УДК 159.99

ФЕНОМЕН СОПРОТИВЛЕНИЯ КОРРЕКЦИИ НАРУШЕНИЙ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ У БОЛЬНЫХ АЛИМЕНТАРНЫМ ОЖИРЕНИЕМ ВСЛЕДСТВИЕ НАРУШЕНИЙ ПРИВЯЗАННОСТИ В РАННЕМ ДЕТСТВЕ

Титова Ирина Леонидовна
Донской государственный технический университет
магистрант

Аннотация
Несмотря на обилие услуг диетологического консультирования, количество больных ожирением возрастает во всем мире. Применение гипокалорийного питания является эффективной, но недостаточной мерой лечения алиментарного ожирения. Все чаще в исследованиях возникает отсылка к психосоматическим основам развития и сохранения больными своей болезни. Особенный интерес представляют нарушения привязанности в раннем детстве как базис формирования психосоматической подоплеки ожирения и феномена сопротивления лечению.

Ключевые слова: , , , ,


Рубрика: 19.00.00 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Титова И.Л. Феномен сопротивления коррекции нарушений пищевого поведения у больных алиментарным ожирением вследствие нарушений привязанности в раннем детстве // Современные научные исследования и инновации. 2019. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2019/12/90816 (дата обращения: 02.02.2020).

Общепризнано, что одним из видов семейного насилия в отношении детей является пищевое насилие. В основе этого механизма часто лежит основополагающий принцип – «кормить значит любить». Это не единственный тип пищевого насилия, но мы начнем именно с него – как основной предпосылки для развития алиментарного ожирения. Характерный для семей, где царят, в основном, гиперопекающие отношения, этот тип связи с детьми часто подменяет эмоциональную близость наряду с пищевым избытком.

В настоящее время также установлен факт зависимости между пищевым насилием и алиментарным ожирением. При этом к пищевому насилию можно отнести не только непосредственное принуждение есть, закармливание ребенка. Не меньший вред, чем гиперопека может нанести чрезмерно требовательный стиль воспитания, где избыточно много критики и мало похвалы, эмоционального тепла.  В этом случае критика, или в крайней форме – унижение со стороны родителей, которое косвенно относится к вопросам питания и телосложения ребенка, может также повлиять на формирование нарушений пищевого поведения. К примеру, осуждение матерью пищевых наклонностей ребенка, тянущегося к сладкой булочке. Мама, находящаяся на диетах большую часть жизни, не избежит возможности высказать свое осуждение к любой калорийной пище. В этом случае родитель не производит непосредственно принуждающих действий в отношении питания. Но высказывает оценочное суждение в отношении внешности ребенка. Принцип, озвученный нами выше, в таких семьях может звучать иначе «не кормить, осуждать за переедание значит любить». Поскольку именно родительские высказывания о внешности служат основой для формирования самооценки, то неизбежна неуверенность ребенка и двойственность в отношении пищи. С одной стороны, это вкусно, радостно, утешает. С другой стороны, это делает некрасивым.

Исследователи Вассерман, Л. И., Святенко Л. В., Трифонова Е. А. в своей работе “Избыточный вес тела как психосоматическая проблема в контексте психодинамической личности” говорят о том, что психодинамический подход к нарушению пищевого поведения основывается на том, что в основе этого феномена лежит фрустрация ребенка на так называемой оральной стадии развития, а бессознательной основой патологически повышенного аппетита является страстное желание любви. Именно этой любви ребенок будет потом искать в более старшем возрасте, и, позврослев, может удовлетворять потребность в любви посредством употребления больших объемов пищи. Мы вернемся к этому постулату чуть позже, заметив сейчас, что переедание может и часто совершается ради любви. [2, с. 2]

«На ожирение влияют родители, если… их любовь к ребенку зависит от его пищевого поведения» [5, с.12]. Ранняя депривация, отсутствие близости, холодность, критика, безжалостное принижение может лежать в основе нарушений пищевого поведения. Особенное место в развитии наклонностей к перееданию и неудовлетворенности собой можно отвести критике внешности. Особенно оценка внешности подвергается нападкам и осуждению со стороны взрослых в период подросткового взросления. Если родитель высказывал критические суждения в раннем детстве, то ребенок с неуверенностью воспринимает свое тело и лицо. Особенное влияние на оценку своего веса и удовлетворенность телом влияют комментарии матери, и особенное подвержены им – девочки. Но если родительская политика осталась неизменной, то во внутреннем отношении ребенка к себе, к пище, к критике и к возможной коррекции пищевого поведения может возникнуть устойчивое сопротивление. Исследование влияния межличностных проблем на успешность лечения от ожирения показало, что хуже всего поддаются лечению пациенты, испытывающие беспокойство по поводу социального избегания (враждебное подчинение) и отрицающие наличие у себя такой черты, как мстительность (враждебное доминирование) (Eldredge, et al., 1998). [5, с.13]

Примечательно также то, что люди, страдающие ожирением, от осознания неприятных мыслей, чувств, ситуаций защищаются путем преувеличенного развития противоположных стремлений. Для них типичны незрелые психические защиты: агрессия, проекция и регрессия – инфантильная форма реагирования, которая ограничивает применение альтернативного поведения. Человек часто знает все о правильном питании, но совершенно не хочет ему следовать. В своей работе “Я –концепция в юности”, Р. Бернс замечает, что если подросток в раннем детстве был лишен здоровых поддерживающих отношений с родителями, то ему не хватит внутренней основы для правильного развития Я-концепции. И когда придет время принять изменения тела, происходящие в пубертатный период, он, по сравнению со сверстниками, скорее всего будет испытывать большую тревожность, даже если развитие идет в рамках нормы. Но если есть хоть малейшее отклонение в физическом развитии такой подросток столкнется с существенными психическими затруднениями [1, c.111].

Это затруднение обнаруживается впоследствии всякий раз, когда человек с избытком лишнего веса пытается скорректировать свой рацион питания и режим подвижности. Вопросы внешнего вида, состояния здоровья, обсуждение мер коррекции пищевого поведения представляются для многих из них особенно чувствительной точкой взаимодействия. В то же время, часто эти люди отказываются или избегают предпринимать какие-либо действия для коррекции веса. Мы сталкиваемся с фактическим сопротивлением мерам коррекции пищевого поведения. Именно нарушения пищевого поведения – фактор развития алиментарного ожирения.

Такое сопротивление выздоровлению означает игнорирование заболевания. Какие механизмы лежат за этим сопротивлением? На наш взгляд, это

  • вторичные выгоды, от которых человек не готов отказаться;
  • невозможность или страх столкнуться с болезненными чувствами, такими как стыд, чувство вины, печаль, разочарование;
  • сохранение пищевой зависимости, которая более социально приемлема, нежели любая другая форма зависимости;
  • поиск внешнего одобрения и принятия таким, какой он есть, вследствие несформированной Я-концепции и устойчивости в детстве.

Согласно психоаналитической концепции, «сопротивление больного лечению – сила, препятствующая осознанию забытых воспоминаний, переведению их из бессознательного в сознательное… формируется под влиянием Я, не желающего прекратить вытеснения, и сексуальных влечений, не желающих отказаться от замещающего удовлетворения, пока не известно дает ли реальный мир что-то лучшее» [3, с. 238].

Многие из страдающих ожирением, тем не менее, в разные периоды своей жизни использовали разнообразные популярные диеты и даже прибегали к помощи врачей-диетологов или диетологов-консультантов. Как правило, это хаотичные и несистематические пищевые ограничения, которые не приводят к похудению [8]. В случае рецидивов больные демонстрируют отказ от применения каких-либо ограничений в отношении питания и/или использования физических мер. Их вес либо растет, либо вернулся к прежним значениям. А в их отношении к своему весу установилась стойкая неприязнь и, вместе с тем, нежелание что-либо предпринимать вообще.

Если рассматривать этиологию заболевания, то выделяют 4 типа ожирения – алиментарно-конституциональное, гипоталамическое, эндокринное и ятрогенное. По словам И. Малкиной-Пых, алиментарным ожирением страдает свыше 95% всех больных. Алиментарно-конституциональное ожирение носит семейных характер, развивается как правило при систематическом переедании, нарушении режима питания, отсутствии адекватной физической нагрузки, часто у членов одной семьи или близких родственников.

Патогенез любой формы звучит так: ожирение – результат длительного нарушения энергетического баланса, когда поступление энергии в организм с пищей превышает энергетические траты организма. В связи с этим меры коррекции любого типа ожирения и прежде всего алиментарно-конституционального будут связаны с рациональным гипокалорийным питанием, повышением физической активности, с изменением образа жизни. В тяжелых случаях ожирения предусмотрены медикаментозные и хирургические меры.

Однако в ходе исследований случаев рецидивов у людей, страдающих избытком веса, одним из существенных факторов сопротивления является необходимость какого-либо ограничения, режима или подсчета калорий. Также влияет на них такой фактор как «диетическая депрессия», являющаяся следствием ограничений для прежнего образа жизни и поведения. Отказ возвращаться к ограничительным мерам может быть продиктован эффектом плато, который непременно сопровождается разочарованием, завышенными ожиданиями о быстрой скорости снижения веса и сопротивлением любым систематическим мероприятиям. В то же время простой подсчет калорий для ряда пациентов оказывается спасительной мерой, поскольку указывает на регулярное переедание.

Еще одна форма сопротивления может быть встречена в комплексном лечении ожирения во время терапевтических бесед, когда больные концентрируются исключительно на органических причинах заболевания. Тогда им свойственно реагировать недоумением на расспросы относительно их отношений с окружающими или о раннем детстве, о связях с родителями. «Доктор, у меня проблемы не с головой, а с лишним весом» – так формулирует это сопротивление И. Малкина-Пых [5].

Традиционно распространено представление о заедании эмоций. Действительно, избыточная тревожность, неумение распознавать сигналы своего тела, дифференцировать сигналы голода и насыщения, страха и удовлетворенности, алекситимия также побуждает использовать еду как универсальный регулятор эмоционального состояния. Желание чувствовать себя наполненным, устойчивым, имеющим основание, помогает справиться с чувствами, но вталкивает человека в замкнутый круг переедания – недовольства собой – самокритики – неудовлетворенности – переедания.

Однако этот круг не формируется произвольно. Говоря словами Лесгафта в его работе “Воспитание ребенка” «в громадном большинстве случае не прирожденная тупость (нравственная или умственная) ребенка, а педагогические ошибки подготовляют ребенку горькую будущность, оставляя на его личных проявлениях и привычках неизгладимые следы нравственной порчи и умственного бессилия» [4, с. 6]. Стоит ли в очередной раз упомянуть о том, как важно в детстве правильное отношение к ребенку, его телесности, его личности. Какими горькими становятся последствия родительской критики, сформировавшей отвергающее отношение к своему такому неидеальному телу.

Ирина Млодик пишет: «если мы пристыдили ребенка, то вот что мы на самом деле сделали:

  • продемонстрировали свое превосходство, совершив акт психологического насилия
  • вскрыли перед всеми то, что он предпочел бы оставить при себе, тем самым нарушили его личные границы
  • объявили его плохим, и это чувство, увы, надолго останется с ним
  • поселили в нем страх перед собственными ошибками, недостатками, поступками
  • положили еще один камень в сооружение его собственой тюрьмы».

«Тот, кто постоянно стыдит ребенка, либо рождает в нем тенденцию к расщеплению и вытеснению всего того, чего, по его мнению, надо стыдиться… Либо рождает в нем сопротивление в виде девиантного (социального неприемлемого) поведения, которое позволяет ребенку совершать поступки, которых можно реально стыдиться, тем самым ребенок пытается взять стыд под свой контроль”. [6 , с.17]

Как известно, наша внешность – наша визитная карточка, то, что мы предъявляем другим в общении с ними. Каждый по-своему оформляет свою визитную карточку – кто-то украшает ее, кто- то поддерживает необходимо-приличный вид, кто-то будто напротив выпячивает наружу всю неприглядность. Возможно, с одной стороны, у взрослого, который подвергался осуждению со стороны семьи формируется желание избежать осуждения, с другой стороны тенденция к демонстрации неприглядного внешнего вида. Тем самым, он будто бы обретает основание для того, чтобы переживать свой стыд причинно. Как если бы сам факт признания окружающими человека таким какой он есть, позволил бы и ему принять себя каким он есть.

Психологическая помощь больным ожирением предполагает научение человека лучше слышать сигналы своего тела и реагировать на эмоциональные потребности и переживания другим более адаптивным способом. Но если учесть, что в анамнезе таких пациентов может лежать родительское устыжение и неприязнь, то нам представляется важным психологическая работа в направлении работы со стыдом, самопринятием и формированием взрослого доброго и резонного отношения к своей внешности и телу.

Кроме того, многие люди подверженные риску накопления веса часто имеют экстернальный локус контроля. При устыжении ребенка у него развивается не столько совесть, критическое мышление и механизмы воли, сколько внутренний критикующий интроект. И тогда если он решается на похудение и применение ограничительных мер, он часто делает это не из осознания того, как выглядит, какое производит впечатление, не для собственной пользы, но потому что боится быть пристыженным еще сильнее как в детстве. Когда решение о похудении принимается на основе внешних предпосылок и, в своей основе, содержит потребность в признании и любви, в принятии тем, какой он есть, но сочетается с жесткими мерами, самоуничижением, подобным родительскому, то это решение никак не соотносится с его внутренними ценностями, а значит он не может применять волю так, как это требуется при похудении. Вместе с тем, он воспроизводит критикующий, принуждающий и осуждающий способ изменить тело, которое не нравится ни себе, ни другим.

Действительно ли осуждение родителем пищевых потребностей и веса ребенка можно отнести к пищевому насилию?

По заявлениям ВОЗ, «насилие является центральной проблемой здравоохранения в мире». Среди последствий любого жестокого обращения можно увидеть ухудшение психического и физического здоровья, а впоследствии и нормального функционирования в профессиональной деятельности, межличностном общении. Пищевым насилием является принуждение детей употреблять пищу вопреки их собственному желанию. Жестоким обращением с ребенком считается эмоциональное и физическое насилие.

Вербальное унижение – еще не пищевое насилие. Но сама по себе уничижительная форма оценки может сильно влиять на представление ребенка о самом себе. Если в действительности ребенок уже имеет расстройства пищевого поведения и/или склонен к набору веса, родительский окрик становится не разумным ограничением, но формой агрессии. Проявляя родительскую власть любые мать или отец могут научить ребенка контролировать свои пищевые импульсы, научиться переключению и другим способам утешения и получения радостных эмоций. В конце концов, сама необходимость применять диетические меры к ребенку, может быть выражена в виде заботы и восполнить дефицит родительской тактильной любви, если такой есть. Но что, если ребенок является центром семейного конфликта, в котором столкнулись две или более семейных правд: и тогда одна часть семьи поощряет избыточное, калорийное питание или вообще применяет стратегию перекармливания, а другая часть семьи – осуждает ребенка за лишний вес, на самом деле высказывая свои претензии к другим взрослым, с которыми на самом деле и находится в конфронтации.

Тогда ребенок, неспособный выбирать между родителями, остается замкнутым между двумя правдами – например, между бабушкиными пирожками и мамиными диетами, или маминой широкой молочной грудью и отцовским осуждением фигуры.

В чем будет фрустрирован ребенок в такой позиции? Вне всякого сомнения в любви, принятии, поддержке, признании его отдельности. И тогда у него есть все шансы вырасти во взрослого, который всегда ищет прежде всего любви и принятия, а на всех людей проецирует фигуру родителей, которые научили стыдиться своего тела и в то же время сохранять его большим.

Вне всякого сомнения, при алиментарном ожирении возможно сопротивление любому лечению еще и потому, что без учета вторичных выгод заболевания, мы не можем устранить последствие. Женщина, прячущаяся от сексуальных домогательств, вытесненных или даже надуманных, будет намеренно переедать даже в рамках диеты и лгать врачу, чтобы доказать, что диета не сработает. Ни одна мотивация не затронет ее ценностную сферу, если не будет включать в себя элементы сексуальной безопасности и отреагирование прежнего травматического опыта.

Если вторичной выгодой является способ получить внимание, принятие таким как есть, поиск чувства своей полноценности даже при внешней полноте, то надо учить больных отделять отношение к себе, признание себя, получение внимания других от неадаптивных способов чувствовать себя видимым и принятым с помощью болезни. В этой связи, психологическая помощь таким пациентам может быть связана не только с поиском чувства безопасности или адаптивных способов реакций на тревожные переживания, но также и с формированием внутри позиции «я хорошая, даже если я переедаю». Как правило, у таких клиентов в фундаменте их самооценки совсем нет понимания «я хороший». Их образ Я тщательно выпестован в Я идеальном и совершенно отрицаем в Я реальном. И их сопротивление может быть связано также и с тем, что признать свое реальное Я, увидеть себя в зеркале как есть и выдержать свое отражение, означает быть достаточно взрослым, чтобы отказаться от критических импринтов поведения и создать новый вербально-эмоциональный посыл к самому себе.

Любое лечение неэффективно, если пациент сознательно или бессознательно заинтересован в сохранении своей болезни. Если сам факт  исцеления кажется, с одной стороны, чудом, с другой стороны, результатом осознанных волевых действий, человек может застрять во внутреннем противоречии, которое по факту является конфликтом между разными частями его Я. Его детская часть, травмированная недобрым отношением взрослых может бунтовать или переживать постоянную тоску, слабость и жертвенность, в то время как его родительская часть может проявлять агрессивные меры воздействия на себя и одновременно игнорировать внешние правила, поскольку имеет обо всем собственное мнение. Задача психолога при работе с больными ожирением, по всей видимости, состоит в том, чтобы помочь взрослению пациентов и снижению сопротивления ограничительным мерам. Само осознание сопротивления может существенно продвинуть человека к коррекционным мерам. Но ни одно исцеление невозможно, если не будет убрано сопротивление клиента к поискам возможности любить и поддерживать самого себя. Вне зависимости от текущего веса, от опыта детства, от наличия или отсутствия партнеров, склонности к сладкой пище, традиционных срывов в течение гипокалорийного периода, человек имеет право принимать себя. Осознание факта и принятие собственного сопротивления может снизить уровень внутреннего напряжения и противоречий.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Бернс, Р. Я-концепция в юности/Райгородский, Д. Я./Подросток и семья. Хрестоматия. – Самара: Издательский дом “Бахрах-М”, 2013. – 656 с.
  2. Вассерман, Л. И., Святенко, Л.В, Трифонова, Е.А. Избыточный вес тела как психосоматическая проблема в контексте психодинамической концепции личности.// URL: https://cyberleninka.ru/article/n/izbytochnyy-ves-tela-kak-psihosomaticheskaya-problema-v-kontekste-psihodinamicheskoy-kontseptsii-lichnosti/viewer
  3. Головин, С.Ю. Словарь практического психолога/ сост. С.Ю. Головин. Минск: Харвест, 1998. – 301
  4. Лесгафт, П.Ф., Воспитание ребенка. – Москва: Книжный клуб Книговек, СПб: Северо-Запад, 2012. – 416 с. (Золотая библиотека российской медицины)
  5. Малкина-Пых, И. Терапия пищевого поведения. Москва: Эксмо, 2007// URL: http://thelib.ru/books/irina_malkina_pyh/terapiya_pischevogo_povedeniya-read.html
  6. Млодик, И.Ю. Метаморфозы родительской любви, или Как воспитывать, но не калечить. – 2-е изд., – Москва: Генезис, 2013. – 160 с. – (Родительская библиотека)
  7. Полный медицинский справочник. Диагностика. Симптомы. Лечение./справочное издание. Под общей редакцией к.м.н. Стеценко Т.В. Харьков, Белгород: Клуб семейного досуга, 2017. – 514 с.
  8. Причины неэффективности лечения ожирения и способы ее преодоления. 2013. URL: https://medstrana.com/articles/4938/


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Титова Ирина Леонидовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация