УДК 8

ПУБЛИЦИСТИКА РУССКОГО ЗАРУБЕЖЬЯ О МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЯХ И ТОЛЕРАНТНОСТИ КАК ДИАЛОГ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ И ВЛАСТИ

Байбатырова Н.М.
Астраханский государственный университет
к. филол. н., доцент кафедры теории и истории журналистики

Аннотация
В статье рассматривается публицистика русского зарубежья о межнациональных отношениях и толерантности как диалог интеллигенции и власти.

Ключевые слова: третья волна эмиграции


RUSSIAN JOURNALISM ABROAD ABOUT INTERNATIONAL RELATIONS AND TOLERANCE AS A DIALOGUE BETWEEN INTELLECTUALS AND POWER

Baybatyrova N.M.
Astrakhan State University
Ph.D., Associate Professor of the Theory and History of Journalism

Abstract
Russian journalism abroad about international relations and tolerance is considered as a dialogue between intellectuals and power in this paper.

Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Байбатырова Н.М. Публицистика русского зарубежья о межнациональных отношениях и толерантности как диалог интеллигенции и власти // Современные научные исследования и инновации. 2012. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2012/11/18758 (дата обращения: 02.06.2017).

«Третья волна» эмиграции из России (СССР), исторические границы которой связаны с 1960-ми годами XX века, принципиально отличалась от двух предыдущих эмигрантских потоков. Исследователи называют ее добровольной и «этнической», поскольку большая часть писателей, публицистов, журналистов, деятелей культуры имела еврейское происхождение и покинула родину по собственной инициативе. Межнациональные отношения, этно-конфессиональные взаимодействия, национальная толерантность стали темой некоторых публицистических произведений авторов русского зарубежья. Национальный вопрос в русском зарубежье стал еще более актуальным после открытия эмигрантских антисемитских русскоязычных изданий, например, антисемитского журнала «Русская мысль» и антисемитского издательства «Русский клич» в США.

Во многих выступлениях и публицистических произведениях Александр Исаевич Солженицын затрагивает проблемы национального состава и толерантности в покинутых им Советском Союзе и России. Писатель отмечает, что с самого начала в России развивалось полиэтническое и поликонфессиональное общество.

В 1981 году А.И. Солженицын участвовал в Конференции по русско-украинским отношениям в Торонто. В письме Гарвардскому Украинскому Исследовательскому Институту писатель подчеркивает, что «русско-украинский вопрос – один из важнейших современных вопросов, и во всяком случае решительно важен для наших народов» [1]. А.И. Солженицын многократно пишет об общности двух славянских наций, их целостности и неделимости: «Из страданий и национальных болей наших народов (всех народов Восточной Европы) надо уметь извлечь не опыт раздора, а опыт единства» [2].

Программным для всей публицистики А.И. Солженицына стало произведение «Как нам обустроить Россию» с подзаголовком автора «Посильные соображения» [3]. В приложении-брошюре к газете «Комсомольская правда» выходит этот манифест писателя, философа, журналиста в 1990 году, ровно за год до момента, когда перестанет существовать Советский Союз. Объемный публицистический текст разбит внутренними подзаголовками. В каждой части, как и заявляет автор, посильные соображения о новой российской действительности, национальной гордости, обращение к коренным нациям великой Руси. А.И. Солженицын не боится касаться зыбких тем и не стесняется рассуждать о «социалистической дружбе народов» – идеологическом понятии, в котором на заре 1990-х разуверились, похоже, как власти, так и рядовые граждане. «Увы, многие мы знаем, что в коммунальной квар­тире порой и жить не хочется. Вот так сейчас у нас накалено и с нациями. Да уже во многих окраинных республиках центро­бежные силы так разогнаны, что не остановить их без насилия и крови – да и не надо удерживать такой ценой!» – пишет А.И. Солженицын [4].

В публицистическом произведении А.И. Солженицын выступает не просто как летописец и критик, высказывающий собственную точку зрения, но как эксперт-политик, планомерно рассчитавший пути и механизмы национального и социального развития российских регионов. «Станет или не станет когда-нибудь наша страна цветущей – решительно зависит не от Москвы, Петрограда, Киева, Минска,– а от провинции», – уверенно заявляет писатель [5]. И далее: «Вся провинция, все просторы Российского Союза вдобавок к сильному (и все растущему по весу) самоуправлению должны получить полную свободу хозяйственного и культурного дыхания» [6]. А.И. Солженицын представил в публицистике свое видение уникального пути развития покинутой родины, связывая его с укреплением национального самосознания народов и суверенной социально-экономической политикой России.

Говоря о национальном составе российских регионов, А.И. Солженицын отмечает, что «на просторах российской равнины, веками открытой всем передвижениям, множество племён перемешивалось с русским этносом» [7]. И добавляет: «Но когда мы говорим «национальность», мы и не имеем в виду кровь, а всегда – дух, сознание, направление предпочтений у человека. Смешанность крови – ничего не определяет. Уже века существует русский дух и русская культура, и все, кто к этому наследству привержены душой, сознанием, сердечной болью, –  вот они и суть русские» [8].   Важно отметить, что патриотизм А.И. Солженицына начисто лишен каких-либо «примесей» шовинизма или национальной гордыни. «Мне уже приходилось писать, и не раз, что благословенна каждая национальная культура. Что нации – это краски человечества; исчезни они – человечество стало бы так же уныло однообразно, как если бы все люди приняли бы одинаковую наружность и одинаковый характер», – пишет в другом публицистическом произведении «Россия в обвале» А.И. Солженицын [9].

Размышления о толерантности, межнациональных взаимоотношениях и этническом взаимодействии отражены и в двухтомном художественно-историческом исследовании «Двести лет вместе». Научное и публицистическое начало удачно дополняют друг друга в публицистическом произведении, посвященном нелегкой истории русско-еврейских взаимоотношений и написанном в два этапа жизни А.И. Солженицына: в эмиграции и после возвращения на родину (1990 – 1993 гг., 2001 – 2002 гг.). Писатель не побоялся обратиться к неоднозначной, зыбкой и сложной системе проблем, рассматривая их не с односторонне «русской» или односторонне «еврейской» позиции. А.И. Солженицын постарался дать объективную оценку русско-еврейскому вопросу в общемировой истории. В этой книге писатель, историк и публицист постарался преодолеть взаимные претензии и обиды, высказал максимально непредвзятую точку зрения и дал собственный прогноз взаимоотношений народов, построенных на цивилизованном, толерантном контакте.

Другой писатель-эмигрант «третьей волны» Михаил Эпштейн – заслуженный профессор теории культуры и русской литературы университета Эмори (Атланта), член российского Пен-клуба и Академии российской современной словесности. М. Эпштейн  разработал и обосновал понятие транскультуры и стал автором соответствующих междисциплинарных проектов. Этим он занимался в Москве и продолжил на Западе. Kонцепция транскультуры подробно изложена в книге Элен Берри и Михаила Эпштейна «Транскультурные эксперименты: Российская и американская модели творческой коммуникации» [10]. Как признается М. Эпштейн, «речь идет о теории транскультуры, которая вызрела на почве российской культурологии и противостоит американской теории мультикультурализма» [11].

Впервые термин транскультура (transculture) появился и был использован в 1983 году М. Эпштейном. Транскультура подразумевает «новую сферу культурного развития за границами сложившихся национальных, расовых, гендерных, профессиональных культур» [12].  Если культура освобождает человека от физических зависимостей и детерминаций природы, то транскультура, по мнению М. Эпштейна, – это следующий уровень, другой этап освобождения, на этот раз от прочно укоренившихся стереотипов, символических зависимостей, предрасположений и предрассудков родной культуры. Транскультура – это особое состояние человека, освобождённого культурой от природы и культурологией от культуры. Именно поэтому М. Эпштейну – этническому еврею, гражданину СССР и россиянину по месту рождения, эмигрировавшему в США и слившемуся с американской действительностью, как никому другому понятна и созвучна концепция транскультуры.

С середины 1990-х годов концепция транскультуры начинает распространяться на Западе в связи с кризисом концепции «многокультурия» или «мультикультурализма» (multiculturalism). «Концепция очень проста, – пишет М. Эпштейн, – каждая раса, нация, половая или возрастная группа, каждое этническое или социальное меньшинство имеют право на свою систему ценностей, равнозначную ценностям культурного большинства» [13]. В отличие от «многокультурия», которое устанавливает ценностное равенство и самодостаточность разных культур, концепция транскультуры предполагает их открытость и взаимную вовлеченность. Здесь действует принцип не дифференциации, а интерференции, «рассеивания» символических значений одной культуры в поле других культур. Если «многокультурие» настаивает на принадлежности индивида к «своей» биологически-, гендерно-, социально заданной культуре («черной», «женской», «молодежной» и т.д.), то «транскультура» предполагает полную ассимиляцию исходных культурных идентичностей по мере того, как индивиды пересекают границы разных культур. Транскультура – это состояние принадлежности одного индивида одновременно многим культурам. Концепция М. Эпштейна имеет явные признаки космополитизма.

Транскультура в понимании М. Эпштейна – это иная модель развития культуры: не уравнительно-глобалистская и не замкнуто плюралистическая. Среди множества свобод, которые провозглашаются неотъемлемыми правами личности, писатель обосновывает еще одну, самую емкую: свободу от собственной культуры, в которой родился и был воспитан.

Писатели и журналисты русского зарубежья Александр Генис и Петр Вайль, известные своей неординарной публицистикой и литературной критикой, также неоднократно касались тем национального взаимодействия, межнационального общения народов. В свойственной им иронической форме они писали о таких аспектах межкультурного общения народов СССР, как национальные языки, национальная кухня, национальный менталитет. В эссе «Красный хлеб. Кулинарные аспекты советской цивилизации», вошедшем во второй том собрания сочинений «Статьи и расследования», А. Генис пишет: «В более выигрышной ситуации оказались кухни других народов СССР. Причиной тому были как лучшая сохранность традиционного уклада, так и национальная политика партии, которая, прокламируя дружбу народов, помогала сохранить лицо нерусским кухням. Каждая республика имела в Москве свое кулинарное посольство – ресторан с национальной кухней. В результате по-настоящему вкусная еда связывалась у советского человека с блюдами кавказского или среднеазиатского репертуара – плов, манты, чебуреки, сациви, чанахи, питии, цыплята-табак, люля-кебаб. На всемирной монреальской выставке «Экспо-67» советскую кулинарию представлял украинский борщ и грузинский шашлык» [14].

Во второй половине XX века публицисты-эмигранты много и активно писали о национальной составляющей советской и новой российской действительности, толерантности, национальном взаимодействии. В журналистике и публицистике русского зарубежья появлялись как попытки выработки интегрирующего национального идеала, так и идеи полного отделения и разделения национально-этнических традиций, социальных норм, языка народов, проживающих на территории Российского государства. Таким образом, публицистика писателей и журналистов русского зарубежья являлась своеобразным диалогом эмиграции и метрополии, интеллигенции и власти в вопросах межэтнических отношений.


Библиографический список
  1. Солженицын, А.И. Конференции по русско-украинским отношениям  (Апрель 1981) // Собрание сочинений: В 9 т. Т.7: В Советском Союзе. 1967-1974; На Западе. 1974-1989. – М.: ТЕРРА – Книжный клуб, 2001. – С.276
  2. Там же, С.279-280
  3. Солженицын, А.И. Как нам обустроить: Посильные соображения. – Л.: Советский писатель, 1990. – 64 с.
  4. Солженицын, А.И. Как нам обустроить: Посильные соображения. – Л.: Советский писатель, 1990. – С.14
  5. Солженицын, А.И. Как нам обустроить: Посильные соображения. – Л.: Советский писатель, 1990. –  С.23
  6. Солженицын, А.И. Как нам обустроить: Посильные соображения. – Л.: Советский писатель, 1990.
  7. Солженицын, А.И. Русский вопрос к концу XX века. – М.: Голос, 1995. – С.103
  8. Солженицын, А.И. Русский вопрос к концу XX века. – М.: Голос, 1995. – С.103
  9. Солженицын, А.И. Россия в обвале. – М.: Русский путь, 1998. – С.115
  10. BerryEllen, Epstein Mikhail. Transcultural Experiments: Russian and American Models of Creative Communication / Ellen Berry, Mikhail Epstein. –New York:St.Martins Press, 1999.
  11. Логош, О. Михаил Эпштейн: расширить способы мышления и действия / О. Логош. – Режим доступаhttp://krupaspb.ru/piterbook/ot_avtora/ot_avtora_arh_epsht.html, свободный. – Заглавие с экрана. – Яз.рус.
  12. Эпштейн, М. Говорить на языке всех культур / М. Эпштейн // Наука и жизнь. – 1990. – №1. – С. 100
  13. Эпштейн, М. Все эссе: В 2 Т. Т.2: Из Америки / М. Эпштейн. – Екатеринбург: У-Фактория, 2005. – С.192
  14. Генис, А. Два: Расследования. – Москва: Подкова, ЭКСМО, 2002. – С.276


Все статьи автора «nailya aulova»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: