УДК 93/94

ПАМЯТНИК СВОЕЙ ЭПОХИ: МЕДНАЯ МОНЕТА ПОСЛЕДНЕГО ЦАРЯ КАРТЛИ-КАХЕТИИ ГИОРГИЯ XII ИЗ ЮГО-ЗАПАДНОГО КРЫМА

Чореф Михаил Михайлович
Нижневартовский государственный университет

Аннотация
Объектом нашего исследования стала крайне редкая для Крыма монета — бисти последнего царя Картли-Кахетии Гиоргия XII. Она была найдена в юго-западной части полуострова, близ г. Бахчисарая. Очевидно, что эта монета не могла участвовать в денежном обращении региона. После присоединения Крыма к России его рынок был насыщен медными монетами имперского чекана. Население Крыма нуждалось тогда только в привозном золоте и серебре. Полагаем, что заинтересовавшая нас монета попала в Крым в качестве трофея одного из участников присоединения Грузии к России. Таким образом, бисти Гиоргия XII из Крыма является важным, знаковым памятником той эпохи.

Ключевые слова: Грузия, Крым, Российская империя, Россия


THE MONUMENT OF ITS ERA: THE COPPER COIN OF THE LAST KING OF KARTLI-KAKHETI, GEORGE XII FROM SOUTH-WESTERN CRIMEA

Choref Mikhail Mikhailovich
Nizhnevartovsk State University

Abstract
The object of our study was extremely rare for Crimea coin – bisti of last king of Kartli-Kakheti, George XII. She was found in the southwestern part of the peninsula, near the town of Bakhchisaray. Obviously, this coin could not participate in the monetary circulation of the region. After the annexation of Crimea to the Russian market it was full of copper coins of imperial coinage. The population of the Crimea needed if only imported gold and silver. We believe that interest us the coin fell in the Crimea as a trophy of one of Georgia's accession to the Russian participants. Thus, bisti of George XII of Crimea is an important, symbolic monument of the era.

Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Чореф М.М. Памятник своей эпохи: медная монета последнего царя Картли-Кахетии Гиоргия XII из Юго-Западного Крыма // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/11/73866 (дата обращения: 05.06.2017).

Сравнительно недавно в Крыму, в окрестностях г. Бахчисарая [5], местным жителем была найдена весьма интересная и редкая для этого региона монета[1] (рис. 1). На ее лицевой стороне, в точечном и двух линейных обрамлениях, размещена легенда в пять строк на грузинском и арабском языках:

გიორგი

ب

ضر

تفليس

١٢١٣

«Гиоргий

 

чекан

Тифлиса

1213»

Рис. 1. Бисти Гиоргия XII из Юго-Западного Крыма.

Над именем правителя заметно украшение. Вернее всего, это цветочный орнамент. Полагаем, что завитки служили для обозначения стеблей и листьев растений, а точки — бутонов. Также искусно украшено поле надписи: правее первого в имени правителя и под ر в слове ضرب заметны крупные точки.

На оборотной стороне монеты выбито изображение рыбы[2], плывущей влево. Сверху и снизу ее обрамляет растительный орнамент, составленный из двух зеркально отраженных цветков. Композиция реверса, как и легенда аверса, также вписана в точечный и в два линейных круга.

Диаметр монеты — 2,3 см, вес — 16,8 гр.

Основываясь на прочтении надписи, атрибуции изображений и учитывая физические параметры, заключаем, что объект нашего исследования — бисти последнего царя Картли-Кахетии Гиоргия XII (1213—1215 г.х., 1798—1800).

Попытаемся объяснить факт обнаружения этой монеты в Крыму. Начнем с того, что его денежное обращение активно усваивало не только полноценное золото и серебро, но и билон иностранного чекана [9, c. 359—370]. Ситуация не изменилась и в первые десятилетия нахождения полуострова в составе Российской империи. Судим по тому, что жители Крыма использовали в расчетах неполноценную монету османского чекана [9, c. 362—367]. Однако до недавнего времени нам не были известны факты обнаружения на полуострове иностранной медной монеты, выпущенной в кон. XVIII в.

Мы находим это обстоятельство очень важным. Дело в том, что в Российской империи к тому времени было налажено массовое производство собственной медной монеты, которая, став основным средством размена ассигнаций, вытеснила из обращения золото и серебро имперского чекана [11, c. 315—317]. И, действительно, факты обнаружения в Крыму медных монет Екатерины II (1762—1796) и Павла I (1796—1801) отнюдь не единичны. Так что у нас нет оснований полагать, что бисти Гиоргия XII использовалось в Крыму как платежное средство. Но, в таком случае, чем объяснить сам факт его обнаружения?

Начнем с краткой исторической справки о жизни и правлении вышеупомянутого грузинского государя. Этот представитель рода Багратионов родился в 1746 г. С 1760-х г. он активно участвовал в управлении государством. Он был третьим сыном последнего царя Кахетии и первого государя Картли-Кахетии Ираклия II (1744—1762/1762—1798). Принц показал себя милосердным, но, в тоже время волевым и справедливым человеком. Так, в 1765 г. он не поддержал решение Ираклия II наказать участников антиправительственного заговора. В результате их отношения были надолго испорчены. Однако заметим, что значительную роль в этом сыграла борьба за власть между потенциальными наследниками Ираклия II. Однако отец счел возможным оставить престол принцу Гиоргию.

Его царствование было недолгим. Дело в том, что к моменту восхождения на престол, Гиоргий XII был серьезно болен. Однако это не помешало ему проявить себя энергичным правителем. Так, он восстановил Тбилиси, разрушенный иранцами в 1795 г. При этом он руководствовался не запросами своих родственников и придворных, а интересами народа. Введя налог на восстановление дворцов, он потратил собранные деньги на обустройство церквей. Полагаем, что таким образом он стремился заручиться народной поддержкой в борьбе с принцами, а также с иранцами. Вероятно, с той же целью он добивался принятия армянами православия. Ведь только объединение сил всех христианских народов Закавказья позволило бы освободить их от гнета шахского Ирана и Османской империи.

С этой же целью он настаивал на выполнении Россией условий Георгиевского трактата[3], в частности — введения на территорию Картли-Кахетии русских войск [3]. Однако он столкнулся с крайне досадной, но, в тоже время обычной для России того времени проблемой — с самодурством ее самодержавных государей. Дело в том, что правивший тогда империей Павел I, ненавидящий свою мать, все ее свершения, по приходу к власти приказал вывести войска из Грузии[4]. В результате она осталась беззащитной перед иранцами и турками. Ситуация усугубилась в результате усобиц принцев, боровшихся за престол слабеющего государя.

Понимая весь ужас сложившегося положения, Гиоргий XII пошел на крайний шаг. Он упросил императора ввести в Картли-Кахетию войска для ее умиротворения и защиты. Полк русских войск вошел в Тбилиси в 1799 г. Этот, на первый взгляд, логичный шаг, вызвал цепь весьма неблагоприятных для Картли-Кахетии событий.

Начнем с того, император, учитывая усиление влияния России в регионе, счел возможным утвердить наследником Гиоргий XII его сына Давида[5]. Это решение возмутило принцев дома Багратионов — сторонников другого претендента на престол — Юлона, сына Ираклия II.

Опасаясь за свой престол и за жизнь наследника, Гиоргий XII, после совещания в узком кругу, принял решение об изменении ключевых пунктов Георгиевского трактата. По-сути, планировалось зафиксировать status quo. Так, Россия получала право контролировать внутренние дела Картли-Кахетии[6]. Взамен же Георгий XII настаивал на гарантиях сохранения у власти представителей его семьи, правда, лишенных всех прерогатив царствующих особ. По этому проекту Багратионы должны были только царствовать, но не править. Все рычаги влияния в их царстве переходили в руки представителей императора[7] [1, c. 196—197].

Собственно, предложенная Тбилиси схема взаимодействия с Петербургом не выглядела критичной. Более того, она была определенно взаимовыгодной. Ведь сохранение и укрепление дружественного империи, фактически — колониального Грузинского царства позволяло не только закрепиться в Закавказье, но и получить деятельного союзника в борьбе с Ираном и Османской империей. Однако решение Гиоргия XII и его окружения позволило Павлу I, в свою очередь, пересмотреть положения Георгиевского трактата. В результате император стал готовиться к упразднению Картли-Кахетского царства и к присоединению Восточной Грузии к России [1, c. 201—202]. Георгий XII скончался 28 декабря 1800 г. Тотчас населению было объявлена воля императора о судьбе его престола [1, c. 203]. Последний царь Картли-Кахетского царства был похоронен в Светицховели. Его наследник Давид хоть и опубликовал 15 января 1801 г. воззвание о своем восхождении на трон, но получить власть в своем родовом царстве так и не смог [1, c. 203—294].

Заметим, что напрашивается прямая аналогия с присоединением к России Крымского ханства и герцогства Курляндии. Власти империи использовали сложное положение вокруг этих государств, а в случае с первым из них — распрей между представителями правящей династии.

Собственно, это обстоятельство позволяет дать ответ на вопрос, как бисти Гиоргия XII оказалась в Крыму. Вполне возможно, что она была привезена на полуостров одним из участников похода как сувенир. У нас есть все основания полагать, что заинтересовавшая нас монета попала в коллекцию просвещенного жителя Крыма, вернее всего, путешественника [7, c. 103—108; 8, c. 97—102], собиравшего как таврические, так и привозные древности. Заметим, что так же объясняли и обнаружение «Надписи Зинона». Так, В.Н. Юргевич полагал, что она была привезена в Крым [12, c. 779—781]. Наши соображения по этому поводу изложены в [9, c. 360367].

Итак, изучив редкую для Крыма монету Гиоргия XII, мы, тем самым, получили возможность пополнить сведения о захвате Картли-Кахетского царства, с нашей точки зрения, немаловажным фактом.


[1] Ее описание приведено в соответствии с [6, с. 268]. Правда, Е. А. Пахомов описал только полубисти и пули [6, с. 268, № 160, 161].

[2] На реверсе монет Ираклия II, выпущенных после подписания Георгиевского трактата, оттискивали изображение двуглавого орла [6, с. 263—266, № 147—157]. Е. А. Пахомов полагал, что причиной тому было разрешение Екатерины II чеканить в Тбилиси монеты с гербом России [6, с. 260]. Примечательно, что в 1796 г. на монетах Ираклия II появился одноглавый орел [6, с. 266]. Есть все основания увязывать этот факт с набегом Ага-Мухаммед-хана, разорившего Тбилиси в 1795 г. [6, с. 266]. Дело в том, что основатель династии Каджаров обещал повторить свой набег, если союз Картли-Кахетии с Россией будет сохранен [6, c. 266]. Однако сохранение орла означало надежду на возобновление поддержки России. Также показательно и то, что Гиоргий II чеканил медь с изображением рыбы на реверсе. Напомним, что впервые это изображение появилось на выпусках Ираклия II в 1190 г.х. (1776—1777 г.) [6, c. 263, № 144—146]. Тогда оно заменило герб Грузии [6, c. 263]. Полагаем, что этот факт убедительно свидетельствует о восстановлении в Картли-Кахетии status quo до подписания Георгиевского трактата.

[3] Заметим, что православная Грузия была готова стать верным союзником России [2,  № 1, 2]. Однако империя в таком не нуждалась. Дело в том, что имперское правительство не видело в ее царях равноправных партнеров. Наоборот, грузины должны играть роль оружия в его руках [1, c. 101]. Н. И. Панин сформулировал этот так: «была бы душа здешняя, а тело грузинское» [2, № 64]. Не удивительно, что грузинские государства ничего не получили: Кючук-Кайнарджийский трактат всего лишь восстановил в регионе status quo [4].

[4] Екатерина II планировала оказать помощь Картли-Кахетии, разоренной Ага-Мухаммед-ханом. При деятельном участии братьев Зубовых готовился поход на Иран. Целью его было низложение «похитителя власти в сем государстве» [1, c. 160—162] — так называли недавнего разорителя Тбилиси. Планировалось усиление Грузии и восстановление Армении [1, c. 162]. Однако Павел I не только отменил эту экспедицию, но и вывел русские войска из Восточной Грузии. К 1797 г. их там уже не было [1, c. 164].

[5] Впервые об этом было объявлено уже в 1799 г., когда Гиоргий II получил инвеституру [1, c. 174—175]. Это было сделано в результате явного нарушения Георгиевского трактата.

[6] По Георгиевскому трактату она до этого момента контролировала внешнюю политику. Это выражалось в том, что: «обещает его светлость (Ираклий II— М. Ч.) без предварительного соглашения с главным пограничным начальником и министром Е.И.В., при нем аккредитуемым, не иметь сношения с окрестными владетелями» [3].

[7] Страна должна была жить по российским законам. Русские войска составили бы ее гарнизоны. Финансы Картли-Кахетии попадали под контроль императорских чиновников. Багратиды, оставаясь царями, должны были жить на содержании [1, c. 196—197]. Планировалось, что они станут наследственными, правда бесправными наместниками Грузии.


Библиографический список
  1. Авалов З. Присоединение Грузии к России. Санкт-Петербург: Типография А.С. Суворина, 1901.
  2. Грамоты и другие исторические документы XVIII столетия, относящиеся к Грузии. / Ред. А. А. Цагарели Т. I. С 1768 по 1774 год. Санкт-Петербург: Типография Б. Киршбаума в доме М-ва финансов, на Дворц. площ, 1891.
  3. Договор о признании царем Карталинским и Кахетинским Ираклием II покровительства и верховной власти России (Георгиевский трактат) // http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/georgia.htm (Дата обращения 01.11.2016).
  4. Кючук-Кайнарджийский мирный договор между Россией и Турцией // http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/FOREIGN/kuchuk.htm Дата обращения 01.11.2016).
  5. Монета Грузии // http://rasmircoins.ucoz.ru/forum/28-10889-1 (Дата обращения 01.11.2016).
  6. Пахомов Е.А. Монеты Грузии. Тбилиси: Мицниереба, 1970.
  7. Прохорова Т.А. Крымские древности в произведениях малоизвестных путешественников первой половины XIX в. (на примере путевых записок Ж. де Сен-Совера) // МАИАСК. 2012. Вып. 4. С. 103—108.
  8. Прохорова Т.А. Проблемы поиска древних памятников Крыма путешественниками первой половины XIX века // МАИАСК. 2012. Вып. 4. С. 97—102.
  9. Чореф М.М. К биографии А.Л. Бертье-Делагарда: его роль в атрибуции «Надписи Зинона» //  // Еманов А. Г. (ред.). Историк и его эпоха: Вторые Даниловские чтения (20-22 апреля 2009, г. Тюмень). Тюмень: Мандр и Ка, 2009. С. 360—367.
  10. Чореф М.М. К вопросу об обращении иностранной монеты в Крыму в XVI—XIX вв. // МАИАСК. 2011. Вып. 3. С. 359—370.
  11. Энциклопедический словарь / Ред. И. Е. Андриевский. Т. II. Араго—Аутка. Санкт-Петербург: Семеновская Типо-Литография (И. А. Ефрона), 1890.
  12. Юргевич В. О надписи с именем императора Зинона и комита Диогена, ложносчитающейся принадлежащей к Херсону византийскому // Записки Одесского общества истории и древностей. Одесса. 1891. Т. 14. С. 779—781.


Все статьи автора «Чореф Михаил Михайлович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: