УДК 728 – 048.37

ПОТРЕБИТЕЛИ ЖИЛОЙ СРЕДЫ КРУПНОГО ГОРОДА

Волкова Татьяна Федоровна
Пензенский государственный университет архитектуры и строительства
доцент кафедры «Дизайн и художественное проектирование интерьера»

Аннотация
В статье исследуется структура основных социальных групп, являющихся потребителями жилой среды. Определяется социально-территориальная организация соседства, её роль в формировании городской жилой среды. Выделяются средовые факторы сохранения и раз-рушения соседских сообществ.

Ключевые слова: границы соседства, домохозяйство и соседство, жилая среда


CONSUMERS OF LIVING ENVIRONMENT OF A LARGE CITY

Volkova Tatyana Fedorovna
Penza state university of architecture and construction
Associate professor of the Department "Design and Art Interior Design"

Abstract
The article investigates the structure of the main social groups, is a consumers of living envi-ronment. Determines the socio-territorial organization of neighborhood, its role in shaping the urban living environment. Highlights environmental factors of preservation and destruction of neighborhood communities.

Keywords: household and neighborhood, living environment, neighborhood boundaries


Рубрика: 18.00.00 АРХИТЕКТУРА

Библиографическая ссылка на статью:
Волкова Т.Ф. Потребители жилой среды крупного города // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 4. Ч. 5 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/04/51764 (дата обращения: 02.06.2017).

Существующие развитые связи людей, проживающих в одном доме, дворе, на одной улице, в квартале являются основой пространственной и средовой организации городских территорий.

Под жилой средой, как правило, понимается освоенное деятель­ностью пространство, являющееся ресурсом для жизнедеятельности территориальных сообществ, регулирующее поведение и межлич­ностные отношения их членов, способствующее самоидентификации личности и детерминирующее образ жизни.

Понятие «среда» четко связывается со средой деятельности человека и имеет социальную, человеческую окраску в отличие от других представлений о пространстве [1, 2]. Архитектура, как и пространство, может воображаться, восприниматься и существовать и без жизнедеятельности человека. Среда становится таковой лишь с наличием человека, для которого она выступает его средой [3]. Жилище превращается в жилую среду путем вовлечения в жизнедеятельность человека.

Многообразие типов жилой среды в современном городе  является отражением мозаичности общественных потребностей, общественных возможностей и общественного устройства. Жилая среда является продуктом сложного и противоречивого взаимодействия этих компонентов. Во-первых – стремление к удобству и реализации собственных представлений о «комфортной жизни», во-вторых – наличие ресурсов для осуществления этих представлений. Имеют значение привычки и традиции, возраст и состояние здоровья, структура семьи и образ жизни и в то же время – имущественное положение семьи, структура жилищного и земельного рынков, экономические возможности и жилищная политика государства.

Как правило, в теориях архитектуры и градостроительства в качестве основного «потребителя жилой среды» всегда рассматривалась семья. В последнее время появилась новая социально-экономическая категория домохо­зяйство, которая подразумевает, что эта ячейка общества состоит не обязательно из родственников (как семья), а охватывает всех лиц, проживающих совместно, ведущих общее хозяйство и имеющих общий бюджет.

Таким образом, определение «жилой среды» подразумевает, что её обитателями являются не только группы населения, формирующиеся по месту жительства (индивидуумы, семьи, соседства), но и люди, имеющие отношение к исследуемой территории, как коллективные обитатели улицы, объединенные совместной деятельностью и интересами [4, c. 53].

Если существуют связи людей, проживающих в одном доме, дворе, на одной улице, в квартале, и они достаточно раз­виты, можно считать, что существуют основания для простран­ствен­ной, средовой организации мест их совместного проживания. Если такой связи нет, то пространственное объединение людей носит вы­нужденный характер. Для совместно проживающих людей оно может быть тягостным.

С реализацией идеи соседства общество связывало большие на­дежды, улучшение со­циаль­ного микроклимата в жилых районах и взаимоотношений соседей, а также на консолидацию городского сооб­щества в борьбе с преступностью и вандализмом. В определённый ис­торический момент показалось, что эти надежды преувеличены. В кон­це ХХ века сложилось впечатление, что концепция соседства погибла и уже в 70-е годы прошлого века идея соседства была объявлена «архитектурным заблуждением» [4, с. 52; 5, с. 256].

Однако в последние годы наметилась тенденция к возврату по­треб­ности в сплочённом соседстве. Можно предположить, что она вызвана неко­торыми изменениями структуры городского населения и взглядами на семью (рост доли оди­ноких людей и неполных семей, увеличение количества пенсионеров и инвалидов, крепко связанных с жилой средой, мода на «гостевые» браки).

Понятие «соседство» одно из самых неопределённых в градостроительстве и в социологии. Чаще всего, в контексте пространственно-средовой организации территорий, под соседством понимается часть социальной и физической среды города, являющаяся выражением определённой связанности близко проживающих домохозяйств (семей) в психологическом и деятельностном отношениях [4, с. 174]. Главным признаком соседства является общая среда обитания, находящаяся под пространственным и социальным контролем населяющих её людей, к которой формируется устойчивое чувство привязанности. Иными словами, соседство – целостное социально-пространственное образование обитателей городской жилой среды [6, с. 13, 48].

Такие образования имеют историческую предопределённость: в Древней Греции население городских кварталов было связано родственными узами, в Древнем Риме – квартал был самоуправляемой единицей с избираемым администратором, в древнерусском городе слободой руководила слободская управа (освобождалась от повинностей, имела единый промысел). Со временем самоуправление уступает место городскому администрированию. Квартал, район, улица, будучи пространственными элементами города, постепенно утрачивают роль социальных единиц, т.е. перестают быть целостными социально-пространственными образованиями.

Городские сообщества и соседства в советском городе формировались, как правило, по социально-производственному признаку: строительство крупного предприятия сопровождалось строительством ведомственного жилья. Таким образом, территориальное соседство подкреплялось не только совместным проживанием на одной территории, но и совместным трудом, что делало их весьма устойчивыми. Его сплачивали совместные работы на придомовой территории, уборка подъездов и другие бытовые нужды. В настоящее время рыночные отношения изменили соседские отношения – не  стало ведомственного жилья, соседские сообщества получили социальный статус [1]. Однако и сейчас «устаревшие» отношения являются основой реального территориального соседства. И конечно остались наиболее активные члены соседств, трансляторы проблем и основные пользователи жилых пространств – пенсионеры и дети. Трудоспособное население, как обычно, тяжело включается в социально-территориальные связи, отдавая предпочтение профессиональным, спортивным и другим любительским отношениям.

Одна из проблем современного российского города состоит в том, что существует мало городских сообществ, осознающих себя как соседство. Произошло вытеснение из сознания горожан стремления к консолидации «по месту жительства» для совместного улучшения условий жизни [4]. Тем не менее, современные экономические принципы управления, особенно касающиеся жилищной политики,  строятся на стремлении возродить соседские отношения, как основы самоуправления, т.е. инвестирования проблем жилья «снизу». Вместе с тем социологические исследования городского населения  подтверждают необходимость и даже нужду современного человека во многих традиционных функциях соседства: взаимной бытовой помощи, совместном контроле над престарелыми и детьми, над территорией, обеспечении общей безопасности и психологического комфорта проживания [7, 8].

Наличие условий для совместной деятельности является важным условием самореализации соседства. Это может быть работа в гаражах или обустройство автостоянки во дворе, игровые действия на соответствующей площадке, отдых людей в определенных, специально организованных местах жилого двора, совместная работа по озеленению и  благоустройству газонов и детских площадок и т.п.

Жилая среда соседства занимает промежуточное положение между средой городского сообщества и средой домохозяйства. Но на соседство не распространяются права и ответственность домохозяйств, хотя уже существуют и различным образом выявляются закрепленные за домом кадастровые участки (ограждение забором придомовой территории, постановка шлагбаумов для ограничения проникновения «нежильцов»). Таким образом, границы соседства начинаются там, где заканчивается сфера территориальных притязаний отдельного домохозяйства и распространяется до границ влияния общегородского сообщества или других соседских сообществ.

Пространственно границы могут быть определены разными способами. Так, в условиях застройки многоквартирными домами территориальной формой обитания соседства служит двор или внутриквартальное пространство. Но в настоящее время скорее границы, обозначенные кадастровым планом, являются востребованными вехами «своё-чужое». В районах индивидуальной застройки (блокированной или усадебной) средой соседства становится улица, не смотря на деление этой территории на мелкие участки. Следующая территориальная форма обитания соседства – внеквартирные коммуникации, места общего пользования многоквартирного жилого дома (гаражи, прачечные, площадки для сушки белья, оздоровительные центры и т.д.). В плотной среде городских центров, при дефиците открытых территорий традиционный двор может почти полностью трансформироваться в учреждения, интегрированные в структуру дома, как это делается в условиях элитной застройки [8].

Рубежом между домохозяйством и соседством могут быть лестничная площадка, палисадник перед входом в индивидуальную блок-квартиру, входная ниша и просто порог. В застройке рубежом между средой городского сообщества и соседством или другим соседством могут считаться подворотня, переулок, перекрёсток, городская улица-граница (между соседствами). Многие межличностные конфликты связаны с «несанкционированным» пересечением этих невидимых глазу границ «чужими».

Надо отметить, что границы соседства со стороны домохозяйства и со стороны городского сообщества весьма «прозрачны». В этом причина пространственных «покушений» обитателями на общественную среду, и наоборот, – на жилую среду соседства «незваными» общественными функциями.

Причинами же конфликтов, связанных с использованием территорий внутри соседств, обычно становятся несовместимость многолюдных и индивидуальных видов деятельности, недостаточность площади для определённой функции (стоянка автомобилей, площадки для игр и любительских занятий), неэффективность границ зон (транзит через двор, свободный выгул собак и т.п.) [1].

Домохозяйства повсеместно стремятся отделить часть среды соседства под свои частные нужды. Стихийно возникающие садики под окнами первых этажей многоквартирного дома – островок домохозяйства в среде соседства. Примерами «захвата» домохозяйствами «чужих» территорий могут служить: существующие и сейчас в некоторых районах городской застройки сараи (в г. Пензе – кварталы 2-этажной застройки в Заводском районе, на Южной поляне); организованные коллективные погреба с торчащими вентиляционными трубами (район  многоэтажной застройки Арбеково в г. Пензе); металлические гаражи и гаражи-ракушки во дворах и в междворовых пространствах; огороды в полосе отчуждения железной дороги (повсеместно, практически на муниципальных землях) [1, с. 71].

Испытывая давление со стороны домохозяйств, соседство может «захватывать» территорию городского сообщества: детские площадки на Тверском бульваре в Москве используются жителями соседних жилых домов; в центре Парижа, на аллеях садов Трокадеро местные пенсионеры играют в шары; в Лондоне уличные пабы (пивные) являются клубами соседств; скверы, бульвары, газоны Пекина в сезон сбора урожая становятся огромными овощехранилищами под открытым небом; в Бали жители сушат семейный урожай риса на обочинах городских дорог [4].

От типа и этажности жилых зданий значительно зависит качество среды соседства. Это связано с тем, что здания являются частью среды, а тип жилого дома может качественно определить тип социального контроля над придомовой территорией. Считается, что многоэтажная застройка с этажностью выше пяти негативное влияет на качество соседских отношений:

- для жителей верхних этажей затруднен доступ детей и маломобильной группы населения к дворовой территории, что лишает человека социально-пространственного опыта;

- проживание на верхних этажах ограничивает использование учреждений и площадок на первых этажах и во дворе;

- ограничение визуальной связи с двором и его пользователями.

Персональное общение, социальный контроль и пешеходная связность объединяют пространственную структуру в единую среду обитания, к которой у жителей (домохозяйств) формируется устойчивое отношение как к «своему пространству». Особая роль в этом социальном явлении принадлежит двору, улице и кварталу, возвращение к которому обсуждается сейчас в архитектурном сообществе.

«Постепенно открывается вновь важность соседств. Современные средства связи и транспортные системы не в такой степени, как это предполагалось, уменьшили их жизнеспособность. Всё возрастает по­ни­мание, что качество жизни несоизмеримо улучшается в соседствах, которые функционируют должным образом, – где улицы безопасны для одиноких прогулок женщин и детей, где торговля и общественное обслуживание прямо под руками, где люди знают своих соседей, где есть чувство общности и взаимной поддержки» [9, с. 109].


Библиографический список
  1. Волкова Т.Ф. Реабилитация городской жилой среды. Социально-градостроительный аспект: учеб. пособие [Текст] / Т.Ф. Волкова. – Пенза: ПГУАС, 2014. – 116 с.
  2. Крашенинников, А.В. Градостроительное развитие жилой за­стройки: исследование опыта западных стран [Текст]: учеб. пособие / А.В. Крашенинников. – М.: Архитектура-С, 2005. – 112 с.
  3. Хейдметс, М. Пространственный фактор в межличностных отношениях: попытка построения концепции [Текст] / М. Хейдметс // Человек. Среда. Пространство. – Тарту: ТГУ, 1979. – С. 4–28.
  4. Кияненко, К.В. Социальные основы архитектурного формиро­вания жилой среды [Текст]: учеб. пособие / К.В. Кияненко. – Вологда: ВоГТУ, 1999. – 210 с.
  5. Рябушин А.В. Развитие жилой среды. Проблемы, закономерности, тенденции Текст /А.В. Рябушин. – М.: Стройиздат, 1976. – 381 с.
  6. Городская среда. Технология развития: Настольная книга [Текст] / В.Л. Глазычев, М.М. Егоров. – М.: Изд-во Ладья, 1995. – 240 с.
  7. Волкова Т.Ф. Исследование потребительских качеств городской среды [Электронный ресурс]// Перспективы науки и образования. 2014.№3.C.109-113. URL:http://pnojournal.wordpress.com/archive14(14-03).
  8. Волкова Т.Ф. Дифференциация современного жилья и жилой среды крупного города // Современные научные исследования и инновации. 2015. №3 [Электронный ресурс]. http://web.snauka.ru/issues/2015/“>URL:http://web.snauka.ru/issues/2015/03/50458
  9. Wates N., Knevitt Ch. Community Architecture: How People are Creating Their Own Environment. –London: Penguin Books, 1987. – 159 p.


Все статьи автора «Волкова Татьяна Федоровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: