УДК 930.85

СКИФЫ ТУВИНСКИЕ

Гумелёв Василий Юрьевич1, Елистратов Василий Васильевич2, Юдин Тимофей Михайлович3, Филиппов Дмитрий Александрович4
1Рязанское гвардейское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова, канд. техн. наук
2Рязанское гвардейское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова, докт. техн. наук
3Рязанское гвардейское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова, доцент
4Рязанское гвардейское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова, канд. воен. наук

Аннотация
В статье рассмотрена культура скифского населения древней Тывы, как часть общей культуры арийского населения Евразии. На примерах погребальных сооружений курганов Аржан-1 и Аржан-2 сделан ряд выводов об особенностях хозяйственной деятельности тувинских скифов.

Ключевые слова: , , , , , , ,


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Гумелёв В.Ю., Елистратов В.В., Юдин Т.М., Филиппов Д.А. Скифы тувинские // Современные научные исследования и инновации. 2018. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2018/10/87566 (дата обращения: 01.10.2018).

В публикациях [1, 2, 3] нами были рассмотрены яркие, оставившие после себя множество артефактов, скифские культуры Алтая и Западной Сибири: пазырыкская, тагарская, саргатская [1, 2, 3].

Рассматривая скифский период истории Сибири, нельзя не остановиться на уюкской археологической культуре, чьи памятники находят на территории Республики Тыва (рисунок 1), расположенной на юге Восточной Сибири восточнее Республики Горный Алтай – в географическом центре самой большой части света – Азии.

Раскопки первых курганов этой культуры на реке Уюк в Пий-Хемском районе современной Республики Тыва были проведены в 1916 году русским этнографом, археологом, коренным сибиряком А. В. Адриановым (1854–†1920). В 1920-х годах раскопки в этих же местах были продолжены историком, сибиреведом, археологом С. А. Теплоуховым.

Рисунок 1 – Республика Тыва и бассейн реки Уюк на ее территории

 

Как локальная археологическая культура, являющаяся частью широкого круга культур Евразии скифо-сибирского облика, культура бассейна реки Уюк была выделена и описана советским российским востоковедом и археологом Л. Н. Кызласовым (1924–†2007). По названию реки, в долине которой расположены грандиозные каменные и земляные курганы с погребениями высшей знати, так называемая «долина царей», она названа уюкской. Скифское население древней Тывы было европеоидным. Многочисленные и разнообразные археологические памятники этой культуры сохранились почти во всех района Республики Тыва (прежнее, советское название – Тува, точнее – Тувинская АССР) в долинах рек и на возвышенных поймах, в горах и на остепненных участках в таежных зонах Саян. Это курганы, грунтовые погребения, поминальные сооружения, рудники и места выплавки металла, оленные камни, наскальные изображения и многие другие. В ареал уюкской культуры (IX–III века до Р.Х.), помимо Турано-Уюкской котловины в Тыве, входят Восточный Алтай и Северо-Западная Монголия.

Особый интерес среди памятников уюкской культуры представляет курган Аржан-1 (Аржаан-1), исследованный археологической экспедицией под руководством М. П. Грязнова в 1971–1974 годах [4, с. 37–38]. Весь комплекс «курган Аржан-1 состоит из двадцати девяти археологических памятников, синхронных до одного дня». Курган Аржан-1 служил гробницей для местной высшей племенной знати на рубеже IX–VIII веков до Р.Х. Он возвышался над местностью огромной каменной насыпью высотой до 4 м и диаметром 120 м (рисунок 2). На его сооружение потребовался труд многих сотен, если не тысяч, людей.

Рисунок 2 – «Царский» курган Аржан-1 (Тыва). Общий вид после снятия насыпи и расчистки срубов. Раскопки и фотография М. П. Грязнова

В процессе раскопок этого памятника под насыпью на уровне поверхности земли было обнаружено сложное деревянное сооружение, состоящее из одного центрального сруба и радиально расположенных вокруг него еще семидесяти срубов с бревенчатым потолком (рисунок 3). На их сооружение потребовалось около пяти тысяч массивных лиственничных бревен, длина которых достигала 15 м.

 

 

ДЛЯ СПРАВКИ. На всякий случай – это около 5 тыс. м3 круглого леса первого сорта, то есть самого лучшего. На строительство современного рубленного одноэтажного дома из кругляка размером 10×10 м уходит от 50 до 60 м3 леса.

На плане-схеме отмечены: фигурками коней – погребальные камеры с конскими захоронениями; цифрами – погребальные камеры-срубы

Рисунок 3 – План-схема кургана Аржан-1 (после снятия курганной насыпи)

В соответствии с рисунком 3 на плане-схеме могильник кургана Аржан-1 представлен при снятых верхних перекрытиях погребальных камер-срубов. В центральном срубе находились погребения «царя» и «царицы». Вокруг них было погребено еще восемь человек. Всего же в кургане похоронили пятнадцать человек, сопровождавших «царя», и более ста шестидесяти коней. Все эти люди были именитыми и погребены со всеми полагающимися им почестями в индивидуальных гробах (колодах) и специальных срубах. Многочисленные драгоценности из золота и серебра, обнаруженные в камерах, также являются доказательством знатного происхождения погребенных.

Несмотря на разграбление могил, в них сохранились уникальные вещи, выполненные в соответствии с канонами «звериного стиля». Больше всего найдено конского снаряжения (удила, псалии, украшения ремней, уздечки), два бронзовых кинжала, один из которых с реалистично выполненной фигуркой кабана на навершии, чекан (клевец), фрагменты одежды из шкур соболей, многоцветные роскошные шерстяные ткани, золотые гривны, серьги с бирюзовой инкрустацией и многое другое.

Автор исследования [5, с. 9] отмечает: «Насыпь кургана сложена в основном из бутового камня среднего размера, весом 2050 кг, длиной 2040 см. Такие камни взрослый мужчина без особого труда может поднять и перебросить, может навьючить на коня. Но есть и более крупные, которые можно лишь кантовать и перевозить на волокушах или с помощью других транспортных средств».

Создается впечатление, что тувинские скифы, как и их сородичи на Алтае, возводившие во многом схожие курганы [6], прекрасно знали физико-географические особенности региона своего проживания и осознано их использовали для сохранения тел своих умерших «царей». Скифы умело создавали в вечной мерзлоте естественный холодильник, в котором бренные останки их правителей могли сохраниться нетленными в течение тысячелетий. Но этого не случилось – тела погребенных людей и коней не сохранились, от них остались только скелеты разной степени сохранности. Но на удивление хорошо сохранились многие изделия из дерева и, хотя и частично, целый ряд артефактов из органических материалов.

Как показал М. П. Грязнов [5, с. 9–15], подавляющее большинство курганов, которые сейчас воспринимаются как оплывшие земляные холмы полусферической формы, первоначально были сложными архитектурными сооружениями, которые при определенной методике раскопок могут быть реконструированы. На рисунке 4 представлен план одной из камер кургана Аржан-1 и ее разрез-реконструкция. Курганы сооружались из пластов дерна, закрепленных бревнами и жердями. По основанию кургана выкладывалась крепида из крупных камней.

 

Рисунок 4 – Курган Аржан-1. Камера № 15. План и разрез-реконструкция

Со временем (за сотни и тысячи лет) под влиянием процессов разложения, природных воздействий (ветер, дождь) и «человеческого фактора» (повреждения от древних грабителей и более поздних кладоискателей) погребальные сооружения оплывали, заносились пылью, зарастали травой и кустарниками. В результате памятник приобретал современный вид оплывшего земляного холма (рисунок 5).

Рисунок 5 – Курган Чинге-Тей, Турано-Уюкская котловина, Пий-Хемский район Республики Тыва. Фотография О. Монгуш

В соответствии с обрядами скифских народов на погребальных курганах приносились в жертву животные (овцы, кони, быки) и люди. Похороны «царя» сопровождались пышным и богатым обрядом погребения. Об огромном количестве и ценности находившихся в кургане Аржан-1 сокровищ можно только догадываться, так как все самое дорогое похищено грабителями.

В гробах остались фрагменты роскошных одежд из собольих мехов и импортных тканей. На некоторых погребенных было множество (вероятно, сотни, а может быть, и тысячи) мелких золотых украшений и бирюзового бисера. В могиле самого «царя», видимо, имелись какие-то роскошные художественные массивные золотые украшения. Захороненные в кургане лица являлись представителями богатой знати. Среди них в центре могильника был захоронен их верховный владыка – вождь («царь») большого племени или союза племен.

Все мужчины были преклонного для тех времен возраста – от сорока до шестидесяти лет и старше, кроме одного – молодого человека восемьнадцати-двадцати лет. Ни в одном из царских курганов скифского времени не было встречено такого большого числа погребенных с царем сопровождавших его лиц.

В обособленном, небольшом, но очень хорошо сделанном срубе находились погребения «царя» и, по-видимому, его жены. Вокруг сруба с трех сторон располагалось восемь небольших саркофагов (колод или маленьких срубов) с «вельможами».

Всего вместе с «царем» погребено, помимо его жены (возможно, наложницы-рабыни), еще пятнадцать человек. Это, вероятно, его приближенные и ближайшие сподвижники: виночерпий, повар, конюх, телохранитель, вестник. Только наименования их надо понимать не буквально. Они не слуги, не прислужники «царя», а его свита из числа высокопоставленных должностных лиц. Сходный обычай погребения в одной могиле с царем его приближенных отмечал Геродот [7, IV, 71–72] у скифов Северного Причерноморья в V веке до Р.Х.

Богатство и пышность похорон «царя» характеризуется и массовым захоронением верховых коней с уздечками. Не менее ста шестидесяти верховых коней, в том числе шесть, более богато убранных, погребено в одной камере с «царем». Это, видимо, кони его «собственного седла». Остальные – приношение на могилу царя от подвластных ему общественных коллективов и иностранных владык.

Погребальный обряд можно представить предположительно в таком виде. В сентябре на похороны «царя» съехались тысячи людей. Они срубили в ближайшем лесу вековые лиственницы и сложили из них огромное деревянное сооружение (тысяча пятьсот человек могли это сделать за семь-восемь дней). В центральном срубе, в особом помещении с двойными бревенчатыми стенами, полом и потолком, уложили в деревянных колодах «царя» и «царицу» в богатых одеждах с драгоценными украшениями. Под полом этого помещения найдены хвостовые позвонки не менее пятнадцати лошадей. Курган разграблен еще в древности. Могила «царя» опустошена. Остались в ней обрывки одежд из импортных, переднеазиатских узорчатых шерстяных тканей и собольего меха, небольшие фрагменты различных украшений, в том числе и золотых, бирюзовые бусины и тонкие пластинки. То есть, одежды «царя» в Аржане-1 были украшены золотыми бляхами, исполненными в зверином стиле.

С трех сторон вокруг помещения с «царем» в отдельных колодах захоронили семь старцев и одного молодого человека, знатных, в богатых одеждах, с оружием. В их могилах также найдены остатки одежд из импортных тканей и дорогих мехов, золотые украшения, бронзовые стрелы и кинжал.

В шести срубах, расположенных около центрального, с южной и восточной сторон, погребено по тридцать и по пятнадцать верховых коней в каждом. Возможно, это дары погребенному «царю» от подвластных ему племен [5, с. 45–48].

Памятники уюкской культуры и памятники  Северного Причерноморья (характерная группа курганов и могил VIII–VII веков до Р.Х.), которые большинство исследователей называют киммерийскими или предскифскими, видимо, не решаясь, причислить их к скифским, удивительно схожи между собой. М. П. Грязнов [5, с. 58] пришел к следующему выводу: археологические памятники и Аржана и Северного Причерноморья являются раннескифскими, то есть принадлежат одному этносу или близкородственным народам.

Курган Аржан-2 (Аржаан-2) был исследован российско-германской археологической экспедицией в 2001–2003 годах. Аржан-2, так же как и курган Аржан-1, расположен в Турано-Уюкской котловине. Он находится рядом с одноименным поселком Аржан, в самом центре котловины, к северо-западу от города Кызыл, столице Тувы. Курган Аржан-2 во время раскопок представлен на рисунке 6.

Рисунок 6 – Курган Аржан-2 во время раскопок (2001–2003 года).  Фотография

Вид сверху на курган Аржан-2 после раскопок представлен на рисунке 7. Курган после раскопок представлен на рисунке 8. Фотографии рисунков 6–8 позволяют наглядно представить грандиозные масштабы этого древнего сооружения.

Аржан-2 представлял собой сложный погребально-поминальный комплекс, включающий не только центральное наземное сооружение (то есть сам курган) диаметром 80 м и высотой 2 м, но и многочисленные кольцевые ограды, дуговидные вымостки и прочие конструкции из камня.

Огромной и счастливой неожиданностью оказалось открытие основного, «царского» захоронения, сделанное именно археологами, а не случайными людьми, вроде строительных рабочих, заезжих кладоискателей, местных жителей и прочих, в 2001 году – в самом начале раскопок.

Причина того, что древние грабители не нашли гробницу, была на удивление проста – древние строители расположили могилу «царя» не в центре, а значительно сместили ее к краю кургана. Кроме того, могильная яма «царя» была выкопана до скального грунта и даже углублена в него. В ней и находился прекрасно сохранившийся деревянный склеп с полом из досок. То есть в Республике Тыва, в глубинах Центральной Азии в 2001 году свершилось подлинное чудо – было найдено раннескифское абсолютно целое «царское» погребение (рисунок 9).

Рисунок 7 – Курган Аржан-2, вид сверху. Фотография, 2013 год

Рисунок 8 – Место раскопок кургана Аржан-2 в 2016 году. Фотография

 

Рисунок 9 – Макет кургана Аржан-2 (после снятия курганной насыпи). Национальный музей Республики Тыва, город Кызыл. Фотография

Для археологов это было подлинной удачей и восторгу ученого мира, специалистов-скифологов не было предела. В не тронутом грабителями и не засыпанном землей погребении был найден удивительный по богатству и красоте набор ювелирных золотых изделий бытового и культового назначения общим весом более двадцати килограммов. В настоящее время золото кургана Аржан-2 выставлено в Национальном музее Республики Тыва, город Кызыл.

На полу в центре погребальной камеры гробницы лежали останки мужчины и женщины (рисунок 10). По характеру сопровождающего инвентаря можно сделать обоснованный вывод о том, что основным являлось мужское захоронение. Сохранность костей погребенных была очень плохой. Не уцелели и многие предметы из ткани, войлока, шерсти, меха и кожи. Однако погребальное убранство покойников было настолько насыщено золотыми украшениями, что тщательное определение их расположения сделало возможным воссоздание костюмов и многих других атрибутов погребального обряда.

 

Рисунок 10 – Погребальная камера «царя»-воина из кургана Аржан-2. Реконструкция. Национальный музей Республики Тыва, город Кызыл. Фотография

Неизвестный «царь»-воин со своей женщиной были найдены буквально покрытыми маленькими золотыми бусинками диаметром около 1 мм (рисунок 11).

 

Рисунок 11 – Золотые украшения в виде фигурок снежного барса диаметром около 1 мм, нашитые на одежду «царя»-воина и его женщины. Национальный музей Республики Тыва, город Кызыл. Фотография

Бусинки представляли собой изображение хищного животного из породы кошачьих – снежного барса, что более вероятно, или леопарда (пантеры), что менее вероятно. Уложенные в специальную стеклянную посуду, фигурки снежных барсов выглядят следующим образом (рисунок 12).

Рисунок 12 – Скифский золотой бисер из кургана Аржан-2. Национальный музей Республики Тыва, город Кызыл. Фотография

Каждая из них была отлита из золота и после этого обработана ювелиром. В каждой бусинке предусмотрительно сделано отверстие для того, чтобы ее можно было нашить на одежду или обувь.

Скифского правителя сопровождало в иной мир тяжелое золотое ожерелье (рисунок 13), видимо, символизировавшее его знатное происхождение и право на верховную власть над своим народом, а также лук с горитом (скифским колчаном), инструктированный золотом.

Рядом с горитом были найдены кованые втульчатые наконечники стрел. Несмотря на то, что они были позолоченными, коррозия за прошедшие тысячелетия их значительно повредила. Окончания древков стрел были расписаны краской.

а

б

а – золотое ожерелье скифского правителя; б – обшивка его горита. Реконструкция. Деревянный киль и донце горита были покрыты фольгой из золота в виде рыбьей чешуи. Горит обшит золотыми бляшками в виде кабанчиков

Рисунок 13 – Ожерелье и реконструкция горита скифского «царя». Национальный музей Республики Тыва, город Кызыл. Фотография

В могилу правителя был положен железный чекан (клевец), инкрустированный золотым узором, насаженный на деревянное древко длиной 70 см. Плеть «царя» имела массивные золотые навершия и рукоять, украшенную кольцевыми полосами золотой фольги (как и у европейских скифов). В «царском» захоронении также была найдена массивная золотая пектораль, выполненная в «зверином стиле» и остатки деревянного ковша с рукоятью, обернутой золотым листом. Перед лицами погребенных были положены бронзовые зеркала.

Ученые воссоздали одежду скифского правителя и его спутницы (рисунок 14).

 

Рисунок 14 – Одежда скифского правителя и его спутницы, захороненных в кургане Аржан-2. Реконструкция. Национальный музей Республики Тыва, город Кызыл. Фотография

На одежду и обувь этой пары в виде украшений было нашито множество золотых бусинок – фигурок снежного барса. Например, на войлочные или кожаные сапоги мужчины были нашиты тысячи таких бусинок диаметром около 1 мм, отчего сапоги казались сделанными из золота. При реконструкции учитывались некоторые особенности скифских одеяний, сохранившихся в вечной мерзлоте пазырыкских курганов Алтая. «Царь» уюкских скифов был вооружен кинжалом с клинком, изготовленным из железа (рисунок 15).

Рисунок 15 – Кинжал скифского правителя, инструктированный золотом. Аржан-2. Национальный музей Республики Тыва, город Кызыл. Фотография

Рядом с царским погребением были обнаружены захоронения еще тридцати трех человек, пятеро из которых были детьми. Вместе с «царем» также было погребено четырнадцать жеребцов в полном снаряжении из золота, бронзы и железа.

В других погребениях, которые окружали царственную пару, найдены бронзовые ножи, чекан типа «клюв ворона», наконечники стрел, бронзовые зеркала, ремни. Было найдено много бижутерии и ювелирных изделий, таких как бусы из стекла, камня, янтаря, и золотые серьги. Также были фрагменты войлока, меха и тканей. Были обнаружены и наборы конского снаряжения из бронзы, украшения для лошадиных грив и хвостов, вырезанные из листового золота.

На рисунке 16 представлено одеяние и вооружение скифского воина, восстановленное по результатам раскопок кургана Аржан-2. Вооружение скифов уюкской культуры Тывы во многом схоже с вооружением алтайских скифов пазырыкской культуры.

Анализ ДНК группы скифов, захороненных в кургане Аржан-2, показал, что они относились к иранской этнолингвистической группе. Согласно проведенному анализу изотопов стронция в костях, все погребенные были местными жителями, за исключением спутницы «царя».

 

Рисунок 16 – Ранние скифы. Тыва, курган Аржан-2, центральное погребение. VII век до Р.Х. Реконструкция. Художник Е. Край

Это заставляет задуматься о том, что правители уюкских скифов практиковали династические браки.

Весь набор вещей, найденных при раскопках кургана Аржан-2, позволил археологам с достаточной достоверностью предположить, что курган был возведен во второй половине VII века до Р.Х.

Это предположение исследователей было подтверждено проведенным радиоуглеродным анализом [8, гл. 10].

Как считает К. В. Чугунов [9], лично участвовавший на протяжении нескольких лет в раскопках кургана Аржан-2, то можно утверждать генетическую связь комплекса Аржан-2 с Аржаном-1, выраженную в сохранении целого ряда традиций погребального обряда и искусства.

В то же время изменения материального комплекса, в частности таких его важнейших компонентов, как конское снаряжение и вооружение, произошло, вероятно, под влиянием более западных областей Великой Степи (Казахстан, Семиречье).

Согласно [10, с. 81]: «На смену Аржану и памятникам аржанского типа приходят памятники алды-бельской культуры, сохранившие многие особенности больших курганов, известные по раскопкам кургана Аржан, но отражающие иной, более низкий уровень социального развития оставившего их населения». Речь идет о периоде с VII по V век до Р.Х. Скифы алды-бельской культуры уже не возводили таких гигантских «царских» курганов, как Аржан-1 и Аржан-2. Во всяком случае, такие захоронения пока не найдены.

На рисунке 17 изображен знатный скифский воин из окружения «царя». Его одеяние и вооружение восстановлено по находкам артефактов алды-бельской археологической культуры, которая является естественным продолжением уюкской культуры.

Рисунок 17 – Знатный скифский воин из окружения царя. Алды-бельская археологическая культура. Южная Сибирь, Алтай, Тыва. VII век до Р.Х. Реконструкция. Художник Е. Край

Итак, Аржан-1 указывает на вероятный регион формирования скифской культуры и искусства, а Аржан-2 подтвердил высокий культурный статус вероятной тувинской прародины скифов.

Синташтинский комплекс погребальных памятников на юге современной Челябинской области относится к рубежу III–II тыс. до Р.Х. Самым известным памятником синташтинской культуры является древний город Аркаим, найденный в 1971 году на возвышенном мысу, образованном слиянием рек Большая Караганка и Утяганка, протекающими в Кизильском районе, расположенном на самом юге Челябинской области.

Аркаим является одним из многих городов так называемой «Страны городов» – территории, на которой расположен целый комплекс городов синташтинской культуры бронзового века, процветавшей в этих местах около двух тысяч лет до Р.Х.

Согласно [11] Аркаим (рисунок 18) это: «Городище с двумя кольцами валов (диаметр 143-145 м и 85 м) и четырьмя проходами, ориентированными по сторонам света (главный – на запад). Жилища также образуют 2 кольца (диаметр 39-40 м – во внешнем и 27 м – во внутреннем), между которыми проходила круговая улица с дерев. мостовой. Под ней обнаружен ров ливневой канализации (глубина и ширина 1,5 м) с водосборными колодцами. В центре поселения – незастроенная площадка (диаметр ок. 25 м). Внутри валов выявлены узкие коридоры, ниши и проходы в жилые помещения. Жилища – наземные, каркасной конструкции, трапециевидные в плане, пл. 110–180 м2, имели общие длинные стены, выходами ориентированы к центру поселения, внутри располагались очаги, печи, колодцы, погреба. Остатки металлургич. производства. Интерпретация А. спорна (крепость, убежище, металлургич., торговый, сакральный центр и т. п.).

В 1991 образован природно-ландшафтный и историко-археологич. центр «Аркаим».

 

Рисунок 18 – Аркаим и его окрестности. Аэрофотоснимок

 

План древнего города представлен в соответствии с рисунком 19. Выплавка меди и изготовление из нее самых разнообразных изделий, то есть металлургическое производство, видимо, было главным промыслом жителей «Страны городов».

Синташтинская культура непосредственно предшествовала индоиранской (арийской) андроновской культурной общности. А андроновцы, в свою очередь, являлись наиболее вероятными предками скифов [12].

Рисунок 19 – План Аркаима, составленный Г. Б. Здановичем [13]

На рисунке 20, а представлена схема отдельного жилого помещения Аркаима с его хозяйственными помещениями. На рисунке 20, б – частично реконструированное жилое помещение на месте раскопок города Аркаима.

а

б

а – схема отдельного жилого помещения в Аркаиме; б – частично реконструированное жилое помещение на месте раскопок древнего города

Рисунок 20 – Жилище Аркаима

Основным строительным материалом, который использовали жители города, был круглый лес (бревна) и, вероятно, доски, использовавшиеся для изготовления крыш. Кольцевые стены и стены жилищ сделаны из бревен, забитых глиной, и высушенных (необожженных) глиняных кирпичей.

Оборонительные стены города были выполнены как срубы из бревен, забитые плотно утрамбованной глиной и саманом (необожженными кирпичами). Местами толщина стен у основания достигает 6 м. В центре Аркаима была мощенная бревнами круглая площадь диаметром около 25 м. Различаются помещения личного и общественного пользования, жилые и мастерские.

Модель Аркаима представлена на рисунке 21.

Облик жителей Аркаима удалось восстановить по их останкам. На рисунке 22 представлены скульптурные изображениях лиц мужчины и женщины. Каждый из них умер в возрасте около двадцати пяти лет.

Рисунок 21 – Макет города Аркаима

Рисунок 22 – Внешний облик мужчины и женщины Аркаима. Юг Челябинской области, рубеж II–I тысячелетий до Р.Х. Реконструкция антрополога А. Н. Нечвалоды, сотрудника Уфимского НЦ РАН. Историко-культурный заповедник «Аркаим»

Аркаим, конечно, является крайне интересным памятником бронзового века, но какое отношение он имеет к скифам? Попытаемся ответить на этот вопрос. Согласно [13]: «Архитектура Аркаима и “Страны городов”, жертвенные комплексы и погребальный обряд, все “тексты” аркаимской культуры отражают индоевропейскую мифологию».

Многие исследователи отмечают сходство погребальных комплексов синташтинской и андроновской культуры. Но солярная, очень схожая символика, на наш непросвещенный взгляд, явно заложена в сложное устройство древнего Аркаима, других городов синташтинской культуры, а также в раннескифские могильники Аржан-1 и Аржан-2. Сравните соответствующие рисунки данного раздела.

Даже размеры аржанских курганов, с одной стороны, и Аркаима, с другой, вполне соразмерны, а план погребальных сооружений, находившихся под курганными насыпями, и их макет, удивительно напоминают план и макет Аркаима. Могильники Аржана – это хоть и сильно упрощенная, но выполненная в натуральную величину модель синташтинского города.

Этакий подземный Аркаим.

При сравнении Аркаима и аржанских курганов очевидна последовательность смены культур одного европеоидного и, предположительно, ираноязычного народа в процессе его развития (рисунок 23). Хотя эта последовательность смены археологических культур в настоящее время зафиксирована на территориях, достаточно удаленных друг от друга.

Выходит, что, как это ни парадоксально звучит, хотя культура Уюка названа рядом исследователей раннескифской, но она имела очень древние корни. Из этого вытекают достаточно интересные выводы. Но сначала разберемся, кто срубил пять тысяч деревьев для постройки погребального комплекса кургана Аржан-2.

Как жили и чем занимались «ранние» скифы всей Тывы, и долины реки Уюк, в частности.? Давай-те, попробуем ответить на этот занимательный вопрос, но сначала поговорим о скифах-лесорубах. Каких? А тех самых, которые по Грязнову [4, с. 37–38] при строительстве многочисленных камер огромного погребального сооружения кургана Аржан-1 свалили около пяти тысяч массивных лиственничных деревьев, а затем изготовили из них бревна длиной около 15 м.

Рисунок 23 – Смена археологических культур: от Синташты до Аржана

Несколько позже, при сооружении Аржана-2, скифами тоже было свалено немало таких же массивных лиственничных деревьев.

Один из авторов в силу определенных особенностей воинской службы и армейской судьбы может хотя бы с минимальной компетенцией рассмотреть вопрос, связанный со столь интенсивной валкой леса скифами в довольно-таки сжатые сроки. Вообще-то в армии работать с лесоматериалами приходится постоянно – при инженерном оборудовании позиций в обороне без лесоматериалов на наших широтах обойтись нельзя.

Начнем с топоров. Основные виды топоров для работы с деревом можно объединить в три группы: топоры для валки леса, строительные (плотницкие) топоры и колуны.

Вот, например, три разных современных топора для валки леса (рисунок 24).

1 – малый топор лесоруба (длина 50 см, вес 1 кг) предназначен для валки небольших деревьев диаметром до 13 см на уровне груди без коры (жердь, подтоварник); 2 – большой топор лесоруба (длина 64 см, вес 1,2 кг) предназначен для валки деревьев диаметром от 14 до 24 см на уровне груди без коры; 3 – большой топор лесоруба с удлиненной рукояткой (длина 81 см, вес 2,2 кг) предназначен для валки деревьев диаметром свыше 26 см на уровне груди без коры

Рисунок 24 – Топоры лесоруба

На рисунке 25 представлены топоры плотника. Сразу отметим, что они не предназначены для валки леса. Существует несколько различных видов колунов, предназначенных для колки поленьев любой сучковатости и бревен при помощи металлических или деревянных клиньев.

1 – топор плотника (длина 45 см, вес 0,9 кг) с прямой заточкой и выемкой для хвата за топорище напротив режущей кромки; 2 – тесак ремесленный (длина 37 см, вес 1 кг) предназначен для художественной обработки дерева

Рисунок 25 – Топоры плотницкие

При строительстве таких грандиозных сооружений из дерева как Аржан-1 и Аржан-2 без плотницких топоров и колунов не обойтись. Значит, у уюкских скифов было хотя бы по одному виду топоров из трех вышеперечисленных групп: топоры лесоруба и плотницкие, колуны.

При строительстве таких грандиозных сооружений из дерева как Аржан-1 и Аржан-2 без плотницких топоров и колунов не обойтись. Значит, у уюкских скифов было хотя бы по одному виду топоров из трех вышеперечисленных групп: топоры лесоруба и плотницкие, колуны.

То есть скифы для строительства курганных могильников имели три группы топоров разного назначения, причем, в достаточных количествах.

«Интеллигентскую» идею о том, что валить лес, а затем качественно его обработать возможно только топором какого-либо одного вида (например, колуном) надо сразу отбросить, несмотря на всю предполагаемую смекалку и хватку древних скифов. Сомневающимся советуем лично попробовать свалить плотницким топором сосну в диаметре около 30 см на высоте груди человека.

Итак, как ни банально это звучит, чтобы из бревна что-нибудь сделать,  сначала надо срубить дерево. Рубка (валка) леса дело непростое.

Во-первых, надо найти подходящий участок леса, где будет происходить валка леса. Качество леса на разных участках может очень сильно различаться. На участке (делянке) в достаточном количестве должны расти не просто лиственницы, а именно деревья требуемого качества. Для строительства таких сооружений, как Аржан-1 и Аржан-2 требовались лиственницы с прямыми стволами, желательно с минимальным количеством веток до высоты в 15–30 м и толщиной ствола у комля не менее 26 см. Лиственница достигает в высоту до 45 м и живет 400–600 лет. Но, как и у большинства хвойных деревьев, спелый возраст лиственницы наступает в 120–150 лет. После этого возраста дерева качество его древесины начинает ухудшаться, несмотря на целый ряд специфических особенностей лиственницы. Лес считается перестойным.

 

 

ДЛЯ СПРАВКИ. Например, относительная биологическая стойкость (подверженность разрушению грибами и насекомыми) древесины лиственницы вдвое выше, чем у древесины сосны.

 

 

Согласно 14 [гл. 4] в азиатской части Российской Федерации на 1 га леса приходится запас спелой хвойной древесины в 170 м3. То есть скифам, при возведении комплекса Аржан-1, предстояло вырубить в короткий срок около 30 га спелого лиственничного леса.

Причем среди них, скифов, должны были быть специалисты, которых в наше время называются лесничими. Эти древние тувинские лесничие должны были в близлежащих лесах найти участки, на которых росли бы в достаточном количестве деревья требуемого качества. То есть у скифов были специалисты, умевшие, например, отличить спелый лес от перестоявшего. А чтобы знать, сколько и каких деревьев необходимо вырубить, скифы-лесничие должны были четко представлять масштабы строительства, уметь делать расчеты необходимых лесоматериалов, а также количества работников и различного инструмента, требуемых для их заготовки. Уж не думаете ли вы, что каждый скиф в те времена имел железный (именно железный) топор лесоруба и точильный камень для него?

Во-вторых, лесные делянки должны были находиться в относительной близости от места возведения курганов. К участкам, выбранным для вырубки леса, должны были быть проложены дороги, по которым можно было выволочить лошадьми хлысты (неошкуренные бревна без сучков длинной 15 м).

В-третьих, для валки такого количества леса необходимо иметь в достаточных количествах предназначенный для этой цели инструмент, то есть именно топоры лесоруба. Рассказывая о захоронении Аржан-2, мы неоднократно подчеркивали, что предметы вооружения погребенного там скифского «царя» были выполнены из железа. Напомним, что «железный век» на значительной территории нашей планеты на рубеже IX–VIII веков до Р.Х. еще просто не наступил, оружие и орудия из железа ценились нередко дороже золота. Древесина лиственницы по прочности лишь незначительно уступает древесине дуба и березы. Валить лиственничный лес в таких количествах (пять тысяч деревьев) в ограниченный срок (две недели) возможно только при наличии топоров, изготовленных из железа. При этом железо должно быть качественным. Если топоры изготовить из мягкого некачественного железа, то валка леса превратится в каторжный и малопроизводительный труд. Замучаешься постоянно точить рубящую кромку топора. Бронзовыми топорами рубить лиственничный лес еще тяжелее.

Значит, тувинские скифы были хорошими металлургами и кузнецами, умели выплавлять из руды железо и изготавливать из него качественные орудия труда, причем в достаточных количествах. Но прежде чем выплавить железо, надо найти и добыть железную руду. Следы горных работ и плавок железа отмечаются во многих местах Тывы. Значит, в IX веке до Р.Х. среди уюкских скифов были рудознатцы и рудокопы.

В-четвертых, лесоруб – это специальность, требующая высокой квалификации работника. Кавалерийским наездом ее не освоишь. Речь идет о следующем. Дерево мало свалить – оно должно упасть комлем к дороге под острым углом к ней. Кроме того, комель срубленного дерева должен лечь в направлении места возведения кургана. Если лесоруб свалит дерево как-то по-другому, то хлыст будет крайне затруднительно, а то и невозможно, выволочить на дорогу и затем оттащить к месту строительства. Итак, лесоруб правильно свалил дерево, при этом не пострадали другие лесорубы и его помощники, да и он сам остался цел. Да, да – цел. Валка леса – работа опасная, ошибаются все люди, поэтому не всегда лесоруб или его коллеги успевают отбежать от падающего прямо на них дерева. Если лесоруб ошибся в своих расчетах, то его самого запросто может придавить им же сваленным деревом.

 

 

ДЛЯ РАЗМЫШЛЕНИЯ. Современные лесорубы уже очень давно не пользуются топорами для валки леса. Лесоповал повсеместно производится исключительно с помощью специального механизированного инструмента – мотопилы. Но и в наше время профессия лесоруба считается тяжелой опасной мужской работой. Подумайте о том, насколько тяжелее и опаснее была эта работа в те времена, когда лесорубы валили лес топорами.

 

 

Наконец дерево срублено, его ствол лег так, как и было задумано. После этого к делу приступит помощник лесоруба – сучкоруб. Он обрубит все сучья и вершину срубленного дерева – и сваленный ствол станет хлыстом заданной длины, пригодным к волочению к месту возведения кургана. Напомним, что топор сучкоруба должен быть легче топора лесоруба. Например, в качестве топора сучкоруба можно использовать топор типа того, который обозначен поз. 1 на рисунке 22. Вряд ли подобные топоры были в хозяйстве у каждого уюкского скифа. После этого срубленные сучья требовалось отнести и сложить в какое-то одно строго определенное место, чтобы они не препятствовали тем работникам, которые с помощью лошадей тащили хлысты к будущему кургану. Заметим, что сучкоруб – это профессия, не требующая высокой квалификации, но травмоопасная. В советское время армия часто сама обеспечивала свои потребности, в том числе и заготовку необходимых лесоматериалов. Попытки обучить рубить сучья на сваленных деревьях солдат из Средней Азии и Казахстана, то есть из тех регионов СССР, где люди никогда в глаза не видели леса, кончались, как правило, плохо. Такой заинстуктированный командиром «сучкоруб» сначала работал очень аккуратно, а потом, получив элементарные навыки работы, дня через два-три терял всякий страх. Кончалось это всегда плохо «сучкоруб» наносил сам себе травму: или топор отскакивал от сука и бил солдата обухом в лоб, или же «сучкоруб» вонзал лезвие топора себе в ногу. Вы спросите – зачем нужен  этот рассказ о советских солдатах и лесозаготовках. А затем – этот элементарный пример показывает, что древние тувинские скифы должны были иметь устойчивые навыки работы с лесоматериалами и соответствующий инструмент. Иначе они никогда бы не свалили пять тысяч деревьев для постройки погребального сооружения кургана Аржан-1. И Аржан-2 они тоже не построили бы.

В-пятых, хлысты, доставленные на место строительства, требовалось ошкурить, то есть снять с них кору. Скифы не ошкуривали хлысты на месте валки леса, и для этого были вполне конкретные причины. Какие – догадайтесь сами, это несложно. В советской, а ныне российской армии для ошкуривания (обдирки) бревен используется универсальный инструмент – БСЛ (большая саперная лопата). Вообще-то есть и специально предназначенный для этой цели инструмент. Называется он «скобель». Современный скобель двух типов представлен на рисунке 26.

Рисунок 26 – Различные типы скобеля – инструмента для ошкуривания (обдирки) бревен

Какие-то специальные инструменты для обдирки коры у уюкских скифов явно были. Во всяком случае, свое боевое оружие – чеканы и кинжалы – скифы в этих целях, это можно утверждать с достоверностью в сто процентов, не использовали.

В-шестых, после заготовки бревен к работе приступали плотники. Судя по масштабам строительства аржанских комплексов, профессия плотника у тувинских скифов не была уникальной. Среди скифов были даже отличные столяры. На рисунке 27 представлен деревянный ковш с ручкой, обшитой фольгой из золота, найденный в захоронении кургана Аржан-2.

Рисунок 27 – Деревянный ковш с ручкой, обшитой золотой фольгой. Курган Аржан-2. Национальный музей Республики Тыва, город Кызыл. Фотография

Подведем некоторые итоги.

Итак, скифы умели работать с лесоматериалами: среди них были профессиональные лесничие, высококвалифицированные лесорубы, плотники, столяры. У всех у них должен быть свой профессиональный инструмент, часть которого была изготовлена из железа. Из этого следует, что среди скифов Уюка однозначно были профессиональные рудознатцы, рудокопы, металлурги и кузнецы. Без них нельзя было изготовить орудия труда необходимые для возведения аржанских курганов. Без людей этих профессий у скифов никогда не появилось бы оружие, изготовленное из прочного железа – клевцы, кинжалы, наконечники стрел. Железо, видимо, уюкские скифы выплавляли в таком количестве, что его можно было использовать не только для изготовления оружия, но и орудий труда.

Из рассмотренного выше небольшого вопроса о скифах-лесорубах вполне логично следует, что уюкская культура принадлежала народу со сложной социальной стратификацией и, по-видимому, создавшему развитое государство.

Как известно, дьявол скрывается в мелочах. После рассмотрения незначительного и простого вопроса об аржанских лесорубах, рассуждать о том, что тувинские скифы были кочевниками, как мы предполагаем, становится просто неприлично. Людям, сомневающимся в оседлости скифов, советуем самостоятельно провести анализ масштабных земляных работ, выполненных при возведении аржанских курганов.

Рассмотренный выше материал позволяет сделать следующие выводы.

Раннескифская уюкская культура Тывы (IX–III века до Р.Х.) развивалась частично синхронно с такой же раннескифской (аржано-майэмирской) скифской культурой Алтая (IX – первая половина VI века до Р.Х.), предшествовавшей пазырыкской (скифо-сакской) археологической культуре (вторая половина VI–III веков до Р.Х.) [1].

Древнее тувинское общество эпохи уюкской культуры, как мы уже указывали выше, имело развитое ремесленное производство. Помимо рудокопов, металлургов, кузнецов, плотников, столяров у тувинских скифов имелись и находились на высоком уровне развития такие профессии, как ювелир, златокузнец, шерстобит, ковродел, скорняк, ткач, портной, сапожник и многие другие.

Секреты кузнечного, ювелирного, да практически любого ремесла в те далекие времена передавались от отца к сыну, причем не только в древней Тыве, и не только у скифов, а везде, где эти самые ремесла существовали. Существование многих сложных развитых ремесел, например, таких, как столярное или ювелирное, возможно только при оседлом образе жизни, который предполагает, по умолчанию, занятие земледелием. Земледелие в современной Тыве, в силу особенностей ее климата, мягко скажем, крайне проблематично и, видимо, было таким три тысячи лет тому назад. Хотя в Турано-Уюкской котловине в настоящее время имеются в ограниченном количестве пахотные земли.

Поэтому люди уюкской культуры, во всяком случае, их основная масса, занимались главным образом отгонно-пастбищным животноводством – разводили овец, коз, лошадей. Судя по мастерству плотников, аржанские скифы, как и их алтайские сородичи, умели строить избы. Избы, предположительно, ставились в местах постоянного проживания, где круглогодично жили и работали ремесленники и, вероятно, представители некоторых других страт уюкского общества.

Непрерывное культурное развитие скифских культур Алтая и Тывы можно проследить в течение периода времени, превышающего тысячелетие – от Синташты до Аржана. Несмотря на их отличия, отмечаемые исследователями и разные названия, которые в различных регионах иранским (арийским) культурам, предшествовавшим скифской, дают ученые.

Видимо, государственность у скифов уже существовала в той или иной форме при возведении аржанских курганов. А зародилась она еще в синташтинское время и более не прерывалась. Только наличием непрерывной традиции проживания в составе государства, способного мобилизовать усилия своего народа для достижения какой-либо цели, можно объяснить возникновение «Страны городов» на Южном Урале, а затем и строительство через огромный промежуток времени потомками синташтинских ариев «царских» курганов Аржана в долине далекой восточной тувинской реки Уюк. Раннескифские культуры Горного Алтая и Тывы имеют одинаковые южноуральские корни.

С конца I тысячелетия до Р.Х. в степные регионы Тывы стали проникать народы, близкие по своему происхождению и культуре хуннам. С этого времени начинает изменяться антропологический тип и культура тувинского населения. Население Тывы постепенно становится монголоидным и тюркоязычным. Но у современных тувинцев по-прежнему заметна сильная европеоидная примесь. Поэтому отечественные антропологи не соотносят тувинцев с ценральноазиатским типом монголоидной расы. То есть в жилах тувинцев течет кровь древних скифов – строителей курганов, отчаянных наездников и смелых воинов.

Уюкская культура Тывы – самая восточная скифская культура Сибири. Но андроновские арийцы были крайне мобильными народами и их след можно отыскать и намного восточнее Тывы – в Китае.

Поделиться в соц. сетях

0

Библиографический список
  1. Юдин Т. М., Елистратов В. В., Гумелёв В. Ю., Филиппов Д. А., Постников А А. Скифы алтайские // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/12/85044 (дата обращения: 13.01.2018).
  2. Елистратов В. В., Юдин Т. М., Гумелёв В. Ю. Скифы Западной Си-бири // Современные научные исследования и инновации. 2018. № 7 [Элек-тронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2018/07/87041 (дата обраще-ния: 02.07.2018).
  3. Гумелёв В. Ю., Елистратов В. В., Юдин Т. М., Филиппов Д. А. Скифы Западной Сибири: саргатская культурно-историческая общность [Электронный ресурс] // Современные исследования в сфере социальных и гуманитарных наук: сборник результатов научных исследований. – Киров: Изд-во МЦИТО, 2018. – 1 эл. оп. диск (CD-R).
  4. История Тувы [Текст]. В 2 т. / под общ. ред. С. И. Вайнштейна, М. Х. Маннай-оола. – 2-е изд., перераб. и доп. – Новосибирск: Наука, 2001. – Т. I. – 367 с.
  5. Грязнов, М. П. Аржан. Царский курган раннескифского времени [Текст] / М. П. Грязнов. – Л. : Академия Наук СССР, Институт Археологии 1980. – 64 с.
  6. Гумелёв В.Ю. Скифы алтайские: вооружение и сакральные символы [Текст] / В. Ю. Гумелёв, В .В. Елистратов, Д. А. Филиппов, А. А Постников // Сборник статей XV Международной научной конференции «Человекознание»/ – Кемерово. Издательский дом «Плутон», 2017. – С. 9–7. [Электронный ресурс]. URL: http://www.idpluton.ru (дата обраще-ния: 08.12.2017).
  7. Сайт «Античная литература». Геродот. История в девяти книгах. Издательство «Наука», Ленинград, 1972. / перевод и примечания Г. А. Стратановского, под общ. ред. С. Л. Утченко; редактор перевода           Н. А. Мещерский [Электронный ресурс]. – URL: http://ancientrome. ru/antlitr/herodot/index.htm.
  8. Сайт «DetectiveBooks». Гуляев Валерий Иванович. Скифы: расцвет и падение великого царства. [Электронный ресурс]. – URL: http://detectivebooks.ru/book/34525574/?page=1.
  9. Чугунов, K. B. Аржан-1 и Аржан-2: сравнительный анализ [Текст] / K. B. Чугунов // Наследие народов Центральной Азии и сопредельных территорий: изучение, сохранение и использование. Ч. I: сб. науч. тр. – Кызыл: Аныяк, 2009. – С. 48–52.
  10. Савинов, Д. Г. Ранние кочевники Верхнего Енисея. Археологические культуры и культурогенез [Текст] / Д. Г. Савинов. – СПб: СПбГУ, 2002. – 204 с.
  11. Сайт «Большая российская энциклопедия». Аркаим [Электронный ресурс]. URL: https://bigenc.ru/archeology/text/1828718.
  12. Кузьмина, Е. Е. Откуда пришли индоарии? Материальная культура племен андроновской общности и происхождение индоиранцев. [Текст] / Е. Е. Кузьмина. – М. : Восточная литература, 1994. – 464 с.
  13. Сайт «Дом Сварога». Зданович Г. Б. Аркаим в контексте современности. [Электронный ресурс]. – URL: http://pagan.ru/slowar/arkaim-v-kontekste-sovremennosti/.
  14. Писаренко А. И., академик РАСХН, профессор, доктор сельско-хозяйственных наук президент Российского общества лесоводов. Лесное хозяйство России: от пользования – к управлению [Электронный ресурс]. – URL: https://www.booksite.ru/fulltext/les/noy/eho/zya/yst/vo/index.htm.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Гумелёв Василий Юрьевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация