УДК 81-119

ЗВУКОВАЯ ПАЛИТРА ПОЭТИЧЕСКОГО ТЕКСТА

Кеваева Мария Николаевна
Международный институт рынка

Аннотация
Данная статья посвящена исследованию фоносемантических особенностей художественного поэтического текста. Автора интересует роль фонем в формировании у читателя красочных образов и раскрытия внутренней символики произведения. В качестве практического материала выбраны стихотворные тексты английской поэтессы Эдит Луизы Ситуэлл. Статья относится к сравнительно новому направлению психолингвистики - лингвопоэтике.

Ключевые слова: звуковая палитра, поэтический текст


SOUND SYMBOLISM IN POETIC TEXT

Kevaeva Maria Nikolaevna
International Market Institute

Abstract
The paper contemplates phonosemantic features of the poetic text. The author is interested in the phenomenon of sound symbolism and the role of phonemes in creating colourful images. This research wascarried out on the poems of Edith Louisa Sitwell. The article refers to the relatively new field of psycholinguistics – lingvopoetics.

Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кеваева М.Н. Звуковая палитра поэтического текста // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 5. Ч. 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/05/45820 (дата обращения: 03.06.2017).

Настоящая работа посвящена исследованию фоносемантических особенностей художественного поэтического текста на примере творчества английской поэтессы Эдит Луизы Ситуэлл (Edith Louisa Sitwell).

Луиза Ситуэлл – яркая представительница английского имажизма, направления, ставившего своей главной целью создание у читателя яркого образа. Основными характеристиками направления является использование неожиданных сравнений, отказ от канонической рифмы, использование верлибра (свободного стиха), особое внимание мелодичности стиха и созданию звуковых образов. Последняя особенность названного
поэтического направления легла в основу нашего исследования.

Проблема звукосимволизма, то есть фонетически мотиви­ро­ван­ной связи между фонетической оболочкой и денотатом слова, неоднократно изучалась в рамках психолингвистики. Исследователей привлекали проблемы фонетической мотивированности языкового знака (Журавлев А.П., Воронин С.В.), воздействия фоники (звуковой инструментовки) текста на слушателя (Залевская А.А., Леонтьев А.А.), выявлялась роль звукосимволических средств в актуализации языковой картины мира (Якобсон Р.О., Наумова Н.А).

Основой для нашего исследования выступила таблица цветового восприятия звукобукв, представленная в книге А.П. Журавлева «Звук и смысл». Согласно этой таблице, каждому звуку русской речи соответствует свое цветовое и символическое значение. Так, звукобуква «а», согласно автору, ассоциируется с густо-красным цветом и символизирует начало, власть и инициативность, звукобуква и, напротив, окрашена в синий цвет и ассоциируется с понятием чего-то маленького и нежного [Журавлев,1991, с.148]. Подобная таблица, но уже для английского языка, представлена в работе Л.П.Прокофьевой «Изучение звуко-цветовой ассоциативности в европейских языках: история и современность» [Прокофьева, 2008, с. 259]. Следует отметить, что все эти данные были получены экспериментально, путем опроса информантов. Этот метод психолингвистического исследования, между тем, не является абсолютно достоверным. Во-первых, невозможно опросить абсолютно всех носителей данного языка, что снижает
убедительность результатов. Во-вторых, один и тот же человек в зависимости от настроения может дать совершенно разные ответы на одни и те же вопросы, в результате чего страдает объективность полученных данных.

Для обеспечения бóльшей надежности результатов, в нашем исследовании звукосимволизма в поэтических произведениях мы предлагаем начать анализ с изучения функционирования фонем в тексте и лишь затем подтвердить либо опровергнуть полученные результаты путем опроса информантов. В настоящей статье мы останавливаемся на описании первого этапа исследования.

Объектом нашего исследования являются цветовые ассоциации фонем, поэтому в качестве материала исследования мы решили выбрать колоронимы – названия цветовых оттенков.  Нам известно критическое замечание Тихоновой Е.А. о том, что значение, даже в названиях цветов, не оказывает, в основном, никакого влияния на возникающий образ [Тихонова 2002:775]. В защиту теории зависимости ассоциаций от номинаций цвета послужили известные положения о том, что в процессе вторичной номинации устанавливаются ассоциации по сходству или
по смежности между некоторыми свойствами элементов внеязыкового ряда и свойствами нового обозначаемого [Лингвистический энциклопедический словарь]. Следовательно, логично предположить, что из многочисленных вариантов колоронимов, полученный путем заимствования или истинного словотворчества самих носителей, ими подсознательно оставлялись те варианты, которые своим звучанием, и, следовательно, своей звуковой частотой, наилучшим образом ассоциировались соответствующим цветом.

На первом этапе исследования были проанализированы 500 единиц колоронимов английского языка (по 50 наименований оттенков красного, оранжевого, желтого, зеленого, синего, фиолетового, черного, серого, коричневого и белого цветов). На основании анализа фонемного состава колоронимов была составлена таблица звуковой ассоциативности английских фонем, аналогичная таблице А.П.Журавлева
(табл.1). В ней цветовая ассоциация определяется наибольшей встречаемостью фонемы в названиях того или иного цвета.

Табл.1.

красный оранжевый желтый зеленый синий фиолетовый белый коричневый серый черный
[a:] 6 1 11 3 4 1 2 5 5
[æ] 11 13 9 10 10 13 12 1 12 17
[i:] 3 7 3 28 5 1 6 5 2 4
[i] 28 36 25 13 15 22 24 7 18 22
[e] 34 8 34 3 4 12 4 3 8 12
[ɔ] 15 25 6 7 1 1 4 7 3 5
[ɔ:] 4 2 2 1 4 1 2 1 6 3
[ʌ] 2 3 9 1 1 2 4 3 2
[з:] 5 4 7 3 14 1 1
[u] 3 3
[u:] 7 3 2 42 3 2 3
[ai] 7 2 2 3 8 17 18 3 3
[ei] 2 3 6 2 6 2 9 5 42 5
[ɔi] 1 1 1 1 1
[au] 1 1 1 2 21 4 2
[əu] 2 35 6 2 3 9 4 5 6
[iə] 8 1 1 1 3 2 2 2
[uə] 1 1 1
[eə] 1
[l] 15 15 52 25 59 51 28 14 21 23
[p] 16 6 12 7 37 13 6 5 7
[b] 13 10 4 8 47 10 7 24 9 16
[t] 14 24 13 11 17 33 25 7 22 17
[d] 35 6 20 8 9 8 1 5 15
[m] 10 13 13 9 5 11 13 3 8 13
[k] 18 13 10 8 14 9 15 9 16 27
[g] 3 2 6 31 3 5 8 4 49 3
[n] 28 50 30 39 20 19 23 29 14 16
[ʃ] 2 1 2 4 2 5 1 2 1
[f] 5 4 7 3 4 2 4 4 4 2
[v] 1 1 4 5 2 14 2 5 3 2
[s] 16 15 20 19 15 12 14 8 17 16
[z] 6 3 5 3 1 4 3 1 1
[ʒ] 1 1 1 1
[tʃ] 1 2 1 1 2 2 1 2
[dʒ] 26 1 5 4 1 1 3
[r] 51 34 14 40 9 16 11 27 53 11
[h] 1 4 1 1 1
[j] 1 5 27 3 1 7 3 1
[ju:] 2 1
[w] 1 1 3 4 16 3 3
[ŋ] 5 2 1 1 1
[θ] 1 2 1
[ð] 1 2
[auə] 1 1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дальнейший анализ результатов выявил схожую встречаемость некоторых фонем в составе колоронимов. Так, фонема l встречается 59 раз в названиях оттенков синего цвета, 52 – желтого, и 51 – фиолетового, что несомненно, вызовет затруднение при анализе цветового настроения поэтического произведения. Нами было выдвинуто предположение, что на цветовое восприятие читателя оказывают влияние не просто отдельные фонемы, а фонемные сочетания. Повторный анализ списка колоронимов позволил выявить типичные для каждого цвета устойчивые фонемные сочетания (Табл. 2).

Табл. 2.

красный оранжевый желтый зеленый синий фиолетовый белый черный серый коричневый
ka:

re

i:z

ri

kr

in

bз:

kəu

 

ləu

nd

gəu

je

gr

ri:

i:n

kw

tз:

lu:

bl

nai

vai

lai

pз:

pl

in

wai

st

ait

li

mi

æl

æk

gr

rei

br

rau

aun

ru:

Выяснилось, что в зависимости от окружения,  одна и та же фонема будет иметь различные цветовые ассоциации. Так, фонема r в сочетании   [rei] имеет, согласно нашему исследованию, ассоциацию с серым цветом,  в сочетании [or] чаще всего употребляется в названиях оттенков оранжевого цвета, [re] – красного и т.д.

Следующим этапом исследования стало изучение функционирования цветофонем в рамках конкретных текстов. Их сочетание в поэтическом произведении создает
своеобразную звуковую палитру текста, которую можно определить как фонемный
состав текста, оказывающий определенное эмоциональное воздействие на читателя
путем особой частотности употребления и взаимодействия фонем между собой.  Изучение звуковой палитры текста включало в себя несколько шагов: транскрибирование текста; определение его фонемного
состава и частотности фонем; определение цветов, соответствующих  данным сочетаниям фонем; наконец, выяснение соответствия звуковой палитры содержанию стихотворения.

Покажем это на конкретном примере – стихотворении Э.Ситуэлл «Bells Of Gray Crystal»:

Bells of gray crystal

The swans’ breath will mist all

The cold airs now.

Like tall pagodas

Two people go,

Trail their long codas

Of talk through the snow.

Lonely are these

And lonely and I ….

The clouds, gray Chinese geese

Sleek through the sky.

Фоносемантический анализ произведения
выявил в его составе 143 фонемы, из которых 42 гласные и 101 согласная фонемы. Среди гласных наибольшей встречаемостью обладает дифтонг əu (7 раз), который, согласно нашему исследованию, имеет желтую цветовую  ассоциацию. Также 4 раза встречается дифтонг [ai] – ассоциация с белым цветом.   Среди согласных наиболее часто встречаются фонемы l (16), z (9), r (8), k (7), n (9).

В данном тексте были выявлены следующие устойчивые сочетания фонем:

[rei] (grey, break. trail) – 4 раза – согласно табл. 4, этому сочетанию
соответсвует серый цвет,

[i:z] (chinese, these, geese) – 3 раза – красный

[ləu] (lonely) – 2 раза – желтый цвет.

[br] (break, breath) – 2 раза – коричневый,

[gəu] (go, pagodas) – 2 раза – желтый

[kəu] (cold, codas) – 2 раза – оранжево-алый

[st] (crystal, mist) – 2 раза – белый.

Согласно фонемному анализу, звуковая палитра произведения приобретает серо-желто-бело-коричнево-алый оттенок. Если обратиться к содержанию стихотворения, в нем присутствуют белые лебеди, серый хрусталь, морозное дыхание, облака, снег, серые гуси в зимнем небе.

Если обратиться к символике цвета, то желтый цвет  (причем, бледно-желтый, цвета опавших листьев) в психологии –цвет смерти, болезни, потустороннего мира.
Белый цвет, с одной стороны, символизирует чистоту, незапятнанность, невинность, добродетель, радость. Еще с античности белый цвет имел значение отрешенности от мирского, устремления к духовной простоте.  Однако белый цвет может получать и противоположное значение. По своей природе он как бы поглощает, нейтрализует все остальные цвета и соотносится с пустотой, бестелесностью, ледяным молчанием и в конечном итоге — со смертью. Красный цвет активен, символизирует власть, силу, страсть, агрессию, разрушение. Оранжевый цвет – цвет теплоты, блаженства, накала, но в тоже время – мягкого блеска заходящего солнца. Коричневый цвет олицетворяет стабильность, преданность, в то же время, это цвет жизненности, которая потеряла свою активность. Серый цвет – цвет мудрости, сонливости и скуки [Миронова, 2014].

Все это тесно перекликается с содержанием стихотворения, где присутствует холод, снег, туман, белые лебеди – смивол верности, одиночества и смерти. Хрустальные колокльчики вызывают образ утонченности и, одновременно с этим, хрупкости и ранимости. Автор открыто говорит о своем одиночестве, одиноки и две высокие фигуры, ведущие неторопливый долгий разговор сквозь падающий снег.

В целом текст стихотворения навевает грусть, меланхолию. Недоумение вызывает лишь фонема красного цвета и образ серых, почему-то именно китайских гусей.

На самом деле, если учесть, что серые гуси в Китае считаются символом домашнего очага и супружеской верности – как и у белоснежного лебедя, брак гуся и гусыни не знает измен. На основании этого можно предположить, что стихотворение посвящено супружесткому браку. Пагода – священная постройка, отмечающая сакральное место и часто служащая вместилищем религиозных реликвий – используется автором, чтобы подчеркнуть святость и чистоту супружества [Энциклопедия символики и геральдики]. Неспроста автор включает в текст образ именно двух фигур – как символ супругов, которым предстоит долгий путь сквозь холодный снег серых монотонных будней. Колокольчики подчеркивают хрупкость этого союза – не каждый брак выдерживает всех испытаний, поэтому
обращаться с семьей следует бережно, нежно, стараясь укреплять взаимоотношения. Белый лебедь призывает соблюдать супружескую верность даже после смерти любимого человека, обрекая себя на одиночество. Серый и желтый цвета добавляют в восприятие этого образа скуку, которая неизменно приходит на место пылкой влюбленности, возможно, это также намек на старость и приближающуюся смерть. Тем не менее, поэтесса включила в палитру красный оттенок страсти, что вносит заряд бодрости в несколько пессимистичный серо-унылый образ. Таким образом. все стихотворение в целом представляет собой сложное философское символичное рассуждение о сущности брака во всей его противоречивости: единства белой невинности и алой страсти, блаженства и смерти, преданности до гроба и будничной скуки.

На основании вышеперечисленного, можно сделать вывод, что предлагаемые фонемные ассоциации совпадают с символикой и общим настроением стихотворения. Нашим следующим шагом будет являться апробация полученных результатов путем опроса аудитории с использованием иллюстраций к стихотворениям.

Практическая значимость данной работы обусловлена тем, что её результаты могут использоваться при изучении творчества Э.Л.Ситвелл в качестве материала для курсов, связанных с анализом текста («Липгвоэстетическое толкование художественного текста», «Стилистика», «Стилистика декодирования»), специальных курсов по изучению идиостиля Э.Л.Ситвелл. Таблица цветовых соответствий фонем может применяться при переводе поэзии для достижения максимально приближенного к оригиналу художественного воздействия на читателя.


Библиографический список
  1. http://www.symbolarium.ru   – Онлайн-энциклопедия символики и геральдики
  2. http://mironovacolor.org/ -  Миронова Л.Н. 2004 – 2014. Цвет — это что?
    Статьи по курсу колористики для художников-дизайнеров
  3. http://psyfactor.org/color.htm – Центр «ПСИ-ФАКТОР». Психология цвета
  4. http://www.yugzone.ru/psy/colors.htm
    – Владимир Никонов «Психология цвета». По материалам авторского курса лекций Нелюбова М.В.
  5. http://tapemark.narod.ru/les/index.html-Лингвистический
    энциклопедический словарь.
  6. Журавлев А. П. Звук и смысл. — М.: Просвещение, 1991.— 160 с:
  7. Прокофьева Л.П. Изучение звуко-цветовой ассоциативности в европейских языках: история и современность // Вестник нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2008. -  № 4. -  С.256–262.
  8. Тихонова-Родина Е.А. К истокам фоносемантики: Фердинан
    Мендоза о псевдофотостезии (синестезии) // Предложение и слово:
    Межвузовский сборник научных трудов. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2002. С. 773–778.


Все статьи автора «Кеваева Мария Николаевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: