УДК 347

ПРАКТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИМУЩЕСТВЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЧЛЕНОВ СОВЕТА ДИРЕКТОРОВ. МЕХАНИЗМЫ ЗАЩИТЫ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

Игнатов Максим Андреевич
Московский Государственный Университет имени М. В. Ломоносова
студент

Аннотация
Успешность бизнеса, основывается на профессионализме его руководителей. Совет Директоров, обладая контрольно-распорядительными полномочиями, оказывает огромное влияние на экономические и внутрикорпоративные процессы в обществе. Однако, действия менеджмента часто не согласуются с потребностями юридического лица. В таком случае интересы компании могут восстановить акционеры, реализовав свое право на защиту. Актуальность данного вопроса в последнее время возросла в связи с упрощением системы доказывания, введенным в Постановлении Пленума ВАС РФ №62. В работе проведен анализ основных нормативных критериев необходимых для привлечения членов Совета Директоров к имущественной ответственности, а также обозначены дополнительные критерии, выявленные актуальной судебной практикой. С целью достижения наиболее полного удовлетворения интересов, в условиях увеличения количества случаев, в которых суд становился на сторону акционеров, в работе предпринята попытка выделить защитные механизмы, применимые для предотвращения и защиты от ответственности членов Совета Директоров.

Ключевые слова: вина, конфликт интересов, корпоративный спор, Материальная ответственность, независимая оценка, ограничение ответственности, основания ответственности, презумпция недобросовестности, Совет директоров, страхование, убытки


PRACTICAL ASPECTS OF PROPERTY LIABILITY OF THE BOARD OF DIRECTORS MEMBERS. THE MECHANISMS OF PROTECTION FROM LIABILITY

Ignatov Maxim Andreevich
Moscow State University
student

Abstract
Business success connected with managment bodies activity. The Board of Directors has a huge impact on the economic and internal corporate processes. But the actions of management often conflict with the will of the company. In this case, shareholders should protect the interests of the company. The problem became actual in view of proof system symplification. The paper identified the main criteria for property liability which are designated in legislation and judicial practice. But in view of growing judicial practice task of developing protection mechanisms hes become very important.

Keywords: duty of care, duty of loyalty


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Игнатов М.А. Практические аспекты имущественной ответственности членов Совета Директоров. Механизмы защиты от ответственности // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/03/64881 (дата обращения: 20.11.2016).

Имущественная ответственность органов управления является одним из наиболее эффективных институтов, поддерживающих баланс корпоративных интересов в хозяйственном обществе. Увеличивая риск управленческой деятельности, она заставляет менеджмент действовать более осмотрительно, при этом ограничивая возможные злоупотребления. Однако на этапе правоприменения данный институт сталкивается с рядом трудностей, которые будут рассмотрены далее.

Актуальность написания работы вызвана повышенным интересом, уделяемым вопросу ответственности членов Совета Директоров российской судебной практикой. Участники общества чаще стали защищать свои корпоративные интересы в судебном порядке. Кроме того, неизменно повышается количество случаев, когда суд, возлагая ответственность на членов Совета Директоров, становится на сторону общества.

В работе рассмотрены особенности имущественной ответственности членов Совета Директоров, проведен анализ доказательной части и сформулированы механизмы превенции и защиты членов Совета Директоров от возмещения убытков, многие из которых могут аналогично применяться для других коллегиальных органов хозяйственного общества.

В доктрине [1, с.21] меры воздействия, применяемые в отношении органов юридического лица, объединяют в отдельный тип ответственности: ответственность органов управления юридического лица. Отличительной особенностью данного института, связанной с особым характером деятельности, является установление мер воздействия различными отраслями права [2, С. 926]. Однако, наиболее проблематичным и обсуждаемым на практике, является применение мер гражданско-правовой ответственности, в частности возмещения убытков.

Возможность привлечения к ответственности, лиц, выполняющих управленческие функции, подтверждается положениями ст.53 ГК РФ [3], ст. 71 ФЗ об АО [4], а также одной из новелл гражданского законодательства ст. 53, 1 ГК РФ.  Норма п. 5 Ст. 71 ФЗ об АО наделяет общество или акционера, в совокупности обладающих не менее чем 1% обыкновенных размещенных акций общества, возможностью исковой защиты своих прав. При этом, данный иск носит характер косвенного, т.е. выгодоприобретателем является общество в целом. В случае, если убытки причинены виновными действиями, нарушающими порядок покупки пакета акций свыше 30%, акционер также наделяется правом требовать возмещения убытков в свою пользу, однако необходимым условием при этом выступает заинтересованность в иске [5, С. 619].

Одним из первых вопросов, возникающих на практике у акционера является определение субъектного состава искового требования. Исходя из легальной трактовки ст. 71 ФЗ об АО [6, С. 190.], можно предположить, что ответственность органов управления общества носит личный характер. Такая позиция подтверждается п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 [7], в котором говорится о самостоятельной обязанности члена Совета Директоров действовать в интересах общества. Соответственно акционер вправе направить иск к любому члену Совета Директоров, кроме членов, не принимавших участия в голосовании или голосовавших “против” по спорному вопросу повестки, невиновность таких членов презюмируется в п.2 ст. 71 ФЗ об АО.

Несмотря на личный характер ответственности, не стоит забывать о том, что решения, принимаемые Советом Директоров носят коллегиальный характер. Законодатель закрепил, что в случае, если ущерб возникает по вине нескольких лиц, ответственность членов Совета Директоров будет носить солидарный характер п. 4 ст. 71 ФЗ об АО, п. 4 ст. 53, 1 ГК РФ. Например, в Постановлении ФАС Поволжского округа от 06.08.2012 по делу N А12-18977/2011 [8] ответчиками по иску о взыскании убытков выступают все члены совета Директоров, проголосовавшие “за” принятое решение.

Кроме того, корпоративным законодательством предусматривается возможность привлечения органов управления к субсидиарной ответственности в п. 3 ст. 3 ФЗ об АО, данная норма распространяется на членов Совета Директоров. Такая дополнительная [9, С. 142.] ответственность членов Совета Директоров за действия основного должника, которым является общество, применяется, например, при банкротстве п.4 ст.10 ФЗ “О Несостоятельности (Банкротстве)”[10]. Хотя доказать, что банкротство общества наступило в результате недобросовестных действий членов Совета Директоров, представляется проблематичным, в том числе потому что применение данной нормой связывается законодателем с прямым умыслом лица, способного давать обязательные указания обществу, применение судами субсидиарной ответственности к членам Совета Директоров применимо на практике.

Однако, до недавнего времени положительная судебная практика по вопросу привлечения к ответственности членов Совета Директоров фактически отсутствовала. Подобные корпоративные споры и сейчас часто завершаются отказом в удовлетворении исковых требований. Так например, в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2015 N 09АП-22324/2015 [11] в иске о взыскании убытков с членов Совета Директоров суд отказал, ввиду необоснованности размера ущерба, понесенного от неправомерно произведенной оценки, а в Постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.12.2015 N 15АП-18570/2015 [12] требование о взыскании убытков было отклонено, так как суд посчитал, что действия членов Совета Директоров по финансовой оценке не выходили за пределы разумности.

Причина нейтрального отношения практики тесно связана с теоретическим аспектом данного вопроса. Привлечение к ответственности возможно только на основании совершения правонарушения или иных обстоятельств, предусмотренных договором или законом [13, С. 445]. Следовательно, можно сделать вывод о существовании общих условий или оснований привлечения к гражданско-правовой ответственности [14. С. 705.], с которыми и связана основная проблематика данного института.

Обратимся к основаниям, которые являются необходимыми для привлечения к ответственности членов Совета Директоров.

К числу таких критериев можно отнести:

Вина Вопрос о необходимости наличия вины как субъективного признака привлечения к юридической ответственности был подтвержден постановлением Конституционного Суда РФ [15]. Отражая внутреннее психическое отношение лица, к совершаемому деянию, критерий вины отражает волевую направленность управляющего лица. Подход законодателя и судебной практики на текущий момент един: без наличия вины в форме умысла или неосторожности взыскание убытков с члена Совета Директоров невозможно. В законодательстве данная позиция нашла отражение в п.1 ст. 53,1 ГК РФ, п. 2 ст. 71 ФЗ об АО.

Наиболее общие критерии оценки судами действий органов управления как виновных были разработаны судебной практикой [16, С. 150]: Ненадлежащее выполнение своих обязанностей, непринятие должной заботы и осмотрительности для предотвращения нарушений, несоответствие действий лица общепринятым критериям оборота и др.  Таким образом, критерий вины является обязательным основанием для привлечения к ответственности члена Совета Директоров, кроме того данный критерий взаимосвязан с остальными основаниями ответственности, что проявляется в процессе доказывания вины, посредством нарушения стандартов добросовестности и разумности.

Нарушение критериев добросовестности и разумности    Развитая в система англосаксонского права система стандартов duty of care [17], duty of loyalty, предполагает, что лицо, участвующее в органах управления должно действовать с должной заботой и лояльностью по отношению к обществу.

В российской системе данная концепция нашла свое отражение в виде требований действовать добросовестно, разумно и в интересах общества и была рекомендована к использованию в Кодексе корпоративного поведения [18], в п. 3.1 которого было указано, что член Совета Директоров должен действовать добросовестно и разумно и проявлять добросовестность и осмотрительность, в п. 3.1.1 указано, что член Совета Директоров должен действовать в интересах общества. На законодательном уровне подобные положения были закреплены в п.3 ст.53 ГК РФ, п.1 ст. 71 ФЗ об АО, а также впоследствии появились в новелле ст. 53, 1 ГК РФ, п.2 которой возлагает на членов Совета Директоров обязанность возместить убытки обществу, причиненные их виновными действиями, совершенными недобросовестно и неразумно.     Однако, основная проблематика заключается в отсутствии в корпоративном законодательстве, не только определения, но и критериев определения разумности и добросовестности члена коллегиального органа управления, хотя некоторые попытки толкования данных категорий предпринимались в рекомендациях Кодекса корпоративного поведения.

Нарушение добросовестности и разумности является основной причиной для предъявления иска к члену Совету Директоров. Обязанность члена совета директоров действовать добросовестно и разумно, в интересах общества на практике связывается судами с проявлением заботливости и осмотрительности, которых следует ожидать от хорошего руководителя в аналогичной ситуации в подобных обстоятельствах. Следует отметить, что при определении добросовестности поведения члена Совета Директоров суд, в соответствие с п.3 ст. 71 ФЗ об АО, должен исходить из правил, сложившихся в деловом обороте и учитывать иные обстоятельства, имеющие значение для дела. Например, в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2015 N 09АП-10065/2015 по делу N А40-93262/2012 [19] исковое заявление о взыскании убытков с членов Совета Директоров было удовлетворено, так как суд пришел к выводу, что необоснованно определив размер выплат единоличному исполнительному органу, члены Совета Директоров вышли за пределы добросовестного и разумного поведения.

Проблематичным для данного института является то, что п.5 ст. 10 ГК РФ закрепляет презумпцию добросовестности и разумности участника гражданского оборота, а это предполагает, что акционер-истец должен самостоятельно предоставить доказательства недобросовестности членов Совета Директоров [20], некоторым исключением из данного правила можно считать случаи, в которых, срабатывает презумпция недобросовестного поведения.

Способствовало активизации корпоративных споров по привлечению членов Совета Директоров к ответственности принятие Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 [21], которое значительно упростило практику доказывания недобросовестности членов Совета Директоров, обозначив случаи, при которых недобросовестность предполагается, основные из них: наличие конфликта интересов, предоставление ложной информации; уклонение от передачи документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица; знание о невыгодных для юридического лица условиях, и неразумности принятия решения: без учета известной информации, имеющей значение для данной ситуации; непринятие действий, необходимых для получения информации, обычной для деловой практики при сходных обстоятельствах; совершение сделки без совершения необходимых внутренних процедур. Введение своего рода презумпций недобросовестного и неразумного поведения определенных действий членов Совета Директоров стимулировали появление положительной практики по вопросу ответственности.

Необходимость волеизъявления по оспариваемому вопросу Данное основание было развито судебной практикой и предполагает необходимость наличия юридических документов, устанавливающих волеизъявление членов Совета Директоров по вопросу, являющемуся предметом корпоративного спора. Например, В Постановление ФАС Поволжского округа от 06.08.2012 по делу N А12-18977/2011 [22] арбитражный суд, ссылаясь на отсутствие подписанного председателем протокола заседания Совета Директоров, постановил, что волеизъявление членов Совета Директоров в данном случае не может быть установлено, по этой причине требование о взыскании убытков было отклонено. Необходимость волеизъявления члена Совета Директоров была подтверждена в п. 7 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 6 [23].

Голосование “за” принятое решение Данное положение тесно связано с предыдущим и вытекает из п.2 ст. 71 ФЗ об АО, в соответствие с которым Члены Совета Директоров, которые голосовали “против”, ответственности не подлежат. Также не подлежат ответственности члены, не принимавшие участия в голосовании. При этом необходимо учитывать, что члены Совета Директоров, которые выбрали вариант “воздержался”, как следует из правовой позиции в Постановлении Президиума ВАС России от 1 июня 2004 г. N 1098/04 по делу N А12-4859/03-с32 [24], не могут считаться не принимавшими участия в голосовании.

Непосредственное участие Данный критерий был обозначен в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62, в п.1 которого арбитражным судам было указано принимать во внимание, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, не могут предполагаться как недобросовестное и неразумное поведение. Во внимание должна приниматься вся совокупность факторов, включая взаимосвязь между действиями члена Совета Директоров и наступившими неблагоприятными последствиями.

Убытки Обязательным основанием для привлечения членов Совета Директоров к ответственности, является претерпевание обществом определенных неблагоприятных последствий, убытков.  В соответствие с позицией ВАС РФ [25] и судебной практикой под убытками относительно вопроса ответственности органов управления, следует понимать фактическое необоснованное уменьшение имущества общества.

Следует отметить, что п.6 Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 [26]возлагает на истца обязанность доказывать наличие убытков у юридического лица, кроме того на него возлагается обязанность определить и документально подтвердить размер убытков [27]. При этом, при определении факта наличия убытков и их размера согласно п.3 ст. 71 ФЗ об АО, должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота и иные обстоятельства, имеющие значение для данного дела. Так согласно п. 1 Постановлении Пленума ВАС РФ № 62 не могут признаваться убытками действия члена органа управления, хотя и повлекшие неблагоприятные последствия, но не выходившие за пределы разумного предпринимательского риска.

Таким образом, привлечение к имущественной ответственности членов органов управления, в частности членов Совета Директоров превращается в непростой процесс доказывания истцом наличия в действиях уполномоченного лица совокупности вышеперечисленных признаков, что осложняется отсутствием четких критериев добросовестности и разумности в законодательстве.

Однако принимая во внимание риск свойственный для предпринимательской деятельности в условиях рынка, а также огромные скопления капитала свойственные для многих публичных корпораций, привлечение к ответственности органов управления сталкивается с еще одной проблемой: С одной стороны, каким образом максимально полно удовлетворить убытки общества при привлечении члена Совета Директоров к ответственности, С другой стороны, какие механизмы ввиду рискованного характера деятельности члена Совета Директоров применимы для предотвращения ответственности.

1)  Страхование ответственности Данная мера получает все большее распространение.  В перспективе страхование ответственности членов Совета Директоров должно одновременно устранить проблему взыскания крупных сумм, и при этом несколько снизить рискованность управленческой деятельности. Например, Кодекс Корпоративного Поведения [28] в ст. 6.1.2, в целях соблюдения баланса интересов, рекомендует осуществлять страхование ответственности членов Совета Директоров за счет общества.

Российское законодательство не содержит специализированного института ответственности лиц, занимающихся управленческой деятельностью, в том числе из-за трудностей в квалификации отношений, возникающих между обществом и Советом Директоров, что приводит к трудностям в определении вида страхования.

Страхование профессиональной ответственности членов Совета Директоров соответствует ст. 932 ГК РФ, связанной с ответственностью по договору, однако на практике может использоваться страхование ответственности за причинение вреда ст. 931 ГК РФ или имущественное страхование ст. 929 ГК РФ [29]. Это, однако не отменяет самого факта возможности страхования ответственности членов Совета Директоров, вытекающего из смысла норм Главы 48 ГК РФ, а также п. 6 ст. 4 ФЗ «Об организации страхового дела в РФ» [30], который закрепляет риск наступления ответственности за причинение вреда имуществу граждан или юридических лиц в качестве объекта страхования.

Преимущества данного механизма очевидны. Привлечение страховой организации в качестве ответчика по иску к члену Совета позволит наиболее полно удовлетворить требования истца, которые без страхования могут оказаться невыполнимыми для членов Совета Директоров. Тем не менее, страхование имеет и негативный аспект, значительно уменьшая личную ответственность, управляющего лица и позволяя вести себя более свободно, беспечно, и зачастую провоцирует непрофессиональные действия [31]

2)   Привлечение оценщика Одним из направлений деятельности Совета Директоров является выдача финансовых рекомендаций. Убытки, понесенные обществом в результате неправильно осуществленной оценки часто становятся предметом исковых требований, предъявляемых акционерами. Например, в Постановлении ФАС ЗСО от 27.09.2013 по делу N А46-28342/2012 [32] суд принял решение в пользу общества, обосновав это тем, что в результате одобрения Советом Директоров ряда сделок по заниженной цене, обществу были нанесены значительные убытки. В Постановления ФАС ЦО от 17.03.2011 по делу N А68-3143/10 [33] суд встал на сторону управляющих органов, указав, что само существование на рынке определенного уровня цен, не может означать, что спорный объект безусловно был бы продан по предполагаемой цене.

Деятельность по выдаче финансовых рекомендаций носит оценочный, рискованный и в определенной степени прогностический характер, поэтому требует высокого уровня профессиональной компетентности. В большинстве случае, привлекая независимого оценщика к решению спорных вопросов отчуждения имущества, члены Совета Директоров смогут избежать ответственности, сославшись на свою добросовестность и действия самого оценщика. Кроме того, привлечение независимого оценщика в соответствие с п 2 ст 77 ФЗ об АО в случаях, прямо предусмотренных законом является обязательным.

Оценщик несет ответственность за осуществленную им оценочную деятельность в соответствие с п 1 ст 77 ФЗ об АО, а ст. 24, 6 ФЗ “об Оценочной деятельности” [34] регулирует порядок возмещения убытков. При этом ответственность оценщика также может подлежать страхованию. Таким образом, факт привлечения независимого оценщика будет являться доказательством добросовестности и разумности поведения членов Совета Директоров и тем самым перенесет риск, связанный с оценочной деятельностью на независимого оценщика.

3) Предоставление иных доказательств добросовестности        Данный механизм работает подобно рассмотренному выше. При осуществлении контрольно-финансовой деятельности Совет Директоров может опираться на сведения, полученные от квалифицированных специалистов. Например, использование юридических консультаций при принятии решений, привлечение профессиональных участников рынка ценных бумаг, использование публичной информации о лице, направившем обязательную оферту, использование иных документов, которые могут подтвердить добросовестность членов Совета Директоров. Помимо этого, члены Совета Директоров могут, действуя осторожно, голосовать “против” по вопросам, в основании которых нет весомой основы. Такое поведение также не позволит привлечь членов Совета Директоров к ответственности ввиду прямого указания закона.

4) Ограничение ответственности в уставе Данное нововведение было привнесено новеллой гражданского законодательства ст 53, 1 ГК РФ. В п.5 данной статьи закрепляется ничтожность соглашения об ограничении ответственности за недобросовестные и неразумные действия управляющих органов в публичном обществе и за недобросовестные в непубличном обществе. Исходя из легальной трактовки нормы можно сделать вывод, что законодатель допускает возможность ограничения ответственности за неразумные действия членов Совета Директоров в непубличном обществе. Данная норма может подвергаться конструктивной критике, однако управление рисками с помощью ограничения ответственности уставом непубличного общества, может стимулировать привлечение новых специалистов, а также позволит им действовать более свободно, ограничив ответственность на локальном уровне.

Таким образом, оказывая весомое влияние на деятельность общества, члены Совета Директоров, при этом должны действовать в его интересах, удовлетворяя критериям добросовестности и разумности. Несмотря на отсутствие определения в законодательстве многих оценочных категорий в российском законодательстве, при наличии совокупности оснований привлечение членов Совета Директоров к ответственности возможно. Данный вопрос в последнее время активно развивается судебной практикой, в результате чего понимание механизмов защиты от ответственности приобретает все большую актуальность. При этом, не стоит забывать, что лучшим защитным механизмом от ответственности все же остается действительно профессиональное и добросовестное поведение на благо общему делу, позволяющее без судебного вмешательства сохранить баланс интересов между директором, акционером и обществом.


Библиографический список
  1. Могилевский С.Д. Акционерные общества. М., 1998. С. 68, Молотников А.Е. Ответственность в акционерных обществах. М., 2006
  2. Шиткина И. С. Корпоративное право М., 2015
  3. “Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)” от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016) // “Собрание законодательства РФ” 05.12.1994 N 32 ст. 3301
  4. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 29.06.2015, с изм. от 29.12.2015) “Об акционерных обществах” // “Собрание законодательства РФ”, 01.01.1996, N 1, ст. 1
  5. Поваров Ю.С. Акционерное право России, 3-е издание. М., 2013
  6. Борисов А. Н. Комментарий к Федеральному закону об Акционерных обществах М., 2014. [Доступ из СПС Консультант Плюс]
  7. Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 “О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица”// “Экономика и жизнь” (Бухгалтерское приложение), N 34, 30.08.2013
  8. Постановлении ФАС Поволжского округа от 06.08.2012 по делу N А12-18977/2011
  9. Кондратьева О.Н. Имущественная ответственность лиц, входящих (входивших) в состав органов управления хозяйственных обществ. Владивосток, 2012
  10. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 29.12.2015) “О несостоятельности (банкротстве)” (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2016) “Собрание законодательства РФ”, 28.10.2002, N 43, ст. 4190
  11. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 20.07.2015 N 09АП-22324/2015 по делу N А40-1239/12 [СПС Консультант Плюс]
  12. Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.12.2015 N 15АП-18570/2015 по делу N А32-18259/2015 [СПС Консультант Плюс]
  13. Суханов Е.А. Гражданское право: учебник в 2-х тт. Т.1. 2-е издание. М., 2011
  14. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 2005
  15. Постановление Конституционного суда РФ от 25 января 2001 №1-П// Собрание Законодательства РФ 2001 №7 Ст. 700.
  16. Кондратьева О.Н. Имущественная ответственность лиц, входящих (входивших) в состав органов управления хозяйственных обществ. Владивосток, 2012
  17. Подробнее См. Будылин C. Л. Разум и добрая совесть: обязанности директора в США, Великобритании, России// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 2/2013
  18. Распоряжение ФКЦБ РФ от 04.04.2012 № 421/р “О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения” // “Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг” от 30 апреля 2002 г., N 4 [СПС Гарант]
  19. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 13.05.2015 N 09АП-10065/2015 по делу N А40-93262/2012 [СПС Консультант Плюс]
  20. Борисов А. Н. Комментарий к Федеральному закону об Акционерных обществах М., 2014. С. 194. [Доступ из СПС Консультант Плюс]
  21. Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 “О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица”// “Экономика и жизнь” (Бухгалтерское приложение), N 34, 30.08.2013 [СПС Консультант Плюс]
  22. Постановление ФАС Поволжского округа от 06.08.2012 по делу N А12-18977/2011 [СПС Консультант Плюс]
  23. Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 “О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица”// “Экономика и жизнь” (Бухгалтерское приложение), N 34, 30.08.2013
  24. Постановление Президиума ВАС России от 1 июня 2004 г. N 1098/04 по делу N А12-4859/03-с32// “Вестник ВАС РФ”, 2004, N 9
  25. Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 ноября 2010 г. № ВАС-12771/10 [СПС Консультант Плюс]
  26. Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 “О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица”// “Экономика и жизнь” (Бухгалтерское приложение), N 34, 30.08.2013
  27. Кондратьева О.Н. Имущественная ответственность лиц, входящих (входивших) в состав органов управления хозяйственных обществ Владивосток. 2012.
  28. Распоряжение ФКЦБ РФ от 04.04.2012 № 421/р “О рекомендации к применению Кодекса корпоративного поведения” // “Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг” от 30 апреля 2002 г., N 4
  29. Фогельсон Ю.Б. Страховое право: Теоретические основы и практика применения М., 2012.
  30. Закон РФ от 27.11.1992 N 4015-1 (ред. от 28.11.2015, с изм. от 30.12.2015) “Об организации страхового дела в Российской Федерации” (с изм. и доп., вступ. в силу с 09.02.2016)// “Российская газета”, N 6, 12.01.1993
  31. Шиткина И.С. Корпоративное право. М., 2015.
  32. Постановление ФАС ЗСО от 27 сентября 2013 г. по делу N А46-28342/2012 [СПС Консультант Плюс]
  33. Постановление ФАС ЦО от 17.03.2011 по делу N А68-3143/10  [СПС Консультант Плюс]
  34. Федеральный закон от 29.07.1998 N 135-ФЗ (ред. от 13.07.2015) “Об оценочной деятельности в Российской Федерации” (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2016) // “Собрание законодательства РФ”, 03.08.1998, N 31, ст. 3813


Все статьи автора «Игнатов Максим Андреевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация