УДК 82-17

ОРИГИНАЛЬНОСТЬ АВТОРСКОГО ЮМОРА В ШУТОЧНЫХ СТИХАХ И СЦЕНКАХ А. БЛОКА

Чуевская Анастасия Александровна
Белорусский государственный университет
студентка 2 курса, факультет журналистики

Аннотация
В статье предлагается мотивно-тематическая дифференциация шуточных стихов и сценок А. Блока в контексте философских взглядов автора и его лирического субъекта. Выявляются пути преемственности литературной традиции и создания новаторской образности в реализации приемов иронического письма и оформлении сатирических символов.

Ключевые слова: , , , , , , ,


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Чуевская А.А. Оригинальность авторского юмора в шуточных стихах и сценках А. Блока // Современные научные исследования и инновации. 2021. № 8 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2021/08/96345 (дата обращения: 28.01.2022).

Научный руководитель:

Локтевич Екатерина Вячеславовна

кандидат филологических наук, доцент БГУ

 

Обаяние творчества А. Блока, как верно замечает Е.Г. Эткинд, заключается «в конкретности, которая вступает в немыслимое, никак не подготовленное, взрывчатое соединение… с беспримесной чистой духовностью» [1, с. 653]. Это, с нашей точки зрения, способствует постоянному научному поиску методологических подходов к осмыслению его стихотворений в контексте авторской философичности, индивидуального понимания потенциала религиозной символики.

Личность и творчество русского поэта всесторонне исследованы не только в литературоведении, но и в других, смежных научных дисциплинах. Ключевые и ставшие уже классическими труды Ю.М. Лотмана, Д.Е. Максимова, З.Г. Минц, В.М. Жирмунского, С.Н. Бройтмана, и др. находят сегодня свое продолжение в исследованиях К.А. Медведевой, М.В. Яковлева, Н.В. Олиной, Н.Н. Суворовой, И.В. Гречаник и др. Биографический и психологический аспекты творчества рассматриваются, например, в работах Л.И. Тимофеева. Б.И. Соловьева, В. Орлова. Особенности личности поэта в контексте творческих связей и влияний изучают Н.Б. Кузякина, О.В. Михайлова, а специфику художественного синтеза (поэзия, живопись и музыка) в его произведениях осмысляют Т.Л. Новикова и Т.А. Хопрова. Театральность лирики А. Блока, его творческие связи с театром изучали А.В. Федоров, Т.М. Родина и Н.Г. Коптелова. Только за последнее десятилетие было защищено несколько десятков диссертаций (В.А. Пискарева, Т.В. Игошевой, А.А. Ахмеда, Л.Н. Гороховской, А.А. Жуковой, А.Г. Разумовской, Е.В. Кузнецовой, О.В. Мазуренко и др.), посвященных тем или иным сторонам творчества А. Блока.

«Ирония в творчестве Александра Блока, – пишет И.Н. Иванова, – до последнего времени не так уж часто привлекала внимание литературоведов» [2, с. 121]. Тем не менее, юмористическое, ироническое и сатирическое в творчестве поэта – тема постоянная в своей актуальности. Так, гоголевские сатирические традиции в лирике А. Блока изучала Н.П. Лебеденко, индивидуально-авторскую иронию в творчестве поэта рассматривают С.Н. Бройтман и Л.Ф. Алексеева. Сегодня к осмыслению иронии в лирике автора обращаются И.Н. Иванова, Н.Е. Тропкина и др. Однако шуточные стихи и сценки А. Блока не становились предметом отдельного научного анализа, хотя многие образно-субъектные особенности этих произведений помогают более полно осмыслить весь массив произведений автора. Мы не претендуем на безапелляционные методологические выводы в этом направлении, однако на какие-то оригинальные поэтические «шифры» в этой области творчества поэта постараемся указать.

Прежде всего отметим, что мы анализировали обозначенную часть стихов А. Блока в связи с мотивно-тематическим принципом дифференциации. Так, шуточные стихи и сценки А. Блока можно разделить на несколько тематических блоков: критика меркантильности человека, критика западной культуры, обожествление женственности, фанфиковая диалогичность, эротический юмор, юмористические посвящения (например, А. Белому, Л.В. Ходскому, Н.И. Кауфману и др.), автопародии. Проанализируем далее некоторые из них.

Обожествление женственности.

В стихотворении «Пойдем купить нарядов и подарков…» юмористическое начало обрамляется в нежный и трогательный диалог с возлюбленной, которая сравнивается с Богородицей: «Вчера в мой дом Владычица явилась / В одежде, затканной прекрасно и чудно» [3, с. 671].

Мечта о младенце также видится лирическим героем в юмористическом фокусе, который ассоциативно связан с образом Христа: «Владычица! Я лентами цветными / Расшила колыбель обещанной Твоей, / Пусть бог дарит звездами золотыми, / А мне дитя всех звезд его милей!» [3, с. 672] Так лирический субъект поэзии А.Блока вводит в одно семантическое поле реальный и мистический миры, материальный и духовные уровни существования души человека.

Восприятие западной культуры.

Стихотворение «Впечатления Рейна» демонстрирует связанность иной национальной культуры и индивидуальной авторской реализации чужого мира: «Рейн – чудесная река, / Хоть не очень широка. / Берега полны вином, / Полон пивом каждый дом, / Замки видны вдалеке, / Немки бродят налегке, / Ждут прекрасных женихов / И гоняют пастухов» [3, с. 671]. Примечательно, что лирический герой не использует оскорбительный тон в своем восприятии событий, он находит детали, над которыми можно незлобиво посмеяться вместе с читателем, иногда переворачивая образную картинку желаемого в нежелаемое (мнимое отторжение ситуации симпатии): «Скалы мрачные висят, / Немцы гадостью дымят, / Лёрлей нежная сидит / И печально так глядит» [3, с. 671].

Эротический юмор.

Например, в стихотворении «Прокорнувши под горою» лирический субъект указывает на неизбежность интимных переживаний человека. Для создания контрастности автор выводит начало эротическое в одну область с религиозным (как нравственным запретом): «Прикорнувши под горою, / Мистик молит о любви / Но влеченье половое / Скептик чувствует в крови. / Как тут быть? Деревня близко, / А усадьба далека. / Грязью здешней одалиски / Не смутишь ты дурака» [3, с. 676].

Для визуального закрепления юмористического содержания образов лирический герой фиксирует самые яркие моменты: «Видит он – на сеновале / Дева юная храпит, / На узорном одеяле, / Распластавшися, лежит» [3, с. 676]. Заметим, что эротический юмор А. Блока никогда не переходит в откровенную пошлость, это всегда эстетически приемлемая интерпретация чувства.

Фанфиковая диалогичность.

Стихотворение «Синий крест» является творческой рецепцией «Евгения Онегина» А. Пушкина, что очевидно с первых строк: «Его жена звалась Татьяна… / Читатель! С именем таким / Конец швейцарова романа / Давно мы с Пушкиным крестим. / Он знал ее еще девицей, / Когда, невинна и чиста, / Она чулки вязала спицей / Вблизи Аничкова моста» [3, с. 673].

Добрый юмор этого стихотворения солидаризуется с пушкинской традицией, что придает произведению особую тональность, указывающую на преемственность и сатирической образности: «Итак… В гостиной пышной дома / Хозяйка – старая карга – / С законом светским незнакома, /                       Сидела, словно кочерга… / Вокруг сидели дамы кругом, / Мой взор на первую упал. / Я не хотел бы быть супругом / Ее… Такой я не видал /                      На всем пути моем недальном… / Но дале… Около стола, /  Склонясь к нему лицом печальным, / Она сидела… и ждала… / Чего? Ждала ли окончанья, /         Иль просто чаю, иль… Но вот / Зашевелилось заседанье: / В дверях явился бегемот…» [3, с. 673]. Особое юмористическое наполнение обретает трансформация «героя», «идеала», «того, кого ждала душа» – в неприглядного «бегемота».

Автопародии

Автопародии А. Блока – смелый, исповедальческий посыл автора, оформленный посредством лирического субъекта, который спешит переосмыслить привычные символистские ценности и идеалы, за которые иногда поэту приходилось выслушивать критические замечания современников: «За сучок сухой березы месяц зацепился, / Слушает прохожих девок пенье. / Бег минут топочущий вдруг остановился, / Наступило вечное мгновенье» [3, с. 680]. Звуковая образность, концепты «женственность» и «вечность», выраженные в этих стихах с легкой насмешкой над самим собой, не только придают произведению динамичность, но и наделяют его характером дружеской авторской диалогичности.

Герой не боится поддаться толпе и утонуть в «мертвом море», для него это своего рода театральное действо, способ самопознания: «Мне снилось недавно. Как будто в театральном / Стою я коридоре, и во все концы / Идут люди, люди. / Отблеском печальным / Озарялись лица, и я знал: это мертвецы» [3, с. 680].

На наш взгляд, А. Блок в своих шуточных стихах стремится к встраиванию юмористических «шифров» в символически откровенную, семантически усложненную поэтическую образность – ту самую реальность, в которой он жил и творил. Для поэта юмор становится возможностью взглянуть на прежние формы и содержание своих стихов со стороны, задать новое направление своему творчеству. Мы полагаем, что дальнейшее тщательное изучение шуточных стихотворений и сценок А. Блока может уточнить специфику индивидуально-авторского юмора, выявить парадоксы иронии поэта.


Библиографический список
  1. Эткинд Е.Г. Французские средневековье в творчестве Александра Блока // Revue des Études Slaves. 1982. № 54–4. С. 649–669.
  2. Иванова И.Н. Символистская ирония в позднем творчестве А.А. Блока // Вестник Ставропольского государственного университета. 2006. № 45. С. 121–131.
  3. Блок А.А. Полное собрание сочинений в одном томе. М., 2017.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Куликова Ксения Викторовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация