УДК 33

ГЕНДЕРНАЯ АССИМЕТРИЯ В ОБРАЗОВАНИИ

Гриненко Светлана Викторовна
Южный федеральный университет
д.э.н., доцент, зав. кафедрой Инноватики и экономического проектирования

Аннотация
Статья посвящена вопросам гендерного неравенства, сегрегации женщин в сфере образования с акцентом на систему высшей школы. В исследовании представлен анализ гендерной структуры преподавательского состава в образовательных учреждениях различного уровня, анализ экономических и последствий гендерной асимметрии, реализация гендерных контрактов различного типа.

Ключевые слова: гендерная асимметрия, гендерный контракт


GENDER GAP IN EDUCATION

Grinenko Svetlana Viktorovna
Southern Federal University
Doctor of Economics, Head of departments of Innovatics and economic projecting

Abstract
Article is devoted to questions of a gender gap, a segregation of women in education with emphasis on system of the higher school. In research the analysis of gender structure of teaching structure in educational institutions of various level, the analysis economic and consequences of gender gap, implementation of gender contracts of various type is submitted.

Keywords: gender contract, gender gap


Рубрика: 13.00.00 ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Гриненко С.В. Гендерная ассиметрия в образовании // Современные научные исследования и инновации. 2014. № 12. Ч. 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2014/12/41818 (дата обращения: 29.09.2017).

Вопросам гендерного неравенства достаточно много внимания уделяется в исследованиях зарубежных авторов в отличии от России, где на основе сложившихся в Советском Союзе представлений о равенстве мужчин и женщин, считается, что законодательство достаточно обеспечивает равный доступ женщин к образованию, равное отношение на рынке труда. Поэтому гендерная сегрегация носит скрытый характер, создавая «стеклянные» стены и потолок в реализации карьерной стратегии.

В условиях структурных трансформаций в контексте перехода к экономике знаний вопросы гендера актуальны, в связи с тем, что сложившиеся в индустриальной экономике поло-ролевые стереотипы разделения труда в современных условиях требуют изменения, смещения «женских» и «мужских» отраслей профессиональной деятельности. Многофакторность гендерного равенства как явления определяет его зависимость не только от экономических и политических установок и тенденций, но от сложившихся социальных стереотипов, формируемых национальными, гео- и этно- экономическими аспектами.

Исторически сложившаяся в России отраслевая структура распределения женщин и мужчин по сферам экономической деятельности пришла в явное противоречие с динамично изменяющимися условиями жизни. Согласно статистике, женщины составляют значительную часть трудовых ресурсов, обладая при этом высоким уровнем образования, что предполагает их существенный вклад в развитие экономики. При этом реально существующие гендерные стереотипы оказывают влияние на положение женщин на рынке труда, сопровождаются снижением их социального и профессионального статуса.

Одной из «женских» отраслей в экономике на протяжении многих лет является образование – эта сфера характеризуется рядом привлекательных для женщин факторов – относительно свободной занятостью, постоянством и длительностью трудового отпуска, социальной защищенностью. Но и в этой сфере, согласно статистике наблюдаются характерные для рынка труда в целом явления горизонтальной и вертикальной сегрегации. Это требует от женщин в академической среде привлечения дополнительных ресурсов для сглаживания асимметрии, осуществления карьерных стратегий и получения адекватной отдачи от инвестиций в образование, что и определило интерес автора к проблеме гендерного равенства в академической среде – в сфере образования.

Анализируя общую статистику по уровням образования, следует отметить устойчивые стереотипы в гендерной структуре преподавательского состава – данные Мирового банка представлены в соответствии с градацией в МСКО (Табл.1).

Доля женщин в преподавательском составе по уровням образования, за период 2000 – 2012 гг., % [10]

Страна

МСКО0 – дошкольное образование

МСКО1 – начальное образование

МСКО2 – основное общее образование

МСКО3 – среднее общее образование*

МСКО4 – начальное профессиональное образование

МСКО5В – среднее профессиональное образование

МСКО5А – высшее образование

Китай

94 – 97

51 – 58

45 – 50

41 – 49

39

41 – 50

45

35 – 48

42 – 48

Финляндия

97

72 – 79

71 – 72

56 – 59

64 – 65

45 – 50

68 – 70

70 – 71

51 – 54

51 – 54

Германия

98

81 – 84

59 – 65

40 – 50

11 – 23

53 – 60

31 – 39

40 – 54

76 – 84

55

40 – 43

34 – 53

40

Польша

97 – 98

83 – 85

74

61 – 66

69 – 65

66 – 70

42 – 43

70 – 71

72

56 – 62

56

Россия

100

98

80 – 81

56

83 – 84

68 – 66

Швеция

97

80 – 82

62 – 66

50 – 52

27 – 54

56 – 58

38 – 43

56 – 50

60 – 61

46 – 54

46 – 54

США

95 – 94

86 – 87

60 – 67

51 – 57

41 – 63

56 – 62

41 – 48

Мир

92 – 94

60 – 63

53 – 55

48 – 49

52

38 – 42

*- данные представлены по трем позициям: – среднее общее образование в целом;

– среднее общее образование: общие программы;

– среднее общее образование: технические/профессиональные программы

Дошкольное образование традиционно «женский» уровень. Поскольку речь идет об экономических факторах – это низкооплачиваемые профессии воспитателя и няни, не требующие высшего образования.

Начальное образование уже допускает наличие доли мужчин – если по России это уровень 2 %, то средний мировой показатель 37 %, при этом в Китае – 42 %. Кроме того, следует отметить рост участия женщин на 3 – 4 % в каждой стране.

В основном общем образовании доля женщин – преподавателей растет – в среднем это 55 %, по странам показатель колеблется от 40 до 72 %.

Данные по среднему общему образованию представлены с выделением технических направлений подготовки, на которых доля преподавателей – мужчин ожидаемо выше. В системе высшего образования доля женщин колеблется от 30 до 56 % (Россия).

Детализируя статистику по России проанализируем гендерный состав преподавательского состава в образовательных учреждений различных уровней – рис. 1.

Рис. 1 – Преподаватели образовательных учреждений по видам учреждений на начало 2011/2012 учебного года [5]

Доля женщин среди преподавателей учебных заведений изменяется от 88 % в общеобразовательных до 56 % в высших учебных заведениях. Соотношение мужчин и женщин в управленческой пирамиде по разным уровням образования также различное. В общеобразовательных учреждениях разрыв незначительный – если среди учителей и заместителей директора женщин 88 %, то среди директоров 75 % (разрыв 13 %). По среднему и начальному профессиональному образованию данных нет, а в вузах ситуация кардинально меняется.

Не смотря на значительную долю женщин в составе ППС вузов, структура должностей явно свидетельствует о наличии гендерной асимметрии – по данным Федеральной службы государственной статистики 67 % женщин и только 33 % мужчин замещают должность ассистента и старшего преподавателя, женщин-доцентов в составе вуза 56 % и мужчин – 44 %, женщин в должности профессора – 30 %, тогда как мужчин – 70% (рис. 2). Еще больше разрыв в сфере руководящих должностей – ректоров – женщин всего 11 %, проректоров – 30 %.

Рис. 2. Персонал образовательных учреждений высшего образования на начало 2011/2012 учебного года [5]

Несмотря на высокую долю женщин среди младшего и среднего звена научно-педагогических работников, при подъеме по восходящей лестнице профессиональной мобильности их количество сокращается, причем на каждой ступени – около 14 % при переходе к должности доцента, и еще 14 % при переходе на следующую ступень – профессора.

Переход обусловлен получением научной степени кандидата и далее доктора наук, что осложнено не только конкуренцией с мужчинами – учеными (эффект Матильды) [2], но и объективно существующими сложностями, связанностями с ролью женщины в семье и с семейными обязанностями, воспитанием детей. Согласно международным исследованиям, оптимальное функционирование научно-педагогической деятельности достигается при условии полноценного симметричного участия женщин на всех уровнях управления образовательным учреждением.

Данные свидетельствуют о том, что несмотря на достаточно быструю феминизацию системы образования в целом и высшего образования в частности не снижает гендерную асимметрию – необходимость сочетать функцию «хранительницы домашнего очага» и желание и необходимость реализовать себя в профессиональной сфере в совокупности с существующими гендерными стереотипами определяют выстраивание «стеклянных стен и потолков» для женщин. Исследователи, проводившие интервью с женщинами – учеными и преподавателями вузов [6, 9] отмечают, что если женщина стремится к реализации себя в публичной сфере, то приватная сфера терпит ущерб. Об этом говорит увеличение доли одиноких и разведенных женщин, а также уменьшение количества детей в семье, по мере повышения научного статуса и профессиональной ролевой позиции.

Сложившаяся ситуация имеет исторические корни – согласно статистическим сборникам в 1874 году женщины не были представлены в университетах и фигурировали только в среднем уровне образования – гимназиях и училищах, при том, что первый институт для женщин был учрежден на 100 лет раньше – в 1764 году. В 1874 году в гимназиях и училищах обучалось 17400 женщин, что в 2 раза меньше обучающихся – мужчин [7].

В Советском Союзе доступ женщин у образованию основывался на равных принципах с мужчинами, ситуация менялась, но в 1939 году на 1000 женщин всего 4,1 имели высшее образование, 6,7 – среднее специальное. К 1959 году ситуация изменилась, на 1000 женщин приходилось 8,9 с высшим образованием и 7,3 со средним специальным [4]. При этом рассматривая состав занятых в сфере образования следует отметить рост женщин – научных работников и преподавателей вузов на 7 % (с 31 % до 38 %) с 1939 оп 1959 год, учителей на 16 % (с 54 % до 70 %).

В дальнейшем доля женщин в науке и образовании значительно выросла к 1970 году достигнув уровня в 50,9 % в профессиональных образовательных учреждениях и 78,2 % в общеобразовательных, после чего стабилизировалась и остается на достигнутом уровне с колебаниями 1-2 % [8].

Положительные тенденции, тем не менее, не изменили общую для рынка труда закономерность – концентрацию женщин на исполнительских уровнях и статусно-ролевых позициях системы образования, где заработная плата существенно ниже. Это проявилось также в период реформирования экономики, когда в связи со снижением уровня заработной платы и резким сокращением финансирования из науки и высшего образования уходили прежде всего молодые мужчины. Женщины как более консервативные оставались на рабочих местах даже в условиях существенного снижения оплаты труда (рис. 3, 4) – сопоставление диаграмм явно показывает рост доли женщин в образовании на уровне снижения отношения заработной платы в образовании к заработной плате в промышленности.


Рис. 3 – отношение заработной платы в образовании к заработной плате в промышленности [12].

Доля мужчин, занятых в сфере образования при этом оставалась практически неизменной – в среднем 3,5 % (изменение в десятых долях процента 3,3 – 3,6 %).


Рис. 4 – Доля женщин, занятых в образовании в общем количестве занятых женщин [12].

В соответствии с реализуемой политикой внедрения отраслевых систем оплаты труда и вектора увеличения заработной платы преподавателей с целью достичь двукратного превышения над средней заработной платой в регионе было достигнуто практически равенство оплаты труда мужчин и женщин в образовании (табл. 2), что позволяет говорить о возможности достижения гендерного равенства в образовании в целом.

Таблица 2. Данные о заработной плате (по результатам выборочных обследований организаций за октябрь; в процентах) [13]

2005

2007

2009

2011

2013

Отношение заработной платы женщин к заработной плате мужчин в образовании

87,1 89,3 86,3 89,0 99,0

Отношение заработной платы в образовании к средней заработной плате в экономике

63,5

64,6

71,3

67,6

78,7

Следует отметить, что это усредненный показатель, нивелирующий неравенство в структуре занимаемых должностей, что особенно проявляется в высшей школе (рис. 2). Нерешенной проблемой остается преодоление «стеклянного потолка» и «эффекта Матильды».

Исследователи в области социологии, проводящие интервью с преподавателями вуза выявляют существенные гендерные различия в отношении преподавателей вузов к профессии, возможностям мужчин и женщин в реализации своего творческого потенциала, возможности совмещать профессиональные и семейные обязанности [3, 14]. Среди выявленных характеристик отметим, что не только 52 % женщин – преподавателей, но и 40 % мужчин считают, что мужчины имеют больше прав и возможностей в трудовой сфере; для женщин основным приоритетом в выборе профессии преподавателя является (и вполне обоснованно) гибкий график работы, позволяющий реализовать семейные обязанности – 66,3 % респондентов – женщин, а мужчины – возможность заниматься любимым делом – 53,8 %. 49,5 % женщин и 36,5 % мужчин согласны с утверждением, что рождение детей предполагает окончание научной карьеры женщины.

Здесь следует обратиться к возможным моделям гендерного контракта – как структурированным формам взаимодействия полов при реализации функций в обществе. Р Кромптон [1] представила 5 основных моделей (рис. 5), среди которых наиболее предпочтительная для женщины, безусловно IV-того типа – позволяющая поровну разделить функцию заботы с мужем, что обеспечит женщине реализовать доступ к полноценной профессиональной деятельности в сфере образования и повышению квалификационного уровня в научной среде.

В выстраивании эффективного гендерного контракта важная роль отводится также государству, призванному обеспечивать ряд функций заботы о женщине, детях, социальной поддержки в рамках воспроизводства населения, что требует соблюдения законодательно определенных норм, обеспечения детей дошкольными образовательными учреждениями, социальными выплатами.


Рис. 5. Модели гендерного контракта

В современных условиях рынок труда и занятости женщин характеризуется рядом социальных возможностей на фоне исторически сложившихся стереотипов. «Феминизация» ряда отраслей является следствием политики официального равенства в совокупности с негласным подавлением женского творческого и интеллектуального потенциала, что явно проявляется в образовании особенно в вузовской, университетской среде.

Сложившаяся ситуация в России, приоритетное внимание к гендерным проблемам в мире, реализация Целей развития тысячелетия определяют важную задачу формирования гендерной политики государства по установлению адекватного гендерного порядка, позволяющего эффективно использовать высокий образовательный и интеллектуальный потенциал женщин, представляющих более половины всех трудовых ресурсов. И первоначально следует уделить внимание «женским» отраслям, в которых наблюдается высокая концентрация человеческого капитала, который может принести значительную отдачу на вложенные инвестиции в его воспроизводство.


Библиографический список
  1. Cromptom R. Discussion and Conclusions // Restructuring Gender Relations and Employment. The Decline of the Male Breadwinner / Ed. by R. Crompton. Oxford and NY: Oxford University Press. 1999.
  2. Rossiter Margaret W. (1993), The Matthew / Matilda Effect in Science, Social Studies of Science (London: Sage publ.) DOI: 10.1177/030631293002004
  3. Дадаева Т.М. Социально-профессиональный статус преподавателя: гендерный аспект // Интеграция образования, 2013. № 3.
  4. Женщины и дети в СССР (стат.сборник) / Госстатиздат ЦСУ СССР, Москва, 1963.
  5. Женщины и мужчины России. 2012: Стат.сб./ Росстат – М., 2012.
  6. Каримова Ж.К. Социальные практики женщин-математиков Франции и Казахстана: гендерная асимметрия в научно-образовательном пространстве // Диссертация на соискание ученой степени доктора философии (PhD) по специальности социология республика Казахстан, Алматы, 2011.
  7. Ливрон де В.В. Статистическое обозрение Российской Империи / С.Петербург, печатано в типографии товарищества «Общественная польза», 1874.
  8. Народное образование и культура в СССР (стат. сб.) / Москва, «Финансы и статистика», 1989.
  9. Остапенко А.Б. Статусно-ролевые позиции преподавателей вузов как проявление гендерной асимметрии профессиональной деятельности (на примере г. Хабаровска // Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата социологических наук, Хабаровск, 2011.
  10. Официальный сайт Всемирного банка http://databank.worldbank.org/Data/Views/VariableSelection/SelectVariables.aspx?source=Education-Statistics:-core-indicators#s_t
  11. Труд в СССР (Стат. сб.) / Москва – «Финансы и статистика», 1988.
  12. Труд и занятость в России.: Стат.сб. / Росстат - M., 2003, 2005, 2007, 2009, 2011, 2013.
  13. Федеральная служба государственной статистики // http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/wages/
  14. Фофанова К.В., Михайлова Н.Н. Гендер в контексте профессионального поведения и повседневных практик преподавателей высшей школы // Вестник ТГЭУ, 2009. № 2.


Все статьи автора «Гриненко Светлана Викторовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: