УДК 37.017.4

ИДЕЙНО-ТЕМАТИЧЕСКАЯ СВЯЗЬ ТВОРЧЕСТВА КОСТА ХЕТАГУРОВА И ГЕОРГИЯ ЦАГОЛОВА

Борукаева Залина Георгиевна1, Дзугкоева Сабина2
1Северо-Осетинский государственный педагогический институт, кандидат педагогических наук, доцент кафедры русской филологии
2Северо-Осетинский государственный педагогический институт, обучающаяся 2-го курса факультета лингвистики

Аннотация
В статье проводится анализ публицистической деятельности выдающихся деятелей осетинской художественной литературы и национальной культуры Коста Левановича Хетагурова и Георгия Михайловича Цаголова. На страницах журналов и газет Кавказа они поднимали самые животрепещущие народные проблемы. По существу их творческая литературная деятельность представляет в плане содержания органическое единство, дополняют друг друга и отличается удивительным тематическим и жанровым разнообразием.

Ключевые слова: жанр осетинрской поэзии, осетинская художественная литература, Творчество Г.М. Цаголова, творчество К.Л. Хетагурова


IDEOLOGICALLY-THEMATIC RELATIONSHIP BETWEEN CREATIVITY AND GEORGE COSTA KHETAGUROVA TSYGALOV

Borukaeva Zalina Georgievna1, Dzugkoeva Zarina2
1North Ossetian State Pedagogical Institute, candidate pedagogical sciences, assistant professor of Russian philology
2North Ossetian State Pedagogical Institute, 2nd course student of faculty linguistics

Abstract
The article analyzes the journalistic activities of outstanding figures of Ukrainian literature and national culture Costa Levanovich Khetagurova and Georgii Mikhailovich Tsygalov. In magazines and newspapers Caucasus pages they raised the most burning problems of the people. Essentially their creative literary activity is in terms of the content of the organic unity, they complement each other and different surprising thematic and genre diversity.

Keywords: Creativity G.M. Tsygalov genre osetinrskoy poetry, creativity K.L. Khetagurov, ossetian literature


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Борукаева З.Г., Дзугкоева С. Идейно-тематическая связь творчества Коста Хетагурова и Георгия Цаголова // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/02/64430 (дата обращения: 20.11.2016).

Основоположник осетинской художественной литературы и литературного языка Коста Леванович Хетагуров – личность выдающаяся, явление феноменальное для осетинского народа и России в целом. За короткую, полную лишений жизнь он смог заложить прочный фундамент национальной литературы и живописи, стать известным русским поэтом, драматургом и публицистом.

В ряду славной плеяды осетинской интеллигенции не последнее место принадлежит видному русскоязычному поэту, прозаику, публицисту Георгию Михайловичу Цаголову. Несмотря на то, что писал он на русском языке, его без всяких сомнений, следует считать деятелем осетинской культуры, поскольку в своем творчестве он очень тонко сумел передать особенности национальных черт характера, национальных ценностей, обычаев – одним словом, осетинского менталитета.

Каждый из них шел самобытным путем, но определяющим и решающим фактором в этом движении к новым темам и образам была глубинная связь с судьбой народа. Естественно, что каждый по-своему видел эпоху, главные ее проблемы и говорил о них в своем творчестве.

Мы попытались проследить процесс идейно-тематической связи творчества Коста Хетагурова и Георгия Цаголова.

К. Хетагуров был знаком с Г. Цаголовым. Видимо классик осетинской литературы перевернул всю его жизнь. Коста Леванович не раз бывал в доме Цаголовых. Именно Цаголов одним из первых дал достойную оценку творчеству Коста Хетагурова, которого называл первой яркой звездой на тусклом небе осетинской литературы.

Он был для него тем же, кем был В.Г. Белинский для Н.А. Некрасова. Беседы с К. Хетагуровым помогли Г. Цаголову вырасти в крупного мастера художественного слова. Высокая оценка творчества К. Хетагурова дана в таких стихах Г. Цаголова, как «На могиле Коста», «Памяти Коста Хетагурова». Причем главным в творчестве Коста он считал любовь и ненависть, т.е. те качества, которые так высоко ценил Н.А. Некрасова [1].

«Богатым вкладом в зарождающуюся осетинскую литературу» считал Георгий Цаголов сборник осетинских стихов Коста Хетагурова, а о его русских стихотворениях писал, что они «носят на себе печать истинного таланта» [2].

Естественным было в пору становления Г.Цаголов как писателя увлечение, граничащее с подражанием. Образцом была, конечно, жизнь и поэзия К. Хетагурова. Перед ним стояла трудная задача: оставаясь верным наследником традиций, стать верным их продолжателем. Часто влияние Коста Левановича сводится к поискам похожих тем и выражений, родственных мыслей и сюжетов. Говорят, обратился к фольклору – это от Коста, оплакивает женскую долю – от него же.

Жанр и проблематика стихотворений и рассказов К. Хетагурова и Г. Цаголова необычайно разнообразны. Мы остановимся на некоторых из них [3]. В первую очередь, это прославление свободы и защита «униженных и оскорбленных» – деревенской бедноты – самого забитого и угнетенного сословия. Здесь представлены типичные образы бедняков – горцев, задавленных нуждой. Им противопоставлен виновник народного горя – кулак, сельский буржуа. Народ не намерен мириться со своим рабским положением и готов к борьбе за свободу.

И К. Хетагуров и Г. Цаголов считали, что самым богатым и враждебно относящимся к трудовому народу классом были алдары [4]. В данном вопросе Цаголов даже был несколько последовательнее своего великого предшественника. Коста в определенный период своей жизни, исходя из тактических соображений, считал целесообразным компромисс с алдарами.

Есть у Г. Цаголова рассказ «Зимней ночью», который был впервые опубликован в 1896 году в газете «Казбек». В нем наиболее ярко прослеживается тематическое единство творчества Хетагурова и Цаголова. Действие рассказа происходит зимою, когда снежные завалы и лавины в горах Кавказа стирают с лица земли целые аулы. В одну из холодных зимних ночей среди безмолвно стоящих могучих гигантов было так тихо, что даже становилось жутко. «Но вот из глубины мрачной трущобы послышалась песня. Пел приятный, но какой-то измученный , печальный голос, трудно было разобрать. Да и зачем разбирать слова? Это не песни. Это – стоны многовекового страдания народного, это – вопли наболевшей души человеческой… То страдает человек. Он измучен уже давно, все силы его уже истощились, но тем не менее, он надеется…[5].

Понятно, что подобные переживания могут быть лишь у человека, который всю свою жизнь ничего, кроме страданий, не видел и в будущем не ожидал ничего лучшего. Это был «одетый в рваную шубу с изодранной черкеской поверх молодой осетин», шедший сзади навьюченного вязанкой дров ослика.

Вторая часть рассказа переносит нас в «мрачную, неуютную саклю. Стены грязные, закоптелые. По стенам развешаны турьи рога, различная посуда, трехногие оринги (столики) и немногосложное оружие горца» [6]. Это несчастная семья погибшего, обреченная на невыносимые страдания, а возможно, и на голодную смерть.

Идейно-тематический анализ связи творчества К. Хетагурова и Г. Цаголова нельзя считать полным без освещения женского вопроса. Как известно, решение его определяется характером социально-экономического строя и общественно-политических порядков данного общества. Женщина – горянка всегда была жертвой «домашнего рабства» [7].

В Осетии сохранились некоторые пережитки матриархата, традиции уважения к женщине, свойственные ранней стадии родового строя, когда женщина занимала господствующее положение в общественной жизни. О положении женщины в древней Осетии можно судить и по нартскому эпосу. Самым уважаемым и почётным человеком среди нартов была Сатана. Это была умная, добрая, находчивая и щедрая женщина, благодаря этим качествам она не раз выводила нартов из затруднительного положения и спасала их от гибели.

В очерке «Особа» Коста Хетагуров прекрасно показал эти народные обычаи, сохранившие знаки почитания и уважения к женщине в Осетии.

Однако, несмотря на эти традиции, участь женщины в Осетии, как и на всём Кавказе, была незавидной. Горянка не имела никаких прав, она не могла принимать участия в общественной жизни. У себя дома, в семье, она была рабыней своего мужа. Помимо тяжёлого материального гнёта, горянка испытывала тяжесть адатов и обычаев, которые сурово подавляли малейшее проявление её самостоятельности и независимости, обрекали её на невыносимые страдания и мучения, не признавали в женщине человеческого достоинства, изолировали ее от общественной жизни, ее уделом оставался только домашний очаг. Мало того, горянка, не имея общественных прав, не могла проявлять и свои чувства, и переживания. Её лишали, казалось бы, самого элементарного и необходимого права – любить, выходить замуж добровольно, по своему выбору. Выдавая замуж, не спрашивали её согласия. Она должна была беспрекословно подчиняться воле своих родителей.

В угнетении женщины на Кавказе значительную роль играли, конечно, старые адаты и обычаи, которые определялись, в основном, социально – политическими порядками того времени.

Жизнь осетинки была удручающей не только в период её замужества, но и до него. По осетинскому обычаю, жених и невеста не имели права не только встречаться, но даже видеть друг друга до того, пока он не приведёт её в свой дом. В таких условиях о любви между ними не могло быть и речи, ведь они совершенно не знали друг друга. Такой жизненно важный вопрос, как женитьба, решался по усмотрению трёх лиц, обычно родителей.

Данный вопрос в широком аспекте был поставлен несколько позже Коста Хетагуровым, который впервые в Осетии заговорил о необходимости освободить женщину не только от семейных, но и от общественных оков.

В очерке «Особа» Коста прекрасно показал положение осетинки в семье и обществе, начиная со дня её рождения и кончая смертью. Если весть о рождении мальчика была в семье величайшей радостью и вестники получали подарки, то «рождение девочки встречается не так радостно, и, конечно, без раздачи подарков». Девочек выдавали замуж в четырнадцать лет. «В доме мужа «никто не слышал ее голоса», – говорит автор, – никто не видит её сидящей. Встаёт она раньше других, везде подметает, убирает, всем прислуживает, ест наскоро и ложится спать позже всех… На её плечах все заботы о семье у домашнего очага, она должна всех обшить, напоить и накормить… Жена, пока не снимет обуви с мужа, никогда не ляжет спать… Исключая платья, женщина не имеет никакой собственности ни от отца, ни от мужа, ничего не переходит к ней по наследству. Она трудится ради того, чтобы её кормили, одевали и после смерти похоронили в установленном обряде» [8]. В стихотворении Коста Хетагурова «Не спрашивай…» мать рассказывает дочери о своём трагическом прошлом. В молодости она мечтала о счастливой семейной жизни, берегла своё молодое сердце «для любви и счастья», но суровый отец выдал её за нелюбимого человека. После смерти мужа, она, девятнадцатилетняя вдова, вернулась в родительский дом, но была уже здесь «лишней, чужой», обречённой на постоянные унижения и страдания.

В лучшем своём стихотворении «Мать сирот» поэт представляет перед читателем страшную по своей правдивости и убедительности картину трагического положения горянки – вдовы и её детей. Коста с большим художественным мастерством нарисовал незабываемый, трогательный образ матери, исстрадавшейся в нищете, в борьбе с нуждой.

Коста Хетагуров не ограничился тем, что показал бесправное положение кавказской женщины в обществе и семье. Поэт призывал за полное равноправие мужчины и женщины в вопросе любви и семейной жизни. Он выступил против порочного, по его мнению, традиционного представления о женском призвании к послушанию и терпению, против обязанности подчинения её власти мужчины [9].

Большое внимание женскому вопросу, образу женщины-горянки уделял также и Георгий Цаголов. Он показал, что при существующих общественных порядках, в условиях «лакейской цивилизации» женщина является бесправной и униженной, жертвой социальной несправедливости и домашнего рабства. Цаголов подчеркивал, что в особенно тяжёлых условиях находится горянка, проводящая всю свою жизнь в сплошных страданиях в краю, «где голод царствует всегда, где радости никто не знает». Помимо социального гнёта, который горянка разделяла с женщинами других народов, она находилась под тяжестью суровых кавказских адатов, обычаев, лишавших её элементарных прав и человеческого достоинства. Это нашло отражение в стихотворении «Невесте – осетинке».

В статье-очерке «Она бежала» писатель рассказывает о молодой осетинке Миллиане, бежавшей из родительского дома с молодым горцем Габо. Она была вынуждена поступить так, ибо ей, магометанке, родители категорически запретили выходить замуж за любимого человека лишь потому, что он был христианином.

Кавказский менталитет подобное своеволие девушки считал преступным. Но Георгий Цаголов полностью оправдывает этот смелый поступок самоотверженной девушки, решившей порвать всякую связь с прошлым, смело выбросить «из молодой груди светильник веры».

Рассказ Г. Цаголова по своей проблематике напоминает поэму «Фатима» К. Хетагурова. И Фатима и Миллиана порывают со своей средой, разница лишь в том, что у первой эта среда социальная, у второй – «религиозная». Обе они решительно выступали против адатов и традиций воспитавшего их общества и тем самым, бросив ему вызов, возвысились над ним. Подвиг Фатимы кончился трагедией для неё, судьба Миллианы тоже предопределена, она не сулит ей ничего хорошего. Субъективным желаниям молодых девушек тесно в объективных условиях их общественного бытия, их стремления скованы цепями феодально-патриархальной морали.

Как и Коста Хетагуров, Цаголов не ограничивался показом женской трагедии в рамках семейной жизни. Он указывает на социальные причины. По мнению Цаголова, дело не только в обычаях и традициях горцев, а главным образом, в материальных условиях их жизни.

В стихотворении «Рассказ дигорца» (1898), напоминающем «Мать сирот» Хетагурова, Цаголов создаёт образ матери, жертвы нужды и нищеты.

Несчастная горянка, чтоб избавиться от тяжёлого положения, не могла придумать ничего лучшего, как навсегда уйти из жизни, оставив на произвол судьбы любимого сына. Человек не должен мириться с этим.

Коста Хетагуров и Георгий Цаголов уделяли особое внимание проблеме образования в Осетии. Они подвергли резкой критике состояние учебного дела в России и на Северном Кавказе. Они призывали к подготовке высококвалифицированных учителей, выступали в их защиту, требовали увеличения жалованья педагогическим кадрам. Учителя же считали носителем высоких качеств: правдивости, прямоты, честности. К. Хетагуров и Г. Цаголов высоко ценили положительное влияние русского языка и литературы.

Многогранность идейно-тематической связи творчества К. Хетагурова Г. Цаголова не утратило своей актуальности и в наше время, поскольку в нем подняты не только привязанные к их эпохе сугубо национальные проблемы, но и проблемы общечеловеческие, актуальные во все времена, важнейшая из которых, – проблема долга художника перед обществом. Творчество двух выдающихся представителей осетинского народа К. Хетагурова и Г. Цаголова учит добру, справедливости, непреклонности в достижении цели, пробуждает гордый дух и высокое стремление.


Библиографический список
  1. Борукаева З.Г. Вопросы социальной жизни осетинского народа в поэзии Г.Цаголова. //Вектор науки, №4, 2015.
  2. Цаголов Г.М. Собр.соч. Т.1. Владикавказ, 1992.
  3. Борукаева З.Г. Творчество Г.Цаголова. Идейно-тематическое и художественное своеобразие. Владикавказ, 2001.
  4. Цаголов Г.М. Осетинские мотивы. Стихотворения. Владикавказ, 1907.
  5. Габараев С. Ш. Г. М. Цаголов о социальной дифференциации и классовой борьбе в дореволюционной Осетии. //Известия Юго – Осетинского НИН. Цхинвали, 1962. Вып. XI.
  6. Дзусова Б.Т. Отражение национально-речевого этикета осетин в письмах К.Л. Хетагурова //Современные проблемы науки и образования. 2015. № 3. С. 368.
  7. Хетагуров К. Л. Собр. Соч. Т.3. М.,1959.
  8. Цаголов Г. М. Культурное движение среди осетин. //Северный Кавказ, 1900, №11.
  9. Цаголов Г.М. Избранное. Стихотворения. Проза. Орджоникидзе, 1959.
  10. Дзусова Б.Т., Дзукаева Э.С. О месте осетинского речевого этикета в республиканских СМИ //Балтийский гуманитарный журнал. 2015. № 4 (13). С. 14-15.
  11. Туаева Л.А. Воспитание межнациональной культуры в народных традициях Северного Кавказа //Современные проблемы науки и образования. 2015. № 3. С. 355.
  12. Туаева Л.А. Педагогическая, научно-исследовательская и просветительская деятельность Б.А. Алборова: диссертация на соискание ученой степени кандидата педагогических наук /Владикавказ, 2005.
  13. Цаликова М.А. Экспрессивный синтаксис в произведениях К.Л. Хетагурова //Венок бессмертия. Материалы международной научной конференции, посвященной 140-летию со дня рождения Коста Хетагурова. 2000. С. 199-203.


Все статьи автора «Бекоева Марина Ивановна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация