УДК 34

К ВОПРОСУ О СМЯГЧЕНИИ ПРИНУЖДЕНИЯ В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ

Петренко М.Н.

Ключевые слова: принуждение в уголовном процессе

Keywords: coercion in criminal procedure


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Петренко М.Н. К вопросу о смягчении принуждения в уголовном процессе // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/10/3051 (дата обращения: 05.06.2017).

Российское общество 12 декабря 1993 года, ратуя за демократический путь развития, приняло Конституцию, провозгласив в статье 2, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Между тем, как и любое другое государство, РФ обладает таким признаком, как наличие аппарата принуждения, который подчас действует непосредственно на того самого человека, которого Конституция провозгласила высшей ценностью.

В связи с этим в современной литературе часто поднимается вопрос о допустимой мере вмешательства государства в права граждан, в том числе  применяемое государством принудительное воздействие на участников уголовно-процессуального отношения и предложения по его минимизации.1

Однако, следует разобраться в целесообразности таких призывов исходя из последствий  приведения государственного принуждения к требуемому минимуму.

По своей природе уголовно – процессуальные отношения обладают властно-принудительным, императивным характером. Каждое из действий, совершённых в процессе судопроизводства чётко регламентировано, закреплено в определённом месте, относительно других, и его исполнение гарантируется силой государства в лице его органов. Причиной этому является сведение к минимуму возможности бесконтрольного совершения каких-либо действий, «открытость» для наблюдения, как специализированными органами, так и гражданами.

Несмотря на всю спорность современной уголовной процедуры, она обладает коррупционной устойчивостью, то есть уменьшает возможность совершения коррупционных действий в процессе, как между участниками, так и с присутствием постороннего элемента, что осуществляется по средствам обязательной мотивировки принимаемых решений, наличия права на обжалование решений, принимаемых в процессе и др.

В связи с этим, предложения по предоставлению большей самостоятельности участникам судопроизводства одевают людей в «белые одежды» – одежды врачей, которые никогда не сделают ничего дурного – то есть презюмируют, что каждый судья, следователь, прокурор и любой другой участник судопроизводства будет исполнять дух и букву закона и ни при каких условиях не отступит от этого. Никто и никогда не совершит коррупционных действий. Отступления от этого не должно будет произойти и при отсутствии «Дамоклова меча» над головой этих лиц, выражающийся в виде подкрепленной силой государства регламентации процесса и возможной ответственностью за его нарушения.

На наш взгляд данная позиция представляется преждевременной и в таком варианте идеалистичной, поскольку под одну гребёнку попадают все судьи, прокуроры и т.д., что неприемлемо. У назначения уголовного процесса [ст. 6 УПК РФ] фактически не остаётся шансов быть реализованными даже при одном недобросовестном участнике отношений.2 Сохранение же фиксированной процедуры, с её системой «сдержек и противовесов», представляется напротив, в большей степени защитит граждан.

Если же законодателем будет поддержана идея минимального принуждения со стороны государства в судопроизводстве, то мы получим замкнутый круг: защищая человека от нарушения его прав со стороны государства, мы ограничиваем  государство в применении им своей принудительной силы, что в свою очередь влечёт «расшатывание» процедуры, исчезновение антикоррупционных барьеров, и, как следствие этого, нарушение прав человека, через развитие коррупции.

Исходя из сказанного, следует заметить, что чрезмерная фиксация процесса также опасна, как и неограниченная свобода сторон: при тотальной регламентации любая система становится неповоротлива, теряет возможность приспособления к окружающей действительности и в итоге становится фиктивной и отмирает, «погребая» под собой граждан. Говорить о качестве производства здесь уже неуместно. Фактически такая жёсткая система имела место при установлении за доказательствами фиксированной силы. Последствия же «неограниченности», как было сказано, будут Тенью выглядывать из-за закона при каждом коррупционном действии участника уголовного судопроизводства.

Подводя итог, следует сделать следующий вывод по описанной проблеме: существует прямая зависимость между защитой прав и свобод человека и гражданина и государственного принуждения в уголовном судопроизводстве. Наличие второго обуславливает наличие первого, а уменьшение принуждения влечёт уменьшение гарантий прав человека в такой особой сфере жизни общества, как уголовно-процессуальные правоотношения.


Библиографический список
  1. Антонов И.А. Новый УПК РФ: перспективы нравственного совершенствования применения мер уголовно-процессуального принуждения, связанных с лишение свободы. // СПС «КонсультантПлюс»
  2. По данным  НО МОД «Против коррупции», коррупция в сфере судопроизводства составляет 18,3% от общего уровня, из них в сфере уголовного судопроизводства – 8,4%. См.: Бюллетень МОД «Против коррупции» № 4 от 10.06.2009г. С. 3.


Все статьи автора «starshoy»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: