УДК 343.1

МЕРА ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ ДОМАШНЕГО АРЕСТА: ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ

Шигуров Александр Викторович1, Крысин Виктор Александрович2
1Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России), Средне-Волжский институт (филиал), кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса
2Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России), Средне-Волжский институт (филиал), старший преподаватель кафедры уголовного права и процесса

Аннотация
Авторы выделяют признаки и формулируют понятие меры пресечения в виде домашнего ареста. В работе анализируются дискуссионные аспекты правового регулирования домашнего ареста. Авторы выступают против дополнения перечня ограничений, накладываемых в рамках домашнего ареста запретом на посещение мест отдыха и развлечений.

Ключевые слова: домашний арест, понятие, признаки, Уголовный процесс


A PREVENTIVE MEASURE IN THE FORM OF HOUSE ARREST: THE CONCEPT AND CHARACTERS

Shigurov Aleksandr Viktorovich1, Krysin Victor Alexandrovich2
1Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), Candidate of legal Sciences, associate Professor, assistant Professor of Criminal Law and Procedure
2Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), senior lecturer in criminal law and procedure

Abstract
The authors identify the signs and formulate the concept of a preventive measure in the form of house arrest. The paper analyzes the controversial aspects of legal regulation of house arrest. The authors oppose complement the list of restrictions imposed under the house arrest, ban on visiting places of recreation and entertainment.

Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Шигуров А.В., Крысин В.А. Мера пресечения в виде домашнего ареста: понятие и признаки // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/03/79135 (дата обращения: 29.09.2017).

Важным элементом научного исследования мер пресечения является анализ признаков и формулирование на этой основе понятия каждой отдельной меры пресечения. Это помогает понять сущность меры пресечения, отграничить ее от иных мер процессуального принуждения, выявить недостатки правового регулирования, может использоваться в учебном процессе. В настоящей статье определим признаки и сформулируем понятие такой меры пресечения, как домашний арест.

1. Домашний арест – это разновидность мер пресечения. Несмотря на всю очевидность данного положения, он имеет важное практическое значение. Из него, в частности, вытекает вывод о том, что на домашний арест распространяются все общие признаки мер пресечения: особые цели и основания избрания; необходимость учета определенных законом обстоятельств при избрании мер пресечения; принудительный характер; возможность избрания мер пресечения по общему правилу только в отношении обвиняемого, и лишь в исключительных случаях и на небольшой срок (10, 30 суток) до предъявления обвинения (статьи 100 УПК России (здесь и далее приводятся ссылки на статьи УПК России)); возможность избрания мер пресечения только после возбуждения уголовного дела и др.

2. Домашний арест может избираться только судом (часть 1) и только на определенный срок (часть 2 статьи 107 УПК России).

3. Домашний арест может избираться лишь по основаниям, предусмотренным законом, при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения (часть 1 статьи 107 УПК России).

4. Сущность домашнего ареста заключается в том, что обвиняемый (подозреваемый) находится в полной (либо частичной) изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях, либо в лечебном учреждении, если это необходимо по состоянию здоровья обвиняемого (подозреваемого) (часть 1 статьи 107 УПК России).

Степень изоляции может быть разной степени строгости в зависимости от наличия оснований полагать, что обвиняемый может совершить новые преступления, может представлять угрозу для свидетеля, иных участников уголовного процесса, уничтожать доказательства или другим путем препятствовать производству по уголовному делу. Все накладываемые на обвиняемого ограничения, связанные с изоляцией его от общества, являются не самоцелью, а средством достижения задач данной меры пресечения, вытекающих из статьи 97 УПК России. Отметим, что несмотря на положение закона полная изоляция, т.е. ситуация, когда обвиняемому запрещено общаться со всеми лицами и покидать жилище в течение установленного судом срока, недостижима при домашнем аресте. Право на общение с обвиняемым сохраняют его родственники, проживающие в том же жилом помещении, где отбывается домашний арест, сотрудники скорой медицинской помощи, должностные лица правоохранительного органа, аварийно-спасательных служб в случае возникновения чрезвычайной ситуации. Не распространяется условия об изоляции и на защитника обвиняемого.

Формулировка пункта 2 части 7 статьи 107 УПК России («общение с определенными лицами») предполагает, что суд должен либо указать конкретных лиц, либо категории лиц, с которыми запрещено общаться обвиняемому. Пленум ВС России при этом требует, чтобы суд, устанавливая такое ограничение, указал данные, позволяющие точно определить таких лиц.

В научной литературе высказывается точка зрения о том, что домашний арест предполагает возможность установления постоянной охраны, которая будет физически обеспечивать соблюдение осужденным выполнение возложенных на него ограничений. Так, Ю.Г. Овчинникова предлагает выделить формы домашнего ареста: с полной изоляцией и назначением стражи и с неполной изоляцией без назначения стражи [1, c. 45]. Н.А. Андроник пишет о том, что, хотя статья 107 УПК России прямо не закрепляет возможность выставления охраны, однако это вытекает из содержания данной меры пресечения и, в частности, из предписаний части 3 статьи 107 УПК России. В противном случае арестованный может самостоятельно выйти за пределы жилого помещения [2, c. 74]. Напротив, Б.Б. Булатов считает, что установление круглосуточной охраны арестованного нецелесообразно, т.к. это «связано со значительными материальными и организационными издержками и вряд ли оправданно, поскольку для содержания подозреваемого или обвиняемого под стражей существуют специальные учреждения» [3, c. 97]. Исключение составляют ситуации, когда домашний арест – вынужденная мера пресечения: к некоторым категориям обвиняемых, несмотря на их общественную опасность нельзя применять заключение под стражу в связи с несовершеннолетним возрастом обвиняемого (подозреваемого) или наличием у него заболевания, препятствующего содержанию такого лица под стражей.

На наш взгляд, необходимость введения такого вида домашнего ареста, когда обвиняемый находится под стражей дома, очевидна, но действующее законодательство возлагая исполнение домашнего ареста на уголовно-исполнительную инспекцию ФСИН России не содержит норм, допускающих установление стражи у дома, где находится арестованный. Периодические проверки сотрудниками уголовно-исполнительных органов, участковым и иными сотрудниками МВД России возможны, но правового основания для круглосуточной охраны сотрудниками правоохранительных органов арестованного пока нет.

5. На обвиняемого (подозреваемого), которому избирается или избрана мера пресечения домашний арест, решением суда может быть запрещено выходить из жилого помещения, в котором лицо проживает; общаться с определенными субъектами; отправлять и получать почтово-телеграфную корреспонденцию; использовать средства связи и информационно-телекоммуникационную сеть «Интернет». Эти запреты (ограничения) могут накладываться или сниматься судом и после избрания домашнего ареста.

Как видим, закон разграничивает термины «запрет» и «ограничение», предоставляя судье право либо полностью лишить обвиняемого какого-либо права (свободы), перечисленных в части 7 статьи 107 УПК России, либо ограничить возможности их реализации в какой-либо части. Как отмечает А.С. Александров под ограничением следует понимать неполное, частичное запрещение каких-либо действий или деятельности, «запрет» же – это полное запрещение этих же действий, деятельности [4, c. 87]

Анализ судебной практики по вопросу избрания домашнего ареста свидетельствует о том, что суды не различают термины «ограничение», «запрет» и считают их синонимичными понятиями. Так, например, в решении Грязинского городского суда Липецкой области об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста указано: С. запрещено: общаться с любыми посторонними лицами, кроме членов семьи, которые проживают с ним в одной квартире. Следовательно, несмотря на использование судом термина «запрет», фактически решением ограничивается право на общение с определенными лицами. Далее, в решении суд, перечислив все, что запрещено, указывает: осуществление надзора за соблюдением вышеуказанных ограничений возложено … [6]. Как мы видим, судья, вынесший рассматриваемое решение, использует термины «запрет» и «ограничения» как синонимы, что, на наш взгляд, противоречит тексту закона [7, c. 13].

Отметим, что в научной литературе рядом авторов (В.М. Быков, Д.А. Лисков) предлагается дополнить перечень ограничений, накладываемых в рамках домашнего ареста запретом на посещение мест отдыха и развлечений – баров, ресторанов, театров и т.д. [8, c. 12]. Мы с такой позицией категорически не согласны. Запрет посещать именно места развлечений носит карательный характер. Он может и является (ограничение свободы) частью наказания преступника. Для наказания или применения мер исправительного воздействия применительно к обвиняемому (подозреваемому) до вынесения приговора суда оснований нет в силу принципа презумпции невиновности. Если же цель данного ограничения – предотвратить совершение обвиняемым (подозреваемым) преступлений [9, c. 388], то данное ограничение следует формулировать не как запрет посещать места отдыха, а как необходимость изоляции его от общества.

Кроме запретов (ограничений), указанных в части 7 статьи 107 УПК, в ходе домашнего ареста на обвиняемого (подозреваемого) могут быть возложены обязанности: допустить размещение в жилом помещении технических средств контроля, носить их на себе (электронный браслет, мобильное контрольное устройство, персональный трекер), обслуживать их функционирование; отвечать на контрольные звонки сотрудников уголовно-исполнительной инспекции, звонить или лично являться в уголовно-исполнительную инспекцию [10, c. 3]. Эти обязанности являются неотъемлемой частью исполнения решения суда о домашнем аресте и не требуют вынесения какого-либо судебного решения о возложении этих обязанностей на арестованного [11, c. 455].

6. За соблюдением арестованным наложенных на него запретов (ограничений) осуществляется систематический контроль должностными лицами уголовно-исполнительной инспекции ФСИН России.

Проведенное исследование понятия и сущности домашнего ареста позволяет сформулировать следующее определение данной меры пресечения. Домашний арест – это мера пресечения, которая избирается судом (судьей) при невозможности применения более мягкой меры пресечения, и заключается в нахождении обвиняемого (подозреваемого) в условиях полной (либо частичной) изоляции от общества в жилом помещении, либо в лечебном учреждении, в которых он проживал (находился) на законных основаниях до принятия решения об избрании меры пресечения с одновременным возложением на обвиняемого обязанности соблюдать одно или несколько запретов (ограничений) на: выход за пределы данного жилого помещения, общение с указанными судом лицами, отправку и получение почтово-телеграфной корреспонденции, использование средств связи и информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», за исполнением которых систематический контроль должны осуществлять должностные лица уголовно-исполнительной инспекции ФСИН России.


Библиографический список
  1. Овчинников Ю.Г. Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе: научно-методическое пособие. М.: Юрлитинформ, 2006. 245 с.
  2. Андроник Н.А. Залог, домашний арест: проблемы правового регулирования // Вестник Воронежского института МВД России. 2014. № 4. С. 74-79.
  3. Булатов Б.Б. Государственное принуждение в уголовном судопроизводстве: монография. Омск, 2003. 157 с.
  4. Александров А.С. Домашний арест как мера пресечения в уголовном процессе: обновленный вид, проблемы – старые // Уголовное право. 2012. №2. С. 87.
  5. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Липецкого областного суда от 16 февраля 2011 г. URL: https://rospravosudie.com/court-lipeckij-oblastnoj-sud-lipeckaya-oblast-s/act-103698571.
  6. Шигуров А.В., Шигурова Е.И. Проблемы института домашнего ареста в российском уголовном процессе // Политика, государство и право. 2016. № 3 (51). С. 13-15.
  7. Быков В.М., Лисков Д.А. Домашний арест как новая мера пресечения по УПК РФ // Российский следователь. 2004. № 4. С. 12-14.
  8. Малышкин П.В. Противодействие расследованию преступлений: законное и незаконное противодействие // Современная криминалистика: проблемы, тенденции, перспективы: Материалы международной научно-практической конференции. / Ред.-сост.: М.А. Лушечкина. М., 2015. С. 388-393.
  9. Галыгина Т.Ю., Шигурова Е.И. Домашний арест: проблемы теории и практики применения действующего законодательства // Огарёв-Online. 2016. № 13 (78). С. 3-7.
  10. Шигурова Е.И., Казакова Ю.Е. Особенности предварительного расследования по уголовным делам с участием несовершеннолетних лиц // XLIV Огарёвские чтения: материалы научной конференции: в 3 частях. Саранск, 2016. С. 455-460.


Все статьи автора «Шигуров Александр Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: