УДК 33

НЕЙРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ УРОКИ СССР

Солодов Александр Константинович
Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации
к.э.н., доцент кафедры «Финансового менеджмента»

Аннотация
Эта статья часть работы автора по формированию нейроэкономической модели российской экономики. Оценка экономического опыта СССР под нейрологическим углом зрения обусловлена тем, что исследования в области социодинамики мозга свидетельствуют - ранее существующая архитектура мозга и соответствующие ей культурные навыки не отменяются. Поэтому, когда необходимо ввести некую инновацию в культуру, например в экономическую среду, следует помнить, что инновация должна вписаться в то, что существовало до нее ранее. Иначе новшество будет принято с проблемами или не принято вовсе. Именно с этих позиций рассматривается экономическая история СССР в настоящей статье.

Ключевые слова: капитализм, культура, ментальность, мозг., плановая система, рыночная система, экономика, язык


MENTAL FACTORS IN THE HISTORY OF THE SOVIET ECONOMY

Solodov Aleksandr Konstantinovich
Financial University under the Government of the Russian Federation
Ph.D., Associate Professor of "Financial Management"

Abstract
This paper is the author of the work on the formation of neuroeconomics model of the Russian economy. Assessment of the economic experience of the USSR under the neurological point of view due to the fact that research in the area of ​​the brain suggests sociodynamics - previously existing architecture of the brain and the corresponding cultural skills are not canceled. So when you need to enter some innovation in culture, such as the economic environment, we should remember that innovation must fit into that existed before her before. Otherwise innovation will be taken to the problems or not accepted at all. It is from this point of view is considered the economic history of the Soviet Union in this article.

Keywords: brain, capitalism, culture, economics, language, mentality, planning system, the market system


Рубрика: 08.00.00 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Солодов А.К. Нейроэкономические уроки СССР // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/06/56007 (дата обращения: 20.11.2016).

Существовавшая в 20 веке советская экономическая система была уникальна. Не только политическими идеями, но и экономической практикой. Память о иных, помимо рыночных, экономических возможностях до сих пор оказывает влияние на жизнь России.

Оценивая экономику СССР  критики нередко нарушают целостность картины  того или иного времени. Например, говорят  – у советских граждан не было телевизоров или мобильных телефонов. Это так.  Но, когда в СССР были труднодоступны телевизоры, на Западе они также были редкими дорогими товарами.  В тоже время СССР занимал в мире ведущие позиции в самолётостроении, освоении Космоса, во многих отраслях приборостроения, в военной промышленности. До сих пор многое произведенное в СССР – лучшее в мире.

Другой важный фактор оценки – сравнение экономики СССР и Запада исключительно с рыночных позиций. Здесь забывают, что товар в СССР делался не для того, что бы его продать любой ценой, а для того, что бы удовлетворить потребности людей, быть им полезными.

Третье. Анализируя недостатки плановой социалистической экономики, ее недостатки распространяют на весь период существования СССР. В действительности историю экономики СССР необходимо разделить минимум на три крупных периода: сталинскую экономику (1920-1953 годы); период деформации социалистической плановой экономики (1953–1985 годы, реформы Н.С. Хрущева и А.Н. Косыгина) и период интенсивной регенерации капитализма или «перестройка Горбачева» (1985-1991 года). Именно к последним этапам жизни СССР в основном относятся основные свидетельства неэффективности плановой экономике СССР, как-то:

- дефицит товаров и очереди в магазинах;

- высокие расходы на оборону;

- неконкурентоспособность товаров;

- неэффективность организационных форм ведения сельского хозяйства;

- нерациональное управление прибылью и бюджетными доходами;

- волюнтаризм руководства;

- не заинтересованность трудящихся в результатах своего труда.

Собственно говоря, с точки зрения экономической науки, интерес представляет только сталинский период, т.к. все последующие реформы в СССР последовательно вели к возврату капиталистической формы хозяйствования и ликвидации СССР как государства.   Одной из причин обусловивших распад СССР было психологическое неприятии, прежде всего высшим эшелоном власти, тех правил, которые эта власть и декларировала.

Во-вторых, определенное идейное сродство принципов общества потребления (потребители не насыщаемы и т.п.) и коммунизма  (от каждого по его способностям, каждому по его потребностям). Обе идеи сугубо материальны и обе утопичны.

В-третьих, реализация идей «общества потребления» происходила в среде свободной от религиозных преследований, а  в СССР, основную массу населения которого составляли потенциальные православные христиане и их потомки, коммунистические идеи внедрялись путем насильственного насаждения атеистических догм.

Однако, атеисты-большевики, вынуждены были, на протяжении всей истории  СССР, учитывать религиозные традиции, которые сохраняли в себе народы СССР. Не случайно широко известный в СССР «Кодекс строителя коммунизма» идейно вытекает из заповедей Моисея и Христа. Так утверждал известный советский и российский политолог Ф.М. Бурлацкий, непосредственно участвовавший в работе над упомянутым кодексом (1).

Сопоставив планомерные усилия советской власти  по уничтожению глобальных религий (православия, ислама, иудаизма и др.)  с полученными результатами вполне можно прийти к выводу, следующего из социодинамических исследований Мозга о том, что «существующая архитектура мозга и соответствующие ей культурные навыки не отменяются» (2). Происходит не замена, а лишь наслоение культур. Это наслоение имеет, различную степень устойчивости.

В качестве доказательной базы приведем периоды гонений и некоторые происходящие в то время события связанные с историей РПЦ, которые свидетельствуют о серьёзности намерений советской власти уничтожить её.

Первая волна гонений (1917-1920 годы).

07.11.17 – Октябрьский переворот, захват власти большевика массовые грабежи церквей, расстрелы священнослужителей.

20.01.18 – Декрет Советской власти об отделении Церкви от государства – изъяты все капиталы, земли, здания (включая храмы)

14.02.19 – Постановление наркомата юстиции о вскрытии мощей, что вызвало массовые сатанинские издевательства над святыми останками в 1919 г. и последующие годы.

1-ая волна гонений унесла в расстрелах более 15000 жизней только в 1918 -19 гг. Почти все столкновения, все аресты заканчивались расстрелами.

Вторая волна гонений (1921-1923 годы).

21.08.21 – св. Патриарх Тихон образует Всероссийский комитет помощи голодающим, который власти закрыли через неделю. В тоже время:

23.02.22 -  ВЦИК издает декрет об изъятии церковных ценностей, под предлогом помощи голодающим Поволжья.

19.03.22 – Ленин пишет секретное письмо (“чем большее число духовенства мы расстреляем, тем лучше”, и указание Троцкому (Бронштейну) тайно возглавить гонение).

09.05.22 – арест св. Патриарха Тихона.

2-ая волна гонений – около 20000 репрессий, расстреляно около 1000 человек. Большевики устраивают показательные суды. В 1923-28 годах при поддержке ВЧК-ГПУ-ОГПУ формируется обновленческий раскол для уничтожения Церкви изнутри

Третья волна гонений (1929-1931 годы). “Раскулачивание” и коллективизация.
  В 1929 году Каганович пишет: “церковь единственная легальная контрреволюционная сила” (3).

05.12.31 года взорван в Москве кафедральный храм Христа Спасителя.
3-я волна- около 60000 арестов и 5000 казней.

Гонения 1932-36 годов. “Безбожная пятилетка”. Уничтожение всех храмов и верующих.

         Четвертая волна – 1937-38 годы.

Годы террора. Уничтожение верующих, включая обновленцев и интеллигенции.

В 1937 году председатель Союза воинствующих безбожников Ем.Ярославскй (Губельман) заявил, что “в стране с монастырями покончено” (3).

4-ая волна гонений – около 200000 репрессий и 100000 казней.
            Гонения 1939 – 1952 годов. Вторая мировая война.

К 1939 г. закрыты все монастыри (больше 1000)  и более 60000 храмов – служба совершалась примерно в 100 храмах.

22.06.41 – Германии напала на СССР. Ход войны вынудил власти сменить религиозную политику – в   1943-1946 гг.  число репрессий резко сокращается.

04.09.43 – встреча Сталина с патриаршим Местоблюстителем митр. Сергием и митрополитами Алексием и Николаем.

31.01.45-02.02.45 – Поместный Собор Русской Православной Церкви. Избрание Патриарха Алексия.

В 1947 г. репрессии возобновились, но приняли иной характер. Количество расстрелов и арестов уменьшилось, но после смерти И.В. Сталина, с 1953 по 1989 год, производились массовые закрытия храмов, лишения священнослужителей государственной регистрации и увольнения верующих людей с работы и т.п.

Несмотря на методичное уничтожение, русская православная церковь устояла. Даже во времена террора 1937-1938 года, проведенная в 1937 году перепись населения СССР показала, что православным верующими назвали себя 1/3 городского населения и 2/3 сельского, то есть более половины населения СССР (4).

После падения СССР атеистические наслоения в сознании граждан России стремительно теряли свою силу. По данным Левада центра, за 10 последних лет, от 68 до 77% россиян считают себя православными христианами, т.е. наблюдается тенденция к росту.

Не меньшее давление испытывали последователи других верований. Нападки реализовывались по известной «православной схеме». Те же репрессии, притеснения, агитация. Во времена войны 1941-45 гг. также последовало ослабление террора по отношению к верующим мусульманам, иудеям и пр.

Большевики знали, что любая вера помогает в борьбе с врагом.

Особый ущерб большевики нанесли исламу, когда отменили арабскую письменность, признав кириллицу государственной. Были уничтожены ценнейшие книги на арабском языке. А тех, кто прятал книги на арабском языке дома, арестовывали.

Гонения на Ислам, также как и на православие, закончились с распадом СССР, число мусульман стало расти.

«Неуютно» чувствовали себя в СССР ортодоксальные иудеи, представители иных верований.

Безуспешной была борьба власти с коррупцией, имеющей свои ментальные корни в глубокой ретроспективе.  Впрочем – это не касается сталинского экономического периода. Он был безжалостен ко всем «врагам» народа, включая взяточников, до такой степени, что как экономический фактор коррупция была незначима

Всё изменилось со смертью Сталина. Эффективная, по многим параметрам, модель экономики была предана руководством страны забвению. Причина – несоответствие этой модели индивидуальным материалистическим запросам руководства СССР, которое, как и в пору Петра 1,  активно интересовалось успехами Запада.

Народ необлеченный властью, несмотря на террор, отнесся с сталинскому периоду иначе. Причины «любви» народа к Сталину – сохранившаяся религиозность народа и успехи сталинской экономики, которые были понятны и приняты большинством населения СССР.

Для выяснения позитива в сталинской экономике сравним ее с капитализмом.

Начнем с основных задач, решаемых любым собственником независимо от того является ли эта собственность государственной или частной:

Задача 1 – обеспечить ресурсами достижение целей предпринимательства, при возможно минимальной цене этих ресурсов (капитала);

Задача 2 – распределить ресурсы по направлениям использования, так чтобы поставленные цели были достигнуты, в установленные сроки и в установленных количественных и качественных показателях;

Задача 3 – организовывать и контролировать использование распределенных ресурсов в соответствии с поставленными целями, обеспечивая при этом их экономичное расходование.

Направления распределения и форму предоставления ресурсов диктуют цели собственника:

Цель социалистического производства – удовлетворение потребностей общества:

Цель капиталиста – максимизация собственного благосостояния (потребности общества при этом вторичны)

Методы и критерии принятия таких решений похожи. Но есть и различия:

1.Социалистическое планирование оперирует ресурсами в национальном масштабе, поэтому его возможности концентрировать ресурсы на важнейших направлениях обычно значительно выше, а значит, стратегические решения по развитию экономики масштабнее.

2. Социалистическое планирование больше заботится о непосредственных потребностях общества, и потому ориентируется в первую очередь на натуральные показатели производства. Это не означает, что «денежная» рентабельность игнорируется.

3. Располагая большими ресурсами, социалистическая экономика может позволить себе инвестиции с большим сроком окупаемости.

4. Тотальное планирование, обусловленное действием закона планомерного развития народного хозяйства, избавляло предприятия СССР от периодических экономических кризисов. Экономическая устойчивость предприятий также была обусловлена невозможной в рыночной экономике ценовой политике.

5. Критерии эффективности работы предприятия определяет собственник.  Для капиталистического предприятия – это  прибыль, а социалистического (в сталинской модели экономики) – выполнение плановых заданий с наименьшими затратами.

6. Различие в категориях «прибыль» и «себестоимость» вызвано тем, что при социализме:

- нет стихийного перелива капиталов и, не действует закон конкуренции;

- нет капиталистического закона максимальной прибыли, равно как и средней прибыли.

- для функционирования предприятия не обязательно, чтобы оно получало прибыль.

То есть, если при капитализме могут существовать только прибыльные предприятия, то при социализме право на жизнь имеют даже вовсе нерентабельные предприятия, если их продукция необходима обществу. В сталинской экономике прибыль носила прикладной характер инструмента позволяющего планировать перераспределение чистого дохода высокорентабельных предприятий в пользу малорентабельных и убыточных. Не оценивая прибыль развивать экономику было нельзя.

7. В социалистической экономике при постоянной цене на данный продукт и при данном количестве произведенного продукта снижение себестоимости и повышение прибыли абсолютно равнозначны. Разность  между величинами этих показателей появляется тогда, когда производитель имеет возможность повышать цену или выбирать для производства более выгодную продукцию, то есть когда закон стоимости является регулятором производства.

8.Сталинская экономика отличалась и от капитализма и от «рыночного социализма» определяющей ролью натуральных показателей среди критериев эффективности работы предприятия. Высокий удельный вес натуральных показателей подчинял всю «коммерческую», договорную деятельность предприятий задаче достижения установленных планом значений этих показателей. Стоимостные показатели играли второстепенную роль. Они не определяли направление или темпы развития производства.

9. Важнейшим системообразующим элементом сталинской модели экономики являлось регулярное снижение цен. Причем, не только розничных цен на продукты потребления, о чем все знают, но и оптовых цен на продукцию государственных предприятий. Возможности производителей повышать цену или выбирать для производства более выгодную продукцию отсутствовали или были очень ограничены. Обе эти возможности были предоставлены предприятиям реформами, начатыми после смерти И.В.Сталина. Они и сделали позднюю советскую экономику «затратной».

10. Социалистическое производство в основном планировалось в соответствии с потребностями, а не со спросом! Но рыночные формы управления имелись. “Рынок” нужен был для того чтобы соблюдать баланс спрос-предложение, а главное чтобы ограничивать потребности только платежеспособностью. Но планировать удовлетворение необходимых потребностей и, постепенно расширять их перечень, было вполне возможно. Может ли это сделать рынок? Нет. Так как не существует конструкции рынка, при котором создание Магнитки в нэпманско-крестьянском государстве, каким был ранний СССР будет выгодным. Сталинская «высшая рентабельность» (5) достигается только через сознательные решения, т.е. через план. Ни для какой «саморегуляции» она не достижима.

Сталинская экономическая модель демонстрировала высокую экономическую эффективность. Страна дважды и очень быстро понималась из руин. Тем не менее, в  считанные дни после смерти Сталина начался процесс реструктуризации министерств, означавший перемещение управленческих полномочий из центра в республики, прекратилась практика регулярного снижения цен, сократилось число натуральных плановых показателей в пользу показателей укрупненных и стоимостных с 9490 показателей в 1953-м до 1780(!) в 1958 году.

Со сталинской моделью экономики было покончено.

В условиях меньшей роли натуральных плановых показателей и отсутствия практики регулярного снижения цен уже имело значение то, что основным критерием оценки работы предприятия стала прибыль, а не себестоимость. Экономика стала «затратной» – теперь увеличения прибыли можно было добиться и без снижения себестоимости.

Почему же началась эрозия внешне успешной экономической системы и, почему, попыток возврата к сталинской модели экономики просто не было?

Причину, хотя и неполно, объяснил В.М.Молотов: «Все хотели передышки, полегче жить» (6). И децентрализация управления, и перевод планирования на укрупненные и стоимостные показатели, и, придание хозрасчету функций регулятора экономики обещали бюрократии меньше работы «за те же деньги». А ослабление государственного контроля над экономикой и расширение сферы рыночных отношений не только делали появление «теневой» экономики возможным и неизбежным, но позволяли и относительно более законопослушным руководителям предприятий «полегче жить», извлекая материальные и иные блага из своего положения «управляющих» социалистической собственностью. Постепенно осознание партийно-хозяйственной бюрократией своих личных интересов привело к реставрации капитализма в процессе «перестройки».

В сторону капитализма СССР экономически пошел с началом «косыгинской» реформы, которая означала расширение сферы товарного производства на всю экономику. И.В.Сталин же намечал движение в прямо противоположном направлении. В «Экономических проблемах социализма в СССР» он писал: товарное обращение с его “денежным хозяйством” исчезнет, как ненужный элемент народного хозяйства…».

Развернувшись к капитализму власти СССР начали его изучать. В 1964 году вышла в пер. с англ. книга американского ученого Пола Самуэльсона «Экономикс», а в 1971 году издательство «Экономика» издало сокращенный 807 страничный перевод, изданного в 1964 году в США издательством Прентис-Холл, шеститомного труда «Курс для высшего управленческого персонала» (под ред. американского экономиста, русского по происхождению, В.И.Терещенко). Тираж составил 100000 книг. Советские руководители непосредственно могли ознакомиться с системой управления затратами, прибылью,  техникой бюджетирования, коэффициентами ликвидности, формулами определения оптимального размера партии заказа и многими другими примерами применения достижений рыночной экономики в предпринимательской практике США.

Зависть и жадность двигали СССР в капитализм.

О системе планирования

Исследуя опыт СССР нельзя не отметить систему планирования. Здесь сталинский СССР добился выдающихся результатов. Вполне справедливо замечание «У СССР было три железных обруча, скрепляющих страну в единое монолитное государство: силовые структуры, партия и централизованное распределение ресурсов, осуществляемое Госпланом. Неслучайно, что политическая система СССР не пережила Госплан и на полгода» (7) .

Очень важным аспектом в работе Госплана СССР являлось право привлекать для разработки планов Академию наук СССР, академии наук союзных республик, отраслевые академии наук, научно-исследовательские, технологические и проектно-конструкторские организации, высшие учебные заведения, а также получать всю необходимую информацию от ЦСУ СССР, от всех министерств и ведомств, а также непосредственно от предприятий. Подобный сплав теории и практики позволял СССР показывать высокие темпы экономического развития. С формированием советской системы планирования и деятельностью Госплана СССР связаны имена нобелевских лауреатов В. В. Леонтьева и Л. С. Канторовича, а также В.С. Немчинова, Н.П. Федоренко и других ученых-разработчиков методологии оптимального планирования, в основе которого лежали исследования в сфере межотраслевого балансирования. «Однако не было случая, чтобы проекты решений, обоснованные этими расчетами, закладывались в план. Причина заключалась в том, что получаемые результаты не укладывались в представления «Старой площади», на которой располагался ЦК КПСС» (8).

Если обратиться к мировой практике, то в настоящее время привлечение сторонних организаций для разработки прогнозов и планов развития страны или отдельных ее регионов активно практикуют многие страны, например, США и Китай.

Но, капитализм гонится за прибылью, поэтому в “развитых” странах “предложение рождает спрос”, то есть производятся и реализуются вещи не нужные людям. Образ «необходимого»  товара создается искусственно, с использованием нейролингвистических и иных приёмов воздействия на Мозг и психику людей. В то же время в “развивающихся” странах потребности даже на необходимые продукты остаются существенно ограниченными их платежеспособным спросом.

Случайным ли образом идет этот процесс. Нет. Современный рынок – рынок «регулируемый». Но эта “регулировка” специфична – её цель планирование и организация анархии на рынках, дабы крупные банки и финансисты могли свободно перераспределять материальные ценности.

Госплан СССР разрабатывал планы позволяющие удовлетворять растущие потребности общества.  Рыночной экономике это не доступно. Никакой рынок не может обнаружить потребности. В этом рынку нужно помогать. Например, можно не увидеть, что часть потребностей уже погашена и, пустить экономику по пути экстенсивного роста не очень нужных продуктов. И в натуральных показателях всё будет хорошо, и люди при деле, но пользы мало. Такая ситуация была обычной для позднего СССР. Магазины были завалены ширпотребом, не пользующимся спросом.

Если уродливые штаны не раскупаются, то их снимают с производства и при капитализме, и при социализме. При капитализме – потому, что они не приносят прибыли, при социализме – потому, что никому не нужны.

При капитализме крайне неравномерное распределение общественного богатства формирует такой спрос, которого бы при равномерном, а точнее разумном, распределении этого богатства не было бы. Речь о спросе на VIP предметы потребления. То есть, вместо хлеба в пухнущей от голода Нигерии производят Мерседесы в сытой Германии, только потому, что спроса (денег) в Нигерии нет даже на хлеб, а в Германии есть – на Мерседесы.

При социализме такого неравномерного распределения богатств быть не может.

В целом идеи плановой экономики, апробированные в СССР, не чужды западному миру. Их повсеместно внедряют в той или иной степени. В чрезвычайных ситуациях, такая модель – единственно-возможная.

О высокой эффективности советской плановой экономики, по нашему мнению, свидетельствует также следующий факт.

Нобелевскую премию по экономике за 2012 год  поделили между собой Элвин Рот (Alvin Roth) и Ллойд Шепли (Lloyd Shapley) за работу по созданию соответствия между спросом и предложением во всем – от одиноких мужчин и женщин до доноров органов и их получателей. Реализация алгоритма Шепли была осуществлена Ротом. Он использовал экспериментальную экономику и рыночное моделирование,  для решения проблем реального мира. Среди них ежегодный поиск соответствия между 20000 поступающих на работу молодых врачей и американскими больницами, а также поиск подходящих школ Нью-Йорка для 90000 школьников старших классов.

Подобные проблемы вполне успешно решали в плановой экономике, задолго до разработки алгоритма Шепли. Практически каждый выпускник высшего учебного заведения СССР гарантированно знал, что будет обеспечен работой по специальности. При этом, если выпускник имел семью, он мог быть обеспечен жильем.   Уверенность в завтрашнем дне порождала оптимизм. Унылый внешне, если судить по «одёжке», СССР никогда не был скучной и неинтересной страной, заселенной рефлексирующими и вечно спешащими индивидами. Не случайно вместе с падением СССР резко, более чем на 10 лет, снизилась продолжительность жизни граждан в России и других странах СНГ.

О безработице

Безработицы в СССР по сути  не было. Тунеядство – уголовно преследовалось. Моральный кодекс строителя коммунизма жестко требовал: «Добросовестный труд на благо общества: кто не работает, тот не ест. Важно, что подобное требование встречается в Новом Завете во Втором послании к Фессалоникийцам апостола Павла: «Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь».

Авторы Морального кодекса учитывали внутренний мир советских людей, а апостол Павел знал, что физический труд человеку заповедан Богом. В Библии в книге Бытия буквально на второй странице написано: «И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить». Все первые христиане, преданий которых придерживается православная (ортодоксальная) церковь, трудились.

Не менее требовательно обязывает  к труду  Ислам. Любая непродуктивная работа запрещена шариатом. Более того, считается, что бесполезный труд приводит к неверию. Не поощряется не только сознательное, но и вынужденное безделье. Пророк Мухаммед призывал трудиться до последнего момента жизни: «Если пробьет последний час и застанет тебя, несущего саженец дерева, чтобы посадить его – ступай вперед и посади его».

То есть в сознании граждан СССР поддерживалась ментальная установка к труду. При этом труд строго нормировался как по времени, так и по нагрузкам, поскольку тяжелый физический труд вреден здоровью и сокращает жизнь.

Иное дело – капитализм. В нем нет трудящегося – в нём есть «рабочая сила», которая продается и покупается. Безработица при капитализме необходима, чтобы стоимость «рабочей силы» не обесценивалась и поддерживалась на определенном устойчивом уровне. Одной из моделей расчета такого уровня, который называется «естественным», является равновесная «модель динамики рабочей силы», предложенная              М. Фридманом, который исходил из того, что основной причиной безработицы является несовершенство информации. Эта модель построена на англосаксонских представлениях о свойствах рынка и потребителя.

Рассмотрим ещё несколько критических позиций, касающихся экономики СССР.

О дефиците товаров?

По нашему мнению дефицит присущ как плановой, так и  рыночной системе. Его причина не в характере экономики, а в системе человеческих отношений сложившихся в СССР, в ее традициях.  Ликвидация же дефицита в плановой и рыночной экономических системах, осуществляется различно. Сообразно их целевой функции.

Советский способ – наращивание производство дефицитного товара, при сохранении цены.

Рыночный способ – увеличение цены, соответственно уровню доходов населения, до уровня исчезновения дефицита. Такой объем нетрудно подсчитать исходя из объемов денежной массы на руках у людей. А объём денежной массы, регулируется государством, как в плановой, так и в рыночной системе. На этом, кстати, базируются идеи монетаризма.

То есть дефицит «без труда» ликвидируется как в рамках рыночной, так и плановой экономике.  Его причины носят внеэкономический характер. Знало ли руководство СССР, как устранить дефицит через повышение цен? Да! Но не шло этим путём. Цены повышали только на предметы роскоши, одновременно, понижая их на предметы первой необходимости. По сравнению с себестоимостью водка стоила в несколько раз дороже, а книги много дешевле. Это делалось для улучшения жизнь людей. Дошло до того, что даже птицу, а иногда и скот крестьяне подкармливали хлебом. Было понятно, что государство, таким образом, даёт дотации крестьянам. Дотации эти носили не рыночный, а патриархальный характер. Это факт. Будь такое на Западе – их правительства просто повысили бы цены на внутреннем рынке, а излишек зерна продали бы за границу.

Дефицит, в период позднего СССР, создавался искусственно. Людьми, для которых материальные блага были важнее моральных ценностей. Они (спекулянты) покупали товар у государства по низкой, а продавали по более высокой цене. Или же «дефицитные» вещи не выставлялись в открытую продажу, а продавались на нелегальном рынке значительно дороже. Появились нелегальные производители дефицитных товаров, т.н. «цеховики».

Впоследствии они (спекулянты и цеховики) стали первыми российскими бизнесменами.

С этим бедствием Советская власть боролась двумя основными  путями:

- наказанием спекулянтов-перепродавцов;

- непосредственной поставкой товаров населению в места их работы, минуя магазины; также использовалась система заказов, в том числе с поставкой товаров на дом.

Рыночный механизм не задействовали. Плановики знали, какие товары являются дефицитными, но цены не повышали.

Но не только психология части советского общества  была причиной «дефицита», очередей в магазинах. Существовали стратегические просчеты, которые привели к насыщению торговой сети страны типовыми и невзрачными товарами. Это заставляло людей в обход законов приобретать желаемые ими товары. Такие товары в основном поставляли из-за рубежа. Расширение потока ширпотреба из-за границы увеличивало отток сырьевых ресурсов из СССР, который становился страной с сырьевой экономикой.

Заметим, что на самом деле многие товары, а особенно продукты, производимые в СССР, были значительно выше качеством, чем производимые в США и Европе. Но неискушенные советские граждане поверили ярким этикеткам и были обмануты. Не случайно в настоящее время для большинства россиян предпочтительнее отечественный продукт.

О конкурентоспособности советских товаров

Советские товары широкого потребления в основном не были конкурентоспособными.

Одна из причин – сосредоточение в руках государства производства всех средств производства. Это значительно удешевляло их за счет унификации и эффекта масштаба, но не позволяло производить такие станки и оборудование, которые удовлетворяли потребность населения в разнообразии и, отчасти, качестве товаров широкого потребления.

Если бы власти СССР не проявляли излишнего  максимализма в данном вопросе, то задачу производства качественных и привлекательных товаров вполне можно было решить в рамках плановой экономики, как это делали в Югославии, ГДР, Чехословакии, Польше и других соцстранах.

Высокие расходы на оборону СССР?

Расходы на оборону не зависят от социального строя, действующего в стране. Они зависят от степени военных угроз стране, от географических размеров страны, численности населения, её экономической мощности, геополитической ситуации, психосоциальных особенностей населения и, частично, адекватности и амбиций высшего управления государством. Примером такой амбициозности являются США, расходы которых на оборону явно не соответствует степени угроз их национальной безопасности.

Если маленькие страны, могут себе позволить чисто символическую армию, то великие державы вынуждены значительно тратиться на оборону.

Например, сколько бы ни тратила Исландия, с населением 300 тысяч человек, на оборону, её территория будет беззащитной перед любым серьёзным вторжением. Безопасность таких стран  обеспечивается лишь посредством внешней политики, делегированием прав по обеспечению своей обороны более мощному государству. Поэтому, расходы на оборону крупных держав в том или ином виде содержат в себе траты на защиту сателлитов.

Но есть существенное различие между расходами на армию империи типа СССР и Царской России и империей западного типа. Сравнивая структуру Варшавского блока и структуру НАТО, мы увидим, что в Варшавском блоке из великих держав был только СССР. А вот в НАТО участвуют не только США, ФРГ,  Великобритания, но и много других экономически сильных государств. СССР, по сути,  сам противостоял объединённой мощи ведущих держав мира, и постоянно сокращал экономическое отставание.

К сожалению, военное противостояние характерное для СССР, стало чертой жизни современной России. Значит, причина противостояния не в различии взглядов на социальное или экономическое устройство государств. Мы видим их в психо-культурных факторах, цивилизационных различиях.

Волюнтаризм руководства СССР?

В СССР властные полномочия реально, а не формально концентрировались на одном лидере. Даже  в большей степени, чем в царской России. Но в отличии от последней у руководителей  СССР не было той глубины личной моральной ответственности за судьбу народа и внутренней культуры, которой обладали русские государи. Впрочем, не все царственные особы были способны вести Россию к процветанию.

Для того, чтобы поддерживать власть в «рабочем» состоянии необходимы «противовесы». А их не было. Руководство СССР, начиная с Н.С. Хрущева, оторвалось от реальности. Для иллюстрации последствий такого правления, приведем пример, известный как «рязанская катастрофа».

После поездки в США  22 мая 1957 г. в Ленинграде Н.С. Хрущев произнес речь, в которой за три года утроить производство мяса в стране. Реагируя Первый секретарь Рязанского обкома КПСС А. Ларионов  пообещал утроить государственные заготовки мяса в области за один год. 9 января 1959 г. эти обещания были опубликованы в “Правде”. На “вызов” ответил ряд других областей. Рязанская область не успела еще приступить к реализации своей программы, как на нее посыпались награды. В феврале 1959 г. она получила орден Ленина, а сам Ларионов стал Героем Социалистического Труда. Чтобы сдержать обещание, рязанские руководители распорядились забить весь приплод 1959 г., а также большую часть молочного скота, выращенного колхозниками в своих хозяйствах. Были организованы закупки скота в соседних областях за счет средств из общественных фондов, предназначенных для приобретения машин, строительства школ и т.д. 16 декабря местные власти торжественно рапортовали о стопроцентном выполнении плана: область “продала” государству 150 тыс. т. мяса, в три раза превысив поставку предыдущего года; обязательства же на 1960 г. брались еще более высокие – 180 тыс. т! Однако в 1960 г. заготовки не превысили 30 тыс. т: после массового забоя предыдущего года поголовье уменьшилось на 65 %. К концу 1960 г. скрывать катастрофу стало невозможно, и Ларионов покончил жизнь самоубийством. Таких «героев» было много. Чаще всего их достижения были лишь обманом, приписками в отчетности. Впрочем, искажения отчетности, также характерны рыночной экономике. Стремление привлечь финансовые ресурсы, вполне «извинительная» для этого причина.

О не эффективности организационных форм ведения сельского хозяйства

Известно, что территория бывшего СССР, по климатическим условиям, гораздо менее благоприятна для сельского хозяйства, чем территория США и Западной Европы. Значит, структура сельского хозяйства России не может, без ущерба для себя, копировать структуру аграрного комплекса западных стран. Структура сельского хозяйства дореволюционной России тоже сильно отличалась от таковой на Западе. Ещё экономисты XIX века, например А.Н. Энгельгарт (9) доказали абсурдность использования в России принципов фермерского землепользования, подобных западноевропейским.

В аспекте климатических условий сельского хозяйства России не лишне вспомнить о таком «феномене» как привлечение горожан к уборке урожая. Оно было логичным и грамотным. Почему?

Во-первых, в условиях климата СССР трудовые нагрузки в сельском хозяйстве нельзя распределить равномерно. Сама природа ввела неравномерное распределение. Есть страда, есть посевная – в такие дни крестьяне должны трудиться с утра до ночи. Остальное время спокойнее.

Во-вторых, соотношение между сельским и городским населением явно  в пользу городского. Поэтому было разумно, во время страды, перебрасывать часть рабочей силы из городов в деревню.

Реформы Н.С. Хрущева по сути дела поставили вопрос об оценке эффективности общественного (коллективного) производства товаров в сравнении с частно-собственническим. Однако, последовавшая в годы «перестройки» оценка этих способов хозяйствования была осуществлена не вполне корректно.

Новые реформаторы заметили, что эффективность личных хозяйств, выше, чем колхозов и совхозов и решили, что имеет место демонстрация преимуществ частнособственнического характера труда, перед коллективным. Они «незаметили», что на деле – личные подворья, были лишь верхушками айсберга, колхозно-совхозной собственности. Из колхозов и совхозов люди получали навоз для удобрений, зерно для корма птицы, солому для скота, иногда молодняк. Это прямые дотации. Печёный хлеб, по невысоким ценам – косвенные дотации. Когда исчезли эти скрытые дотации, стало понятно, что нельзя структуру сельского хозяйства СССР рассматривать раздельно, отделяя колхозы и совхозы от личных подворий. Это был единый хозяйственный комплекс.

Та продукция, при производстве которой требовалось применение тяжёлой техники – зерно, комбикорма, выращивалась исключительно коллективными и государственными предприятиями, то есть колхозами и совхозами. А ту продукцию, которую лучше собирать руками – овощи, фрукты выращивали и на личных подворьях.

О взаимосвязи коллективного и личного хозяйства в СССР говорит следующий пример.  Бывший руководитель колхоза «Имени ХХI съезда КПСС» в селе Виноградово, Херсонской области, А.Т.Малевский рассказывает, что в его колхозе было 25 тысяч голов овец, а у населения – 4,5 тысяч. Вместе сдавали государству – 92 тонны шерсти. После ликвидации колхоза у населения осталось не более 100 голов овец. В 45 раз меньше, чем при Союзе! Таких примеров – масса!

Говорят ли приведенные примеры о преимуществе коллективной формы хозяйствования над частнопредпринимательской формой. На наш взгляд нет. Налицо лишь необходимость существования симбиоза крупных, средних и личных приусадебных хозяйств, а также потребность в сезонной помощи «селу» со стороны  «города». Всё это должно опосредовать качественной логистикой и системой взаимной ответственности и помощи.

Нерациональное управление прибылью и бюджетными доходами?

Если основной проблемой капиталистического общества являются кризисы, то у плановой экономики другая главная проблема – мотивация к труду. Считается, что советские граждане не были заинтересованы в результатах своего труда. Отчасти это верно. Стремление к материальному достатку в России менее выражено, чем в Европе. Но более важным фактором была практика управления прибылью предприятий и бюджетными доходами.

Руководители предприятий, успешно продвигающие передовые технологии и получающие дополнительную прибыль за счет снижения себестоимости, не могли использовать её для расширения производства, если таковое не предусматривалось планом – государственным заданием. Вся сверхплановая прибыль изымалась в бюджет. Стимулом к эффективной работе для них было уважение общества, предоставление улучшенного жилья, персонального транспорта и денежных премий.

Аналогичные проблемы испытывали руководителя регионов различного уровня. Например, если какой  либо район успешно перевыполнял план по сбору налога с продаж, то перевыполнение вполне могло быть направлено на финансирование районов менее эффективно администрирующих налоги.

О ценовой политике СССР?

Здесь можно отметить 4 позиции:

  1. Цены формировались с учетом полезности товара и платёжеспособности населения, без «оглядки» на себестоимость реализуемой продукции. Книги стоили значительно ниже, а водка много выше их себестоимости.
  2.  Цена на товары были фиксированными, с тенденцией системного регулярного снижения. Это стимулировало предприятия более экономно расходовать материально-сырьевые ресурсы страны и позитивно принималось населением.
  3.  Цены учитывали затраты на производство, доставку и реализацию продукции зависящие от географической, климатической, экономической и политические характеристики региона. В СССР существовало 3 пояса единых розничных цен. Например: к первому поясу относились Москва, Ленинград,  столицы союзных республик,  Прибалтика и ЗАТО, к третьему поясу относились районы Крайнего Севера, Колымы, Новой Земли, вся оставшаяся территория страны относилась ко второму ценовому поясу.

Наиболее низкие цены устанавливались для 1-го пояса, к которому относились районы массового производства данного товара, с низким уровнем издержек на его производство и транспортировку. Самым дорогим был 3-й пояс.

  1.  В СССР единые розничные цены устанавливались в государственной торговле.
    Помимо этого, существовали колхозные рынки, где граждане могли реализовывать, в основном изготовленную ими же сельхозпродукцию или иные товары, по свободным рыночным ценам. Цены на рынке были выше, чем государственной торговле. Туда шли покупать товар без очереди и высокого качества. То есть, у советского человека был выбор, либо потратить время, но сэкономить деньги, либо сэкономить деньги, но потратить время. Сейчас ситуация подобна советской: товар можно купить в магазине возле дома, а можно ехать в крупный торговый центр какого-либо ритейлера, где товар дешевле.

Об устойчивости советской экономики

Советская экономика обладала громадным запасом прочности.

Примеры:

1. Во время Великой отечественной войны, даже на оккупированных территориях, использовалась советская волюта.

2. До сих пор экономика России держится на инфраструктуре созданной  в СССР, используются изобретения того периода, большинство людей живет в квартирах, бесплатно им предоставленных Советской властью.

3. Антиалкогольная компания Горбачёва. Немного в мировой истории примеров, когда руководство страны, добровольно отказывалось от громадных бюджетных поступлений. Бюджет, в первые годы, компании потерял около 12-ти процентов. Горбачев фактически ликвидировал государственную монополию на торговлю спиртным, и система, при этом не рухнула.

4. Плановая экономика сталинского периода исключала кризисы.

Для того, что бы уничтожить СССР пришлось спровоцировать межнациональные конфликты, раздачу ресурсов, усилить внешнеполитическое давление, путём надругательства над историей и культурой морально дезориентировать население.

Тем не менее, СССР был обречен. Обречен потому, что  идея коммунизма, который якобы строили в СССР и внутренние мотивации граждан СССР в их повседневной деятельности были разнонаправлены.

Какой же общий вывод даёт нам урок существования СССР? На наш взгляд следующий:

Плановая система – экономична, но не достаточно интегрирована в психологию и ментальность социума, а поэтому не может быть реализована без соответствующей адаптации.

Рыночная система – вполне ориентирована на психологию определенного типа индивидов, но её цель – максимизация благ, ведет к саморазрушению этой системы и подавлению самобытности и суверенитета более слабых государств.

Существующая модель экономики России, являющаяся модификацией англо-саксонской экономической модели, не соответствует ментальности населений России, а значит, не может быть эффективной.

Экономика может быть эффективна только в том случае,  если ее модель и ментальность населения адекватны друг другу. Значит, национальные экономики всегда специфичны и это необходимо учитывать, при их формировании.

Единственная экономика, модель которой соответствует ментальности населения – это экономика США. На настоящий момент – это самая эффективная экономика в мире.


Библиографический список
  1. Бурлацкий Ф. М. Вожди и советники: о Хрущёве, Андропове и не только о них. — М.: Политиздат, 1990. — 384 с. — 200 000 экз. — ISBN 5-250-00689-2. (в пер.)
  2. Моль Абраам Социодинамика культурыПер. с фр. / Предисл. Б. В. Бирюкова. Изд. 3-е. — М.: Издательство ЛКИ, 2008. — 416 с.
  3. Алексеев В.А. Иллюзии и догмы. – М.: Политиздат, 1991. – 299 с.
  4. Волков А.Г Перепись населения СССР 1937 года. История и материалы / Серия “История статистики”. Выпуск 3-5 (часть II). М., 1990- C. 6-63.
  5. Сталин И.В. Экономические проблемы социализма в СССР. Cочинения. – Т. 16. –М.: Издательство “Писатель”, 1997. С. 154–223.
  6. Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М.: Терра, 1992. 623 с.
  7. Мартынов А.С. К вопросу об изучении отечественного опыта государственного планирования и прогнозирования   Проблемы современной экономики, N 4 (32), 2009
  8. Леонтьев В.В.. Спад и подъём советской экономической науки // Экономические эссе. Теории, исследования, факты и политика. — М.: Политиздат, 1990. — С. 226. — 415 с. —50 000 экз. — ISBN 5-250-01257-4.25. Левандовский А. Образцовый хозяин // Эксперт. — 2011. — № 30—31 (764), 1—14 августа. — С. 24—27.


Все статьи автора «Солодов Александр Константинович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация