УДК 128

КОНСТРУИРОВАНИЕ ОБРАЗА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ДУШИ: ОТ СИЛЫ ВОЛИ К МОТИВАЦИИ. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ ТЕОРИИ З. ФРЕЙДА

Казанцева Анастасия Евгеньевна1, Пятилетова Людмила Владимировна2
1Уральский государственный университет путей сообщения, студент
2Уральский государственный университет путей сообщения, кандидат философских наук, доцент кафедры философии и истории

Аннотация
Является ли фигура «силы воли» самодостаточной в качестве стимула самоорганизации современного человека как представителя массового общества? По всей видимости, нет: это слишком репрессивно, слишком по-викториански. Необходимы иные способы активации и генерализации ментальных энергий современного «западного» человека, нужна другая герменевтика. Между тем, смена философской парадигмы в понимании этого вопроса (переход от «силы воли» к «мотивации») была подготовлена, кажется, неисчерпаемой до сих пор теорией З. Фрейда, великого «конкистадора» человеческой души.

Ключевые слова: , , , , , , ,


Рубрика: 09.00.00 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Казанцева А.Е., Пятилетова Л.В. Конструирование образа человеческой души: от силы воли к мотивации. Методологический потенциал теории З. Фрейда // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 12 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/12/84948 (дата обращения: 06.12.2017).

Современная философия предлагает новый взгляд на человека как «самоорганизующуюся систему». Самоорганизоваться, то есть привести душу (психику, внутренний мир, ментальный аппарат… – в данном аспекте термины вполне синонимичны) состояние «функционального целого», позволяет, как это полагали ранее, сила воли как структурный элемент души.

Сила воли является решающим фактором в (само)дисциплине души в различных религиях. Наиболее требовательны с этой точки зрения к человеку христианство, а также иудаизм и ислам.

Самоконтроль – важнейший фактор бытия верующего человека: обуздание и укрощение «себя», борьба со страстями, самоограничение, редуцирование телесных потребностей, – всё это торжество силы воли (верующего) человека как залога его духовного самосовершенствования.

Психика как амбивалентное образование, где разум борется с чувствами и телом, и всяческими соблазнами души, отражена в теоретической конструкции З. Фрейда – великого «конкистадора человеческой души», открывшего миру стихию доминантного бессознательного.

Разрываемая на части душа человека должна «собраться» воедино с помощью хрупкой инстанции Я, обеспечив тем самым адекватное реальности поведение человека.

З. Фрейд является противником конституирующей роли викторианской «силы воли», отчётливо репрессивной фигуры человеческой психики: «Фрейд видит “волю” в качестве дьявола всей системы, потому что воля выполняет негативную функцию, приводя в действие сопротивление и подавление… сам избыточный акцент на силе воли викторианской эпохи был неотъемлемой частью разобщения, ставшего предзнаменованием краха культуры, который действительно произошел в 1914 г. … [1]. Он, в противовес фигуре «силы воли», говорит о “желании” как движущей силы человеческой психике.

Посредством желания выражает себя тело как тоже важная «часть» человека как целостной системы: во-первых, в желании выражены значимые «порывы» бессознательного как «посредника телесного», и – одновременно – «человеческое желание состоит в специфическом слиянии силы и значимости» [1].

На наш взгляд, понимание желания как движущей душевную субстанцию силы позволило в будущем – современной философии закономерно перейти от репрессивной фигуры «силы воли», формирующей «совершенного человека» (особенно – викторианской эпохи), к более продуктивным факторам конечного желаемого образа человека: мотивации и способности контролировать ментальные процессы.

З. Фрейд подготовил понимание «более конструктивных» психических процессов, тем самым существенно «перекроив» психику через фигуру желания: «Желание – это начало нашей самоориентации на будущее, признание того, что мы хотим, чтобы будущее было вполне определенным; это способность заглядывать вглубь себя и сосредоточивать внимание на стремлении изменить будущее. Заметьте, что я говорю начало, а не конец; я прекрасно сознаю, что такое “осуществление желания”, желание как заменитель воли и прочее. В этом же роде я говорю, что нет воли без предшествующего желания. Желание, подобно всем символическим процессам, имеет как прогрессивный полюс, стремление вперед, так и регрессивный, подталкивание сзади. Таким образом, желание несет в себе как свой смысл, так и свою силу. Его движущая сила заключается в слиянии этого смысла и силы. Теперь мы можем понять, почему Уильям Линч утверждал, что “желание является самым человеческим актом” [1].

Конструкция «воли» как человеческой способности к (само)организации личности в определённом, заранее заданном направлении движения к цели подразумевает конфликтную природу взаимодействия ментальных сил – бессознательного и «репрессивно настроенного» сознательного, направляющего свою «ментальную энергию» на подавление стихии бессознательного.

В противовес этому «желание – это образная игра с возможностью осуществления какого-то действия или состояния» [1]. И это – возможность говорить об ином типе согласования ментальных образований – их неконфликтном взаимодействии.

«Но прежде чем перейти к более сложным вопросам, мы должны сделать две вещи. Первое – набросать примерную схему диалектики взаимоотношения воли и желания, что должно показать ряд феноменологических аспектов, которые следует принять во внимание. «Волю» и «желание» можно рассматривать как действующие в полярности. «Воля» требует самосознания; «желание» – нет. «Воля» подразумевает некоторую возможность выбора либо/либо; «желание» – нет. «Желание» привносит в «волю» тепло, удовлетворение, фантазию, детскую игру, свежесть и богатство содержания. «Воля» придает «желанию» направленность и зрелость. «Воля» защищает «желание», поддерживает его без особого риска завести нас в тупик. Но без «желания» «воля» теряет свою энергию, свою жизненную силу, истощается во внутренних противоречиях. Если мы. имеем только «волю» без «желания», то перед нами сухой, викторианский человек – новый пуританин. Если мы имеем только «желание» и никакой «воли», то перед нами управляемый, несвободный, инфантильный человек, который как взрослый-остающийся-ребенком может стать человеком роботом» [1].

Образ человека, способного контролировать ментальные процессы, подразумевает такое «состояние Я», которое позволяет посредством «оптимальной для данного бессознательного» способа рефлексии и её содержания «перестроить» (переструктурировать) содержимое бессознательного таким образом, что поток ментальных энергий бессознательного экологично «сливается» в единое – нужное для человека русло, генерируя мотивацию – по-настоящему затрагивая существо человека.

В данном случае можно говорить о «работе Я»: посредством деликатной, умелой, сочувствующей «герменевтичной» природы рефлексирующего Я возникает продуктивный для человека синтез ментальных (устремлённых в одном направлении, следовательно, действующих однонаправленно) потоков энергии, где энергия «желания» обретает зрелость в освободившейся от репрессивного характера, устремлённой вовне «силе воли».


Библиографический список
  1. Мэй Р. Любовь и воля [Электронный ресурс]. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/Mei/07.php (дата обращения: 01.12.2017).


Все статьи автора «Пятилетова Людмила Владимировна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: