УДК 94(47).084.9

ОБСУЖДЕНИЕ ДОКЛАДА Н.С. ХРУЩЕВА «О КУЛЬТЕ ЛИЧНОСТИ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯХ» НА XX СЪЕЗДЕ КПСС В ПАРТОРГАНИЗАЦИЯХ СТРАНЫ

Юргевич Наталья Казимировна
Витебская ордена «Знак Почета» государственная академия ветеринарной медицины
г. Витебск, Республика Беларусь, доцент кафедры экономической теории и истории, кандидат исторических наук

Аннотация
Работа посвящена разоблачению культа личности Сталина на XX съезде КПСС и выявлению восприятия, мнений, оценок членов партии и беспартийного актива на доклад Н.С. Хрущёва «О культе личности и его последствиях». Ознакомление с докладом в закрытом порядке, прежде всего через партийные организации, без широкого обсуждения давало возможность контролировать ситуацию, избежать эмоционального взрыва, предупредить возможную конфронтацию в обществе, так как критика сталинских репрессий могла перерасти в критику всей политической системы.

Ключевые слова: , ,


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Юргевич Н.К. Обсуждение доклада Н.С. Хрущева «О культе личности и его последствиях» на XX съезде КПСС в парторганизациях страны // Современные научные исследования и инновации. 2020. № 6 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2020/06/92643 (дата обращения: 24.11.2021).

XX съезд КПСС, состоявшийся 14–25 февраля 1956 г. в Москве, стал новым этапом в развитии страны. Перемены тогда охватили все сферы общественно-политической, социально-экономической и культурной жизни страны. В своем выступлении на съезде Н. Хрущев характеризовал культ личности как явление, рожденное не общественным строем, а личными качествами И. Сталина. По предложению Н. А. Булганина, председательствующего на этом заседании, съезд единогласно принял постановление «О культе личности и его последствиях», которое было опубликовано в печати, а также постановление о рассылке текста доклада партийным организациям без опубликования его в открытой печати. Затем 5 марта 1956 года Президиум ЦККПСС принял постановление «Об ознакомлении с докладом товарища Н. С. Хрущева «О культе о личности и его последствиях» на XX съезде КПСС» [1; с. 90], в соответствии с которым доклад зачитывался на собраниях партийных и комсомольских организаций страны.

Знакомство с докладом и его обсуждение вызвали две тенденции в советском обществе: демократическую, представители которой стремились к освобождению всех сфер жизни от искажений сталинской эпохи, и консервативную, которая ставила цель сберечь и приспособить старые рычаги управления к новым реалиям общественного сознания. Начался сложный, болезненный, для многих людей трагический, процесс разрушения стереотипов и взглядов. С одной стороны, на партийных собраниях доклад Н. С. Хрущева официально «одобряли» и «принимали к сведению», показывали «сплоченность вокруг ленинского ЦК, единодушную поддержку политики партии всеми трудящимися» [2; л. 45]. С другой стороны, обсуждение доклада Хрущева могло сопровождаться неадекватными действиями и поступками людей: партийные комитеты, комсомольские организации сообщали множество фактов публичного снятия и уничтожения портретов Сталина [3; л. 9],  так как «ему здесь не место, потому что он погубил тысячи честных советских граждан» [4; л. 3]. Во многих случаях развенчание культа Сталина шло значительно дальше и глубже, чем в докладе Хрущева, вскрывались его последствия, которые не затрагивались и были обойдены на съезде. В дискуссиях коммунисты задумывались над судьбами общества, степенью его деформации. На собраниях подвергалась острой критике деятельность партии, ее руководящих органов, давались предложения о наказании виновных в массовых репрессиях, демонтаже памятников Сталина, переименовании улиц, колхозов, газет и т.д. Критика культа личности шагнула далеко за официально обозначенные рамки [5; с. 167].

Большие нарекания у людей вызвала форма разоблачения культа Сталина – закрытое заседание, и главное – решение не публиковать доклад Хрущева, а ознакомить с его содержанием только членов КПСС, то есть лишь часть общества. «Дико, что доклад, видимо, думают не печатать для общего чтения. Это-то и есть наилучшее доказательство неизменности того режима, который установлен был Сталиным и остался в сущности своей неизменным и после смерти Сталина. Изменилась оболочка, приемы, но не существо», на взгляд С. С. Дмитриева [5; с. 166]. Таким образом, такая ситуация воспринималась как нежелание партии говорить правду народу, а следовательно, и как выражение недоверия к нему. Положение усугублялось и тем, что содержание доклада стало известно за рубежом.

На партийных собраниях в контексте критики культа личности активно поднимались вопросы об ответственности ближайшего сталинского окружения, а точнее, были предъявлены серьезные обвинения в адрес практически всех членов Президиума ЦК, избранного на XX съезде КПСС. Высказывалось также мнение, что «старые» члены Политбюро должны нести свою долю ответственности за «чуждое явление» культа личности, его репрессивный режим. Возник вопрос: кто же создал культ личности? «Если сама личность, то где же была партия? А если не только сама личность, то, следовательно, партия и создавала этот ныне осуждаемый культ личности? Ведь культ личности – это вовсе не только культ Сталина, личности Сталина. Ведь каждый райком, обком, крайком, партком имели своих «вождей» и героев и насаждали тот же культ личности в соответствующих масштабах», – пишет С. С. Дмитриев [5; с. 166]. Таким образом, в 1950-е годы находились люди, видевшие в бюрократизме основу развития культа личности, а в партийном аппарате путь к возникновению различных деформаций. Высокомерие, погоня за материальными благами, забвение элементарных норм нравственности, обыкновенная грубость по отношению к подчиненному стали обычным явлением в номенклатурной среде. При обсуждении доклада Н.С. Хрущева в выступлениях и письмах много говорилось о необходимой перестройке стиля и методов работы руководящих органов, искоренении бюрократизма, формализма и т.д.

А что же было в Белоруссии? Как свидетельствуют архивные документы, после прочтения доклада Н. С. Хрущева «О культе личности и его последствиях» в колхозах, совхозах обсуждение его практически не проводилось. В городских парторганизациях задавались вопросы, на которые давались уклончивые ответы. Местные руководители и сами затруднялись анализировать доклад. Так, в Улльском районе Витебской области на вопрос «Как считать Cталина?» отвечали: «Сталин является марксистом. Он провел большую работу па защите ленинизма от троцкистских извращений. Врагом народа он не был, он ошибался и считал свои действия направленными в защиту интересов трудящихся, интересов советского государства» [6; л. 3].

При обсуждении доклада Н. С. Хрущева в некоторых парторганизациях страны Сталину и его деятельности не давалась резкая оценка и даже присутствовало стремление его оправдать. Приведем вопросы и ответы партсобрания в г. Полоцке. На вопрос, когда будут снимать портреты Сталина и переименовывать города и улицы, был дан ответ, что «в своем докладе т. Хрущев не говорит, а мое личное мнение (т. А.) такое, что этого делать не будут». На вопрос, является ли Сталин врагом народа, был дан ответ: «Из этого вопроса ясно, что товарищ не понял доклада т. Хрущева, в котором подробно указаны заслуги Сталина при его жизни перед партией и страной и никто врагом его не называл». На вопрос «Какие можно ожидать последствия с картинами, например, «Падение Берлина» и книгами, восхваляющими деятельность Сталина?» был дан ответ: «В своем докладе т. Хрущев говорил, что книги и кинокартины, восхваляющие культ личности, будут коренным образом переделаны» [7; л. 1]. К сожалению, большая часть архивных документов содержит вопросы без ответов.

Осуждение произвола Сталина, признание репрессивного характера его власти многими были восприняты как призыв к демократизации общества, к восстановлению свободы личности, к возможности, по крайней мере, коммунистам высказывать свое мнение. О сущности социализма и его развитии в советском государстве приведем вопросы в Дубровненском районе Витебской области: не является ли проявлением культа личности, когда депутата нам предлагают сверху, почему до сих пор навязывают колхозам сверху непосильные планы посева, имеется погоня за количеством посеянных гектаров в ущерб качеству урожая, почему у нас не проводятся народные опросы (референдумы) по отдельным вопросам внешней и внутренней политики, наша страна помогает другим в строительстве, а свои колхозы нуждаются в технике, какие практические меры намечает ЦК, чтобы не допустить в дальнейшем злоупотребление властью одним лицом, – говорят о том, что само общество было готово к переменам [8; л. 7].

Критика культа личности часто увязывалась с критикой местного руководства за единоличное решение проблем, нарушение принципов коллективного руководства и демократии, нежелание знать трудности и проблемы простых граждан. Используя ситуацию, рабочие вносили ряд предложений по устранению недостатков в работе, улучшению труда на производстве. Таким образом, исходя из документов партийных организаций, критика культа личности приобрела большие рамки, чем в докладе Хрущева. В ответ партийное руководство «реагировало» на изменения в сознании людей и проводило встречи «об улучшении политико-воспитательной работы среди коллектива», беседы по статье в газете «Правда» «Почему культ личности чужд духу марксизма-ленинизма?» и т.д. [2; л. 45]. Многие выступающие дорого заплатили за обсуждение доклада: были случаи даже тюремного заключения (Россия), увольнение с работы, конец карьеры, исключение из рядов КПСС (Белоруссия). Документы партийных организаций Государственного архива Витебской области свидетельствуют, что к 20 сентября 1956 г. в Витебской области в обсуждении доклада Хрущева Н.С. «О культе личности и его последствиях приняли участие 259533 человека [9; с. 12].

Таким образом, руководство партии не предвидело масштабов и характера тех последствий, к которым привели признания, сделанные на съезде Н. С. Хрущевым. Руководство КПСС увидело, что система власти, существовавшая в стране, зашаталась, как только в самых незначительных дозах была допущена свобода слова, как только общество попыталось реализовать свои демократические права, формально провозглашенные в конституции. Поэтому обсуждение доклада вводится в четко очерченные ЦК рамки. Стремясь взять под контроль политическую ситуацию и ввести критику культа Сталина в определенные рамки, 30 июня 1956 г. ЦК КПСС принял постановление «О преодолении культа личности и его последствий» [1; с. 111-129]. Широкая и развернутая критика культа личности признавалась в постановлении «клеветнической антисоветской кампанией», где «идеологи буржуазии вновь и безуспешно пытаются бросить тень на великие идеи марксизма-ленинизма», «внести замешательство в ряды международного коммунистического и рабочего движения». Постановление призывало всю партию «общими усилиями покончить со всем тем, что повлек за собой культ личности», что «создаются прочные гарантии того, чтобы никогда впредь в нашей партии и в стране не могли возникнуть явления, подобные культу личности». В то же время в постановлении рассматриваются и анализируются причины расцвета культа личности Сталина как руководителя, когда он оказался «вне критики», следствием чего явилось ограничение внутрипартийной демократии. Большой вред нанесла формула Сталина о том, что будто бы по мере продвижения СССР к социализму классовая борьба будет обостряться, что на практике вылилось в грубейшие нарушения социалистической законности и массовых репрессий. В постановлении объясняется, почему критика Сталина была бы расценена «как выступление против дела строительства социализма, как крайне опасный в обстановке капиталистического окружения подрыв единства партии и всего государства». В документе нет резкой оценки личности Сталина, отмечается, что «неправильные действия Сталина, в особенности в области нарушения советской законности, стали известны лишь в последнее время, уже после смерти Сталина». Но, несмотря на все злодеяния, которые повлек культ личности Сталина партии и народу, он «не мог изменить и не изменил природы нашего общественного строя», «не увел советское общество в сторону от правильного пути развития к коммунизму» [1; с. 111-129], что означало возвращение критики культа в прежнее русло, снятие вопроса об ответственности за его последствия. Тем самым, ставилась точка на возможных попытках углубления разоблачения культа Сталина, осознания его режима как исторической аномалии. Так, после постановления от 30 июня 1956 г. Витебский обком КПБ специально готовил докладчиков и посылал их в районы для разъяснения положений доклада Н.С. Хрущева. Вследствие этого протоколы партийных собраний фиксировали небольшое количество вопросов и «единодушно одобряли постановление ЦК КПСС».

В письме ЦККПСС от 16 июля 1956 года «Об итогах обсуждения решений XX съезда КПСС и ходе выполнения решений съезда» вновь поднимался вопрос об «антипартийных», «демагогических», «клеветнических» выступлениях. В письме отмечалось о привлечении к ответственности некоторых коммунистов за «неправильное обсуждение решений XX съезда». На вопрос, почему никто из руководства не пытался убрать Сталина и положить конец террору, говорилось, что «каждый, кто бы выступил против Сталина, не получил бы поддержки в народе» [Цит. по: 10; с. 32]. В эту категорию попадали высказывания, где были нестандартная критика, наболевшие вопросы. Как правило, подобные факты заканчивались партийными взысканиями, а нередко и исключением из партии. На целлюлозно-бумажном комбинате г. Калининграда демобилизованный офицер А. заявил: «У нас рабочие мало зарабатывают, а вот в Финляндии живут лучше и еще забастовки проводят с требованием повышения заработной платы, а попробуй это сделать у нас». Исключен из партии [Цит. по: 11; с. 138]. Таким образом, усилилось партийное преследование и становилась очевидной бесперспективность предложений по демократической перестройке партийной и общественной жизни, бесполезность и обреченность критики.

Но обсуждение важнейших вопросов, которые волновали общество, продолжалось. Поэтому 19 декабря 1956 года ЦККПС направил письмо партийным организациям «Об усилении политической работы партийных организаций в массах и пресечении вылазок антисоветских враждебных элементов». ЦК объяснял активизацию деятельности антисоветских и враждебных элементов происками международного империализма [Цит. по: 12; с. 17-18]. Таким образом, руководство партии резко ограничило возможность осуждения сталинского режима и направило обсуждение в четко очерченные рамки.

Решения съезда оказали влияние не только на внутренние дела СССР, но и общества стран Восточной и Центральной Европы. Знакомство с докладом Н. С. Хрущева в Польше сопровождалось обсуждением вопросов о расстреле польских офицеров в Катыни, правомерности нахождения в стране советских войск, польско-советских отношениях. Напряжение в стране вылилось в демонстрацию в Познани, переросшее в крупное патриотическое и антиправительственное выступление. События в Польше отозвались и в Венгрии. Под влиянием общественности правительство объявило Венгрию нейтральным государством и сделало заявление об ее выходе из Варшавского договора. Однако созданное новое правительство в ноябре 1956 г. попросило в страну ввести советские войска. 4 ноября 1956 г. 12 дивизий начали операцию «Вихрь», направленную на восстановление советского влияния в стране  [13; с. 195–196].

Почему доклад Н.С. Хрущева «О культе личности и его последствиях» был опубликован только в 1989 г.?  Полагаем, что ознакомление с докладом в закрытом порядке давало возможность контролировать ситуацию, предупредить возможную конфронтацию в обществе.

Положительным итогом XX съезда КПСС стали меры по соблюдению законности, установлению контроля за работой органов государственной безопасности, был восстановлен прокурорский надзор за соблюдением законов учреждениями и организациями. Следственные органы проверили дела, которые были сфабрикованы в 1930-е гг., невинно осужденных людей начали реабилитировать и освобождать из мест заключения. Однако процесс реабилитации носил противоречивый характер. Разворачивание реабилитации не только открыто развенчивало преступления Сталина, но и ставило под удар всю политическую систему. Поэтому в политическом руководстве складывалась уверенность в том, что сталинские преступления не должны быть представлены как преступления системы. Это явилось причиной постепенного сворачивания реабилитации. С отставкой Н.С. Хрущева начались шаги по реабилитации Сталина и приостановлении реабилитации жертв его режима.


Библиографический список
  1. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК в 15 т. : Т.9. – Москва, 1986. – 574 с.
  2. Особый сектор Витебского обкома КПБ // Государственный архив Витебской области. – Фонд 1. –   Опись 4. – Д. 483.
  3. Особый сектор Витебского обкома КПБ // Государственный архив Витебской области. – Фонд 1. –  Опись 4. – Д. 303.
  4. Информации, докладные записки от парторганизаций Витебской области в Витебский обком КПБ // Государственный архив Витебской области. –  Фонд 1.  – Опись 4. – Д. 380.
  5. Дмитриев, С. С. Из дневника / С. С. Дмитриев // Отечественная история. – 2000. –  № 1. – С. 158– 172.
  6. Докладные записки в Витебский обком КПБ // Государственный архив Витебской области. – Фонд 1. –  Опись 4. – Д. 379.
  7. Докладные записки в Витебский обком КПБ // Государственный архив Витебской области. – Фонд 1. –  Опись 4. – Д. 304.
  8. Витебский обком КПБ // Государственный архив Витебской области. – Фонд 1. –  Опись 4. –  Д. 286.
  9. Витебский обком КПБ // Государственный архив Витебской области. – Фонд 1. –  Опись 4. –  Д. 381.
  10. Особый сектор Витебского обкома КПБ // Государственный архив Витебской области. – Фонд 1. –  Опись 4. – Д. 304.
  11. Барсуков, Н. А. Оборотная сторона «Оттепели». Историко-документальный очерк» // Кентавр. – 1993. – № 4. – С. 129–143.
  12. Наумов, В. П. Борьба Н. С. Хрущева за единоличную власть // Новая и новейшая история. – 1996. –  № 2. – С. 10-31.
  13. Гісторыя Беларусі : у 6-ці т. Т. 6. Беларусь у 1946–2009 гг. / Л. Лыч [і інш.] ; рэдкал. : М. Касцюк (гал. рэд.) [і інш.]. – Мінск, 2011. – 728 с.
  14. Хрущев,  Н.С.   О  культе  личности  и  его  последствиях   //  Известия ЦК КПСС. – 1989. – № 3.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Юргевич Наталья Казимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация