,  методов, инструментов стратегического и тактического антикризисного управления, проводить такое антикризисное управление с единых методологических позиций.

Необходимость в развития нейрокризисологии и нейрогеополитикологии связана с тем, что наблюдения (мониторинг) за практикой глобального антикризисного управления показывают, что практика глобального антикризисного управления не всегда соответствует теоретическим положениям. Более  того появляется все больше практических примеров, когда можно говорить о парадоксальности антикризисного и/или геополитического управления. Парадоксальным антикризисным управлением предложено называть такое управление, которое в краткосрочной, а тем более долгосрочной перспективе приводят к результатам прямо противоположным декларируемым целям [4, с. 250-254].

Одним из примеров парадоксального антикризисного управления можно считать известное предложение частично вернуться к золотому стандарту. Как известно, в 2008 году начался глобальный финансовый кризис. В этой ситуации для повышения стабильности глобальной банковской системы президент Всемирного банка (Financial Times,  8.11.2010) предложил частично вернуться к золотому стандарту в его золотодевизном варианте в сфере международных валютно-кредитных отношений. Практическая поддержка этого предложения, в том числе национальными монетарными властями ряда стран и ведущими банками, привела к «надуванию золотого пузыря». В результате этого процесса к средине 2011 года унция золота (31,4 г) стоила на мировом рынке более $ 1900. При этом значительная часть инвестиционных ресурсов аккумулировалась в золото. Это одновременно повышало цену на золото и сокращало инвестиции в реальную экономику (концепция альтернативных вложений). Что предположительно усугубляло кризис.

Анализ показал, что предложение частично вернуться к золотому стандарту изначально содержало внутреннее противоречие. Это противоречие носило методологический характер и заключалось в том, нельзя использовать какую-либо научную теорию частично. Из философии известно, что всякая теория, включающая внутреннее противоречие не может быть истинной. Было обосновано, что постиндустриальная денежная система должна строиться на одной научной теории- технологической теории денег.  Было показано, что продолжение попыток вернуться к золотому стандарту приведет к дальнейшему росту цен на золото, сокращению инвестиций в реальную экономику, повышению дефицитов бюджетов и другим негативным явлениям. Кроме того, с правовой точки зрения возвращение золота в международную валютно-кредитную систему противоречит решениям Ямайской валютной конференции [6, с. 62-63; 7, с. 14-15]. После опубликования результатов этих исследований [6, с. 62-63] в средине июля 2011 года цена на золото стала снижаться и длительное время находилась на уровне от $1200 до $ 1300. Экономический эффект от этого научного исследования [6, с. 62-63] мог составлять до $ 1трлн. [4, с. 250-254].

В 2020 году 177 стран затронуты пандемией короновируса COVID-19. Для того, что бы остановить эту пандемию национальными правительствами предпринимаются небывалые меры. Однако вопросы научного системного обоснования этих мер остаются открытыми, а эффективность и долговременные последствия принимаемых мер пока не очевидны. В настоящее время можно говорить только о том, что глобальная и некоторые национальные системы здравоохранения не полностью готовы к противостоянию этой опасной пандемии, поражающей не только человеческие ресурсы стран, глобальный рынок труда, но и имеющей определенные геополитические и социально-экономические последствия.

Ситуация 2020 с пандемией COVID-19 позволяет сделать вывод не только о возрастании «финансовая хрупкость» мировой экономики [3, с. 19-25; 2, с. 92], но и о «хрупкости миропорядка» вообще.

При этом следует учитывать и то, что по сообщениям СМИ в ряде стран вероятно считается нежелательным само упоминание факта пандемии COVID-19. Предположительно это может затруднять противодействие распространению этого короновируса.

Такие информационные решения тоже предположительно могут рассматриваться как относящиеся к нейрокризисологическим и/или нейрогеополитическим.

При этом методологической особенностью глобального антикризисного управления в 2020 году может быть названо и структурирование взаимоотношений ведущих акторов существующего миропорядка по осям:

- первая ось – «сотрудничество» (например, в вопросах противодействия терроризма и прекращения пандемии COVID-19;

- вторая ось- «гибридная конкуренция», т.е. преимущественно конкурентный и конфронтационный характер политики глобального антикризисного управления отдельных глобальных игроков (например, проявляющийся в санкциях и нежелании эти санкции снимать).

Под гибридной глобальной конкуренцией в данной статье подразумевается существование конкурентных отношений, игрового сознательного противодействия глобальных игроков (субъектов геополитики) друг другу на различных «рынках» (рынке нефти, газа, геополитического влияния и др.) и различными методами (дипломатия, цены на нефть, эмбарго, санкции и другое).

Такого рода отношения могут быть источником нейрокризисологических и/или нейрогеополитикологических решений.

Участники такого глобального антикризисного управления (гибридной глобальной конкуренцией) предпочитают сосредоточиться на проведении собственной политики, а не на достижении возможности консенсусного решения проблем такого управления. В случае конфронтационного понимания политики глобального антикризисного управления такая политика складывается в результате противоборства участвующих в таком управлении сторон (глобальных игроков). Именно такое конфронтационное антикризсное управление имеет место на глобальном рынке нефти, газа.

Эта методологическая особенность глобального антикризисного управления усугубляется тем, что часто глобальные игроки имеют скрытые (латентные) интересы в таком управлении. В силу этого существует неопределенность в вопросах: состава участников (акторов) такой конкурентной игры, их целей, способов и инструментов достижения целей, их ресурсов, которые они выделяют на решение проблем такого управления.

Очередной методической особенностью и источником нейрокризисологических и/или нейрогеополитикологических решений в глобального антикризисного управления можно назвать то, что конфронтационный характер этого управления создает шанс для стран, которые сумеют минимизировать свое участие в такого рода. Как у всякого конфликта антикризисное геополитическое противостояние имеет некий эпицентр и периферию. Государства, которые смогут минимизировать (или сделать латентным) свое участие в конфронтационном геополитическом антикризисном управлении могут получить дополнительные свободные для динамичного развития ресурсы.

Наиболее характерной методической чертой глобального антикризисного управления можно назвать «глобальное управление в состоянии усталости». В апреле 2014 года лидер одной из ведущих развитых стран сказал, что его страна устала нести в мир демократические принципы. Наверное, объективным признаком этой усталости можно считать большой (более $17 трлн.) государственный долг этой страны?

Важной методологической особенностью современного глобального антикризисного управления можно назвать то, что у всех глобальных игроков отсутствуют свободные ресурсы для такого управления.  Многие ведущие глобальные игроки, участвующие в конфронтационном антикризисном глобальном управлении имеют внутренние финансовые проблемы в виде большого государственного долга, дефицита бюджета и др.

Другая методическая особенность глобального антикризисного управления заключается в том, что часто не учитывается объективная сторона вопроса (необходимости антикризисных изменений).

Исторический анализ показывает, что проблемы кризиса возникли как результат изменения соотношения в экономиках ведущих стран. В момент принятия и начала работы Бретон-Вудской валютной системы (1944-1950гг.) доля производства США составляла около 50% объема мирового производства. В 2013 году по данным Всемирного банка, объем ВВП мировой экономики в этом году составил $ 71 666 350 млн. (по сравнению с $ 69 971 508 млн. годом ранее). Безусловным мировым лидером по объему экономики остаются Соединенные Штаты Америки — $ 15 094 000 млн. Таким образом, в 2013 году экономика США составляет около 20% мирового ВВП. При этом непосредственно промышленное производство в США составляет около 22% от ВВП. Такое положение в значительной степени результат того, что в течение продолжительного периода времени корпорации США в целях минимизации затрат на рабочую силу выводили производство с территории другой страны в другие страны.

Ситуация усугубляется тем, что вследствие активного использования корпорациями США для «оптимизации» налогов оффщорного бизнеса, как уже отмечалось, государственный долг  превысил $17 трлн.

Кроме того на возможность экономического лидерства США отрицательно влияет полная оторванность от реальной экономики и спекулятивная направленность финансового капитала США. По оценкам экспертов спекулятивный финансовый капитал США приблизительно в 10 раз превышает капитализацию реального сектора экономики. Эти проблемы фактически препятствуют дальнейшему сохранению единоличной лидирующей роли США. И поэтому дальнейшая трансформация однополярной модели мира в многополярную модель практически неизбежна. Это процесс объективный. Этот процесс трансформации модели мира – мирового порядка- является реализацией фундаментального риска глобальных изменений, который не подвластен ни одному человеку, ни группе людей. Однако, такие изменения не субъективно не принимаются значительной частью политической и финансовой элиты США. Это неприятие реальной ситуации элитой создает дополнительные субъективные риски в процессе трансформации мирового порядка.

Однако в зависимости от объективной и субъективной специфики глобального антикризисного управления процесс этой трансформации может протекать с различной степенью интенсивностью и различным уровнем геополитического риска и издержек на такую трансформацию.

В процессе антикризисного управления не всегда учитываются разработки ученных. В частности, еще в 2003 году З. Бжезинский отмечал как возможные следующие варианты развития событий на постсоветском пространстве. Первый вариант заключается в том, что пространство составляющее центр Евразии, Россию будет разделено на геополитически несамостоятельные элементы. Второй вариант сценария заключался в том, что средняя часть этого геополитического пространства (Россия и часть государств СНГ) даст отпор Западу и станет единым активным игроком на геополитическом поле. В этом случае возможен союз России с Индией на юге или с Китаем на востоке (Китаем) [ 8, с.139; 2, с. 19].

При этом несмотря на существование и широкую известность в мире исследования [8, с.139] фактически заранее объявленный  в 2003 году  кризис (на возможность которого  обращалось внимание в 2006 году [2, с. 19]) на Украине в 2013 году для многих зарубежных наблюдателей стал неожиданным.

Итак, исследование, выполненное в настоящей статье показывает, что в процессе антикризисного и/или геополитического управления могут наблюдаться предположительно нелогичные, парадоксальные решения.

Исследованием такого рода решений занимается нейроэкономика. В настоящей статье данное научное направление предлагается дополнить нейрокризисологией и нейрогеополиткой.

При этом причинами рисков в глобальном антикризисном управления и, одновременно, источниками нейрокризисологических и/или нейрогеополитикологических решений могут быть:

- повышение уровня хрупкости миропорядка в процессе глобализации;

- субъективная позиция глобальной и национальных элит;

- недостаточное научное обоснование антикризисных мер;

- значительное  или неопределенное число, в том числе латентных субъектов принятия глобальных антикризисных решений;

- исчерпание источников (в том числе интеллектуальных) докризисного ресурса и потенциала развития;

- недостаточная развитость парадигмы посткризисного развития и управления; психологическое давление и стресс, который испытывают лица, принимающие решения в глобальном антикризисном управлении;

- стохастический (случайный) характер интенсивности антикризисных управляющих воздействий имеющих разнонаправленный характер  и другие.

Приведенные выше факты и мнения свидетельствуют, что:

- глобальный системный кризис перешел в геополитическую стадию, которая характеризуется стремлением более сильных государств переложить риски и издержки этого кризиса и антикризисного управления на более слабые государства путем гибридной конкуренции, включающей ценовую и неценовую конкуренцию, различные формы внешнего давления и др.;

- глобальные геополитические решения, принимаемые на основе здравого смысла, экспертных мнений или частных научных теорий, например, теории денег, как было показано в работе [6, с. 62-63] могут приводить к серьезным ошибкам и порождать «парадоксальное управление», т.е. управление, приводящее к результатам прямо противоположным желаемым, создавать дополнительные геополитические риски;

- для адекватного решения сложных геополитических проблем необходима развитая научная теория, т.к. только такая развитая научная теория обладает прогностической функцией, что позволяет обеспечить эффективность управления.

При этом несмотря на проводимые в этой области исследования, в частности, работы [9-19] научные положения нейрокризисологии и нейрогеополитикология еще не разработаны.

Геополитикология направлена на изучение международных отношений,  государственной, правовой, общественной действительности, которые являются взаимосвязанными и знания, о которых необходимы для всех общественных наук [12, с. 83-89].

По аналогии с геополитикологией [12, с. 83-89] опишем ключевые методические положения нейрогеополитикологии.

Нейрогеополитикология будет ориентирована на исследование международных отношений,  государственной, правовой, общественной действительности, которые могут стать источником нелогичных решений, повышать риски геополитического и/или социально-экономического характера. Нейрогеополитикология как часть теории глобального управления связана с теорией государства и права, геоэкономикой, другими науками об обществе, общественных явлениях, явлениях культуры. Поэтому должна иметь место связь нейрогеополитикологии с теорией государства и права, с философией, экономической теорией, политологией, социологией, психологией, организационным поведением и другими науками.

Предлагается назвать нейрогеополитикологией (neurogeopoliticology)  часть геополитикологии как науки о глобальном управлении, включая глобальное антикризисное управление.

Необходимость формирования нейрогеополитикологии как науки, интегрирующей знания о геополитических процессах и геополитическом управлениии, имеющих признаки нелогичности или парадоксальности.

В сферу нейрогеополитикологии (как части геополитикологии) могут включаться антикризисное геополитическое управление, которое связано с большим масштабом геополитической системы (гипер большая система), сложностью контроля и диагностики ситуации в геополитическом управлении, необходимостью расширения  и социализации знаний о глобальном управлении  в условиях расширения влияния на эти процессы гражданского общества.

Развивая нейрогеополитикологию нужно учитывать, что современная национальная экономика отражает соотношение сил на международной и внутриполитической арене, а поэтому получает геополитическую составляющую и название –геоэкономика (геополитическая экономика). При этом нужно учитывать и то, что эксперты выделяют три составляющие современных экономики и социальной сферы: государство; бизнес; гражданское общество.

Для формирования нейрогеополитикологии как развиваемой новой научной дисциплины сформулируем ее объект, предмет, функции и роли таким образом. Объект нейрогеополитикологии как науки – это исследуемая сфера деятельности, которая включает: устройство мировой социально-экономической системы в ее связи с географическим особенностями регионов, международной право и отношения, мировые рынка, международные денежно-кредитные и товарно-денежные отношения, органы и инструменты управления. Таким объектом нейрогеополитикологии является мировой порядок и основанная на нем система глобального управления с учетом возможных нелогичных ситуаций и решений.

Мировым порядком предлагается называть систему геополитических отношений между государствами, механизмы геополитической конкуренции и управления геополитическим риском, включая риск военнно-политических и других видов конфликтов между государствами и их блоками. Он  относится к сфере геополитики.

Мировой хозяйственный (мирохозяйственный) порядок можно определить как наблюдаемое устройство мировой социально-экономической системы в ее связи и соотношении с географическим особенностями регионов, международные экономические отношения, глобальные рынки, международные денежно-кредитные и товарно-денежные отношения, органы и инструменты глобального социально-экономического управления. Мирохозяйственный порядок относится к геополитической экономике.

Предметом нейрогеополитикологии  может быть часть изучаемого объекта или инструменты исследования и управления объектом. Предметом нейрогеополитикологии  могут быть устройство мирового порядка, определенные закономерности организации и функционирования мирового порядка, субъектов глобального геополитического управления, роль национального государственного управления и государственной системы права в обеспечении геополитической субъектности и конкурентоспособности государства.

Геополитикология и нейрогеополитикология как науки о мировом порядке и глобальном управлении должны развивается как целостная система теоретического и прикладного знания об объектах, субъектах, инструментах глобального управления, их влиянии на весь комплекс процессов жизнедеятельности и на такие характеристики жизнедеятельности как геополитическая специализация, эффективность, затраты, риски, время реализации процессов во всех сферах государства и др.

Научный метод геополитикологии и нейрогеополитикологии как науки о мировом порядке и глобальном управлении  – это система принципов и приемов, с помощью которых достигается объективное познание объективной действительности сложной системы, называемой мировой порядок, процессов глобального управления, включая управляющее влияние системы права. Методологический анализ процесса научного познания в геополитикологии позволил обособить два типа приемов исследования: приемы присущие человеческому познанию в целом (анализ, синтез, индукция, дедукция, абстрагирование и обобщение); методы и приемы характерные только для научного познания.

Методом геополитикологии  и нейрогеополитикологии условимся называть систему принципов и приемов, с помощью которых достигается снятие неопределенности, объективное познание мирового порядка, сущности процессов и результатов глобального управления, субъектов, объектов, инструментов системы глобального управления в глобализованном мире, а так же геополитических, политических, социально-экономических, технологических последствий глобального и государственного управления, в том числе для самого государства, права, гражданского общества, их внешней (международной) и внутренней среды.

Сущность нейрогеополитикологии как науки о мировом порядке и геополитическом (глобальном) управлении отражают функции и роли этой науки. Функции нейрогеополитикологии проявляются в тех действиях, которые эта наука выполняет в геополитической, политической, социально-экономической, технологической, экологической подсистемах государства.

Социально-экономическая роль и значимость нейрогеополитикологии определяется результатами реализации тех функций, которые эта наука выполняет в отношении удовлетворения потребностей глобального гражданского общества, мировой экономики и национальных государств.

При исследовании функций нейрогеополитикологии нужно учитывать, что эти функции должны находиться в темной связи с функциями государства и права, а так же функциями глобальных и национальных общественных и предпринимательских корпораций.

Этим должно быть обеспечено соответствие функций и ролей всех субъектов и объектов глобального (геополитического) управления.

Можно выделить такие функции нейрогеополитикологии как науки о мировом порядке и глобальном управлении: философского обеспечения; методологическая, познавательная, инструментальная, прогностическая, нормативная, идейно-воспитательная, предупредительная, социализации.

Для нейрогеополитикологии функция философского и идеологического обеспечения функционирования систем мирового порядка и глобального управления, обеспечения жизнедеятельности населения состоит в разработке, системном объединении и своевременной адаптации в условиях глобализации философии, идеологии, политики построения мирового порядка и системы глобального управления, функционирования субъектов и объектов государства, его системы права, гражданского общества, как основы развития методологии глобального и государственного геополитического управления (в том числе антикризисного управления).

Философия мирового порядка и системы глобального управления – это система наиболее общих, основополагающих взглядов на сущность, принципы функционирования и развития, практическое предназначение мирового порядка и государства его системы права, как части мирового порядка. Философией мирового порядка и системы глобального управления можно назвать в принципах международных отношений и права, находить свое воплощение в процессе формулирования миссии, видения, парадигмы мирового порядка.

Парадигма глобального (геополитического) управления –это системное (гармоничное) объединение философии, идеологии, политики, методологии выработки глобальных управляющих решений, оценки возможности использования и повышения эффективности использования конкретных инструментов геополитического управления, обеспечивающая повышение эффективности глобального управления,  снижающая вероятность геополитических конфликтов между государствами

Идеология мирового порядка и системы глобального управления, соответственно, представляет собой систему взглядов на возникновение и эволюцию ключевых идей (теорий), развития мирового порядка, государства и права (их внешней и внутренней среды), природу власти глобальной и в государстве, распределения власти в рамках мирового порядка, в гражданском обществе и государстве и другое.

Политика мирового порядка и системы глобального управления – это разрабатываемая на основе его философии и идеологии система правовых норм, практических политических, социальных, экономических, технических мер и воздействий на процессы происходящие в мировой системе (миропорядке), глобальном управлении, во внутренней и внешней среде государства, глобальной и национальной элите процессы.

Глобальная (гео) политика  – это совокупная воля глобальной и национальных элит в форме системы геополитических и национальных внешнеполитических и внутриполитических мероприятий, направленных на совершенствование и повышение эффективности процессов глобального и национального управления, развитие экономик, развитие гражданского общества.

Методологическая функция нейрогеополитикологии заключается в разработке теоретических основ и методологии исследования внешней и внутренней среды мировой системы и системы глобального управления, государства, глобального бизнеса, международной  системы права, гражданского общества явлений и процессов, формулировании законов и категорий геополитикологии как науки о мировом порядке и глобальном управлении, в том числе антикризисном геополитическом управлении.

Познавательная функция нейрогеополитикологии охватывает процессы накопления, описания, изучения фактов действительности, связанных с внешней и внутренней средой глобального управления  праве как инструменте управления, анализе социально-экономических ситуаций в мире, государстве, экономике, гражданском обществе конкретных явлений и процессов в гражданском обществе, выявление важнейших проблем и противоречий устойчивого развития мира, государства и права.

Инструментальная (регулятивная) функция нейрогеополитикологии имеет практический характер, состоит в выработке практических рекомендаций для органов международного (глобального), корпоративного предпринимательского, государственного управления, его организационных структур, проведении прогнозов и предварительной оценки развития ситуаций и последствий глобального, корпоративного, государственного антикризисного управления.

Прогностическая функция нейрогеополитикологии может состоять в развитии методов и оценок состояния мировой системы государств и/или его системы права, гражданского общества, элементов их внешней и внутренней среды в будущем, моделировании социально-экономических процессов и отношений с участием государства, бизнеса, гражданского общества в рамках существующей системы права.

Нормативная (законотворческая) функция нейрогеополитикологии направлена на совершенствование систем международного и национального права, закрепляет в форме законов и других нормативных актов обязательную для исполнения волю международной элиты, элиты государства, указывает (органам управления, бизнесу и обществу), что разрешено и следует делать для достижения глобальных и национальных целей и каким образом это делать.

Идейно-воспитательная, мировоззренческая функция нейрогеополитикологии  находит выражение в выработке, обосновании определенных международных правовых, гражданских идеалов и ценностей, обеспечивающих эффективность глобального геополитического режима, политического режима государства (идеология плюс режим формирования элит), глобального и государственного антикризисного управления, сохранение глобальных гражданских прав и свобод, развитие культуры корректных международных отношений в государстве, гражданском обществе, на глобальном уровне управления.

Предупредительная функция нейрогеополитикологии состоит в исследовании рисков эпидемий, экономических кризисов, устойчивого развития мировой и национальных социально-экномических систем управления, бизнеса, гражданского общества, разработке методов и форм участия государства, бизнеса, гражданского общества в антикризисном управлении, минимизации ущерба для государства, бизнеса, гражданского общества от кризисов и других источников риска.

Функция социализации в нейрогеополитикологии заключается в подготовке знаний о мировом порядке, функционировании органов глобального управления, государстве и праве к их усвоению и практическому использованию функционерами международных организаций, дипломатическими работниками, оборонными ведомствами, депутатами различных уровней, представителями бизнеса, бизнес -ссобществомом и гражданским обществом в целом.

Настоящим предлагается ввести понятие «роли нейрогеополитикологии» и сформулировать их следующим образом. «Роли нейрогеополитикологии – это полезные (или вредные) результаты, последствия применения научных методов науки о государстве и праве на практике».

В качестве ролей нейрогеополитикологии могут рассматриваться:

во-первых, на различных иерархических уровнях (глобальном уровне, государства, хозяйствующих субъектов, общественная организация, человек, гражданское общество);

во-вторых, как для мирового порядка, самих государства и/или системы права, так и для гражданского общества (или элементов его внешней и внутренней среды), так и для процессов социально-экономического управления в глобальном и национальном бизнесе, обществе и государстве.

Для государства роль нейрогеополитикологии заключается в снижении геополитического риска, в частности риска глобальных пандемий, и обеспечении политических условий устойчивого социально-экономического развития государства и системы права, формировании научной основы для формулирования внешнеполитической, оборонный доктрин государства, обосновании программ стратегического экономического и социального развития, снижения вероятности попадания под санкции или втягивания в международные геополитические конфликты.

Для глобальных  и национальных корпоративных субъектов социально-экономической деятельности  роль науки о государстве и праве заключается в снижении геополитического и политического риска деятельности и обеспечении благоприятных условий устойчивого социально-экономического развития деятельности этого бизнеса, субъекта, признания этого субъекта национально и социально ответственным.

Роль нейрогеополитикологии как науки о мировом порядке и глобальной системе управления, для элементов внешней и внутренней среды государства, системы права, гражданского общества заключается в снижении неопределенности знания свойств внешней международной среды жизнедеятельности, снижении вероятности втягивания государства и общества в международные (геополитические) конфликты, методического обеспечения работы органов власти власти и возможностей гражданского общества, повышении степени научного обоснования глобального и государственного антикризисного управления, учете мнений гражданского общества, снижении геополитических и политических рисков для социальных и экономических субъектов, снижении расхода ресурсов на достижение поставленных геополитических, политических и социально-экономических целей.

Отмечают, что типология мировых порядков остается практически неизученной в современной теории международных отношений. Поэтому вопрос структуры мирового порядка считают крайне актуальным [9].

Ретроспективный анализ позволяет выделить исторически такие мировые порядки и принципы их формирования.

1. Общинно – удельный (княжеский) мировой порядок существовал в процессе создания национальных государств (с доисторических времен до средних веков). Этот мировой порядок основывался на нулевом технологическом укладе, под которым понимаются все устройства от рычага до ветряных мельниц, предшествующие созданию текстильных машин. Частые войны между отдельными княжествами привели к необходимости защиты производительных сил общества от внешней угрозы и формированию на этой основе империй.

2. Имперский мировой порядок (со средних веков до начала 20-го века) характеризуется существованием некоторого количества крупных многонациональных империй. Этот мировой порядок в начале своего существования основывался на первом технологическом укладе –текстильные машины; и втором технологическом укладе –паровые машины ) Такие империи были способны с одной стороны, защитить от внешнего врага своих подданных, а с другой стороны создать единые условия развития производительных сил общества в процессе финансово-хозяйственной деятельности, создать эффективную систему налогообложения и правосудия.  В рамках имперского мирового порядка входившие в империю территории и национальные образования не имели суверенитета. Вопросы внешней и внутренней политики, войны и мира решались исключительно единолично императорами. По существу внутри империй существовала линейная организационная структура. В рамках таких структур основными являются вертикальные связи. Решения принимались исключительно в имперском центре. С развитием товарных рынков, усложнением разделения и специализации труда, возрастает число проблем, которые должны были решаться в имперском центре. Это приводит к известному в менеджменте «эффекту бутылочного горла», когда лицо принимающее решения- император не успевает принимать нужные решения. Эффективность государственной системы управления падает. Кроме того, в условиях усложнения финансово-хозяйственной деятельности растет необходимость расширения прав и свобод, соблюдения прав человека.

Этот комплекс взаимосвязанных проблем в управлении приводит к необходимости изменения мирового порядка в сторону децентрализации управления и расширения прав и свобод человека.

Начиная с 1914 года, Первой мировой войны происходит разрушение имперского мирового порядка и формирование блоковой мирового порядка.

3. Блоковый мировой порядок сформировался после Второй мировой войны в результате международной конференции в г. Ялта. Этот миропорядок развивался в период и на основе четвертого технологического уклада (двигатель внутреннего сгорания). Как известно, существовали два основных геополитических блока НАТО и Варшавский договор. Каждый из этих блоков возглавляла стана имевшая свою идеологию и мощную экономическую систему. Входившие в эти блоки страны формально имели полный суверенитет над своей территорией, но их суверенитет в сфере международных отношений был ограничен блоковой дисциплиной. В свою очередь, геополитические решения принимались формально коллективно после консультаций, с союзниками доминирующей в блоке страной. Все остальные страны блока в рамках блоковой дисциплины должны были выполнять принятые решения.

4. Четвертый мировой порядок – это однополярный глобальный миропорядок, который существовал ориентировочно в период с 1980 по 2020 годы. Этот миропорядок по времени совпадает с формированием пятого технологического уклада (микроэлектроника). Этот миропорядок был основан на геополитическом технико-экономическом доминировании одной сверхдержавы. Эпидемиологический кризис 2020 года показал уязвимость такого миропорядка, в частности для продолжающейся пандемии COVID-19.

Практика противодействия пандемии COVID-19 на уровне национальных правительств показала затруднение в осуществлении глобальных претензий в связи с ограниченностью располагаемых отдельными ведущими странами ресурсов.

Следует принимать во внимание и попытку использовать предполагаемую вакцину от COVID-19 как инструмент геополитического управления и конкурентное преимущество отдельной страны. Вероятно эта ситуация требует анализа, а возможно и принятия соответствующей международной конвенции по исключению права и попыток монополизации одной страной вакцин, использования вакцин как инструмента геополитического давления на другие страны.

Предположительно, по причинам изменения «веса» ведущих стран в мировом ВВП однополярный, блоковый (а тем более имперский) мировой порядок после кризиса 2008-2020 годов не могут быть реализованы.

А предположительное наличие атомного оружия  у все большего числа стран делает дальнейшее строительство и последующее содержание за счет своих финансовых ресурсов военных блоков практически не нужным для стран, обладающих таким оружием. При этим возрастает опасность локальных и глобального ядерных конфликтов. Поэтому должна возрасти роль механизмов предупреждения и разрешения геополитических конфликтов в рамках подсистемы стратегического управления геополитическим риском.

Возможные изменения в существующих геополитических структурах на основе международных финансовых отношений описано в работе [10,с.6].

На основе изменений лидерских позиций государств возможна оптимизация как размеров самих государств, так и союзов государств. Возможный алгоритм такой оптимизации может быть получен на основе совместных данных геополитикологии,  государствологии, экономической теории и науки о деньгах позволяет определить пределы формирования союзов государств (или составных государств). Можно утверждать, что включение новых территорий в составное государство (союз) оправдано до тех пор пока эффект масштаба (снижение себестоимости продукции, а следовательно, и увеличение прибыли, при увеличении объемов производства) производства для экономики метрополии (ядра межгосударственного образования) от включения новой территории превышает фактическое субсидирование этой территории за счет обращения на присоединяемой территории денежной единицы государств с более высоким уровнем производительности труда. При включении новых государств в союз экономика наиболее экономически развитой страны (например, Германии) с одной стороны получает преимущества от расширения Европейского Союза за счет увеличения рынка сбыта. Однако,  деньги как мера стоимости – это эквивалент труда ассоциированных производителей. При этом в результате присоединения к более развитым странам, прожиточный минимум на менее развитой территории, исчисленный в более дорогой валюте на присоединенной территории возрастает. Поэтому, одновременно ведущая страна союза (Германия)  вынуждена  платить в рамках государственных финансов за масштабы расширения рынка, фактическими  осуществляя субсидирование менее развитых стран (Греции, Испании, Италии и др.) [10,с.6].

В условиях современной глобализации геополитическая конкуренция тесно связана с конкуренцией национальных экономик, мировым разделением труда. Эта конкуренция существует не столько между странами, сколько между транснациональными воспроизводственными системами, которые существуют в рамках объединения стран  этой  категории. Эти системы объединяют национальные системы образования, развития науки, накопления капитала и транснациональные производственные и финансовые системы в масштабах мирового рынка (THK, глобальные финансовые монополии, наднациональные органы регулирования)

Страны, не входящие в мировую элиту, образуют периферию, лишенную внут­ренней целостности, а потому не способную конкурировать с ней. Страны, находящиеся на периферии, вынуждены платить интел­лектуальную ренту. Эта  рента аккумулируется в импортируемых другими странами товарах и услугах. Она  включает природ­ную ренту и затраты труда, содержащиеся в экспортируемых сырьевых и низкотехнологических товарах [11, с.70; 10, с.15].

В 2020 году развивают возможность использования методов геополитикологии как методического инструмента прогнозирования геополитической ситуации [12, с. 83-89]. При этом в интересах формирования системной взаимосвязи внешней и внутренней политики геополитикология может рассматриваться как структурный элемент политологии [13, с. 22-24]. Определенную роль в снижении уровня и остроты гибридной геополитической конкуренции могут сыграть философия и культура глобального управления [14, с. 71-81].

Начавшийся в 2008 году и продолжающийся в настоящее время глобальный кризис [15, с. 333-354] связан с формированием шестого технологического уклада [16; 17,с. 80-93] и нового мирового порядка.

Известна точка зрения, что в процессе формирования шестого технологического уклада потребуются новые подходы в глобальном управлении. При этом под понятием «мирохозяйственный уклад» понимают совокупность взаимосвязанных институтов, обеспечивающих расширенное воспроизводство капитала и определяющих механизм глобальных экономических отношений [18,с. 3-29].

При этом нужно обратить внимание на то, что понятие «мирового порядка» [9] может отличаться от понятия «мирохозяйственный уклад» [18,с. 3-29]. В свою очередь понятие «мирохозяйственный уклад» [18,с. 3-29] может быть не тождественным понятию «технологического уклада [16; 17,с. 80-93].

Следует признать, что уточнение соотношения этих понятий является одной из центральных методологических задач кризисологии, теории технологических укладов и геополитикологии. Существует взаимосвязь между понятиями мирового порядка, мирохозяйствееного уклада, технологического уклада, которые формируются на основе технологического базиа экономики.

5. Пятый мировой порядок  находится в 2020-м году в стадии своего формирования можно назвать «технологическим» мировым порядком.

Пятый мировой порядок формируется одновременно со становлением шестого технологического уклада, названного по нанотехнологиям, см. рис.1 [18,с. 3-29]. Общее направление развития этого мирового порядка тоже было указано З.Бжезинским (2003) [8,с. 18-19], который отмечал, что если ранее геополитическое положение определялось экстенсивными факторами (размер территории, численность населения и т.п.), то в 21 веке геополитическое положение государства определяется и создается в сфере развития науки и технологий, государственной идеологии.

Поэтому формирующийся в настоящее время миропорядок может быть назван технологическим и геоэкономическим мировым порядком.

Так как возрастает опасность локальных и глобального ядерного конфликта, то должна возрасти роль международных механизмов предупреждения и разрешения рисков геополитических конфликтов.

Возможна и новая сегментация стран мира по региональному, религиозному или другим признакам. В качестве геополитических сегментов могут рассматриваться не только геополитические пространства, но и технологические ниши в международном разделении труда, связанные с разработкой и производством определенных групп товаров и услуг.

В каждом из сложившихся геополитических сегментов (объединении взаимосвязанных друг с другом государств) отношения между суверенными странами могут строиться и на основе привлекательности примера государственного устройства, и на геополитическом лидерстве государства. Геополитическое лидерство государства заключается в его способности выдвинуть вдохновляющую программу совместного технологического и социально-экономического развития нескольких стран и их корпораций, сформировать видение, а потом и программу такого совместного развития. В таком геополитическом лидерстве большое значение может иметь научное, технологическое лидерство, высокий уровень образования, культура.

Может быть рекомендовано повысить уровень научного обеспечения процесса стратегического управления геополитическими рисками.

Системой стратегического управления геополитическими рисками можно назвать совокупность органов и организаций, которые целенаправленно воздействую на такой риск в интересах его снижения до приемлемого уровня. В структуру геополитического риска входят ряд рисков (внешнего завоевания, санкций, моратория платежа, эмбарго и др.) [2, с. 85-87]. В 2020 году ситуация с COVID-19 позволяет включить в структуру геополитического риска и риск глобальной эпидемии. В связи с тем, что в условиях шестого технологического уклада интенсивность инноваций будет возрастать, возрастает и вероятность появления эпидемий, в том числе и по причине ошибок в процессе инновационных поисков.

В качестве примеров ошибок в процессе инноваций можно привести то, что, как известно, морфий изобрели в качестве лекарства от алкоголизма, а растение называемое «борщевик» хотели сделать кормом для коров.

При приятии научно обоснованных управленческих решений в области стратегического управления геополитическим риском рекомендуется в качестве организационной меры по снижению рисков в стратегическом управлении рисками отделить друг от друга этапы: постановки задачи исследования; генерации вариантов управленческих решений; обоснования эффективности этих решений в процессе их подготовки; этап обсуждения и принятия решений. Первый этап связанный с постановкой задачи управления геополитическими рисками может осуществляться обществом, органами государственного управления, научным сообществом.  Второй и третий этапы можно отнести к задачам научного сообщества, а четвертый этап является институциональной функцией системы государственного управления.

При этом в составе глобальной и/или национальной системы стратегического управления геополитическими рисками нужно поставить задачу развития методологии проектирования подсистемы стратегического управления геополитическим и эпидемиологическим рисками государства.

На основе наблюдения за противодействием распространению пандемии COVID-19 могут быть предложены такие принципы формирования подсистемы стратегического управления геополитическим и/или эпидемиологическим рисками государства: опережающего научного обеспечения системы стратегического управления геополитическими и в том числе, эпидемиологическими рисками; прогнозный анализ и упреждающий анализ сценария развития эпидемиологической ситуации; постоянный контроль гипотетических источников инфекции; постоянный мониторинг эпидемиологической ситуации за рубежом и внутри страны; минимизации возможного этапа латентного (нераспознанного) распространения инфекции на территории государства и регионов; существования заранее составленных и отработанных в тренировках и учениях планов защиты от эпидемии; наличие резервных койко-мест в лечебных учреждениях; наличие кризисного антиэпидемиологического резерва лекарств и прочего в медучреждениях; наличие резервных противоэпидемиологического производственных мощностей; наличие заранее подготовленных резервистов и волонтеров; наличие продуктового резерва; проведение научно обоснованной и дозированной информационной политики в СМИ; развитие санитарно-эпидемиологического просвещения; просвещения в области выявления и снижения геополитических рисков; развитие геополитического мышления в обществе и другие.

Проведение научно обоснованной и дозированной информационной политики должно отвечать таким требованиям:

- достаточной информированности населения об антиэпидемиологических мерах и рекомендуемом поведении граждан, минимизирующем вероятность их заражения;

- исключение чрезмерного информационного давления на население (позволит избежать паники и/ил депрессии в обществе);

- увеличение в СМИ доли развлекательных кинофильмов, программ и информационных продуктов, повышающих оптимизм и настроение в обществе. Например, запустить отдельный бесплатный ТВ канал кинокомедий для находящихся на самоизоляции граждан и другое.

Просвещение и социализация знаний в области выявления и снижения геополитических рисков может состоять в том, что до бизнесменов гражданам должно доводиться понятие «геополитический риск», описываться его структура и предполагаемые источники. В том числе должно быть объяснено свойство фундаментальности геополитического риска и большие масштабы его последствий для экономики и общества.

В целом общество потребления должно осознать необходимость некоторых самоограничений, обусловленных существованием геополитического риска, в том числе эпидемиологического риска. При этом потребителям, которых можно отнести к категории потребителей экстремальных продуктов (туристических, пищевых, владельцев экзотических животных и птиц и другое) необходимо объяснить, что их экстремальное потребление может быть источником геополитического эпидемиологического риска для всего общества и другое.

Кроме того важным фактором повышения эффективности системы стратегического управления геополитическим риском может стать развитие философии и культуры геополитического управления [14,с. 71-81] и геополитического мышления не только политических и бизнес-кругов, но и широких слоев населения. Геополитическое мышление характеризуется способностью субъекта принимать во внимание не только обыденные социально-экономичесие, но и геополитические факторы и последствия.

В статье исследованы особенности геополитического кризиса 2008-2020 годов и антикризисного управления в этот период, обосновывается необходимость развития такого научного направления как нейрогеополитикология, создания подсистемы стратегического управления геополитическими рисками, включающей блок управления рисками глобальных эпидемий (близких по масштабам пандемии COVID-19), для методического обеспечения проектирования системы стратегического управления геополитическими рисками развиваются методические положения науки о геополитике- геополиткологии (и ее структурном элементе- нейрогеополитикологии), исследованы особенности кризиса и факторы формирования посткризисного мирового порядка, предложено повысить вовлеченность научно-педагогического сообщества в процесс подготовки вариантов решений в глобальном антикризисном управлении (включая антиэпидемиологическое управление), развиваются принципы построения и создания подсистемы управления геополитическим, в частности, эпидемиологическим риском государства.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Современная  теория  глобализации: экономические  очерки/ Колл. авторов под ред. Б.А. Денисова. – М., ГУУ, 2002, с.3-6.
  2. Глущенко В.В. Риски инновационной и инвестиционной деятельности в условиях глобализации.- г. Железнодорожный, Московская область: ООО НПЦ Крылья, 2006. – 230 с.
  3. Глущенко В.В. Финансовые риски в условиях глобализации – М.: Финансы и кредит, № 19 (221), 2006, с. 19-25
  4. Глущенко В.В. Кризисология 2014: методические аспекты глобального антикризисного управления//В сборнике: Россия: тенденции и перспективы развития /Ежегодник: материалы XV Международной научной конференции “Модернизация России: ключевые проблемы и решения”. Ответственный редактор Пивоваров Ю.С.. 2015. С. 250-254.
  5. Глущенко В.В. Государство как геополитическая публичная корпорация в условиях постиндустриального глобального мира – М.: Национальные интересы: приоритеты и безопасность № 7(16), 2007
  6. Глущенко В.В. Коррупциология: социальный аспект (социальная коррупциология) – г. Москва: ИП Глущенко Валерий Владимирович, 2012. – 88 с.
  7. Глущенко В.В. Наука о деньгах: технологическая теория денег. – г. Москва: ИП Глущенко Валерий Владимирович, 2012. – 88 с., ISBN 978-5-904542-12-2
  8. Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы. – М.: Международные отношения, 2003. – 250 с.
  9. Сергеев В.М., Казанцев А.А. Структуры мирового порядка: историческая типология: Космополис. – 2008. – №1(20).
  10. Глущенко В.В. Государствология и правология (наука о государстве и праве – общая теория государства и права):  кризисология государства, государственное антикризисное управление. – М.: ИП Глущенко Валерий Владимирович, 116 с.
  11. Сапожникова  Н.Т. Процесс  глобализации  и  международные  монополии / Современная  теория  глобализации: экономические  очерки. – М.: ГУУ, 2002, с.63-75.
  12. Глущенко В.В. Геополитикология как научная основа геополитического прогнозирования// Международный научно-исследовательский журнал, №7 (38), 2015, Часть 4, Август, с.83-89.
  13. Глущенко В.В. Геополитикология как часть политологии// Инновационный центр развития образования и науки (ИЦРОН); 01 августа 2015; с.22-24.
  14. Глущенко В.В. Философия и культура геополитического управления в условиях выхода из глобального кризиса//Философия и культура. 2016. № 1. С. 71-81.
  15. Глущенко В.В. Развитие методологии кризисологических исследований и антикризисного управления (к 10-ти летию начала глобального системного кризиса 2008 года)// Бюллетень науки и практики. 2018. Т. 4. № 9, С. 333-354.
  16. Глущенко В.В. Глущенко В.В. Научная теория технологических укладов и ее применение в управлении социально-экономическим развитием // Современные научные исследования и инновации. 2020. № 2 [Электронный ресурс]. URL:http://web.snauka.ru/issues/2020/02/91454 (дата обращения: 01.02.2020).
  17. Глущенко В.В. Функции и роли технологических укладов в управления технологическим и социально-экономическим развитием// Kazakhstan Science Journal, 2020, Т. 3. № 3 (16). С. 80-93.  https://sciencejournal.press/sj/article/view/161/138   (дата обращения 05.03.2020).
  18. Глущенко В.В., Глущенко И.И.  Инновации как структурный элемент механизма денежно- кредитного регулирования в экономике// Финансовое право и управление. — 2016. – № 2. – С.104-117.
  19. Глущенко В.В. Стратегический подход к развитию национальной геополитической экономики// Тренды и управление. 2015. № 3. С. 263-275.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Глущенко Валерий Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация