УДК 355.48

ПОВЫШЕНИЕ СКРЫТНОСТИ ОБЪЕКТОВ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Тиханычев Олег Васильевич
Академия военных наук
профессор, кандидат технических наук

Аннотация
На ранних этапах ведения боевых действий окраска обмундирования служила, преимущественно, для визуального отличия своих войск от войск противника, разделения войск по родам и оружию. С повышением дальнобойности и точности вооружения, с появлением автоматического оружия, военная форма, в основном, утратила функцию опознавания и приобрела и функцию маскировки. Сначала это была однотонная окраска цвета «хаки», потом и камуфлированная раскраска. С появлением на поле боя военной техники маскировать пришлось и её. А в последствии, с появлением разведывательной и боевой авиации, потребовалось обеспечивать скрытность не только объектов поля боя, но и объектов тыла, в том числе – гражданского назначения. В статье рассмотрена история развития методов повышения скрытности личного состава и вооружения за счёт применения защитной раскраски обмундирования и военной техники

Ключевые слова: ,


Рубрика: 05.00.00 ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Тиханычев О.В. Повышение скрытности объектов: история и современность // Современные научные исследования и инновации. 2020. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2020/03/91785 (дата обращения: 01.04.2020).

В рамках извечного противостояния между средствами нападения и защиты любая армия старалась гармонично развивать обе составляющие процесса военного противоборства. При этом, средства защиты развивались как в направлении обеспечения физической защищенности объектов на поле боя, так и повышения их скрытности. На современном этапе данного противостояния, с появлением мощного дальнобойного и высокоточного оружия, боевых робототехнических систем, второе направление часто становится приоритетным. Оно реализуется, в первую очередь, через совершенствование средств маскировки, в том числе – реализуемых в элементах военной формы одежды. Историческая ретроспектива этого процесса наиболее наглядно проявляется в развитии средств обеспечения скрытности в оптическом диапазоне.

На ранних этапах развития военного дела при ведении боевых действий, форма одежды и различные сигнальные атрибуты войск были необходимы для обеспечения видимых различий между подразделениями, как противоборствующих армий, так и внутри каждой из них. Это определялось способом управления боевыми действиями, при котором оценка текущей обстановки была, преимущественно, визуальной [1].

Но времена менялись, рос масштаб боевых действий, появилось эффективное дальнобойное и скорострельное оружие. В соответствии с новыми условиями ведения боя изменились и требования к обмундированию и амуниции. Одним из очевидных изменений, позволившим повысить скрытность действий и защищённость личного состава, стало приведение окраски предметов формы одежды к цвету окружающей местности [2].

Полевая военная форма одежды стала целенаправленно шиться из ткани защитно-маскировочного цвета в конце XIX — начале XX века. Так, в конце XIX века британские колониальные войска в Индии были переодеты в форму цвета хаки (англ. - khaki, от персидского «хак» – пыльный, земляного цвета). Считается, что впервые она была использована британской армией в Индии в 1867-1868 годах для вспомогательных подразделений, состоящих из местных жителей. К началу южноафриканской войны с бурами в 1899-1902 годах уже и основные подразделения британской армии были переведены на новую полевую форму. Англичане не просто одели в форму защитного цвета войска, но и окрашивали в этот цвет технику и даже гужевых животных. Форма цвета хаки успешно показала себя на поле боя. А вот пренебрежение маскировкой в эпоху скорострельного и дальнобойного оружия дорого обходилось войскам. Во время русско-японской войны русская пехота, одетая в белые гимнастёрки, несла неоправданно высокие потери. В литературе описаны случаи, когда наши солдаты перед боем намеренно вываливали рубахи в грязи, чтобы приблизить цвет формы к цвету местности. С учётом опыта ведения боевых действий, уже перед Первой мировой войной форму защитного цвета приняли на снабжение армии практически всех ведущих государств.

Но простое приближение цвета маскируемого объекта к окраске окружающей местности не в полной мере решало задачу повышения скрытности. Решение, как это иногда бывает, подсказала природа – пятнистая раскраска, размывающая контуры предмета, скрывающая его геометрический центр, отдельные детали и направление движения, чтобы затруднить распознавание и прицеливание. В 1939 году французский художник русского происхождения Владимир Баранов-Россинэ запатентовал пятнистую военную форму («пуантилистически-динамичный камуфляж») или «хамелеон-метод» [3]. Само слово камуфляж появилось в русском языке от французского camouflage (маскировка). Получившаяся расцветка не просто приближала цвет объекта к фону местности, она обеспечивала размывание контуров предметов, обеспечивая принципиально новый подход к повышению скрытности.

Впрочем, говорить о патентном приоритете в части изобретения камуфляжа можно только формально: работы по созданию камуфлированного обмундирования велись примерно в это же время в Германии (Splittertarnmuster и Buntfarbenmuster, «осколочный» или «красочный» камуфляж), в ряде других стран. Просто работы проводились без оформления приоритетов.

Схемы армейских камуфляжных рисунков разрабатывались под конкретный тип местности, на которой предполагалось вести боевые действия. За основу, определяющую цветовую насыщенность рисунка, его геометрическое построение и контрастность, принимались особенности человеческого зрения в светлое время суток.

К началу Второй мировой войны камуфляж был внедрён во всех ведущих армиях мира. Он создавался с учётом географических особенностей местности предполагаемого боя и времен года. Наиболее активно во время Второй мировой использовался зимний камуфляж — белые маскхалаты, надевавшиеся поверх основной формы. Данные маскхалаты были как однотонного белого цвета, так и пятнистой окраски.

В Красной армии камуфляжная форма была введена в первой половине Великой Отечественной войны для снайперов, сапёров и разведчиков. Это были маскировочные костюмы с неровными пятнами (в форме амёбы) коричневого или чёрного цвета на базовом фоне цвета хаки или зелёном. В 1944 году появились камуфляжные костюмы светло-зелёного цвета с рисунками, имитирующими листья.

Фото 1.Варианты маскировочной окраски обмундирования Красной Армии

В армии США в Европе преимущественно использовался камуфляж Woodland – рисунок с пятнами 4-х цветов (черного, коричневого, зелёного и темно-желтого). На Тихоокеанском театре военных действий военнослужащими корпуса морской пехоты США использовался камуфляж типа US pacific, представлявший основу цвета хаки, на которую наносились пятна зелёного, светло- и тёмно-коричневого цветов. Камуфляж был выполнен двухсторонним, что позволяло использовать его в различных условиях обстановки.

В британской армии для оснащения десантных подразделений применялись так называемые «куртки Дэнисона» (Denison smock) с расцветкой «мазкового» типа. Рисунок куртки представлял собой сочетание пятен и мазков песочного, зелёного, коричневого и чёрного цветов, аналогичных современному камуфляжу DPM (Disruptive Pattern Material), но более крупных.

В немецкой армии в годы Второй мировой войны, после долгих экспериментов конца 30-х годов с остроугольными «осколочными» и «лиственными» расцветками, появилась достаточно эффективная маскировочная расцветка Flecktarn(от немецкого der Fleckt – «пятно, клякса» и die Tarnung – «маскировка»). «Флектарн» – это трёх-, четырёх-, пяти- или шестицветная «взрывная» камуфляжная расцветка. Использование точек создаёт шумовой оптический эффект, устраняющий чёткие границы между разными цветами, размывая контуры маскируемого объекта. Расцветка была разработана для использования в условиях умеренного климата и смешанных лесов. Всего к концу 1944 года в вермахте использовалось около сорока вариантов камуфляжных расцветок. Маскировочная окраска униформы «флектарн» во время Второй мировой, стала одним из отличительных признаков войск СС. Этот факт сыграл отрицательную роль в отношении к достаточно перспективной форме окраски «флектарн» – после войны о ней надолго забыли, вернувшись к работе только в конце 1970-х годов.

Фото 2.Варианты маскировочной окраски обмундирования Вермахта

 

В послевоенное время совершенствование камуфляжных расцветок и реализующей их формы одежды продолжилось. В армиях ведущих стран НАТО разработано большое количество расцветок камуфляжа: ACUPAT Army Combat Unoform PatternMARPAT – Marine Pattern, DPM – Disruptive Pattern Material, MTP – Multi-Terrain-Pattern, CCE camo - Camouflage Central European, FlecktarnTropentarn и другие. Большинство из этих расцветок имеют вариации для разных театров военных действий и/или времен года: растительность, пустыня, городская расцветка, зимний и т.п. Совершенствование камуфляжных расцветок проходило на фоне череды локальных войн и вооруженных конфликтов, ведущихся во второй половине XX – начале XXI века.

Фото 3.Варианты камуфляжа стран НАТО: Woodland, ACUPAT, MARPAT, Fecktarn

 Фото 4.Варианты пустынного камуфляжа стран НАТО: DPM Desert армии Великобритании, шестицветный пустынный США, ACUPAT, Tropentarn

 

Работы по совершенствованию маскировочных расцветок велись и в армии СССР, а потом в России. В Советском Союзе был разработан рисунок «серебряный лист» образца 1957 года («Берёзка», костюм КЛМК), базовый камуфляж «Бутан» 1984 года (существовавший в виде цветовых решений для леса и в для пустынно-степной местности). Аналогичную «березке» раскраску, только в другой цветовой гамме, имел специальный костюм КЗС. Этот сетчатый костюм, кроме оптической маскировки, обеспечивал защиту от светового излучения ядерного взрыва, за счёт специальной пропитки, формирующей дымку при воздействии интенсивного светового излучения [4].

Первые варианты камуфляжа армии России: ВСР-93 и ВСР-98 «Флора», были созданы с использованием советских наработок. Впоследствии был разработан собственный рисунок камуфляжа – «Цифровая флора», снижающий уровень видимости в движении, особенно для электронно-оптических средств наблюдения.

Впрочем, как показала практика, «цифровые» варианты камуфляжа обладают рядом недостатков, снижающих их практическую эффективность:

- мелкие элементы сливаются для глаза человека в единый цветовой фон, в результате чего, обеспечивая маскировку от приборной разведки, теряют основное свойство камуфляжа искажать предметы для человеческого глаза;

- неизбежное в полевых условиях загрязнение обмундирования, при котором мелкие элементы как бы «затираются» сильно снижает свойства маскировки.

Впрочем, эти недостатки можно парировать, создавая, например, «цифровой» рисунок в виде мелких элементов, объединённых в крупные цветовые группы, сливающиеся на расстоянии и создающие эффект «обычного» камуфляжа.

Разумеется, принцип маскировки личного состава реализуется не только раскраской формы, но и другими методами: маскировочными накидками, чехлами, гримом, лентами для оружия. В дополнение к камуфляжной раскраске обмундирования и чехлов, используются другие методы маскировки: искажение контура за счёт мешковатого покроя и лоскутковых костюмов, применение местных предметов – веток и грязи, использование камуфлирующего грима и т.п.

Ещё одна важная область оптической маскировки – камуфляжная раскраска боевой техники. Цель этой раскраски такая же, как и камуфлирование обмундирования: обеспечить искажение контуров объектов, затрудняющая их распознавание. Наряду с применением маскировочных сетей и экранов, разрабатываются специализированные распятнованные схемы, обеспечивающие максимальное искажение контуров защищаемых объектов. При этом часто, наряду с заводской раскраской, применяются методы маскировки, реализуемые непосредственно в войсках. Например, осуществление зимнего камуфляжа нанесением на технику раствора извести, как это делалось ещё в годы Второй мировой войны. Более экзотический способ, применение которого подтверждено документально – оклеивание боевой техники мокрыми газетами или листовками. Замерзая, они прилипали к броне, создавая рисунок, сливающийся по тональности с грязным снегом (фото 5). До настоящего времени применяется метод распятновывания объектов природной грязью по схемам, приведённым в технической документации на образцы вооружения. На фотографии (фото 6) техническое подразделение, камуфлированное подручными средствами на период учений. Использование местных материалов не только удешевляет процесс маскировки, но и обеспечивает естественную маскировку под фон местности.

Фото 5.Танк Вермахта в зимней маскировке с помощью газет

Фото 6.Маскировка техники путём распятновки подручными средствами

 

Для оптической защиты военной техники применялись и необычные виды камуфляжа, например, такие как «ослепляющий» (англ. Dazzle camouflage), используемый для раскраски кораблей и судов в годы Первой мировой войны для того, чтобы затруднить применение оружия командирами подводных лодок противника [5]. Или, например, «обманная раскраска»: нанесение на нижнюю часть самолёта изображения фонаря кабины, как делали пилоты финских «Брюстеров» (Brewster F2A) в годы Второй мировой войны, чтобы запутать пилотов истребителей противника относительно направления манёвра. Но это скорее экзотика, применяемая не так часто.

Фото 7.Вариант расцветки «ослепляющего» камуфляжа

 

Кроме окраски, для защиты техники от наблюдения используются и другие методы: маскировочные сети различного типа, аэрозольные завесы. Ещё в период Первой мировой войны войска и техника прикрывались подвижными установками дымопуска, появились дымовые боеприпасы артиллерии. В годы Второй мировой на отдельные образцы бронетехники начали устанавливать дымовые гранатомёты и индивидуальные устройства дымопуска. Сейчас такими средствами оснащена практически вся боевая техника. Разрабатываются новые типы дымовых завес, обеспечивающие не только защиту в оптическом диапазоне, но и тепловые помехи средствам разведки и наведения противника. В открытых источниках имеется информация о попытках разработки завес с односторонней проницаемостью, обеспечивающих скрытие войск от противника, не создавая помех обзору для своих войск.

Говоря о методах снижения оптической заметности объектов, нельзя не вспомнить и о маскировке зданий и сооружений. С глобализацией военных действий, когда стирается грань между фронтом и тылом, возникает потребность защиты крупных объектов, иногда целых городов. Кроме прикрытия их силами противовоздушной обороны, может использоваться и маскировка. Пример этого – комплексная маскировка Москвы, Ленинграда и Севастополя в годы Великой Отечественной войны. Данная маскировка, учитывая характеристики средств дальнего огневого поражения того времени, производилась по двум направлениям: дневная и ночная.

В части мероприятий дневной маскировки, в ставшими фронтовыми Ленинграде и белоснежном Севастополе менялась окраска и скрывались контуры наиболее заметных зданий. В Москве группа архитекторов и инженеров под руководством академика Бориса Иофана разработала фантастический для того времени проект: плоскостная (путём ложной окраски) и объёмная (строительством ложных сооружений, в том числе на воде) маскировка центра столицы (фото 8 ,9). Грандиозный проект, вкупе с другими мерами защиты, выполнил свою функцию – немецким лётчикам так и не удалось выполнить прицельное бомбометание по центру города.

Фото 8.Маскировка центра Москвы в 1941 году. Фото Маргарет Берк-Уайт

Фото 9.Маскировка Большого театра

 

Основным методом обеспечения скрытности объектов в ночное время являлась светомаскировка. Для её реализации осуществлялся целый комплекс планирующих и контрольных мер. Часто эти меры готовились заблаговременно (фото 10).


Фото 10.Текст постановления о подготовке к введению светомаскировки в Москве

Перечисленные методы относятся к мерам по снижению оптической заметности объектов. Разумеется, в различных условиях ведения боевых действий необходимо скрывать и другие демаскирующие факторы. Например, при ведении действий флота часто используются акустические методы обнаружения противника. Соответственно, кораблями и подводными лодками применяются методы акустической маскировки, как пассивной, так и активной. С распространением радиолокационных средств разведки и наведения потребовалось противодействовать и им. Для этого, ещё в середине прошлого века, технику стали оснащать средствами пассивной маскировки и постановки помех, а впоследствии – и активного подавления РЛС противника. В СССР и ведущих зарубежных странах велись разработки маскировочных сетей, обеспечивающих поглощение или рассеивание инфракрасного и радиолокационного излучения. Для решения задач защиты техники от технических средств разведки применяются маскировочные табельные радиорассеивающие и радиопоглощающие комплекты в различном цветовом исполнении. Средства защиты личного состава тоже стали работать не только в оптическом диапазоне. Примером могут служить многослойные маскировочные радиорассеиващие костюмы, предназначенные для скрытия личного состава от оптико-визуальных, фотографических, оптико-электронных, радиолокационных средств разведки.

Ещё один подход к защите объектов – отвлечение внимания от важных целей и «раздергивание» усилий противника. В рамках обеспечения скрытности такой подход реализуется через использование различных ложных целей и районов. В оптическом диапазоне, это применяющиеся ещё со Второй мировой войны макеты вооружения и техники, в радиолокационном – отражатели разных типов. С появлением тепловизионных приборов ибоеприпасов с системами наведения в инфракрасном спектре, технику начали оснащать ИК-ловушками. Современные ложные цели, чаще всего надувные макеты вооружения, такие, как пневмоподпорные макеты танков и другой военной техники, способны вводить противника в заблуждение сразу в нескольких диапазонах ведения визуальной и технической разведки.

Но обычный камуфляж не утратил значимость и в условиях современных боевых действий. Несмотря на появление на поле боя средств наблюдения и прицеливания, работающих не только в оптическом, но и инфракрасном и радио- диапазонах, оптический камуфляж и сейчас очень важен для снижения потерь личного состава и техники [6-10]. Более того, как учит метод исторических аналогий, теперь логично будет ожидать распространение принципов камуфляжной одежды на реализацию её свойств в других диапазонах, а также с учётом особенностей «технического зрения» робототехнических систем, которых всё больше становится на поле боя [11-14]. И такие работы в технически развитых государствах уже ведутся [15].

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Тиханычев О.В. Поле русской славы // Гуманитарные научные исследования. 2016. №1 [Электронный ресурс]. URL: http://human.snauka.ru/2016/01/13754 (дата обращения: 19.01.2016).
  2. Тиханычев О.В. Армейский камуфляж // Военно-исторический журнал. – 2016. – №7. – С.77-79.
  3. 3.Владимир Баранов-Россине. Художник русского авангарда [Электронный ресурс]. URL:https://archive.is/20120710104632/mkrf.ru/news/regions/arxiv/detail.php (дата обращения 02.02.2020).
  4. КЗС (костюм защитный сетчатый) [Электронный ресурс]. URL: https://survival.fandom.com/ru/wiki (дата обращения 27.03.2020).
  5. Иллюзии на флоте [Электронный ресурс]. URL: http://log-in.ru/articles/illyuzii-na-flote (дата обращения 02.02.2020).
  6. Выпасняк В.И., Тиханычев О.В. О повышении эффективности применения высокоточного оружия в военных конфликтах локального и регионального масштаба // Вестник Академии военных наук. – 2008. – №4(25). – С.43-48.
  7. Русанов И.П., Ясеновенко В.Г., Тиханычев О.В. Разведывательно-поражающие системы ВМФ – ретроспектива // Морской сборник. – 2013. – №3. – С.45-50.
  8. Тиханычев О.В. Методы снижения оптической заметности объектов на поле боя: историческая ретроспектива // Современная техника и технологии. 2016. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://technology.snauka.ru/2016/07/9658 (дата обращения 13.03.2020).
  9. Симулин А.А., Глотов Д.А., Ещенко В.И., Тиханычев О.В. Некоторые аспекты применения робототехники в военном деле. Сборники конференций НИЦ Социосфера. 2015. № 27. С. 67-71.
  10. Королёв А.Ю., Королёва А.А., Яковлев А.Д. Маскировка  вооружения, техники и объектов. – СПб.: Университет ИТМО, 2015. – 155 с
  11. Масюков М.С., Возианова А.В., Громов А.В., Красильников Н.И. Современные методы, материалы и технологии маскировки // Альманах научных работ молодых ученых XLVII научной и учебно-методической конференции Университета ИТМО. Том 3. С.227-230.
  12. Нестеров А. В. Возможны ли правоотношения и юридические взаимодействия между людьми и роботами? М.: Препринт, сентябрь 2016. – 14 с.
  13. Тиханычев О.В. Ещё раз о некоторых проблемах применения боевых робототехнических систем // Вопросы безопасности. – 2018. – № 5. – С. 63 – 72. DOI: 10.25136/2409-7543.2018.5.25937
  14. Тиханычев О.В. — О правовых и этических аспектах автономного использования робототехнических комплексов в сфере вооружённого противоборства // Вопросы безопасности. – 2019. – № 3. – С. 33 – 42. DOI: 10.25136/2409-7543.2019.3.28960
  15. Годунов А.И., Шишков С.В., Бикаев Р.Р. Взаимосвязь машинного (технического) зрения с компьютерным зрением при идентификации малогабаритного беспилотного летательного аппарата // Труды Международного симпозиума «Надёжность и качество», 2015, том 1.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Oberst»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация