УДК 341

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА ЭВТАНАЗИЮ

Мартиросян Анжелика Арамовна
Институт Государственной службы и управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации
студентка магистратуры

Аннотация
Ввиду признания права на жизнь как приоритетного в системе международных правовых принципов, особое внимание исследователями обращается на волевой аспект этого права, отождествляемый с реальной возможностью человека распоряжаться своей жизнью. Дуалистическая природа этого элемента проявляет себя в единстве двух правомочий человека – права на свободное распоряжение своей жизнью и физическим здоровьем и права на поставление своей жизни и физического здоровья в опасное положение. Между тем, ввиду некоторой противоречивости правовых принципов и возникающих медико-этических дискуссий, право человека на осознанный отказ от дальнейшей жизнедеятельности имеет неопределённый статус в различных национальных правовых системах. Статья посвящена исследованию обозначенной проблемы двоякого правового статуса эвтаназии на стыке медицинского и международного отраслей права.

Ключевые слова: , , , ,


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Мартиросян А.А. Международно-правовой статус права человека на эвтаназию // Современные научные исследования и инновации. 2020. № 9 [Электронный ресурс]. URL: https://web.snauka.ru/issues/2020/09/93486 (дата обращения: 07.12.2021).

Право распоряжаться жизнью человека напрямую связано с установленным в мировом сообществе принципом гуманизма. Тем не менее, было бы неверным говорить о легальном статусе такого права как о возможности свободно распоряжаться своей жизнью, ввиду наличия долженствований и обязанностей, также предусмотренных законом.

Между тем, можно возразить, что принцип свободы реализации воли подразумевает возможность для манёвра глобально правомерно поведения, то есть возможность отказаться от совершения действий, вменяемых гражданину в виде обязанности. Однако применительно к праву на эвтаназию, мы имеем дело с совсем иной правовой категорией, которая в той или иной степени детерминирована национальной политикой государств и традицией толкования медицинских норм. Об этом свидетельствуют, как статья 3 Всеобщей декларации прав человека и статья 6 Международного пакта о гражданских и политических правах, так и вторая статья Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Обращаясь к сути вопроса, мы можем противопоставить личное право гражданина распоряжаться своей жизнью возможности государства по лишению жизни граждан, выраженной в реальных полномочиях по принятию законного судебного решения или постановления военного суда – трибунала о смертной казни гражданина. Однако, здесь необходимо уточнить, что государство осуществляет умерщвление человека в рамах строго установленных законом процедур, в то время как право человека на добровольную смерть через эвтаназию или суицид невозможно ограничить в рамках существующих правовых систем, ввиду очевидной невозможности привлечения к ответственности человека, лишенного жизни на момент признания деликта [1].

Тем не менее, проблема ответственности в случае криминализации суицида не тождественная проблеме ответственности в контексте правомерного применения медицинской процедуры эвтаназии.

Генезис проблемы легализации эвтаназии в различных странах и сложностей правового регулирования данной процедуры лежит в плоскости конфликта частной свободы и государственного интереса в контексте его национальной политики и обязательств, которые оно берет на себя в виде социальных и социополитических гарантий. Элемент государственного интереса находит своё отражение в обязанности правового государства обеспечивать и поддерживать право граждан на жизнь и в стремлении установление и сохранения положительной демографической динамики.

Обращаясь к медицинскому критерию в рамках обозначенной проблемы, мы склонны четко разделять активную и пассивную форму эвтаназии. Обычно, говоря об эвтаназии, имеют ввиду активную эвтаназию (способ наполненного шприца), то есть комплекс активных внешних манипуляций через медикаментозное вмешательство для завершения мучений больного смертельной болезнью или человека, шансы которого выздороветь стремятся к нулю, что констатируется ответственными медицинскими комиссией или учреждением.

Также к активной эвтаназии следует причислять и «ассистированный суицид», когда такому больному после получения от него надлежащим образом удостоверенного заявления, оформленного в письменном виде, предоставляется необходимая помощь по совершению суицида безболезненным способом [2].

Суть пассивной эвтаназии состоит в прекращении оказания больному в соответствии с таким же строго регламентированным порядком оформленному его осознанному и информированному заявлению перестают предоставлять жизненно необходимые медикаменты или медицинскую помощь по поддержанию его жизнедеятельности при неизбежном наступлении естественной смерти организма. Таким образом, непосредственному наступлению смерти предшествует состояние медикаментозной искусственной комы [3].

В 1977 г. в Калифорнии Соединённых Штатов Америки, спустя почти век обсуждения, был принят первый в мире закон «О праве человека на смерть», по которому неизлечимо больным людям предоставлялось право документально оформить своё желание отключить систему жизнеобеспечения при соблюдении определенных правил. А на сегодняшний день кроме Калифорнии эвтаназия легализирована ещё в 3 штатах Америки: Вашингтоне, Орегоне, и Вермонте [4].

Этическое обоснование данного решения более чем понятно: ввиду нестерпимых болей и неизлечимого состояния пациента, единственным средством облегчения его физических страданий, а также моральной подавленности пациента и его родственников, во избежание дальнейших трат на содержание человека в вегетативном состоянии, при добровольном заявлении больного о желании умереть без мук и (в некоторых странах также в отношении несовершеннолетних) при согласии родителей, опекунов или иных родственников применяется процедура эвтаназии, которая представляет собой процедуру гуманного и своевременного прекращения страданий больного. Пионером легализации добровольной смерти в Европе стали Нидерланды. История её начинается с 1973 г., когда голландский суд приговорил врача, который убил свою мать, к неделе тюремного заключения. Этот послужило прецедентом для признания в 1984 г. Верховным судом страны добровольной эвтаназии приемлемой. Таким образом, 1984 г. будет считаться нами отправной точкой в европейской истории легализации эвтаназии.

Следующей национальной системой, законодатель которой решился на легализацию эвтаназии ради облегчения страданий пациентов, стала Бельгия. Для нас представляется настоящей антропологической катастрофой тот факт, что следующий этап легализации процедуры эвтаназии через преодоление культурных предрассудков и общественных предубеждений, произошел лишь в 2002 году. Специальный закон об эвтаназии вступил в силу в Бельгии 23 сентября 2002 года при строгой регламентации процедуры подтверждения показаний к назначению эвтаназии, включающей в себя подтверждение доброй воли пациента и невыносимости его страданий [5].

Хоть общественно-политическая деятельность, направленная на формирование общественного мнения о допустимости эвтаназии, то есть удовлетворения просьбы смертельно больного человека об ускорении его смерти какими-либо действиями или средствами, проводится во многих странах, на данный момент результаты такой деятельности незначительны. Как указывается в документе от 10 сентября 2003 г. Парламентской Ассамблеи Совета Европы, декриминализация эвтаназии даст возможность установить контроль над процессом её применения, что без сомнения происходит в настоящее время, но нелегально. Также такая декриминализация позволит взять эвтаназию в строгие рамки закона. В свою очередь Парламентская Ассамблея Совета Европы Резолюцией № 1859 от 25 января 2012 г. подтвердила преобладающую в странах Европы позицию – эвтаназия, как преднамеренное убийство путем действия или бездействия находящегося в зависимом положении человека даже для его блага всегда должна быть запрещена. Этот факт позволяет нам сомневаться в скорейшем повсеместном разрешении судьбы данного медико-правового института.


Библиографический список
  1. Романова М.А. Социально-правовые аспекты эвтаназии / М.А. Романова // Социальное и пенсионное право. – 2006. – № 1. – С. 2–4.
  2. Демичев А.А., Исаенкова О.В. Смерть с точки зрения права / А.А. Демичев, О.В. Исаенкова // Государство и право. – 2008. – №8. – С. 86–89.
  3. Быкова С., Юдин Б., Ясная Л. Эвтаназия: мнение врачей // Человек.  – 1994. – №2. – C. 147-151.
  4. Малиновский А.В. Имеет ли человек право на смерть? / А.В. Малиновский // Российская юстиция. – 2002. – № 8. – С. 54–55.
  5. Сальников В.П., Старовойтова О.Э. Эвтаназия: за и против / В.П. Сальников, О.Э. Старовойтова // Юридический мир. – 2005. – №3. – С. 42-48.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Мартиросян Анжелика Арамовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация