УДК 94(47)

ПРОБЛЕМА КЛАССИФИКАЦИИ ДИССИДЕНТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В СССР 1950-1980-Х ГГ.

Королева Лариса Александровна1, Молькин Алексей Николаевич2
1Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, д.и.н., проф., зав.кафедрой истории и философии
2Пензенский государственный университет архитектуры и строительства, студент группы МО-41

Аннотация
В статье рассматриваются варианты классификации диссидентского движения в СССР 1950-1980-х гг. - Л. Алексеевой, В. Леонхарда, А. Амальрика, Р. Медведева, Н. Белинковой, Дж. Хоскинга, Н. Верта, А. Безбородова, М. Мейера, Е. Пивовара, С. Давыдова, Дж. Данлопа и др.

Ключевые слова: ,


ПРОБЛЕМА КЛАССИФИКАЦИИ ДИССИДЕНТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В СССР 1950-1980-Х ГГ.

Koroleva Larisa Aleksandrovna1, Molkin Alexey Nikolaevich2
1Penza state university of architecture and construction, PhD,Professor, Head of the Department of History and Philosophy
2Penza state university of architecture and construction, student group MO-41

Abstract
In article options of classification of dissident movement in the USSR the 1950-1980th - L. Alekseeva, W. Leonhard, A. Amalrik, R. Medvedev, N. Belinkova, J. Hoskinga, N. Vert, A. Bezborodov, M. Meyer, E. Pivovara, S. Davydova, J. Danlopa, etc. are considered.

Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Королева Л.А., Молькин А.Н. // Современные научные исследования и инновации. 2014. № 6. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2014/06/35610 (дата обращения: 02.06.2017).

Вариантов классификации диссидентского движения в СССР 1950-1980-х гг. предлагалось достаточно много. Основную группу среди них занимают различные вариации схемы, в основу которой положены цели и задачи оппозиции: «диссидентское движение – 1) гражданские; 2) национальные; 3) религиозные  течения». 

Пожалуй, наиболее конкретно и детально данная схема представлена в «классической» работе Л. Алексеевой «История инакомыслия в СССР. Новейший период». Хотя сама она замечает, что вынуждена была отказаться от данного варианта классификации, и структура книги подчинена «логике реального развития инакомыслия в СССР» [1, с. 5]. На базе большого фактического материала, главным образом, «Хроники текущих событий» [2, с. 126-128], автор выделяет 18 направлений. Из них 11 национальных (украинское, литовское, эстонское, латвийское, армянское, грузинское, крымско-татарское, месхетинское, еврейское, немецкое, русское); 4 религиозных (евангельских христиан-баптистов, пятидесятническое, Верных и Свободных адвентистов седьмого дня, православное); 3 гражданских (правозащитное, социалистическое, движение за социально-экономические права). Движения представлены по времени их появления, с учетом общего и различного в них.

Однако автор буквально с первых же фраз определяет концепцию своей работы, что, хотя каждая глава представляет собой независимое общественное движение, но «правомочно их описание как целостного явления, благодаря общему для современного инакомыслия правозащитному характеру и принципиальному  отказу от насильственных методов борьбы» [1, с. 5]. Вполне закономерно, что автор, активный правозащитник с 15-летним «стажем» борьбы, уделяет внимание преимущественно движению за права человека.

Известный советолог В. Леонхард предлагал следующую классификацию советского инакомыслия: 1) либерально – социалистические реформисты; 2)  независимые   марксисты;  3)  религиозно-этическое  движение [3, с. 122]. Целями советской оппозиции являются демократизация общества, соблюдение  законности и т.п.

Либералы-социалисты – А. Сахаров, В. Турчин и др. действуют в рамках социалистической теории, выступая за свободу слова, собраний, организаций, передвижения по стране, выезда за границу, создание многопартийности на социалистической основе.

Представители второго направления (П. Григоренко, И. Дзюба,  Р. Медведев и  т.п.) основываются на положениях марксизма-ленинизма, считают отступлением от  правильной линии развития советского общества сталинский и последующий этап истории страны, призывают к модернизации марксизма и демократизации КПСС.

Идеологи религиозно-этического направления – Л. Венцов, А. Левитин-Краснов и т.д. предлагают «искать новые религиозно-этические альтернативы, т.к. реформа системы СССР невозможна без одновременного возрождения».

С классификацией В. Леонхарда перекликается типология, предложенная А. Амальриком. Согласно его мнению, оппозиционное течение следует разделить на три течения. Первое – «подлинные марксисты-ленинисты» (П. Григоренко, А. Костерин, И. Яхимович), провозглашавшие необходимость возврата к истинной марксистско-ленинской идеологии. Второе направление – «христианская идеология» (И. Огурцов), видящие спасение советского общества в распространении христианских нравственных принципов. Третье крыло – «либералы» (П. Литвинов, А. Сахаров), которые предлагали переход к демократическому обществу западного типа с сохранением принципа общественной и государственной собственности.

Cогласно типологии Р. Медведева, оппозиционное движение подразделяется на 1) западничество; 2) этический социализм, в котором выделяется «христианский социализм»; 3) законничество или конституционализм; 4) анархический коммунизм;  5) партийный демократизм; 6)национальные и националистические движения [4]. «Западники», в основном, это – научно-техническая и художественная интеллигенция, молодежь, выступают за  введение  демократических свобод, многопартийной системы, принимают идею «конвергенции», понимая под ней «усвоение позитивных элементов западного образа». Крайние группы в данном течении – «февралисты» (сторонники Февральской революции 1917 г., отвергающие Октябрьский переворот) и «демократы». По мнению автора, западничество являлось наиболее значимым и крупным движением. Представители этического социализма ратовали за развитие нравственного сознания в обществе, за создание новой морально-философской системы. Законники, или конституционалисты, выступали за повышение уровня правосознания граждан советского общества, устранение противоречий в законодательстве и т.д. Анархо-коммунисты  протестовали против сталинизма во всех его проявлениях, призывали к общественному управлению, свободе слова, печати, организаций и пр. Себя Р. Медведев относит к партийно-демократическому движению.

Н. Белинкова, участница движения сопротивления, изначально подчеркивая некую условность и не претендуя на строгую научность, в оппозиции отмечает два направления: 1) «открытое» и 2) «тайное». В свою очередь, в «открытом» существуют следующие течения: «легальное», «конструктивное», «руситы» («неославянофилы»). Представители «легального» течения рассчитывают на возможность усовершенствования советской системы, не выходя за пределы конституции. «Конструктивное» крыло выступает за преобразования внутриполитические и международные. Проекты «руситов», или «неославянофилов», носят ярко выраженный антисемитский и шовинистический  характер. Что касается «тайной» оппозиции, то ее члены «не выходят на площади и не отправляют свои рукописи за границу. Они – почва,.. среда,..  моральная поддержка бунтовщиков на площади и бунтарей в литературе». По мнению Н. Белинковой, эмиграция также представляет собой форму советской оппозиции [5, с. 186].

Дж. Хоскинг, английский историк, вычленяет в диссидентстве «чистый ленинизм», либерализм и неославянофильство. Идейный лидер первого течения Р. Медведев, по мнению Дж. Хоскинга, в своих воззрениях ближе к западно-европейскому пониманию социал-демократии, радикальному либерализму, нежели к ленинизму. В целом же, «чистые ленинцы» стремились вернуться к ленинскому демократизму, который подвергся деформациям в период И.В. Сталина. Выразителем принципов второго направления является А. Сахаров, считавший необходимым развитие в стране гражданских свобод и демократии, как на Западе. Неославянофилы, или русские националисты, рупором которых был А. Солженицын, ратовали за возрождение русской национальности, возврат к православию и старой русской культуре. Дж. Хоскинг также рассматривает в своей работе национальные и религиозные течения.  По мнению автора, особой разницы между правозащитным и диссидентским движением не существует [6, с. 431-434].

Н. Верт доказывает, что основные диссидентские течения к концу 1960-х гг.  слились в размытое «Демократическое движение», в котором следует выделять три «идеологии» [7, с. 132]: подлинный марксизм-ленинизм во главе с братьями Медведевыми; либерализм в лице А. Сахарова и христианская идеология, представленная А. Солженицыным.

Авторы коллективной работы «DissentinUSSR. Politics, ideology and people» предлагают следующую классификацию диссидентского движения: 1) «moral-absolutist» (абсолютисты морали); 2) «instrumental-pragmatic» (прагматики); 3) «anomic-militant» (воинствующее, радикальное крыло). Представители первого, наиболее радикального течения – moral-absolutist, – А. Амальрик, В. Буковский, И. Габай, Ю. Галансков, А. Галич, А. Гинзбург, П. Григоренко, А. Есенин-Вольпин, А. Марченко и т.д., выдвигали альтернативные моральные теории и этические программы, отвергали насилие и использовали для достижения своих целей «духовные ценности». Центристы – instrumental-pragmatic (Ж. Медведев, Р. Медведев, М. Ростропович, А. Сахаров, А. Твардовский, В. Чалидзе и др.) своей идеологической базой считали марксизм, основной упор делался на работы В.И. Ленина. Прагматики требовали свободы слова и безусловного официального признания принципа интеллектуальной автономии в научных вопросах. Ученые, в основном представлявшие данное течение, адресовались к политической элите советского государства. Правые диссиденты – anomic-militant – А. Левитин-Краснов, В. Мороз, В. Осипов, Б. Талантов, В. Черновил и т.д. ставили перед собой задачу добиваться реализации прав, провозглашенных советской Конституцией. Представители данного направления были далеки от «политических философий, институтов, законов и правящих деятелей советской системы». В данную ветвь  оппозиции входили духовные лидеры религиозных и национальных движений. Но с ними же соседствовали, по мнению авторов, Кочетов, «Октябрь», сталинисты, «Российские патриоты» [8, с. 13-15]. Современные исследователи оперируют в основном одним вариантом классификации.

А.Б. Безбородов, М.М. Мейер, Е.И. Пивовар в диссидентском движении выделяют  политические, социально-культурные, национальные, религиозные и другие течения. Причем, ядром оппозиции было правозащитное течение [9, с. 4].

Авторы монографии «Власть и оппозиция.  Российский политический процесс ХХ столетия» [10] дают следующую типологию диссидентского движения: 1) гражданские движения («политики»), среди которых самым масштабным являлось правозащитное; 2) религиозные течения (Верные и свободные адвентисты седьмого дня, евангельские христиане-баптисты, православные, пятидесятники и др.); 3) национальные движения (украинцы, литовцы, латыши, эстонцы, армяне, грузины, крымские татары, евреи, месхи, немцы и др.).

С.Г. Давыдов, исходя из содержания и задач инакомыслия, выделяет в нем 1) религиозные течения (РПЦ, ЕХБ); 2) национальные движения (за независимость в    Закавказье, Прибалтике, Украине, России; депортированных народов за восстановление    своих прав, еврейской консолидации); 3) гражданские направления (протест  творческой   интеллигенции,  молодежная оппозиция, социально-экономическое) [11, с. 10].

Зейнал Сафар-оглы Нагдалиев в демократическом движении СССР видит, прежде всего, правозащитное движение, в котором, в свою очередь, выделяет три направления: «первое – обновленческо-марксистское или неокоммунистическое, выступавшее за демократический социализм; второе – либерально-демократическое, ориентированное на ценности западного общества; третье – национально-христианское, отстаивавшее самобытный путь развития России». Кроме того, автор исследует национальные движения –  крымских татар и немцев Поволжья за возвращение в места проживания и еврейское за выезд в Израиль [12, с. 29].

М. Корти, сотрудник исследовательского института Радио Свобода/Радио Свободная Европа, разводит диссидентское движение и, допустим, национальное или религиозное: «При том, что диссидентское движение систематически  выступало в защиту культурных, национальных и религиозных прав соответствующих групп и что отдельные представители этих групп являлись одновременно участниками движения, оно было принципиально иное, совершенно отдельное явление, имевшее свою специфику…» [13, с. 43].

Дж. Данлоп, известный советолог, специалист по русскому национализму, выделяет два уровня в русском национальном движении – диссидентский («возрожденческий» или либеральный национализм) и официальный (национал- большевизм). Главное различие между ними, по мнению исследователя, заключается  в отношении к православию и марксизму-ленинизму, решению военных проблем и вопросов городского развития [14, с. 28].

В.И. Бакланов среди национальных движений в СССР в 1953–1985 гг.  дифференцирует «движения за предоставление национальной независимости (Литва, Латвия, Эстония, Западная Украина); движения, ориентированные на защиту и сохранение национальной культуры и языка (Украина, Грузия, оппозиционно настроенные круги интеллигенции Белоруссии и Молдавии); этнические движения республик исламской культуры (республики Средней Азии, Казахстан, Азербайджан); движения депортированных народов за реализацию утраченных конституционных прав (крымские татары, чеченцы, ингуши, немцы Поволжья, калмыки и т.д.); движение за решение этнотерриториального вопроса (Армения); движение за эмиграцию из СССР (евреи, частично советские немцы);  русское «державно-культурное» движение» [15, с. 11].

Подводя итог, хотелось бы сказать, что, безусловно, любая схема не является абсолютной. Но наиболее универсальной в данном случае представляется следующий вид классификации: 1) гражданские движения, среди которых ведущим было правозащитное [16]; 2) национальные [17, с. 50-52; 18; 19; 20; 21], подразделявшиеся на а) движения за национальную независимость; б) движения депортированных народов за возвращение в места проживания; в) движения за эмиграцию; 3) религиозные движения [22, с. 125-131; 23, с. 299-308].


Библиографический список
  1. Алексеева Л. История инакомыслия в СССР. Новейший период. Вильнюс – Москва, 1992.
  2. Королева Л.А., Гарькин И.Н.Оппозиционные журналы о сопротивлении режиму в СССР (1950-1980 гг.) // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 3.
  3. Леонхард В. Накануне новой революции? Будущее советского коммунизма. М., 1976.
  4. Медведев Р. Книга о социалистической демократии. Амстердам – Париж, 1972.
  5. Белинкова Н. Хождение по свободе // Новый колокол. М., 1994.
  6. Хоскинг Дж. История Советского Союза. 1917-1991. М., 1994.
  7. Верт Н. История советского государства.1900-1991. М., 1992.
  8. Dissent in USSR. Politics, ideology and people. London, 1975.
  9. Безбородов А.Б., Мейер М.М., Пивовар Е.И. Материалы по истории  диссидентского и правозащитного   движения в СССР 50-х – 80-х годов. М., 1995.
  10. Власть и оппозиция.  Российский политический процесс ХХ. М., 1995.
  11. Давыдов С.Г. Инакомыслие в СССР в 50-е – первой половине 60-х гг. Автореф. дис. … к.и.н. М., 1996.
  12. Нагдалиев Зейнал Сафар-оглы. Диссидентское движение в СССР (1950-1980 годы). Автореф. дис.  …   д.и.н. М., 1999.
  13. Корти М. О некоторых аспектах диссидентского движения // Карта. 1994. № 6.
  14. Dunlop J.B. The Faces of Contemporary Russian Nationalism. Princeton, 1983.
  15. Бакланов В.И. Национальные движения в СССР 1953–1985 гг. Автореф. дис. … к.и.н. М., 1999.
  16. Гарькин И.Н., Королева Л.А. Правозащитное движение в СССР (1960-1980 гг.) // История и археология. – Апрель 2014. – № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/04/959 (дата обращения: 12.04.2014).
  17. Королева Л.А., Гринцов Д.М. Национальное движение немцев в СССР (1950-1980) // Общество: философия, история, культура. 2014. № 1.
  18. Гарькин И.Н., Королева Л.А. Русское национальное движение в СССР (1960-1980 гг.) // История и археология. – Июнь 2014. – № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/06/1065 (дата обращения: 04.06.2014).
  19. Королева Л.А., Молькин А.Н. Армянское национальное движение в СССР (1950-1980 гг.) // История и археология. – Июнь 2014. – № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/06/1062 (дата обращения: 02.06.2014).
  20. Мебадури С.З., Королева Л.А., Молькин А.Н. Украинское национальное движение в СССР (1950-1980-е гг.) // История и археология. – Май 2014. – № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/05/973 (дата обращения: 30.04.2014).
  21. Королева Л.А., Королев А.А., Молькин А.Н. Советское оппозиционное движение в Прибалтике. 1950-1980-е гг. // История и археология. – Апрель 2014. – № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://history.snauka.ru/2014/04/956 (дата обращения: 03.04.2014).
  22. Королев А.А., Королева Л.А., Молькин А.Н. Движение пятидесятников в СССР. 1950-1980 гг. // NB: Исторические исследования. 2013. № 6. C. 125-131. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_9378.htm.
  23. Королева Л.А., Королев А.А. Татары-мусульмане Пензенской области: взгляд в советское прошлое (1940-1980-е гг.) //Антропологический форум. 2008. № 9.


Все статьи автора «Королева Лариса Александровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: