УДК 327

ПОП-КУЛЬТУРНАЯ ДИПЛОМАТИЯ В ЯПОНИИ

Чупахина Любовь Евгеньевна
Владивостокский Государственный университет экономики и сервиса
студентка 4 курса факультет международных отношений

Аннотация
В этой статье представлен критический анализ развития понятия, известного как «дипломатия поп-культуры» в Японии. Введение в стране принципов культурной дипломатии в послевоенную эпоху было обусловлено необходимостью смягчить негативное восприятие Японии в мире, особенно в странах Юго-Восточной Азии. В конце 80-х популярность японской медиакультуры в Азии привлекла внимание влиятельных политиков, в то время как последующее применение мягкой силы и национального брендинга на практике в глобальном масштабе делало акцент на использовании медиакультуры с целью повысить имидж страны на международном уровне. Это подразумевало продвижение «поп-культурной дипломатии» и более широкого понятия «Cool Japan». Приводились доводы в пользу того, что подобная дипломатия развивается лишь в одном направлении и не способствует серьезному международному диалогу. Пример Японии также доказывает, что поп-культурная дипломатия препятствует значительному взаимодействию с внутренним культурным многообразием и побуждает серьезнее относится к влиянию ее принципов на обстановку внутри страны.

Ключевые слова: «Мягкая сила», международный культурный обмен, многообразие культуры., поп-культурная дипломатия, “soft power”


ПОП-КУЛЬТУРНАЯ ДИПЛОМАТИЯ В ЯПОНИИ

Chupakhina Lyubov Evgenievna
Vladivostok State University of Economics and Service
4th year student, The faculty of International Relationships

Abstract
This paper critically examines the development of what is known as ‘pop-culture diplomacy’ in Japan. In the postwar era, the country’s cultural diplomacy was propelled by the necessity to soften anti-Japan perceptions, notably in Southeast Asia. In the late 1980s, the popularity of Japanese media culture in Asia began to attract the attention of policy makers, while subsequent globalized practices of soft power and nation branding gave greater emphasis to the use of media culture to internationally enhance the image of the nation, which has meant the promotion of ‘pop-culture diplomacy’ and, more broadly, ‘Cool Japan’. It is argued that pop-culture diplomacy goes no further than a one-way projection and does not seriously engage with cross-border dialogue. The Japanese case also shows that pop-culture diplomacy hinders meaningful engagement with internal cultural diversity and suggests the necessity of taking domestic implications of cultural diplomacy seriously.

Keywords: Cool Japan, cultural diversity, international cultural exchange, nation branding, pop-culture diplomacy


Рубрика: 23.00.00 ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Чупахина Л.Е. Поп-культурная дипломатия в Японии // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/01/62616 (дата обращения: 20.11.2016).

Культурная дипломатия в узком смысле этого слова должна представлять собой одну из правительственных стратегий так называемой «мягкой силы», достигающей своей цели посредством культуры. По мере расширения возможностей культурной дипломатии, а также под влиянием некоторых последних тенденций «общественной дипломатии», особое внимание  уделялось взаимному сотрудничеству и культурным обменам (Холден 2013): стратегии, ориентированные на проекцию выбранного национального образа путем экспорта привлекательных продуктов культуры, таких как анимэ, ТВ-программы, популярная музыка, фильмы и мода, все это по-прежнему занимает первое место в Японии и других странах Восточной Азии. К примеру, на сайте Министерства иностранных дел Японии (MOFA) указано, что оно участвует в развитии дипломатии культуры в связи с возрастающим значением двух дипломатических стратегий: общественной дипломатии и «мягкой силы». Общественная дипломатия определяется в качестве дипломатической стратегии, призванной повысить понимание позиции Японии на международном уровне относительно различных вопросов с помощью воздействия на людей из зарубежных стран путем эффективного привлечения внимания. Цель «мягкой силы», согласно аргументу Ная (2004), состоит в том, чтобы побудить людей из других стран стать более восприимчивыми к позициям Японии через распространение культуры и ценностей страны. Традиционная культура, изучение языка, интеллектуальный обмен и программы международного обмена стали ключевыми инструментами. Однако использование медиакультуры привлекло еще больше внимания лиц, занимающихся внешней политикой Японии, в конце 80-х. В 2006 году Министерство иностранных дел Японии официально запустило программу «дипломатии поп-культуры», объявив, что «она используется для усиления понимания и доверия к Японии в дополнение к традиционной культуре и искусству и является одним из инструментов культурной дипломатии».

В курсовой работе дается критический обзор недавних изменений дипломатии культуры в Японии, представляя это понятие в более широком контексте повышения политического интереса с применением медиакультуры, использующей принципы мягкой силы и национального брендинга в глобальных масштабах. Также будет поднимается  вопрос о том, что, несмотря на то, что уделяется особое внимание содействию международному культурному обмену и диалогу, японская дипломатия поп-культуры продвигается лишь в одном направлении. Хотя внедрение медиакультуры в какой-то степени облегчает межкультурный обмен и понимание позиции Японии, дипломатия поп-культуры не содействует продвижению международного диалога по поводу исторически сформировавшихся проблем в Восточной Азии. Кроме того, на первый план выдвигаются важные проблемы, касающиеся развития унитарного национального образа с учетом культурного многообразия в пределах национальных границ. Она также напоминает нам о том, насколько важно всерьез относится к последствиям дипломатии культуры для самой страны, особенно если цель заключается в распространении культурного обмена более космополитическим способом, не принимая в расчет понимание гомогенизированной и самобытной национальной культуры.

Возможно, подъем японской поп-культурной дипломатии не выполнит поставленную перед ней задачу обеспечить углубление культурного обмена. Предполагается, что существуют обнадеживающие признаки того, что трансазиатские СМИ и сферы культуры смогут облегчить взаимопонимание и добиться взаимодействия на массовом уровне. Если их потенциал будет раскрыт, поп-культурная дипломатия расширит свое влияние. Необходимо развивать педагогическую сферу, которая позволяет более эффективно использовать медиакультуру для развития транснациональных связей в целях, способствующих международному диалогу об исторических проблемах, а также увеличению межкультурного понимания культурного многообразия в пределах каждого общества. Конечно, эта проблема не относится только к Японии; учитывая, что международная проекция привлекательной медиакультуры может превалировать и в другой стране, конкуренция «мягкой силы» будет способствовать глобальному усилению национального брендинга. Последние тенденции в передовой сфере культурной дипломатии уделяют больше внимания налаживанию взаимных и совместных обязательств (Холден 2013), подчеркивая необходимость взаимодействия с внутренним и внешним обществом. Для продвижения международного диалога культурная дипломатия должна не только сотрудничать продвижению международного обмена и взаимопонимания, но также развивать и «внутреннюю культурную дипломатию», поощряющую население узнавать и слушать другие мнения, а не просто проецировать саму идею (Холден 2013, стр. 11). Впрочем, знание о других не должно основываться на дихотомизированной концепции «нас и «их». Оно должно выйти за пределы заранее определенных рамок знания о «нас» и «их»,  способствующего рефлекторному переосмыслению о том, почему «мы» воспринимаемся определенным образом и почему «они» не являются частью «нас». Международный диалог освещает то, что остается неизвестным о «нас», а также о «них»  в плане исторических нарративов и разнообразного состава страны. Если уделить больше внимания внутренней культурной дипломатии, то это поднимет вопрос о проблемах уникального строительства нации и не отвергает актуальность культурной дипломатии в служении национальным интересам. Но необходимо расширять масштабы национального интереса кроме обеспечения узконаправленных экономических и политических целей, продвигать культурный обмен более открытым, диалогическим и космополитическим способом. Нужно заниматься различными проблемами глобализированного мира, такими как сложные культурные потоки и связи, исторически составленные международные отношения и растущее культурное многообразие в пределах национальных границ.


Библиографический список
  1. Holden, J., 2013. Influence and attraction: Culture and the race for soft power in the 21st century. London: British Council.
  2. Nye, J., 2004. Soft power: the means to success in world politics. New York: Public Affairs.
  3. Fan, Y., 2008. Soft power: power of attraction or confusion? Place branding and public diplomacy, 4 (2), 147–158.


Все статьи автора «Чупахина Любовь Евгеньевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация