К ВОПРОСУ О ПРИМЕНЕНИИ ТЕОРЕМ ФИЛОСОФСКИХ ТЕЧЕНИЙ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ

Рожков Евгений Викторович

Аннотация
В статье автором рассматриваются экономические теории, которые в основном своими корнями уходят в далёкое прошлое, в учения древних философов, представляемые разными учёными и в разные годы. Цель исследования заключается в выявлении как общих признаков между различными учениями, так и их противоположностью. Методологическую базу исследования составили несколько работ российских авторов, занимающихся изучением разных экономических учений.

Ключевые слова: , , , ,


Рубрика: 08.00.00 ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Рожков Е.В. К вопросу о применении теорем философских течений в современной экономике // Современные научные исследования и инновации. 2024. № 2 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2024/02/101374 (дата обращения: 18.07.2024).

Экономика в мировом масштабе, на уровне нашей страны, на уровне регионов, муниципальных образований, компаний и (или) предприятий любой формы собственности опирается на базовые учения, учения экономических школ и течений. Но, современные экономические учения, как в прочем, учения XX и XIX веков не являются основопологающимися, не являются «базисом», а являются лишь «надстройкой». А основными, «базисными» являются теоремы философских течений.

Цель исследования заключается в выявлении как общих признаков между различными учениями, так и их противоположностью.

Данная цель определила необходимость решения такой задачи, как возможности применения учений философских течений к современным экономическим процессам.

Теоретико-методологическая актуальность данной работы заключается:

- во-первых, экономистами не рассматриваются философские течения за основу в определении тех или иных процессов в экономике;

- во-вторых, философские течения за частую являются противоположными по отношению к одним и тем же экономическим процессам.

Процессы, связанные с изучением философских течений в экономике рассматривались зарубежными авторами: Bergson A., Lerner A., Pareto V., Pigou A. И российскими учёными, такими как: Бряник Н. В., Гриценко В.С.,, Журавлёва И.А., Орлов В.В. и другими.

Основная часть

Более подробней рассмотрим несколько философских учений применяемых современными учёными от экономики.

Так, например предпосылки становления права собственности зарождались в рассуждениях древнегреческих философов. Такими философами были Платон и Аристотель, которые жили в полисе и принадлежали к высшим слоям общества, что не могло не отразиться на их взглядах. Особое внимание эти философы уделяли справедливости появления права на собственность, особенно, появлению права на частную собственность. Аристотель, отождествляя собственность с имуществом, писал: «…имуществом мы называем все, стоимость чего измеряется деньгами». Содержание отношений собственности раскрывалось им через понятия пользования и владения. «Пользование, – считал Аристотель, – это, по-видимому, трата и даяние имущества, а приобретение и сбережение – это, скорее, владение…» [1]. А Платон, понятие собственности определял через триаду правомочий собственника [2, с. 607]. И, по их мнению, переход прав на землю к другому собственнику угрожал бы целостности полиса как города-государства [1].

Или, например, право собственности, о котором Юстиниан рассуждает в Древнем Риме, упоминая о суждении Сальвия Юлиана [3].  Ссылаясь на приведенный фрагмент из учения об источниках права Юлиана, главы сабинианской школы, Юстиниан вначале указывает, что в Риме совершенно справедливо приоритет имеет установленное обыкновение [3, с. 234].

В более поздние века «О праве» рассуждал О. Шпенглер. «Всё правовое развитие Западной Европы идет под знаком римского права вплоть до настоящего времени. … Объединяя Европу на практике, римское право объединяло её и в теоретических исканиях» [4]. О. Шпенглер, рассматривая этот вопрос, обосновывает концепцию культурно-исторических типов права. Предваряя свой анализ, он отмечает: «Я хотел бы привести историю римского права как наиболее яркий пример системы, якобы прошествовавшей через два тысячелетия в неизменном в основных своих чертах виде, между тем как в действительности в трёх разных культурах она прошла три полных процесса развития всякий раз с абсолютно иным смыслом» [4].

В дальнейшем, многие учёные, создавая свои экономические течения – основывались на трактатах философов: шотландский экономист 18 века Адам Смит (Adam Smith) – это один из основоположников современной экономической теории, написавший ряд выдающихся и известных сегодня во всём мире трудов, одним из которых является «Исследование о природе и причинах богатства народов». В этом исследовании он особенно выделил экономическое развитие общества и повышение его благосостояния в общем понимании. Например, теорема «обмена» А. Смита разъясняет, что добровольный обмен повышает благосостояние участников сделки. Отсюда экономистом сделано заключение, что законодательство должно поощрять обмен, т.е.: во-первых, устраняя искусственные барьеры любого рода, а во-вторых, необходимо обеспечивать юридическую защиту добровольно заключаемых контрактов. Исходя из этого, можно сделать вывод, что, законодательство должно обеспечивать безопасность любого рода участников контрактов, обеспечивая безопасность вкладчиков и владельцев ценных бумаг на равных с юридической точки зрения правах[5].

Кроме того, политическую экономию, в девятнадцатом веке стал изучать итало-швейцарский экономист Вильфредо Парето (Vilfredo Pareto). В своей работе «Курс политической экономии» он утверждал, что совершенная конкуренция обеспечивает достижение максимума благосостояния, ограничиваясь анализом проблемы эффективности, и вывел вопрос о природе предпочтений людей за рамки экономической теории[6]. А уже в двадцатом веке американский экономист Абба Птахия Лернер (Abba Lerner) рассматривал теорию благосостояния с более политизированной стороны. Проведя соответствующую работу, и опубликовав свой труд под названием «Экономическая теория контроля: Принципы экономической теории благосостояния» [7] он определил, что прагматический социализм предполагает коллективную форму организации всюду, кроме тех случаев, когда конкурентная система лучше служит общественным интересам, а либеральный капитализм выступает за сохранение свободной конкуренции всюду, кроме тех случаев, когда это невозможно [8].

Также, в двадцатом веке, американским экономистом Абрамом Бергсоном (Abram Bergson) в 1938 году [9] была предложена классификация состояний экономики, по которой, применяя понятие функции общественного благосостояния (social welfare function), задающей систему общественных кривых безразличия предлагалось ранжировать комбинации индивидуальных полезностей.

Кроме того, американский экономист двадцатого века Ричард Аллен Познер (Richard Allen Posner) вывел критерий эффективности правовых решений и определил их либо как «принцип максимизации богатства», либо как «принцип минимизации трансакционных издержек»[10].

Также, английским экономистом Артуром Сесилом Пигу (Arthur Cecil Pigou) в трудах «Богатство и благосостояние» (1912 год) и «Экономическая теория благосостояния» (1920 год) [11] были выявлены и изучены экстерналии затрат приводящих к расхождению между социальными и частными затратами. Он трактовал внешние эффекты как провалы рынка и считал, что государство может решить эту проблему посредством вмешательства в экономику.

В науку теория «неоинституционализма» была введена в двадцатом веке американским экономистом Оливером Итоном Уильямсоном (Oliver Eaton Williamson) [12]. Сегодня в мире, экономисты рассматривают неоинституциализм как метод проведения анализа социальных дисциплин, а также микроэкономики, т.е. подразумевают, что при применении инструментов экономической теории, социальные институты имеют значение и поддаются анализу. В современной экономической литературе [13] неоинституциональная теория определяется несколькими названиями: неоинституционализм; трансакционная экономика; экономическая теория права собственности.

Неоинституциональная теория в отличие от других экономических теорий, анализирует экономические категории как результат согласованных действий индивидов, сознательно идущих на определённые уступки друг другу ради достижения определённой цели.

Экономика права (экономический анализ права) – направление в экономике, основными теоретиками которого в прошлом веке стали Р. Коуз [9, 14, 15] и А. Алчиан. Большой вклад в её последующее развитие внесли Й. Барцель, Г. Демсец, М. Дженсен, У. Меклинг, С. Пейович, А. Пигу [11], Э. Фьюруботн, Г. Хансманн, О. Харт, С. Ченн и другие экономисты, и соответственно выделившие её как самостоятельное направление из неоинституциональной теории. Также, такие экономисты как А. Смит [5] и Р. Познер [10] в своих работах оказали большое влияние на формирование теории экономики права, как самостоятельного направления в экономике. Применяя общенаучный метод познания, автор статьи проанализировал выводы теорем Р.Коуза, А. Смита и Р. Познера и применение их для рассмотрения вопросов приватизации государственного имущества (предприятий (Обществ), сегодня актуально.

В России, в основном рассматривается социально-экономическая практика рассмотрения получения блага (благосостояния), неотделимо от его достижения [16], в том числе и при приватизации государственного имущества, для проведения анализа экономики права рассмотрим теоремы трёх известных экономистов.

Теория прав собственности сформулированная американским экономистом Рональдом Коузом (Ronald Coase) [14, 15] сегодня представляется экономистами-теоретиками новыми направлениями в экономическом анализе, это: новая экономическая история, теория экономических организаций и экономика права («неоинституционализм» и «трансакционная экономика»).

Из теоремы Р. Коуза, следовало, что именно из-за положительных трансакционных издержек права собственности «имеют значение».

Сегодня, в рамках рыночных отношений, в нашей стране с развивающейся экономикой, право собственности является неотъемлемым элементом государственности. При проведении приватизации государственного имущества одной из целей приватизации является повышение эффективности работы предприятий. Свобода движения собственности на основе рыночного механизма обеспечивает экономическое право собственности того собственника, который заинтересован в эффективном развитии полученного объекта (предприятия).

Из теоремы Р. Коуза следует, что рынок заинтересован, чтобы собственностью кто-либо владел, не акцентируя внимание на владельца. Наличие права собственности и чёткого разграничения прав собственности важнее имени собственника и, следовательно, в дальнейшем появляются большие количества операций с тем или иным ресурсом.

Именно главная функция прав собственности состоит в том, чтобы давать стимулы для большей интернализации экстерналий. А из этого следует другой немаловажный вывод, об агрегировании либерализма классиков с государственным регулированием экономики кейнсианцев. Р. Коуз своей теоремой доказал, что существование концепции неоклассиков основано на абстрагировании, которое предполагает, что трансакционные издержки равны нулю. И стремление экономики к равновесию есть стремление к оптимизации трансакционных издержек [17].

Кроме того, основные подходы таких направлений экономики, как кейнсианство и неокейнсианство были представлены Дж. Кейнс, Р. Нурксе, Р. Пребиш, Р.Харрод, Е. Домар и другими учёными. Теория кейнсианства была разработана в прошлом веке и послужила в какой-то мере основой выхода Англии и США из экономического кризиса. Исходя из данной теории, при обязательном регулировании экономическими процессами, необходимо стремиться к устойчивому росту доходной части бюджета и высокой занятости трудоспособного населения. Успешное развитие хозяйства во многом зависит от совокупного спроса, который определяется тремя составляющими: потреблением населения, инвестициями предприятий и соответственно, расходами бюджета [18].

Теория Дж. Кейнса (30-е годы XX века) показывает о необходимости в проведении активной бюджетно-финансовой политики: увеличения количества и размеров налогов, расширение государственных закупок, капиталовложения и прямолинейно влиять на уровень занятости. А также, осуществления бюджетного финансирования нерентабельных отраслей промышленности, сельского хозяйства, ЖКХ, выплату пособий населению. И в 50-60-е годы кейнсианство стало господствующей экономической теорией и произошёл процесс «огосударствления экономической науки», который проявлялся в массовом привлечении академических экономистов на службу в государственные структуры, осуществляющие экономическую экспертизу; в возникновении различных «мозговых центров», ставших пунктами трансформации экономических идей в практические рекомендации правительству. Кейнсианская концепция макроэкономической политики сочетала идею бюджетного регулирования с кредитно-денежной политикой, она предполагала выбор такой траектории экономического роста, которая позволила бы достичь компромисса нескольких идей: высокого уровня занятости и низких темпов инфляции, экономической стабильности и высоких темпов роста, равновесия платёжного баланса. В 80-е – 90-е годы наиболее эффективно кейнсианские методы фискальной политики использовали такие страны, как: Гонконг, Ю.Корея, Малайзия, Таиланд, Сингапур, Тайвань и гибкого изменения налоговых ставок и государственных расходов: Н.Зеландия, Австрия, Англия, США, Япония, Швеция и Швейцария [18].

Теория экономического роста (Р. Харрод и Е. Домар) предлагает решение таких проблем, как: проблему факторов, определяющих потенциально возможный темп роста национального дохода в долговременном плане, и проблему условий, от которых зависит устойчивость этого темпа, как в долгосрочной, так и в краткосрочной перспективе, и главное направление политики экономического роста – воздействие на инвестиции [18].

Ещё сто лет назад в своих трудах употребляют термин «постиндустриализм» А. Кумарасвами в работе по доиндустриальному развитию азиатских стран (1914) и А. Пенти в книге «Постиндустриализм» (1917).  А  уже через сорок с небольшим лет после них, Д. Рисман в 1958 году применил термин «постиндустриальное общество», понимая новое общество как «общество досуга»[19]. В науке, термин «теория постиндустриального общества», или «информационное общество», сформировался в конце третьей четверти 20 века в работах западных учёных Д.Белла[20], Э. Тоффлера[21, 22, 23, 24], Р. Хейлбронера [25].

Например, американский      социолог       Дэниел      Белл    (Daniel Bell)  в   теории постиндустриального общества сделал акцент на технологическом прогрессе и кодификации теоретического знания, как определяющих факторах формирования нового общества, изложив своё мнение в книгах «Грядущее постиндустриальное общество» (1972)[26] и «Социальные рамки информационного общества» (1980)  [27].  Д.Белл обосновывал свою ключевую идею тем, что человечество выходит на новый этап своего развития и вступает в постиндустриальное общество.

Или американский учёный Элвин Тоффлер (Alvin Toffler) в своих работах «Шок будущего»  (1970)[23], «Доклад об экоспазме» (1975) [24],   «Третья волна» (1980)[22], «Метаморфозы власти» [21] разделяет утопические представления о возможности создания справедливого общества посредством радикальных демократических реформ капитализма.

Американский писатель Иммануил Морис Валлерстайн (Immanuel Maurice Wallerstein) один из создателей мир-системной теории [28], которая синтезирует социологический, исторический и экономический подходы к общественной эволюции.

А писатель Мануэль Кастельс  (Manuel Castells), из-за своих взглядов на роль культа политического руководства Советского Союза, в своём труде «Информационная эпоха. Экономика, общество и культура» представил развитие общества через три стадии: доиндустриальную, индустриальную и постиндустриальную [29]. В «Economy, Society and Culture»М. Кастельс  говорит  об  экономических предпосылках ликвидации социалистической системы [30].

Такие профессора, как С. Сорлиндссон и Р. Вильялмссон в статье «Введение в особый источник: наука, знание и общество» исследуют роль и положение науки в «обществе, основанном на знании»[31]. По их мнению – наука становится мощным инструментом, многими способами оказывающим влияние на повседневную жизнь людей [32].

Результат

Одним из определений «Теория постиндустриального общества» даётся понятие, как социологическая концепция, объясняющая закономерности развития человеческого общества на основе анализа его технологического базиса[33]. В соответствии с данной теорией, в постиндустриальном обществе, основным производственным ресурсом является -  информация и производство услуги, а место капитала занимают знания. Особая роль отводится науке и образованию.

С точки зрения профессора В. В. Орлова, теория постиндустриального общества изучает проблемы развития единого закономерного мирового процесса, решение которых позволяет создать новую парадигму, объединяющую всю систему наук, науку и технологию [34]. В нашей стране к «первой волне» постиндустриальных исследований можно отнести работы В.Л. Иноземцева[35, 36], который высказывал представления о новой стадии развития общества как некапиталистическом и несоциалистическом, основанном на индивидуальной, а не общественной собственности.

Как мы можем увидеть из представленных учений, в любом взаимодействии, на рынке, в организации или в политике, изначально отсутствуют какие-либо гарантии достижения соглашения (т.е. определённость есть во всех теориях). А в самом обычном случае любое взаимодействие неопределённо, т.к. в нём участвуют разнородные стороны и оно раскрывается в течении времени [37].

Вывод

Сегодня, в современных условиях развития экономики, её целенаправленности на результат, сложно проникнуть в философскую основу всех экономических учений и школ. В этом и заключается смысл изучения философии – в возможности разобраться в разнице экономических учений и в то же время, нахождения одно целого, какого-то общего «зерна» в учениях разных экономических школ, их отношению к собственности и правам собственности.


Библиографический список
  1. Скородумова П. А. Философско-правовые аспекты права собственности в учениях Аристотеля и Платона и их значение для современного права / П. А. Скородумова // Социально-экономические исследования, гуманитарные науки и юриспруденция: теория и практика. 2016. № 5. С. 123 – 127.
  2. Платон. Диалоги / Платон; сост. ред., вступ. ст. А.Ф. Лосев; примеч. А.А. Тахо-Годи; пер. с древнегреч. С.Я. Шейнман-Топштейн. – М.: Мысль. 2000. 607 с.
  3. Авенариус М. Римское право как право города. Истоки концепции и изменяющиеся условия её дальнейшего развития / М. Авенариус // Труды Института государства и права РАН / Proceedings of the Institute of State and Law of the RAS. 2018. Т. 13. № 3. С. 7 – 47.
  4. Бряник Н. В. Динамика правопонимания в античности: от философии права Древней Греции к юриспруденции Древнего Рима / Н. В. Бряник // Науч. ежегодник Ин-та философии и права Урал. отд-ния Рос. акад. Наук. 2018. Т. 18. вып. 1. С. 7 – 23.
  5. Экономическая теория. Под ред. А. Добрынина, М. 2004.
  6. Pareto V. Cours d`economie politique. 2 vols. Lausanne, 1896-1897.
  7. Lerner A. The Economics of Control. Principles of Welfare Economics. N.Y., 1944.
  8. История экономических учений: Учеб. Пособие / Под ред. В. Автономова, О. Ананьина, Н. Макашевой. – М.: ИНФРА-М, 2008. С. 237-253.
  9. Bergson A. A Reformulation of Certain Aspects of Welfare Economics// Quarterly Journal of Economics. 1938.
  10. Экономический анализ права. Познер Р. М., 2005. С. 2 – 30.
  11. Pigou A. Wealth and Welfare. L. Macmillan, 1920.
  12. Экономическая теория. Вечканов Г. С., С-Пб: ИД «ПИТЕР»: С-Пб, 2013.
  13. Кузьминов Я.И., Бендукидзе К.А., Юдкевич М.М. Курс институциональной экономики: институты, сети, трансакционные издержки, контракты – М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2006. С. 101, 104.
  14. Коуз Р. Природа фирмы / пер. с англ. Б. Пинскера: в сб.: Теория фирмы / сост. В.М. Гальперин. – СПб.: Экономическая школа, 1995. С. 11-32. Серия «Вехи экономической мысли».
  15. Коуз Р. Фирма, рынок и право: сб. статей / пер. с англ. Б. Пинскера; науч. ред. Р. Капелюшников. – М.: Новое издательство, 2007. – Серия «Библиотека Фонда «Либеральная миссия».
  16. Ролз Дж. Теория справедливости. Новосибирск: Изд-во Новосибирского университета, 1995.
  17. Олейник А.Н. Институциональная экономика: Учебное пособие. – М.: ИНФРА-М, 2012.
  18. Миролюбова Т. В. Теоретические и методологические аспекты государственного регулирования экономики в субъекте Федерации: монография. Пермь. 2008. 402 С.
  19. Журавлёва И.А. Философский статус теории постиндустриального общества как методологической парадигмы современной науки // Вестник ВСГТУ. №4(35). 2011. – С. 125 – 131.
  20. Bell D. «The Coming of Post’Industrial Society». Basic Books, 2001. 190 P.
  21. Тоффлер Э. Метаморфозы власти: Пер. с англ. / Э. Тоффлер. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. 669 с.
  22. Тоффлер Э. Третья волна. М.: ООО «Издательство АСТ», 1999. 784 с.
  23. Тоффлер Э. Шок будущего. М: ООО «Издательство АСТ» 2002. 557 с.
  24. Toffler A. The Eco-Spasme Report, 1975. Bantam. 116 P.
  25. Heilbroner R. The Limits of American Capitalism. N.Y., 1966. 115 P.
  26. Экспорт революции. Саакашвили, Ющенко … [Текст] [Электронный ресурс]. URL: http://www.kara-murza.ru/books/export/index.htm (дата обращения: 10.06.2021).
  27. Белл Д. Социальные рамки информационного общества, М.: Харвест, 1980. – 245 с.
  28. Wallerstein I.M. The Modern World-Sistem. Vol. 1-3. Academic Press, 1974-1989; The Capitalist Word-Economy. Cambridge University Press, 1979. 89 P.
  29. Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. Пер. С англ. Под науч. Ред. О.И. Шкаратана; Гос. ун-т. Высш. Шк. Экономики. – М., 2000. – 606 с.
  30. Castells M. Information Age: Economy, Society and Culture. Oxford: Blackwell Publishers, 1998. 490 P.
  31. Гриценко В.С. Теория постиндустриального общества в современной зарубежной науке: материалы к курсам социальной философии и философии экономики. / В.С. Гриценко; Перм. гос. ун-т. -2-е изд., доп. и испр., – П, 2010. 204 с.
  32. Thorlindsson T., Vilhjalmsson R. Introduction to the special issue: science, knowledge and society. 1979. 112 P.
  33. Иноземцев В.Л. Постиндустриального общества теории. Новая философская энциклопедия. Институт Философии Российской Академии Наук.
  34. Орлов В.В. Философия экономики: монография / В.В. Орлов, Т.С. Васильева; Перм. гос. нац. исслед. ун-т. – 3-е изд., испр. и доп. – Пермь, 2013. 256, 268 с.
  35. Иноземцев В.Л. Концепция постэкономического общества: теоретические и практические аспекты // Диссертация на соискание учёной степени док. эконом. наук. – М., Наука, 1998. – 392 с.
  36. Иноземцев В.Л. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. М.- Логос, 2000. – 304 с.
  37. Матвеева А.И. Диалектика взаимосвязи между социальным партнёрством и социальной ответственностью: философско-экономический анализ // Глобальный научный потенциал экономическая социология и демография. 2016. № 12 (69). С. 121 – 123.


Все статьи автора «Рожков Евгений Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация