УДК 371.217.3 + 379.8.092

МОДЕЛЬ МУЗЫКАЛЬНО-ОЗДОРОВИТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ ДЕТСКОГО ОЗДОРОВИТЕЛЬНОГО ЛАГЕРЯ

Плотников Константин Юрьевич1, Галченко Мария Тимуровна2
1Центр образования № 47, города Иркутск, кандидат педагогических наук, „Maestro academic” Международной Академии Фольклора, учитель музыки,
2Иркутский государственный медицинский институт Министерства здравоохранения Российской Федерации, кандидат медицинских наук, ассистент кафедры отоларингологии

Аннотация
В условиях: а) ориентации отечественного образования на целостность общего и дополнительного его компонентов, а также – обучения и воспитания; б) распространения информационно-коммуникационных технологий, – есть ряд противоречий между возникающими перспективами и рисками использования музыки для оздоровления школьников во время их отдыха в детском лагере. Педагогическое решение проблемы видится в создании музыкально-оздоровительной образовательной среды. На основе аргументов раскрыто содержание её компонентов.

Ключевые слова: детский оздоровительный лагерь (ДОЛ), музыка, музыкально-компьютерные технологии (МКТ), музыкально-оздоровительная образовательная среда (МООС), оздоровление, педагогическая модель и её компоненты


THE MODEL “EDUCATIONAL HEALS MUSICAL ENVIRONMENT” FOR CHILDREN'S SUMMER CAMP

Plotnikov Konstantin Yuryevich1, Galchenko Mariia Timurovna2
1Center of education (the secondary school) No. 47, Irkutsk, PhD in Pedagogic sciences, "Maestro academic” World Folklore Academy, teacher of music
2Irkutsk State Medical University of the Russian Federation Ministry of Health, PhD in medical science, assistant of the Department of Otolaryngology

Abstract
In the context of: the orientation of Russian education for the integrity of the general and additional components, training and education (a); the dissemination of information and communication technologies (b), – contradictions arise between the prospects and risks of using music for the recovery of schoolchildren in the children's summer camp. Pedagogical solution represented as the creation of musical improving the educational environment. The content of its components, the argument is.

Keywords: children's summer camp, educational heals musical environment, music, Musical and Computer Technologies (MCT), pedagogical model and its components, recovery.


Рубрика: 13.00.00 ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Плотников К.Ю., Галченко М.Т. Модель музыкально-оздоровительной среды детского оздоровительного лагеря // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/07/70023 (дата обращения: 03.06.2017).

Просмотреть статью на английском языке

Мы понимаем «сохранение и укрепление здоровья» (обозначая термином «оздоровление» как проблему исследования) по отношении к школьникам как не только медицинскую, но и психолого-педагогическую задачу. Её решение возможно: а) созданием специальной, педагогически организованной, в нашем случае – музыкальной (Л.И. Уколова [1, с. 4]) – образовательной среды и б) организацией в её условиях педагогического сопровождения отдыхающего ребёнка (подростка).

Функцией такой среды является «целенаправленное и педагогически адаптированное включение ребёнка в процесс, направленный на усвоение ценности здоровья и здорового образа жизни <…>» (Н.Ф. Петрова [2, с. 8]).

Особенность представляемой среды, которую условимся называть «музыкально-оздоровительная образовательная среда» (далее – МООС), состоит в её функционировании в условиях высокотехнологичной информационной образовательной среды (ВТИОС; Т.Н. Носкова [3, с. 45– 46]).

Процессы, которые связаны с предметом исследования (оздоровлением, где главным значимым фактором музыка является музыка) и его объектом (самой музыкой; см. I), наблюдаются в метасистеме, включающей в себя системы: «Образование», «Информатизация общества», «Человек и музыка». Учитывая данный факт, методология нашего исследования основывается на использовании гуманитарно-целостного подхода в педагогическом исследовании (Н.М. Борытко) и на системно-деятельностном (т. к. мы видим процессы оздоровления через деятельность, в которую вовлечён школьник) подходе к пониманию сути рассматриваемых явлений и процессов.

Представляемая педагогическая модель МООС включает следующие компоненты:

- объект-субъектные и субъект-субъектные отношения (I: см. I-1, I-2);

- организационные условия (II);

- целеполагание деятельности (III);

- содержание, наполняющее данную среду (IV);

- используемую в деятельности программно-аппаратную часть (что отражает особенность современного информационного общества; V);

- операциональные (в части использования ИКТ) и др. формируемые у школьника компетенции, связанные с задачами его оздоровления при использовании музыки (VI).

(I-1) Субъектом организуемой МООС является школьник.

Другой субъект – это взрослый (педагог), осуществляющий сопровождение ребёнка (подростка): музыкальный работник детского оздоровительного лагеря, воспитатель, вожатый (I-1-а) или – неформально – сверстник (иногда – более старший или младший по возрасту товарищ), имеющий у школьника авторитет (I-1-б), выполняющий в этом смысле роль взрослого.

(I-2) Объектом в представляемой среде является музыка (см. I).

Объект-субъектные отношения в оздоровлении возникают при «встрече» музыки и отдыхающего в лагере школьника. Неотъемлемым атрибутом в функционировании МООС в условиях детского оздоровительного лагеря (далее – ДОЛ) являются субъект-субъектные отношения (отношения школьника и взрослого либо авторитетного сверстника).

(IIДанная статья рассматривает влияние музыки на здоровье школьника, который находится в летнем ДОЛ. Именно поэтому организационные условия включают своеобразие и преимущества лагеря как особой формы дополнительного образования, а именно:

- круглосуточным режимом 2–3-недельного пребывания во временном коллективе своих сверстников, других отдыхающих, вожатых, воспитателей и др. персонала ДОЛ (см. II-1);

- наличие дополнительных (по сравнению с периодом учебных занятий в школе) возможностей для раскрытия школьником собственных способностей, для выбора им форм деятельности, которая отвечает его интересам и потребностям [4, с. 259]. Так, В.А. Волгунов отмечает в условиях детского лагеря: соединение а) «различных видов досуга и оздоровления детей», б) «различных форм образовательной деятельности» [5, с. 88] (см. II-2).

(II-1) Круглосуточный режим несёт не только явные преимущества для организации МООС, но и ведёт к определённым рискам в направлении оздоровления.

И риски, и выгода исходят из продолжительности времени, в течение которого школьник может общаться с музыкой:

- самостоятельно выбирая произведения и, чаще всего, пользуясь наушниками (см. Выводы: п. 3: пп. 1);

- соглашаясь с выбором других людей – находясь в звучащем пространстве песни, пьесы и др., участвуя в творчестве, связанном с музыкой (пении, танцах, драматическом театре, игре на инструменте) и пр.

На основании имеющегося опыта (и 30-летнего собственного, и того, что почерпнут от коллег) мы рекомендуем 3-минутную продолжительность для произведений (или фрагментов) как основу музыки, транслируемой в ДОЛ. Использование 3-минутных примеров в экспериментах по изучению влияния музыки различных стилей [5, с. 88] отражает эту, преобладающую частоту именно этого временного диапазона (2,5–3,5минуты), согласовываясь с нашей рекомендацией.

(II-2) В числе основных организационных форм (и стоящего за ними содержания), характеризующих МООС:

- транслирование на лагерь релаксирующей, тонизирующей фоновой музыки (в т. ч. способствующей снятию различного напряжения) (i);

- дискотеки (а также – спортивные мероприятия), где звучит танцевальная и др. подвижная музыка, способствующая устранению гиподинамии (ii);

- индивидуальный выбор музыки на личных персональных гаджетах школьников в целях прослушивания, пения, танцев и пр., что создаёт для владельца более комфортную атмосферу (iii).

Отметим, что спортивно-оздоровительное направление (зарядка, занятия в спортивных кружках, различные соревнования и пр.) занимает в ДОЛ соответствующее место, но не способно замещать эффект МООС.

Можно подытожить, что актуальность рассмотрения музыки как фактора оздоровления школьников в условиях ДОЛ, а, значит, актуальность создания МООС состоит в следующем:

- в наличии у музыки значительного образовательного потенциала (см. IV), к которому добавляется совокупность возможностей и рисков, возникших с приходом в жизнь нашего современника такого феномена, каким являются музыкально-компьютерные технологии (далее – МКТ; И.Б. Горбунова [6, с. 123, 137]; см. V) (А);

- в важности задачи устранения противоречия между образовательными возможностями системы {ДОЛ + музыка + МКТ} (i), а также – между потребностями детей (и родителей, имеющих своё видение образовательных продвижений собственного ребёнка) (ii) – и уровнем фактической реализации отмеченного (см. IV) потенциала (iii) (Б);

- в необходимости устранения противоречия между низкой образовательной эффективностью (что обусловлено и недостаточной, на наш взгляд, научной исследованностью данного вопроса; iv) стихийного способа освоения музыкальной культуры с использованием МКТ (v) и значительностью потенциала (см. IV) креативности, духовности, эстетики, заключённого в музыке (vi) [7, с. 140] (В).

(III) Целеполагание или установка на оздоровление с использованием музыки является ключевым (как целеполагание, в целом, в процессе обучения и воспитания) моментом включения школьника в процесс, который с точки зрения педагогики заключается, в первую очередь, в понимании и принятии ребёнком (подростком):

- ценностных установок здорового образа жизни и позитивного к жизни отношения;

- ответственности за собственное здоровье, за самореализацию и т. п.;

- факта взаимосвязи между музыкой, которая окружает отдыхающего школьника, и его психофизиологическим состоянием.

Сложность целеполагания состоит в следующих противоречиях:

- с одной стороны, образовательный (включая оздоровительный; см. IV) потенциал музыки позволяет использовать её для оздоровления;

- с другой стороны, не только дети, но и взрослые привыкли понимать и использовать музыку больше как развлечение, как некий звуковой фон (что лишь частично отражает более разнообразные функции оздоровления);

- с одной стороны, перед взрослыми стоит задача способствования формированию у подопечных соответствующих компетенций, художественного вкуса и др. (см. VI);

- с другой стороны, как показывают наблюдения (A.E. Krause и др. [8]), музыка, которую люди проигрывают на собственных гаджетах, чаще вызывает положительную реакцию, что, в определённой мере, ограничивает такие же возможности при трансляции по общественным каналам (хотя, в качестве контраргумента напомним о факторе взаимного эмоционального «заражения» в коллективе).

(IVСодержание МООС складывается:

- а) из той музыки, которая звучит в ДОЛ в соответствующем контексте досуговой деятельности школьника;

- б) из самого контекста – т. е. того значения, которое определённое событие имеет для конкретной личности (к примеру: чувство психологического комфорта / дискомфорта в определённой компании, командная победа / неудача, встреча / расставание с другом и др.).

Музыка является одним из факторов оздоровления, – в целом, – человека, и, в частности (согласно заявленным условиям – в ДОЛ), – школьника. Мы объясняем эту свою позицию так:

- здоровье (с точки зрения педагогики) – это целостная иерархическая совокупность таких его компонентов, как: душевно-психическое (душевно-нравственное, психическое и т. п.), социальное, физическое (IV-1);

- музыка способна оказывать влияние на все перечисленные проявления (компоненты) здоровья [9, с. 18] (IV-2: см. IV-2-а, IV-2-б, IV-2-в, IV-2-г);

- с одной стороны, широкая доступность музыки, с другой стороны, вызванные этой доступностью образовательные риски (которые педагогическое сопровождение способно устранять и должно это делать) являются следствием распространения современных информационных технологий (в области музыки они представлены МКТ; см. VI) (IV-3; см. V).

(IV-1) В обозначенной выше совокупности каждый компонент является важным, но при этом душевное и психическое здоровье находится выше в иерархической лестнице, так именно это и отличает в человеке собственно человеческое.

(IV-2) Влияние, оказываемое музыкой на человека (школьника), в целом, неоднозначно, складываясь из позитивных и негативных воздействий, иногда – имеющих общую логику, иногда – очень индивидуальных.

(IV-2-а) S. Hallam суммирует факты позитивного воздействия, оказываемого музыкой при её прослушивании и исполнении в отношении физического и психического здоровья человека:

- реакции организма изменения: уровня дофамина, серотонина, кортизола, эндорфина и окситоцина, частоты сердечных сокращений, дыхания, кровяного давления, проводимости кожи, температуры кожи, мышечного напряжения, биохимических реакций; тонизирующий эффект (насыщение внутренних органов кислородом) и др.;

- проявления эмоций (настроения и пр.)стимуляция вегетативной нервной системы, психические реакции такие, как: снижение стресса и чувства тревоги, ведущие к уменьшению болевых ощущений, укреплению иммунной системы (значительное понижение уровня кортизола) и пр. [10, с. 99–100].

При этом S. Hallam делает предположение, а мы, основываясь на многолетних (с 1986 года – и по настоящее время) наблюдениях, осуществляемых на базе ДОЛ «Байкал» (детский оздоровительный лагерь как одно из структурных подразделений МАОУ Центр образования № 47 города Иркутска), утверждаем: все вышеперечисленные преимущества, отмеченные у взрослой аудитории, присутствуют, в той или иной мере, и в период обучения ребёнка (подростка) в средней (и – в начальной) школе.

(IV-2-б) Мы заметили, что:

- пение совмещает в себе физические и ментально-эмоциональные процессы, являясь для поющего человека онтологическим мостом между данными проявлениями человеческой сущности;

- следовательно, педагогика может и должна использовать потенциал пения для развития у подростка уверенности в себе как основы для психологического и физического здоровья;

-преимущества предлагаемого подхода как механизма сублимации напряжения, возникающего у индивидуума в момент самопрезентации (при пении) и переключаемого на эмоциональный фон художественного образа вокального произведения [11, с. 166].

(IV-2-в) Отмечено (И.А. Корсакова [12, с. 95]), что первоначальные движения, которые являются спонтанной реакцией на музыку, переходят в микродвижения и микро-жесты, позже – свёртываются и переводятся во внутренний план. Во время эмоционально окрашенного исполнения или прослушивания музыки (в процессе: пения, игры на инструменте, пластического интонирования и пр.) они проявляются как мимика, жестикуляция, пантомимика и др. Специалисты (педагоги по вокалу, хормейстеры, хореографы и др.) констатируют в таких случаях освобождение от физических зажимов.

(IV-2-г) Нами показано [13, с. 107], что оптимальная организация жизненных планов и самореализация человека в творчестве (к которому мы причисляем учёбу, отдых и др.), согласно экзистенциальной психологии, взаимно коррелируются со здоровой и позитивной атмосферой социума, в котором находится человек.

(V = IV-3) Мы выяснили, что программно-аппаратная часть для общения нашего современника (в т. ч. школьника) с музыкой (следовательно, в МООС) представлена МКТ.

Эти технологии явно или потенциально представлены у подавляющего числа (>90%) школьников (с 9-ти до 14-ти лет) на персональной электронной технике – смартфоне или ноутбуке [14, с. 274].

Наши исследования, посвящённые реализации индивидуальных образовательных маршрутов с помощью МКТ [15, с. 158] показали, что:

- среди организационных форм для использования МКТ находятся не только «урок», но «внеурочная деятельность» и «досуговая деятельность» с применением личных мобильных устройств (этот факт подтверждает то, что мы указали ранее – см. II-б-iii);

- музыка выступает как творчество с опорой на синестезию ощущений (i), как творчество, являющееся деятельностью, основанной на работе 3-х сенсорных систем – слуха, зрения и осязания (этот факт, с одной стороны, есть основание для содержания МООС; см. IV-2; с другой стороны, мы принимаем его во внимание при рассмотрении операциональной базы МООС; см. VI).

(VI) Музыкальное творчество и образование с применением МКТ интерпретируется нами как триединство деятельности: художественной (1), (само-) воспитательной (2), (само-) обучающей (3) [16, с. 118]. Эта целостность способствует:

- а) более естественному и неформальному вхождению школьника в мир музыкального искусства (творчества), музыкальной культуры, музыкального языка и музыкальной коммуникации (см. VI-2);

- б) более конструктивному и полезному (следует из п. «а») для своего здоровья погружению в МООС.

Музыкально-оздоровительная образовательная среда ДОЛ как полисистемная сфера способна оказывать настолько плодотворное влияние на школьника, насколько у того сформированы компетенции:

- технологические – в отношении освоения операций с МКТ (VI-1);

- культурологические – в отношении многообразия проявлений музыки: различных её жанров, стилей, направлений, традиций (VI-2);

- здоровьесберегающие – в отношении здоровьесохранной деятельности (к примеру, по И.Р. Куржонковой [17, с. 229–230]), включая использование для этого музыки (VI-3).

(VI-1) Мы выявили, что использование технологий имеет ряд преимуществ, являющихся значимыми и для формируемых компетенций, и для функционирования МООС:

- возможность перехода в режим «самообучение» и «самовоспитание»;

- достоинства цифровой формы для хранения информации, для работы с нею;

- минимизация технологических и психологических барьеров для пользователя;

- наличие у школьника (или у взрослого, которому он доверяет) возможности осуществлять аудио-, видео- запись исполнения (музыки, танца и пр.) и последующую оценку, рефлексию зафиксированного [18, с. 55, 62–63]).

Ещё одним преимуществом МКТ является возможность работы по алгоритму [19, с. 105–108].

(VI-2) Успешность формирования культурологических компетенций у школьника мы связываем с вопросами: художественного репертуара, на примере которого ребёнок получает представления о музыке (а), и его музыкального кругозора (б).

(VI-2-а) Нами выявлено, что эффективность музыкального образования (это обуславливает и образовательные продвижения в других областях знаний и творчества, и эффективность оздоровления на основе музыки) зависит от реализации инновационного потенциала художественного репертуара [20, с. 229].

(VI-2-б) Анализируя результаты ряда исследований и собственный опыт работы с младшими школьниками и подростками, мы выступаем за возможно более полное разнообразие музыки, к которой обращается школьник со здоровой нервной системой:

- жанров – инструментальных и вокальных; баллада, пьеса, частушка, попурри и др.;

- музыкальных стилей и направлений – фолк, классика, джаз, рок-; романтизм, классицизм, барокко, авангард и пр.

В этот ряд мы относим рок-музыку, которая не приводит к негативным последствиям в физическом состоянии и психике при сбалансированном (с другими направлениями музыки) её прослушивании (Ju. Kneer и др. [21], Л.И. Алёшина и др. [22, с. 59]). К примеру, такие хиты рок-музыки, как: «Maybe I, maybe you» (гр. «Scorpions»), «Smoke on the water» (гр. «Deep Purple»), «Кукушка» (гр. «Кино») и др. – являются достойными по содержанию и музыкального, и поэтического текста произведениями, несут необходимый подростку опыт эмоционального состояния, способны быть своеобразной «зарядкой» для нервной системы школьника.

Подводя итоги, мы делаем следующие выводы:

1. Оздоровление школьника музыкой в ДОЛ является актуальной проблемой, решаемой через создание музыкально-оздоровительной образовательной среды и механизм педагогического сопровождения.

2. Педагогическая модель музыкально-оздоровительной образовательной среды включает как компоненты: отношения в системе {субъект (школьник) – объект (музыка) – субъект (другой школьник или взрослый)}; характерные для ДОЛ организационные условия; целеполагание отдыхающего на оздоровление; музыку как содержательное наполнение этой среды; МКТ как программно-аппаратную часть процесса освоения МООС; формируемые в этом процессе операциональные (технологические), культурологические и здоровьесберегающие компетенции.

3. Из-за популярности и распространённости такого средства общения с музыкой, как смартфон, перед педагогами стоят задачи:

- контроля за соблюдением отдыхающими детьми правил (режима) использования наушников;

- тактичного и педагогически ответственного влияния на репертуар прослушиваемой и исполняемой школьником музыки;

- обеспечения трансляции (через расположенные на территории лагеря акустические колонки) музыки достойного художественного и технического качества.

4. С учётом требований Национального стандарта РФ «Услуги детям в учреждениях отдыха и оздоровления» (см. пп. 4.2., 4.6.3.4., 4.6.3.5.) художественному репертуару музыки, звучащей в ДОЛ, необходимо уделять постоянное внимание (в т. ч. – при выполнении с её помощью оздоровительных мероприятий). Требует отдельного дополнительного изучения вопрос художественного репертуара музыки, звучащей в ДОЛ.


Библиографический список
  1. Уколова Л.И. Адаптационные и реабилитационные функции педагогически организованной музыкальной среды. [Электронный ресурс] // Педагогика искусства. Электронный научный журнал. 2008. № 2. (9 с.). URL: http://www.art-education.ru/sites/default/files/journal_pdf/ukolova_l.i._.pdf. (дата обращения: 18.07.2016).
  2. Петрова Т.Ф. Теоретическое обоснование комплексного сопровождения развития ребенка в образовательной среде учреждений оздоровительного типа: дисс. … доктора пед. наук. Ставрополь, 2006. 500 с.
  3. Носкова Т.Н. Какую информационно-образовательную среду можно считать высокотехнологичной?. // Universum: Вестник Герценовского университета. 2007. № no. 1. С. 45– 47.
  4. Плотников К.Ю., Тимошенко Т.М. Организация здоровьесохранного пространства в условиях летнего детского оздоровительного лагеря: музыкальное направление. // Физиологические, педагогические и экологические проблемы здоровья и здорового образа жизни: сборник научных трудов IX Всероссийской научно-практической конференции (25–29 апреля 2016 г., Екатеринбург). Под общ. ред. С.Г. Махневой, Е.А.Юговой. Екатеринбург: изд. “РГГПУ”; 2016. с. 257–264.
  5. Волгунов В.А. Анализ социально-педагогических проблем жизнедеятельности детских загородных лагерей. // Мир науки, культуры, образования. 2010. № 2 (21). С. 86–88.
  6. Горбунова И.Б. Феномен музыкально-компьютерных технологий как новая образовательная творческая среда. // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена: Научный журнал. 2004. № 4 (9). С. 123–138.
  7. Горбунова И.Б., Плотников К.Ю. Место музыки и МКТ в педагогической системе детского оздоровительного лагеря. // Общество: социология, психология, педагогика. 2015. № 6. С. 138–142.
  8. Krause A.E., North A.C., Hewitt L.Y. The role of location in everyday experiences of music. [Электронный ресурс] // Psychology of Popular Media Culture, 2016. Vol. 5 (3), Jul, p. 232–257. URL: http://dx.doi.org/10.1037/ppm0000059. (дата обращения: 18.07.2016).
  9. Плотников К.Ю. Информационные технологии в образовании: уроки музыки в общеобразовательной школе: в 2 ч. Ч. 1: Инновационная образовательная программа. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2013. 229 с. http://elibrary.ru/item.asp?id=24835905.
  10. Hallam S. The Power of Music: a research synthesisof the impact of actively making music on the intellectual, social and personal development of children and young people. London, Ed. 2015. 168 p.
  11. Плотников К.Ю. Потенциал певческой деятельности в развитии у подростка уверенности в себе // Наука о человеке: гуманитарные исследования. 2016. № 1 (23). С. 161–170. DOI 10.17238/issn1998-5320.2016.23.161. http://journal.omga.su/files/nauka_o_cheloveke_23.pdf.
  12. Корсакова И.А. Музыкальная коммуникация: генезис и историко-культурные трансформации: Дисс. … докт. культурологии. М., 2014. 359 с.
  13. Плотников К.Ю. Самореализация жизненных планов личности: модель «оркестр» // Инновационная наука. 2016. № 2. Ч. 4. С. 102–108. http://aeterna-ufa.ru/sbornik/IN-16-2-4.pdf.
  14. Горбунова И.Б., Плотников К.Ю. Освоение подростками музыкально-компьютерных технологий на базе программно-аппаратного комплекса смартфонов (в контексте формирования культурно-образовательной среды). // Теория и практика общественного развития. 2015. № 20. С. 272–275.
  15. Плотников К.Ю. Музыкально-компьютерные технологии в реализации индивидуальных образовательных маршрутов молодёжи. // Научно-практический журнал «Вестник ИрГСХА», 2015, вып. 69, август. С. 153–160. DOI: 10.17238/issn1999-3765.2014.69.
  16. Плотников К.Ю., Горбунова И.Б. К вопросу реализации образовательного потенциала музыки в контексте современного информационного социокультурного пространства. // Информация и образование: грани коммуникации INFO’16: сборник научных трудов. № 8 (16); под. ред. A.A. Темербековой, Л.А. Альковой. Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2016. p. 117–119.
  17. Куржонкова И.Р. Специфика формирования здоровьесберегающих компетенций учащихся начальных классов. // Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения. 2010. № 16-2 С. 228–232.
  18. Плотников К.Ю. Роль музыкально-компьютерных технологий в выстраивании и реализации индивидуального образовательного маршрута подростка // Педагогический журнал. 2015. № 6. С. 50–65. http://publishing-vak.ru/file/archive-pedagogy-2015-6/4-plotnikov.pdf.
  19. Плотников К.Ю. Информационные технологии в образовании: уроки информатики и музыки в общеобразовательной школе: в 2 ч. Ч. 2: Инновационный учебно-методический комплекс (с приложением на 11 DVD). СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2013. 116 с. http://elibrary.ru/item.asp?id=24835905.
  20. Плотников К.Ю. Художественный репертуар как источник инноваций в области музыкального образования. // Инструменты и механизмы современного инновационного развития: сб. статей Междунар. научно-практ. конференции (25 марта 2016 г., г. Томск). В 3 ч. Ч. 2 / Уфа: Аэтерна, 2016. С. 227–230.
  21. Kneer Ju., Rieger D. The memory remains: How heavy metal fans buffer against the fear of death. [Электронный ресурс] // Psychology of Popular Media Culture, 2016. Vol. 5 (3), Jul, p. 258–272. URL: http://psycnet.apa.org/?&fa=main.doiLanding&doi=10.1037/ppm0000072. (дата обращения: 18.07.2016).
  22. Алёшина Л.И., Федосеева С.Ю. Исследование зависимости физиологических показателей сердечно-сосудистой системы подростков от воздействия музыкальных композиций разных стилей. [Электронный ресурс] // Грани познания. 2015. № 6. С. 57–60. URL: http://grani.vspu.ru/files/publics/1441606734.pdf. (дата обращения: 18.07.2016).

References
  1. Уколова Л.И. Адаптационные и реабилитационные функции педагогически организованной музыкальной среды. [Электронный ресурс] // Педагогика искусства. Электронный научный журнал. 2008. № 2. (9 с.). URL: http://www.art-education.ru/sites/default/files/journal_pdf/ukolova_l.i._.pdf. (дата обращения: 18.07.2016).
  2. Петрова Т.Ф. Теоретическое обоснование комплексного сопровождения развития ребенка в образовательной среде учреждений оздоровительного типа: дисс. … доктора пед. наук. Ставрополь, 2006. 500 с.
  3. Носкова Т.Н. Какую информационно-образовательную среду можно считать высокотехнологичной?. // Universum: Вестник Герценовского университета. 2007. № no. 1. С. 45– 47.
  4. Плотников К.Ю., Тимошенко Т.М. Организация здоровьесохранного пространства в условиях летнего детского оздоровительного лагеря: музыкальное направление. // Физиологические, педагогические и экологические проблемы здоровья и здорового образа жизни: сборник научных трудов IX Всероссийской научно-практической конференции (25–29 апреля 2016 г., Екатеринбург). Под общ. ред. С.Г. Махневой, Е.А.Юговой. Екатеринбург: изд. “РГГПУ”; 2016. с. 257–264.
  5. Волгунов В.А. Анализ социально-педагогических проблем жизнедеятельности детских загородных лагерей. // Мир науки, культуры, образования. 2010. № 2 (21). С. 86–88.
  6. Горбунова И.Б. Феномен музыкально-компьютерных технологий как новая образовательная творческая среда. // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена: Научный журнал. 2004. № 4 (9). С. 123–138.
  7. Горбунова И.Б., Плотников К.Ю. Место музыки и МКТ в педагогической системе детского оздоровительного лагеря. // Общество: социология, психология, педагогика. 2015. № 6. С. 138–142.
  8. Krause A.E., North A.C., Hewitt L.Y. The role of location in everyday experiences of music. [Электронный ресурс] // Psychology of Popular Media Culture, 2016. Vol. 5 (3), Jul, p. 232–257. URL: http://dx.doi.org/10.1037/ppm0000059. (дата обращения: 18.07.2016).
  9. Плотников К.Ю. Информационные технологии в образовании: уроки музыки в общеобразовательной школе: в 2 ч. Ч. 1: Инновационная образовательная программа. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2013. 229 с. http://elibrary.ru/item.asp?id=24835905.
  10. Hallam S. The Power of Music: a research synthesisof the impact of actively making music on the intellectual, social and personal development of children and young people. London, Ed. 2015. 168 p.
  11. Плотников К.Ю. Потенциал певческой деятельности в развитии у подростка уверенности в себе // Наука о человеке: гуманитарные исследования. 2016. № 1 (23). С. 161–170. DOI 10.17238/issn1998-5320.2016.23.161. http://journal.omga.su/files/nauka_o_cheloveke_23.pdf.
  12. Корсакова И.А. Музыкальная коммуникация: генезис и историко-культурные трансформации: Дисс. … докт. культурологии. М., 2014. 359 с.
  13. Плотников К.Ю. Самореализация жизненных планов личности: модель «оркестр» // Инновационная наука. 2016. № 2. Ч. 4. С. 102–108. http://aeterna-ufa.ru/sbornik/IN-16-2-4.pdf.
  14. Горбунова И.Б., Плотников К.Ю. Освоение подростками музыкально-компьютерных технологий на базе программно-аппаратного комплекса смартфонов (в контексте формирования культурно-образовательной среды). // Теория и практика общественного развития. 2015. № 20. С. 272–275.
  15. Плотников К.Ю. Музыкально-компьютерные технологии в реализации индивидуальных образовательных маршрутов молодёжи. // Научно-практический журнал «Вестник ИрГСХА», 2015, вып. 69, август. С. 153–160. DOI: 10.17238/issn1999-3765.2014.69.
  16. Плотников К.Ю., Горбунова И.Б. К вопросу реализации образовательного потенциала музыки в контексте современного информационного социокультурного пространства. // Информация и образование: грани коммуникации INFO’16: сборник научных трудов. № 8 (16); под. ред. A.A. Темербековой, Л.А. Альковой. Горно-Алтайск: РИО ГАГУ, 2016. p. 117–119.
  17. Куржонкова И.Р. Специфика формирования здоровьесберегающих компетенций учащихся начальных классов. // Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения. 2010. № 16-2 С. 228–232.
  18. Плотников К.Ю. Роль музыкально-компьютерных технологий в выстраивании и реализации индивидуального образовательного маршрута подростка // Педагогический журнал. 2015. № 6. С. 50–65. http://publishing-vak.ru/file/archive-pedagogy-2015-6/4-plotnikov.pdf.
  19. Плотников К.Ю. Информационные технологии в образовании: уроки информатики и музыки в общеобразовательной школе: в 2 ч. Ч. 2: Инновационный учебно-методический комплекс (с приложением на 11 DVD). СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2013. 116 с. http://elibrary.ru/item.asp?id=24835905.
  20. Плотников К.Ю. Художественный репертуар как источник инноваций в области музыкального образования. // Инструменты и механизмы современного инновационного развития: сб. статей Междунар. научно-практ. конференции (25 марта 2016 г., г. Томск). В 3 ч. Ч. 2 / Уфа: Аэтерна, 2016. С. 227–230.
  21. Kneer Ju., Rieger D. The memory remains: How heavy metal fans buffer against the fear of death. [Электронный ресурс] // Psychology of Popular Media Culture, 2016. Vol. 5 (3), Jul, p. 258–272. URL: http://psycnet.apa.org/?&fa=main.doiLanding&doi=10.1037/ppm0000072. (дата обращения: 18.07.2016).
  22. Алёшина Л.И., Федосеева С.Ю. Исследование зависимости физиологических показателей сердечно-сосудистой системы подростков от воздействия музыкальных композиций разных стилей. [Электронный ресурс] // Грани познания. 2015. № 6. С. 57–60. URL: http://grani.vspu.ru/files/publics/1441606734.pdf. (дата обращения: 18.07.2016).


Все статьи автора «Константин Юрьевич Плотников»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: