УДК 343.8

ПУТИ ПОВЫШЕНИЯ ЭФФЕКТИВНОСТИ ОПЕРАТИВНО-СЛУЖЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ПРЕСЕЧЕНИЮ ПОБЕГОВ ИЗ-ПОД ОХРАНЫ ЧЕРЕЗ ПОДКОП

Сорокин Михаил Владимирович1, Мазалева Людмила Валерьевна2
1Владимирский юридический институт ФСИН России, заместитель начальника кафедры организации режима и надзора кандидат юридических наук
2Владимирский юридический институт ФСИН России, старший преподаватель кафедры организации режима и надзора кандидат юридических наук

Аннотация
В статье на основе анализа побеговой активности осужденных через подкоп, статистических данных Управления охраны и конвоирования, Управления режима и надзора Федеральной службы исполнения наказаний, а также примеров совершения побега указанным способом из пенитенциарных учреждений зарубежных стран, даются практические рекомендации, позволяющие повысить эффективность оперативно-служебной деятельности по предупреждению побегов из-под охраны.

Ключевые слова: , , , , , ,


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Сорокин М.В., Мазалева Л.В. Пути повышения эффективности оперативно-служебной деятельности по пресечению побегов из-под охраны через подкоп // Современные научные исследования и инновации. 2018. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2018/12/88021 (дата обращения: 01.01.2019).

Каждый факт совершения осужденными побега через подкоп получает крайне негативное освещение в средствах массовой информации, отрицательно оценивается руководством Министерства юстиции Российской Федерации[1].

Анализ оперативной обстановки в исправительных учреждениях территориальных органов ФСИН России показывает, что осужденные продолжают вынашивать намерения совершения побегов различными способами, в том числе через подкоп.

Так, 18.05.2013 в 08:00 по местному времени во время проведения утренней проверки в ФКУ ИК-19 ГУФСИН России по Иркутской области (пос. Маркова) было обнаружено отсутствие 4 осужденных к длительным срокам лишения свобода (от 7 до 24 лет)[2].

Данному факту предшествовал ряд событий, избежав которые, можно было предотвратить побег.

Во-первых, все четверо осужденных проживали в общежитии одного отряда, были трудоустроены в одной бригаде плотников и работали на одном участке. Бригада осужденных занималась изготовлением деревянных срубов жилых домов. При этом трое из совершивших побег имели приятельские отношения на свободе и были соучастниками в преступлении, за которое отбывали наказание.

Во-вторых, осужденный, являвшийся организатором побега, по прибытию в учреждение в июле 2008 года был поставлен на профилактический учет как склонный к побегу, однако в мае 2012 года без каких-либо оснований решением комиссии учреждения был снят с профилактического учета.

В ходе проведения первоначальных оперативно-розыскных мероприятий в недостроенном деревянном срубе 2-х этажного дома из циллиндрованного бруса размером 9х9 метров был обнаружен замаскированный лаз размером 0,8х1,0 метр, глубиной 2,5 метра. Вход в лаз был укреплен по периметру доской, оборудован электрическим освещением и деревянными подпорками на случай обвала грунта. Общая длинна подкопа составила 35-36 метров.

фото1

Сруб дома, с территории которого был совершен побег, находился на расстоянии 12 метров от предупредительного ограждения 15-метровой полосы местности, прилегающей к внутренней запретной зоне.

Место выхода из подкопа было обнаружено за маскировочным ограждением внешней запретной зоны охраняемого объекта.

Схема приготовления к побегу выглядела следующим образом: тоннель прокапывался двумя осужденными по очереди, земля выносилась в мешках и перемешивалась со строительными отходами. В задачи организатора побега входило отвлечение сотрудников. В октябре 2012 года осужденные приняли решение приостановить подкоп до весны 2013 года. На тот момент было прокопано 10-12 метров туннеля. В апреля 2013 года осужденные подкоп возобновили, а 16 мая – завершили.

В начале мая 2013 года, осужденные умышленно сломали камеры видеонаблюдения в промышленной зоне, которые просматривали подходы к срубу дома. Факт утраты средств видеоконтроля администрацией учреждения проигнорирован. 17.05.2013 в вечернее время данные осужденные пошли в банно-прачечный комбинат для помывки, который расположен в производственной зоне и, воспользовавшись отсутствием контроля со стороны сотрудников дежурной смены, спрятались в сруб. С собой осужденные взяли приготовленный заранее сотовый телефон, пять сим-карт и три сменных батареи для телефона, а также продукты питания и гражданскую одежду.

Помимо бесконтрольности со стороны оперативно-режимных служб учреждения, одной из основных причин совершения преступления явилось длительное нахождение на территории промышленной зоны учреждения сруба деревянного мансардного дома, в непосредственной близости к внутренней запретной зоне. Начальник учреждения, стремясь сохранить деловые партнерские отношения с предпринимателем, на протяжении полугода, без заключения договора хранения, фактически осуществлял хранение данного сруба на территории учреждения. Территория вокруг данного сруба являлось местом для хранения отходов деревообработки промышленной зоны учреждения. Со стороны руководства учреждения никаких действенных мер по вывозу отходов производства на протяжении длительного времени не предпринималось.

Основными причинами допущенного происшествия явились:

  1. Недостатки в организации профилактической работы. Все осужденные были трудоустроены в одной бригаде плотников и работали на одном участке, были в одном отряде, проживали в одной секции.
  2. Нарушение требований по организации раздельного содержания на различных условиях отбывания наказания. На момент совершения побега через подкоп в исправительной колонии осужденные отбывающие наказание на обычных условиях содержались совместно с осужденными на облегченных условиях. В результате все осужденные имели возможность проживать в одной секции, хотя один из них находился на обычных условиях, а трое на облегченных.
  3. Невыполнение п. 3.11. приказа Минюста России от 02.03.2001 № 78[3] и указаний ФСИН России в части запрета вывода осужденных, имеющих длительные сроки отбывания наказания (более 10 лет) и осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления, на работы во вторую и третью смены.
  4. Нарушение требований приказов Минюста России, указаний ФСИН России в части безусловного освобождения 15-ти метровой полосы, прилегающей к внутренней запретной зоне от всевозможных отходов, строительных материалов и различных построек. Сруб, с территории которого был совершен побег, находился на расстоянии 12 метров от данной зоны, а сам подкоп – на расстоянии 13,5 метров.
  5. Нарушение требований приказов Минюста России, указаний ФСИН России об обязательном сопровождении осужденных по территории исправительного учреждения. Так, в день совершения побега осужденные выходили по группам в банно-прачечный комбинат для помывки, но сотрудники ИК их не сопровождали, то есть надзор за ними в данном случае фактически отсутствовал. В результате чего указанные осужденные с целью совершения побега беспрепятственно и бесконтрольно вышли в банно-прачечный комбинат, который граничит с производственной зоной, откуда проникли к месту совершения преступления. То, что они не вернулись в отряд после помывки, никем замечено не было.
  6. Недостатки в локализации объектов исправительного учреждения в нарушение требований приказа Минюста России № 279 «Об утверждении Наставления по оборудованию инженерно-техническими средствами охраны и надзора объектов уголовно-исполнительной системы»: разделение учреждения на производственную и жилую зону фактически отсутствовало, осужденные имели возможность проникать на территорию производственной зоны.
  7. Отсутствие действенного контроля за осужденными, трудоустроенными в производственной зоне, со стороны производственного персонала центра трудовой адаптации осужденных.
  8. Недостатки в работе обысково-маневренных групп, которыми ежемесячно обследовалось место совершения побега, однако признаки подкопа обнаружены не были. По результатам их работы составлялись акты, в которых дважды в апреле и один раз в мае указывалось на захламленность участка совершения побега строительными материалами, опилками. Указанные акты были утверждены начальником учреждения, однако конкретные предложения по устранению недостатков не предлагались, какие-либо поручения от начальника по поводу данных нарушений у сотрудников администрации отсутствовали.
  9. Недостатки в организации надзора за осужденными в ночное время, формализм в реализации запланированных мероприятий по осуществлению контроля за осужденными. Согласно суточной ведомости надзора в ночь совершения побега с 17 на 18 мая 2013 года сотрудниками дежурной смены осуществлялась проверка указанных осужденных по спальным местам: после 00:00, 02:00 и в 04:20, по результатам которых отмечалось их наличие.
  10. Наличие у осужденных запрещенных предметов, а именно одежды гражданского образца.
  11. Осужденные имели возможность употребления пищи в неотведенных для этого местах (трудоиспользования), что создавало условия для формирования запаса продуктов питания для совершения побега.
  12. Неэффективная организация системы видеонаблюдения. Несмотря на неоднократные указания ФСИН России места нахождения осужденных, которые не перекрываются силами надзора, оборудованы видеонаблюдением не были[4].

13.05.2015 в ФКУ ИК-3 ГУФСИН России по Новосибирской области, при проведении подъема обнаружено отсутствие осужденного Р. 1996 г.р., отбывающего наказание за совершение преступлений, предусмотренного ст. ч. 3 ст. 158, ч. 2 ст. 166, ч. 1 ст. 139, ч. 2 ст. 325 УК РФ, имеющего низкий социальный статус в среде осужденных, состоящего на профилактическом учете как склонный к совершению суицида и членовредительству.

При проведении мероприятий по розыску осужденного, в 23.20 13.05.2015, в неиспользуемом здании на территории жилой зоны (бывшего общежития отряда № 3) были обнаружены следы приготовления к совершению побега: 2 штыковые лопаты с обломленными черенками и незаконченный лаз длинной 12 метров, высотой 0,7 метра, шириной 0,6 метра, ведущий под прямым углом в сторону внутренней запретной зоны. Расстояние от начала лаза до основного ограждения составляет 16 метров. Несмотря на то, что на данном участке установлен противоподкопный датчик обнаружения «Мурена», его срабатывания не фиксировались в течении года, за исключением проводимых проверок работоспособности. В ходе оперативно-розыскных мероприятий был установлен причастный к оборудованию лаза осужденный Б. 1996 г.р., отбывающий наказание за совершение преступлений предусмотренных ч. 2
ст. 158, ч. 1 ст. 159, ч. 1 ст. 161 УК РФ, также имеющий низкий социальный статус в среде осужденных.

При опросе Б. пояснил, что в дневное время, вместе с осужденным Р., они проникали в неиспользуемое здание через окно. Лопаты осужденный Р. Брал в отделе безопасности, где ранее был трудоустроен. Выкопанный грунт рассыпали под полом этого же здания, в разных секциях, грунт переносили ведрами, используемыми Р. для уборки. Необходимо подчеркнуть, что ранее в 2000 году на данном участке осужденными уже осуществлялась попытка совершить подкоп[5].

Необходимо отметить, что коммуникации с целью совершения побега используют не только осужденные, отбывающие наказания в исправительных учреждениях России, но и заключенные, содержащиеся в тюрьмах других стран.

Так, 12.07.2015 произошел один из наиболее «ярких» примеров побегов через подкоп в современной истории пенитенциарных систем. Указанное чрезвычайное обстоятельство знаменито не только личностью заключенного совершившего побег (наркобарон Хоакин Гусман по прозвищу «Эль Чапо» (Коротышка), но и масштабами и временем к его подготовке.

         Для незаконного освобождения осужденного, его подельниками на глубине 10 метров злоумышленники прорыли туннель длиной полтора километра, высотой лаза около двух метров и шириной около 80 сантиметров. В подземном сооружении было оборудовано освещение и система вентиляции. Проложены рельсы для вывоза грунта на специально переделанном мотоцикле по типу вагонетки. Как предполагают представители администрации пенитенциарного учреждения и полиции, на указанном самодельном транспортном средстве заключенный Хоакин Гусман и передвигался под землей, в связи с необходимостью сокращения времени для выхода на поверхность с учетом того, что протяженность подкопа составила 0,9 миль (1 километр 440 метров). В недостороенном строении (амбаре) преступниками был оборудован лаз с деревянной лестницей и заготовлена одежда и необходимые вещи для дальнейшего безприпятственного оставления близь лежащей к тюрьме территории.

Схема совершения побега заключенного
из тюрьмы «Альтиплано» (Мексика)

 фото2

фото3

По мнению экспертов[6], на планирование побега и строительство туннелям у преступников могло уйти больше года. Примерно к тому же выводу о сроках подготовки (около 300 дней) пришли специалисты, опрошенные порталом Mexico News Daily[7]: Из расчета, что самосвал, вывозящий грунт, совершал один рейс в день, и непосредственно в прокладке туннеля были заняты два человека, работающие от 8 до 10 часов в сутки, продвигаясь вперед на 4,3 метра. Объем извлеченного грунта должен был составить две тысячи кубометров (чтобы его перевезти, понадобилось бы 100 поездок самосвалов).

Текущий 2018 год также «не остался» без попытки совершить побег через подкоп. В указании ФСИН России от 05.10.2018 № исх-08-72633 обращается внимание, что 27.09.2018 в ФКУ ИК-7 УФСИН России по Белгородской области, в ходе реализации оперативной информации, обысково-маневренной группой, на территории производственной зоны был обнаружен подкоп длинной 7 метров, ведущей в сторону основного ограждения охраняемого объекта[8].

По мнению руководства уголовно-исполнительной системы основными причинами и условиями совершения данного вида преступлений являются:

отсутствие или неисполнение необходимых управленческих решений, направленных на полное обеспечение мероприятий по охране и надзору за осужденными;

необеспечение надлежащего контроля за организацией надзора, охраны
и профилактики чрезвычайных происшествий, формальное слежение за складывающейся на местах обстановкой оперативными аппаратами, службами безопасности (режима и надзора) и охраны;

неиспользование передовых методов по осуществлению объектового надзора;

низкое качество проведения обыскных и досмотровых мероприятий, в том числе по обнаружению подкопов или признаков подготовки к ним;

отсутствие или недостаточная оснащенность техническими средствами охраны, в том числе противоподкопными.

В рамках совершенствования системы управления, необходимо обеспечить:

обеспечить комплексный подход к работе комиссий учреждений и органов УИС по обследованию охраняемых объектов на предмет выявления побегоопасных направлений, участие в них сотрудников службы охраны, оперативных, режимных, тыловых и энергетических служб;

осуществлять проверку принимаемых мер реагирования по срабатываниям противоподкопных охранных извещателей, со стороны лиц караула и дежурной смены, должностных лиц учреждений УИС;

обеспечить выполнение требований распоряжения ФСИН России
от 17.06.2005 № 02-р в части освобождения запретных зон и прилегающей к ней территории от сооружений, конструкций, строительного и прочего мусора, элементы которого могут быть использованы при совершении побегов из-под охраны;

в каждом исправительном учреждении необходимо ежемесячно разрабатывать и утверждать график контроля начальствующим составом за качеством проводимых обыскных мероприятий и применять во время контрольных проверок закладку муляжей запрещенных предметов, имитацию признаков подготовки к побегам через подкоп;

ввести в практику ежеквартальное заслушивание на оперативном
при начальнике территориального органа начальников исправительных учреждений, следственных изоляторов о состоянии объектового надзора, результатах работы обысково-маневренных групп.

В рамках оперативно-розыскной деятельности необходимо обеспечить:

своевременное выявление и постановку на профилактический учет лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, ранее находившихся в розыске за территориальными органами ФСИН России и другими правоохранительными органами;

оперативный контроль за осужденными, состоящими на профилактическом учете как склонные к совершению побега[9];

эффективные оперативные позиции, включающие комплекс мероприятий направленный на обеспечение профилактики побегов из-под охраны. При выявлении лиц, имеющих намерения совершить побег из мест лишения свободы (из-под стражи), организовать их постановку на оперативно-профилактические учеты. Информацию о противоправных намерениях своевременно доводить до подразделений безопасности (режима и надзора) и охраны[10];

обеспечить наступательность оперативных аппаратов по выявлению лиц, намеревающихся совершить побег, в том числе через подкоп. Своевременно информировать сотрудников ИУ, в том числе дежурной смены, о складывающейся оперативной обстановке в учреждениях, скрытых процессах среди осужденных;

проводить целенаправленную, планомерную и дифференцированную работу с подучетными лицами, готовящимися совершить побег или ранее их совершавшими, обратить особое внимание на осужденных, имеющих теоретические, практические знания и навыки по строительству шахт, тоннелей и иных подземных сооружений;

по каждому факту обнаружения подкопа или признаков подготовки к нему проводить расследование с подробным анализом причин и условий, способствовавших подготовке и проведению осужденными противозаконных действий, принимать меры по их устранению.

В рамках организации и осуществления надзора необходимо:

обеспечить постоянное использование персональных видеорегистраторов сотрудниками дежурной смены и должностными лицами, проверяющими службу при дневных и ночных проверках лиц, состоящих на профилактическом учете как склонные к совершению побега, с использованием контрольных карточек и сохранением архива видеозаписей в течении 30 суток;

закрепить объекты с участками опасными в побеговом отношении за наиболее подготовленными сотрудниками оперативно-режимных служб учреждения;

пересмотреть систему объектового закрепления начальствующего состава за участками, объектами жилых и производственных зон, установив персональную ответственность за выполнение этими сотрудниками своих функциональных обязанностей по проверке состояния объектов, особенно в пределах 15-метровой территории, прилегающей к внутренней запретной зоне. Обход и обследование закрепленных объектов необходимо производить ежедневно, при необходимости перемещая предметы, могущие служить в качестве маскировки подкопов. Проводить контрольные проверки противопобегового состояния объектов. Результаты работы по контролю за закрепленными объектами необходимо рассматривать руководством учреждения ежемесячно;

технические осмотры помещений ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камер, помещений со строгими условиями отбывания наказаниями, участков для содержания осужденных с иными видами режима, других объектов, опасных в побеговом отношении через подкоп проводить ежесуточно;

В рамках инженерно-технического обеспечения, необходимо:

при подготовке к весенне-летнему периоду, комиссионно, с участием представителей аппарата управления территориального органа ФСИН, проверять работоспособность противоподкопных охранных извещателей, установленных на периметрах охраняемых объектов;

оборудовать камерами видеонаблюдения помещений ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ, одиночных камер, помещений со строгими условиями отбывания наказаниями, а также труднодоступные и редкопосещаемые места исправительных колоний;

в ходе проведения комплексных обследований охраняемых объектов проверять исправность ИТСОН, в том числе перекрытие противоподкопной системой охраны всех возможных направлений побегов осужденных через подкоп. В случаях ее неисправности принимать меры к восстановлению, ремонту или замене, усилив на данных рубежах или участках охрану и надзор.

Перечисленные мероприятия по направлениям оперативно-служебной деятельности позволят минимизировать возможность совершать побеги через подкоп из-под охраны лицами, отбывающими наказание и содержащимися под стражей.


[1] О мерах по предупреждению побегов из исправительных учреждений через подкоп: указание ФСИН России от 04.03.2004 № 18/5-87 (документ опубликован не был).

[2] О групповом побеге осужденных из ФКУ ИК-19 ГУФСИН России
по Иркутской области: указание ФСИН России от 24.05.2013 № исх-07-16323 (документ опубликован не был).

[3] О мерах по усилению борьбы с побегами осужденных: приказ Минюста России от 02.03.2001 № 78 (документ опубликован не был).

[4] Организация режима и обеспечение надзора за осужденными в исправительных учреждениях ФСИН России: сборник опыта работы по материалам Всероссийского совещания с начальниками управлений, отделов безопасности (режима и надзора) территориальных органов ФСИН России, 30.10.2013, г. Киров; НИИ ФСИН России. – М., 2014. С. 104-107.

[5] О побеговой активности: телеграмма ФСИН России от 03.06.2015 № 03-33164 (документ опубликован не был).

[6] https://www.ap.org/en-gb/

[7] El Chapo’s tunne l:1,500 m to freedom // https://mexiconewsdaily.com/news/el-chapos-tunnel-1500m-to-freedom

[8] О побеговой активности осужденных и лиц, содержащихся под стражей: указание ФСИН России от 05.10.2018 № исх-08-72633 (документ опубликован не был).

[9] Об объявлении решения коллегии Федеральной службы исполнения наказаний «О мерах по предотвращению побегов из учреждений уголовно-исполнительной системы»: приказ ФСИН России от 14.11.2014 № 630 (документ опубликован не был).

[10] О побеговой активности: телеграмма ФСИН России от 03.06.2015 № 03-33164 (документ опубликован не был).

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. О групповом побеге осужденных из ФКУ ИК-19 ГУФСИН России
    по Иркутской области: указание ФСИН России от 24.05.2013 № исх-07-16323 (документ опубликован не был).
  2. О мерах по предупреждению побегов из исправительных учреждений через подкоп: указание ФСИН России от 04.03.2004 № 18/5-87 (документ опубликован не был).
  3. О мерах по усилению борьбы с побегами осужденных: приказ Минюста России от 02.03.2001 № 78 (документ опубликован не был).
  4. Организация режима и обеспечение надзора за осужденными в исправительных учреждениях ФСИН России: сборник опыта работы по материалам Всероссийского совещания с начальниками управлений, отделов безопасности (режима и надзора) территориальных органов ФСИН России, 30.10.2013, г. Киров; НИИ ФСИН России. – М., 2014.
  5. El Chapo’s tunne l:1,500 m to freedom // https://mexiconewsdaily.com/news/el-chapos-tunnel-1500m-to-freedom
  6. О побеговой активности осужденных и лиц, содержащихся под стражей: указание ФСИН России от 05.10.2018 № исх-08-72633 (документ опубликован не был).
  7. Об объявлении решения коллегии Федеральной службы исполнения наказаний «О мерах по предотвращению побегов из учреждений уголовно-исполнительной системы»: приказ ФСИН России от 14.11.2014 № 630 (документ опубликован не был).
  8. О побеговой активности: телеграмма ФСИН России от 03.06.2015
    № 03-33164 (документ опубликован не был).


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Сорокин Михаил Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация