УДК 159.9.072

ПРЕДСТАВЛЕНИЯ О БЕЗОПАСНОСТИ КАК ПРЕДМЕТ ЭМПИРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Лызь Наталья Александровна1, Куповых Жанна Геннадиевна2
1Южный федеральный университет, доктор педагогических наук, профессор, заведующая кафедрой психологии и безопасности жизнедеятельности
2Южный федеральный университет, кандидат психологических наук, старший преподаватель кафедры психологии и безопасности жизнедеятельности

Аннотация
В статье представлен обзор эмпирических исследований представлений о безопасности. Актуальность изучения таких представлений обусловлена их важной ролью в регуляции активности и рассмотрением человека как субъекта безопасности. Сделан вывод о перспективности дальнейших исследований представлений о безопасности как многокомпонентной системы, а также как составляющей структур сознания и личности.

Ключевые слова: безопасность человека, личностные качества, мировоззрение, обзор, психология безопасности, субъективные представления


IDEAS ABOUT SAFETY AS A SUBJECT OF EMPIRICAL STUDIES

Lyz Natalia Alexandrovna1, Kupovykh Zhanna Gennadievna2
1Southern Federal University, doctor of pedagogical sciences, professor, head of the department of psychology and safety of existence
2Southern Federal University, Ph.D., senior lecturer of the department of psychology and safety of existence

Abstract
The article presents an overview of empirical studies of ideas about security. The urgency of studying these ideas is determined by the importance of their role in regulating the activity and by the consideration of man as the subject of security. It was made a conclusion about prospectivity of further research of ideas about safety in the capacity of a multicomponent system, as well as the component structures of consciousness and personality.

Рубрика: 19.00.00 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Лызь Н.А., Куповых Ж.Г. Представления о безопасности как предмет эмпирических исследований // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/08/57172 (дата обращения: 19.11.2016).

Расширение видов угроз здоровью человека и жизни человечества, появление новых феноменов, несущих опасность сохранению целостности, идентичности, самореализации личности, способствует повышению внимания к гуманитарным аспектам безопасности. Как ответ на вызовы эпохи в специальную дисциплину выделяется такое направление, как психология безопасности [1; 2]. Исследователи, работающие в проблемном поле психологии безопасности, сходятся во мнении, что человека необходимо рассматривать как субъекта безопасности, чье мировоззрение, отношения и активность играют важную роль в ее обеспечении [3]. В этой связи актуальной задачей является изучение субъективных представлений о безопасности как элементов индивидуального мировоззрения, определяющих обыденное поведение и деятельность человека по обеспечению собственной безопасности.

В научных работах представления о безопасности рассматриваются в качестве «ментально выстроенных образов, посредством которых осуществляется субъективная репрезентация и категоризация отдельных параметров или всего паттерна ситуации (среды, условий) в качестве безопасных (опасных) для конкретного человека или социальной группы» [4, с. 61]; как субъективный образ некоторых обстоятельств, являющихся значимыми для человека в связи с необходимостью преодолевать определенные угрозы внешнего и внутреннего плана [5]; как сложный психологический феномен, характеризующийся выделением субъектами определенных источников и средств безопасности и характеристик жизненной реальности, связанных с безопасностью человека [6]; как субъективный образ жизненных условий, возникающий на основе оценки их опасности или безопасности, отношения к этим условиям, готовности к их преодолению [7]; как субъективное восприятие человеком своей жизнедеятельности с точки зрения обеспеченности значимых условий безопасности [3].

Представления о безопасности выступают эмпирическим предметом в ряде отечественных исследований, при этом в качестве инструмента, как правило, используются методы свободных ассоциаций, опроса (интервью, анкетирования), семантического дифференциала, методики неоконченных предложений.

Так, в исследовании О.П. Синельниковой с использованием методики семантического дифференциала показано, что представления старшеклассников о безопасности жизнедеятельности на содержательном уровне характеризуется присутствием в них следующих жизненных приоритетов: дом и родители, физические атрибуты защиты, социальные институты безопасности, собственность, здоровье, круг общения. Представления старшеклассников о безопасности жизнедеятельности выстраиваются по трем основным факторам, обозначаемым как сила, оценка и активность. Данные факторы «отражают общую структуру сознания человека, но обладают следующей содержательной спецификой: сила идентифицируется с надежностью и опытностью; активность – с реальностью, позволяющей соотнести безопасность жизнедеятельности с внутренним состоянием субъекта и его способностью возвыситься над обстоятельствами; оценка – с эмоционально привлекательным в противовес статусному, официозному» [6, с.124]. Э.А. Пирмагомедова выявила, что в подростковом возрасте наиболее значимыми обстоятельствами жизнедеятельности, отражаемыми в представлениях о безопасности, являются сущность данного феномена, его роль в жизни человека, предпосылки сохранения и факторы нарушения, круг субъектов безопасности и качеств, связанных с ее достижением [5]. Наиболее сформированные представления о безопасности жизнедеятельности обнаружены у высоко адаптивных подростков, а также у тех, кто характеризуется высокими коммуникативными способностями и развитой личностной идентичностью [5].

Изучая представления о безопасности городских и сельских школьников, В.Я. Кикоть показал, что и у тех, и у других представлены схожие ассоциации на понятия «опасность», «безопасность», «риск» и «угроза», но в разных соотношениях и пропорциях. В ядро представлений о безопасности также вошли одинаковые понятия (дом, друзья, семья, спокойствие), однако представления сельских школьников о безопасности более разнообразны: у них появляются такие ассоциации, как счастье (у юношей), здоровье и комфорт (у девушек), не представленные у городских школьников. Получены и различия в трактовках определений выделенных понятий, в переживаниях, связанных с ними, и в поведенческих реакциях у городских и сельских подростков, что объясняется разной средой и ситуацией развития [8].

Наиболее часто в исследованиях, проводимых на выборках студентов, определяется содержание представлений о безопасности. Так, Т.А. Басановой выявлено, что, в представлениях студентов отражаются физические (38 %), информационно-психологические (29 %), химические (19 %) и биологические (14 %) опасные факторы. Студенты обеспокоены возможностью попадания в заложники своих близких или вероятностью возникновения собственной внезапной смерти в результате какого-либо террористического акта. Среди наиболее опасных факторов студенты отмечают наличие постоянного стресса, связанного с обучением в вузе; одиночество, отсутствие друзей, живого общения; непонимание со стороны окружающих и возникающую в связи с этим апатию ко всему, что происходит рядом [9]. Аналогично в исследовании представлений студентов о психологической безопасности, проведенном Р.В. Агузумцян с соавторами, отмечаются частые высказывания студентов о посягательстве на свободу, о психологическом давлении, об отрицательном стрессовом воздействии, об ущемлении прав, об указаниях, как надо жить. Наряду с «блоком негативной динамики» исследователи выделяют «блок позитивной динамики», в котором безопасность связана с самореализацией, с умением контролировать собственные чувства, со способностью личности уберечь себя от отрицательных эмоций, с умением выйти из трудной ситуации [10]. С.С. Степанова, изучая представления студентов о психологической среде вуза, выявила, что переживание психологической безопасности определяется четырьмя факторами: возможностью прогнозирования поведения окружающих, предполагаемых партнеров по общению; способностью осознать и ограничить давление извне (со стороны преподавателей, студентов, администрации и т.д.); уверенностью в себе; способностью противостоять психологическим провокациям [11].

Е.И. Середа, изучая субъективный образ психологической безопасности молодежи в условиях ожидаемой террористической угрозы, делает вывод о том, что «переживание психологической безопасности личностью носит целостный характер и включает в себя совокупность информационно-когнитивных, эмоционально-оценочных, поведенческих и личностно-смысловых реакций» [12, с. 346]. Компоненты безопасности объединяются по критерию «нарушение безопасности из-за восприятия террористических актов как угрозы того или иного рода» (социальной, личностной или экзистенциальной, т.е. угрозы жизни) и по критерию «устойчивость/неустойчивость к этим угрозам» (в том числе к влиянию информации о террористических актах), выражающаяся в различных эмоциональных и поведенческих реакциях [12].

В исследовании О.В. Кружковой, направленном на изучение субъективной значимости стресс-факторов среды большого города, выявлено, что к наиболее субъективно остро переживаемым угрозам молодые люди относят реальные риски и угрозы жизни и здоровью (включающие как экологические проблемы существования в городе, так и антропогенные угрозы, такие как преступность и терроризм) и безразличие (в том числе и отказ от помощи). Автор делает вывод о том, что это те стресс-факторы, которые нарушают удовлетворение базовой потребности человека в безопасности и действие которых каждый респондент в той или иной степени может рефлексировать и анализировать [13].

В наших исследованиях с помощью контент-анализа эссе и интервью было выявлено, что субъективные представления о безопасности исходят либо из положения об отсутствии определенных опасностей, либо из конкретных условий безопасности [3]. Наиболее часто в ответах на вопросы «Что такое безопасность?», «Что определяет вашу безопасность?», «Что необходимо сделать человечеству для повышения безопасности людей?» встречались такие категории ответов, как экологически чистая (безопасная) вода и пища; экономическая стабильность, обеспеченность; отсутствие войн и терактов; отсутствие техногенных катастроф, стихийных бедствий, несчастных случаев; защищенность гражданских прав, стойкие правовые основы государства, отсутствие произвола и преступности; личностная свобода, право выбора; духовная свобода (свобода вероисповедания); здоровый образ жизни, уравновешенность, контроль над собой; предусмотрительность, умение распознавать опасности, уклоняться от них; отсутствие внешнего программирования, зомбирования, манипуляции; наличие смысла жизни, возможность самореализации.

Понимание безопасности у различных субъектов существенно дифференцировано. Так, О.Ю. Зотова на основе анализа ассоциаций показала, что в обыденном сознании существует четыре различных представления о безопасности: безопасность как состояние, как восприятие собственной защищенности, потребность в безопасности и гармоничные межличностные отношения, основанные на доверии. Кроме того, автор выявила своеобразные «синдромы» индивидуального сознания: с одной стороны, проявляется тенденция к интерпретации безопасности в ценностях стабильности и социума; с другой – в ценностях индивида и самостоятельности; с третьей – в ценностях конформности и стремлении к укреплению своей позиции за счет защиты со стороны другого, а с четвертой – к поддержанию баланса между ценностями личности и социума, вариативности поведения, обеспечения личной автономии без потери связи с социумом [14]. В исследовании Т.А. Басановой реализована попытка связать представления о безопасности с ценностно-смысловой сферой личности. Ею показано, что субъекты, ориентирующиеся на духовные ценности, выше оценивают значимость сохранности духовных основ существования по сравнению с субъектами, ориентирующимися на эгоцентрические и группоцентрические ценности, а субъекты с высоким уровнем осмысленности жизни выше оценивают собственную способность обеспечить внутренние условия безопасности [15].

Ряд исследований посвящен поиску взаимосвязей представлений и личностных характеристик. В частности, О.В. Кружкова выявила, что «низкая склонность к риску, экстернальность и положительный образ себя делают юношей и девушек более восприимчивыми к акцентированию негативных факторов жизни в городе, фактически виктимизируя их в городской среде» [13]. В исследовании Ю.К. Дугановой доказано, что благоприятность представлений студентов о психологической безопасности (позитивное отношение к миру, себе, другим, высокую активность и удовлетворенность) обеспечивают личностные особенности, представленные развитыми ценностно-смысловыми ориентациями, интернальным локусом контроля, стремлением к личностному росту, высокой волевой саморегуляцией, жизнестойкостью и самоэффективностью, что создает возможность оценивать ситуации опасности и угрозы как преодолимые, оценивать свои возможности как позволяющие справляться с трудностями [16]. Чем выше осмысленность жизни, убежденность в способности контролировать свою жизнь тем более благоприятны представления о своей безопасности, более благосклонно отношение к себе и другим [7].

Существуют исследования, в которых представления изучаются в рамках более широких конструктов – субъективных сценариев и стратегий обеспечения безопасности. Так, Т.М. Краснянская, отмечая, что основу сценария безопасности образует индивидуальная концепция безопасности субъекта, концентрирующая в себе базовые представления и личностные ценности, непосредственно связанные с достижением цели безопасности, доказывает, что такой сценарий взаимосвязан со свойствами и психическими состояниями субъекта: самооценкой, интернальностью, стрессоустойчивостью, тревожностью, самопринятием, адаптацией, депрессией, эмоциональным комфортом [17]. А.Д. Тырсикова, изучая стратегии обеспечения психологической безопасности у студентов, выделяет четыре возможные стратегии: субъектную с фокусом на настоящем, субъектную с фокусом на будущем, объектную с фокусом на настоящем и объектную с фокусом на будущем. Наиболее продуктивной стратегией, по мнению автора, является субъектная стратегия с фокусом на будущем, которая основывается на субъектности и развитой способности к личностной рефлексии, наличии личностно значимых целей в будущем, объективном анализе ситуации и ресурсов. Это позволяет наиболее эффективно снижать влияние негативных внешних и внутренних факторов, угрожающих психологической безопасности, при столкновении с трудными ситуациями осуществлять оценку и выбор способов обеспечения психологической безопасности личности с учетом осознаваемых мотивов и целей, что снимает тревожность, неуверенность и ощущение субъективного неблагополучия [18].

На основании проведенного обзора можно сделать вывод о том, что представления о безопасности изучаются: с позиции их содержания (объекты, условия безопасности, факторы опасности и пр.) и/или структуры (когнитивный, эмоциональный, поведенческий и пр.); как элементы семантической структуры сознания, категоризирующие мир по признаку безопасности; как отражение ценностно-целевых ориентаций, установок или атрибутивных схем, во взаимосвязи с личностными качествами (осмысленностью жизни, локусом контроля, адаптивностью, жизнестойкостью, временной перспективой, самооценкой и пр.). Результаты исследований показывают, что представления о безопасности, во-первых, устойчивы, поскольку являются отражением менталитета и социальной практики общества, во-вторых, опираются на индивидуальный опыт субъектов, являются частью мировоззренческих и ценностных структур личности, в-третьих, в определенной мере зависимы от среды и сложившихся условий жизнедеятельности.

Также обзор позволяет сделать вывод о перспективности дальнейших исследований представлений о безопасности в свете следующих тенденций: рассмотрение их как многокомпонентной системы; изучение представлений как составляющей более широких структур сознания и личности; сравнение представлений о безопасности у разных социальных групп; рассмотрение их в динамике, в том числе в процессе целенаправленного развития.


Библиографический список
  1.  Зинченко Ю.П. Методологические основы психологии безопасности // Национальный психологический журнал. 2011. № 2. С. 11-14.
  2. Эксакусто Т.В., Лызь Н.А. Психологическая безопасность в проблемном поле психологии // Сибирский психологический журнал. 2010. № 37. С. 86-91.
  3. Лызь Н.А., Куповых Ж.Г., Прима А.К., Басанова Т.А. Разработка опросника субъективных представлений о безопасности [Электронный ресурс] // Прикладная психология и психоанализ: электрон. науч. журн. 2015. № 1. http://ppip.idnk.ru“>URL:http://ppip.idnk.ru  (дата обращения: 1.04.2015).
  4. Краснянская Т.М., Тылец В.Г. Понятийные ориентиры развития психологической безопасности личности в предметном поле современных исследований // GESJ: Education Science and Psychology. – 2013. – №1(23). – С. 59–64.
  5. Пирмагомедова Э.А. Развитие у подростков представлений о безопасности жизнедеятельности: дисс. … канд. психол. наук. Учрежд. РАО «Институт образовательных технологий». Сочи, 2011.
  6. Синельникова О.П. Эмпирическое изучение представлений старших школьников о безопасности жизнедеятельности // Российский психологический журнал. – 2009. – Т. 6, № 1. – С. 122-125.
  7. Эксакусто Т.В., Дуганова Ю.К. Смысложизненные ориентации субъектов с разным представлением о психологической безопасности Материалы всероссийской психологической конференции c международным участием «Категория смысла в философии, психологии, психотерапии и в общественной жизни» (Ростов-на-Дону, 23–26 апреля 2014 г.) – М.: КРЕДО, 2014. – С. 102.
  8. Кикоть В.Я. Представления о безопасности городских и сельских школьников как показатель развития правового сознания // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. № 161. 2013. С 191-196.
  9. Личностно-профессиональное развитие студентов и формирование качеств безопасной личности в технизированной образовательной среде: Коллективная монография / Под ред. Н.А. Лызь. – М.: КРЕДО, 2009.
  10. Агузумцян Р.В., Галстян А.С., Мурадян Е.Б. Психологическая безопасность личности студента // Вестник практической психологии образования. 2010. №2(23). С. 56–63.
  11. Степанова С.С. Представления о психологической безопасности студентов вуза // Актуальные проблемы психологической безопасности человека в современном обществе. 2010. № 1. С. 179-193.
  12. Середа Е.И. Интегральные компоненты психологической безопасности молодежи в условиях ожидаемой террористической угрозы // European Social Science Journal. 2014. №3-1. С. 340-347.
  13. Кружкова О.В. Индивидуальная детерминация субъективной значимости стресс-факторов городской среды в период юности [Электронный ресурс] // Психологические исследования. 2014. №7(34). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 1.07.2015).
  14. Зотова О.Ю. Социально-психологическая безопасность личности: дис. … д-ра психол. наук. Моск. гос. университет им. М.В. Ломоносова. М., 2011.
  15. Басанова Т.А. Представления о безопасности у субъектов с различными характеристиками смысловой структуры мировоззрения // Известия ЮФУ. Технические науки. 2005. № 5 (49). С. 263-265.
  16. Дуганова Ю.К. Личностные особенности молодых людей с разным представлением о психологической безопасности: дис. … канд. психол. наук. Южный федерал. университет. Ростов-на-Дону, 2014.
  17. Краснянская Т.М. Психологические особенности сценариев безопасности студентов вуза // GESJ: Education Sciences and Psychology. 2015. № 2(34). С. 90-95. URL: http://gesj.internet-academy.org.ge/ download.php?id=2471.pdf
  18. Тырсикова А.Д. Формирование стратегий психологической безопасности студентов вуза: дис. … канд. психол. наук. Пятигорск, 2012. 199 с.


Все статьи автора «Куповых Жанна Геннадиевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация