УДК 124.5

БЫТЬ ЖЕНЩИНОЙ: ЭКСПЛИКАЦИЯ ЖЕНСКОГО В АНТРОПОЛОГИИ Э. ЭРИКСОНА

Пятилетова Людмила Владимировна
Уральский государственный университет путей сообщения
кандидат философских наук, доцент кафедры философии и истории

Аннотация
В статье рассматривается концепт Женского в (психологической) антропологии Эрика Эриксона. Эксплицируемое сквозь призму мужских понятий (вследствие чего актуализируются непримиримые, пропитанные «ядом мужской системы ценностей» (Э. Эриксон) ценностные дихотомии) женское априори девальвируется. Э. Эриксон убедительно показывает необходимость иного подхода к рассмотрению женского: через призму сущности ((сензитивные) стадии идентичности), уникальности феномена женского ("женская работа"), что позволяет увидеть его специфику и особое место в социальном бытии в свете осмысленного воспроизводства и незримой связи поколений.

Ключевые слова: бытие, женщина, идентичность, любовь, мужчина, сексизм, стадии развития, Эрик Эриксон


TO BE A WOMAN: THE EXPLICATION OF WOMEN IN ANTHROPOLOGY E. ERICKSON

Pyatiletovа Lyudmila Vladimirovna
Ural State University of Railway Transport
Candidate of Philosophy, Associate Professor at the chair of Philosophy and History

Abstract
The article discusses the concept of Women's (psychological) EN-tropologia Erik Erikson. As a socially explicated through the prism of men's concepts and, as a consequence, irreconcilable axiological dichotomies, women's devalued a priori. Erik Erikson in convincingly shows the need for a different approach to the consideration of female: on the basis of its uniqueness ("women's work"), through the prism of the female (the path of identity formation for women) that allows you to see it SPE-the specifics and a special place in social existence in the light of meaningful reproduction-production of generations.

Рубрика: 09.00.00 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Пятилетова Л.В. Быть женщиной: экспликация женского в антропологии Э. Эриксона // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/01/76742 (дата обращения: 10.01.2017).

…объяснение её в мужских понятиях или утверждение, что появление её фатально предопределено, а компенсировать её можно лишь путём реализации женщины в мужских сферах (на невзрачных и второстепенных ролях), нисколько не помогают женщинам обрести своё собственное место в современном мире, ибо превращают женственность в компенсационный невроз, характеризуемый острым настойчивым желанием быть «восстановленной»…

Эрик Эриксон

Сам вопрос о том, что женщине надлежит стать «в полном смысле человеком», и о том, что кто-то обладает правом даровать ей это качество, убедительно демонстрирует, что дискуссия о мужских и женских элементах, заложенных в потенциале человеческой природы, должна основываться на более фундаментальных принципах.

Эрик Эриксон

 

На сегодняшний день в связи с достижениями и распространением феминизма в вопросе о соотношении мужского и женского, кажется, уже достигнута некоторая определённость: в обществах, построенных на мужской системе ценностей женское находится в подчинении (как, в том числе, дефективное [1]), и этот дискурс пронизывает всё: «Когда Вы слышите, теоретический/практический, буржуазный/народный или господствующий/подчинённый, вы не думаете мужской/женский. Тем не менее речь идёт именно об этом» [2].

Однако до «окончательной» реабилитации женского ещё далеко: апология женского так или иначе присутствует в повседневной (например: “240-летняя история Соединенных Штатов, прошедшая под знаком доминирования мужчин, подходит к концу. Как это могло произойти? На наших глазах! Были предупредительные сигналы, но мы их игнорировали. Никсон, предатель гендера, ввел норму, согласно которой девушкам было разрешено в школе иметь возможность принимать участие во всех видах спорта. Затем им разрешили летать на самолетах. Они выходят на митинги с лозунгами о том, что наше доминирование пришло к концу!” – примерно такими были мысли вымирающего белого мужчины. Он понял, что его время уходит. Этот монстр “феминаци” – существо с ненавистью, которая, как сказал Трамп, “кровоточит сквозь ее глаза, или где она там кровоточит”, уже почти подчинил нас в лице Хиллари. Многим белым мужчинам казалось, что теперь наступит настоящая диктатура женщин. И белый мужчина решил это остановить. Это дало возможность Трампу заручиться голосами многих консервативно настроенных белых мужчин» [3]) и научной риторике женской сферы (например: «забота считается благом, ценностью, которая должна признаваться в справедливом демократическом обществе как особый этический принцип, форма отношений между людьми и социальное право… признавая недооценку  важности заботы в современном обществе и объясняя это логикой рынка и традиционными гендерными верованиями, феминистские исследователи предлагают несколько стратегий преодоления гендерной несправедливости в практиках заботы» [4, с. 586, 587]).

Апология женского начала в данном случае неизбывна, поскольку мужской дискурс как инструмент описания/оценивания предлагает (и будет предлагать) определённую точку отсчёта: женское сквозь призму мужского, что не позволяет вести по-настоящему содержательный разговор о специфике женского как самодостаточного феномена, не отражённого в зеркале мужской онтологии. С этого начинается история взаимоположения полов (так, антропологические исследования большинства первобытных практик инициации («посвящение в Я» – преимущественно мужское) убедительно показывают процесс мужской инициации как самодостаточной процедуры, растянутой во времени, в то время как женские «инициации» заключаются в «ритуальной дефлорации и тому подобных обычаях, носящих характер пережитков групповых браков» [5], что оценивается многими маститыми исследователями первобытной культуры (например, М. Элиаде) как навязанный женщинам мужчинами искажённый ритуал [6]), и так обстоит дело по сей день.

Вырваться из замкнутого круга мужских понятий/интерпретаций, на наш взгляд, позволяет одна из замечательных работ американского психолога Эрика Эриксона «Трагедия личности» [7].

Иная риторика (дискурс) женского зависит во многом от точки отсчёта: насколько удаётся отказаться от обременённого мужскими (патриархальными) установками (теоретического) взгляда и эксплицировать женское в аутентичном для него ключе. В работе «Трагедия личности» Эрик Эриксон обозначает эту исходное основание рефлексии: «сила поколений (под этим я понимаю базисное состояние, лежащее в основе всего многообразия ценностных систем человека) зависит от процесса, в котором молодые люди обоих полов обретают свои индивидуальные идентичности, сплавляют их во взаимной близости, любви и браке, наделяют новой жизненной силой старые традиции и вместе творят, «порождают» новое поколение» [7, с. 211].

Экстраполируемая в будущее «сила поколений» предполагает экологию социальной (более фундаментально – онтологической) комплиментарности полов – мужского и женского, рассматриваемых одновременно и как принципиально зависимые друг от друга (становление мужского более зависимо от женского, поскольку первоначально возникает «вопреки», как антипод женского, идя по «негативному» пути идентичности [8]), и как самобытные (но не самодостаточные!) образования.

Процесс идентичности женщины, рассмотренный сквозь призму мужских понятий, сквозь призму мужской идентичности, не виден – в буквальном смысле этого слова: так, женские обряды инициации практически в литературе не представлены, так что, вероятно, они являются не тем, что обычно в них привыкли видеть мужчины, поэтому (с этой – мужской – точки зрения) можно сказать, что «быть женщиной – это просто родиться женщиной»: «женской природе не нужно становиться, ей достаточно просто быть» [9, с. 58], ведь «женщина не нуждается в искусственном социокультурном структурировании своего жизненного цикла, так как имеет для этого естественные биологические рубежи: начало менструации, потерю девственности, рождение первого ребенка» [9, с. 58].

Однако, утверждает Эриксон, «анатомия – это судьба» лишь в той мере, в которой «базисные модальности женских обязанностей и поведения… отражают основную структуру её тела» [7, с. 241],  «другими словами, анатомия, история и личность – это наша единая судьба» [7, с. 242].

Судя по мужской риторике женского, говорит Э. Эриксон, «глубочайшие устремления женщины» в свете аутентичного продуктивного социального бытия не услышаны.

И это – не то «эмансипированное» социальное бытие, которое предложенно мужчиной («Мужчина, создавший сам себя, «даруя» женщине возможность относительной эмансипации, способен, в качестве модели, на которую следует равняться, руководствоваться исключительно своим собственным образом человека, сотворившего себя, и максимум свободы, которую, с этой точки зрения, может получить женщина, заключается… в том, чтобы стремиться к некоторому успеху в карьере, к стандартизированному потреблению и к энергичной деятельности по  созданию и поддержанию домашнего хозяйства, состоящего из одной-единственной семьи» [7, с. 206]), отнюдь: это учёт направленной на общее благо самобытности женского – раскрытие онтологии женского.

Сензитивными этапами для становления женского являются период юношества и зрелости (в этом смысле путь мужской и женской идентичности не отличаются, лишь имея разные модификации: «работа» Эго как интегрирующего психологического механизма не окрашена в тона пола. Активность Эго нуждается в интегрированной энергии пола).

Как правило, по инерции конкретно-образного мышления, ограниченного рамками физиологических аналогий, становление женского приписывают исключительно этапу юношества (так же, например, как и феномен любви редуцируется к этапу юношества [10]). Таким образом, женское представляется в «усечённом» виде, буквально как привязанное к полу: личностные аспекты бытия женщины не учитываются вообще. Между тем, юношество как период (социално-психологической) интеграции физиологических особенностей – всего лишь этап по направлению движения к реализации женского начала. И здесь необходимо сделать рывок в переосмыслении женского в аспекте «феминизма «самости» (Н. Н. Козлова).

Между тем, путь идентичности женщины растянут во времени: и зрелость (собственно «инициация», невидимая мужскому взгляду, а потому – «не существующая») наступает, по мнению Эрика Эриксона, на более позднем этапе, этапе становления женщины как личности, органично интегрированной в социум.

Период зрелости, по мнению Эриксона, – решающий для становления женского. Переход от юности к взрослому состоянию означает «окончательную» инициацию женщины, когда «молодая женщина, несмотря на свою карьеру, отказывается от заботы, которую она получала в семье родителей, чтобы отдать себя любви к чужому человеку и заботе о нем и своих детях, рожденных от него» [7, с. 211].

В этом смысле женское представляется фундаментальной основой поддержания социальной жизни: «… мужчина… по привычке приписывает выживание человека горделивой связанности мужских структур, забывая тот простой факт, что покуда каждая такая структура проверяется на прочность и многие из них погибают, женщины ежедневно оказываются в ситуации, когда необходимо поддерживать основы жизни, восстанавливать и производить на свет самих восстановителей» [7, с. 210].

В завершение разговора о женском Эрик Эриксон «вскрывает» уникальность женского, выраженного в особой – «женской работе»: «женская Сома – не просто нечто в женском обличье, одевающееся постоянно, в соответствии с модой, меняющиеся наряды; она имеет функцию посредника в эволюции, как генетической, так и социогенетической, с помощью которой женщина творит в каждом ребёнке соматическую (сексуальную и сенсорную) основу для его физической, культурной и индивидуальной идентичности» [7, с. 247].

Раскрывая специфику женского, Эрик Эриксон призывает рассматривать женское, исходя из его уникальности, особенностей содержания и строения. Таким образом раскрытая уникальность женского позволяет по-другому посмотреть на баланс Мужского и Женского в свете осмысленного социального бытия, незримой связи поколений.


Библиографический список
  1. Пятилетова Л. В. Мужское и женское: преодоление сексизма в опыте эротической любви // Научно-методический электронный журнал «Концепт». – 2016. – № 9 (сентябрь). – С. 69–77. – URL: http://e-koncept.ru/2016/16187.htm.
  2. Бурдье П. Университетская докса и творчество: против схоластических делений // [Электронный ресурс]. URL: http://sociologos.net/bourdieu-universitetskaya-doxa (дата обращения: 05.01.2017).
  3. Москалик Д. Феномен Трампа: как республиканцу удалось одержать победу [Электронный ресурс]. URL: http://apostrophe.ua/article/world/555/fenomen-trampa-kak-respublikantsu-udalos-oderjat-pobedu/8262 (дата обращения: 05.01.2017).
  4. Здравомыслова Е.А., Тёмкина А.А. 12 лекций по гендерной социологии: учебное пособие. – СПб, 2015. – 768 с.
  5. Токарев С.А. Ранние формы религии [Электронный ресурс]. URL: http://verigi.ru/?book=152&chapter=0#.WG6BwvmLTIU (дата обращения: 06.01.2017).
  6. Элиаде М. Тайные общества. Обряды инициации и посвящения [Электронный ресурс]. URL: http://e-libra.ru/read/355327-tajnie-obshestva-obryadi-initciatcii-i-posvyasheniya.html (дата обращения: 06.01.2017).
  7. Эриксон Э. Трагедия личности. – М.: Алгоритм, 2008. – 256 с.
  8. Пятилетова Л.В., Орлов Е.С. Природа мужской идентичности как условие гендерного неравенства: к вопросу о неизбывности сексизма // Современные научные исследования и инновации. – 2016. – № 7 (63).  – с. 226 – 229.
  9. Мид М. Мужское и женское. Исследование полового вопроса в меняющемся мире. – М., 2004. – 416.
  10. Пятилетова Л.В. Концепт любви в психологической антропологии Эрика Эриксона: любовь как добродетель // Современные научные исследования и инновации. – 2016. – № 2 (58).  – с. 574 – 576.


Все статьи автора «Пятилетова Людмила Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация