УДК 93

ЗАПАДНЫЕ ГУБЕРНИИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ЦАРСТВОВАНИЕ АЛЕКСАНДРА I

Шаматова Юлия Юрьевна
Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

Аннотация
Статья посвящена внутренней политике Александра I в западных губерниях Российской империи. На основе имеющихся источников определяется позиция императора по отношению к национальным окраинам и их будущему. Научная новизна работы заключается в отсутствии публикаций по данной теме.

Ключевые слова: западные губернии, план Огинского, план Чарторыйского


WESTERN PROVINCES OF THE RUSSIAN EMPIRE DURING THE REIGN OF ALEXANDER I

Shamatova Julya Jurevna
Nizhny Novgorod State University

Abstract
The article is devoted to domestic policy of Alexander I in the western provinces of the Russian Empire. On the basis of available sources the emperor's attitude to national margins and their future is determined. The scientific novelty of the work lies in the absence of scientific papers on the subject.

Keywords: plan of Czartoryski, plan of Oginski, Western Provinces


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Шаматова Ю.Ю. Западные губернии Российской империи в царствование Александра I // Современные научные исследования и инновации. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2017/03/80132 (дата обращения: 03.06.2017).

После смерти Павла I на русский престол вступил его старший сын Александр I. При воцарении, 12 марта 1801 г., император в своем манифесте обещал следовать «по стопам великой бабки», однако высказал себя по польским делам  таким же противником екатерининской политики, как и отец. Еще с ранней юности, у наследника престола сложилось отрицательное отношение к польским разделам, которые он признавал возмутительной несправедливостью. Практическая возможность исправить допущенную несправедливость открылась лишь по восшествию на престол. Но прежде чем приступить к осуществлению своих намерений в области международной политики, Александр приступил к подготовительным мерам в этом направлении в присоединенных от Польши губерниях. Первым делом, император восстановил польское управление во всей почти старой полноте.

Так, указом от 9 сентября 1801 г. Литовская губерния была упразднена, а на ее месте образовались Виленская и Гродненская (ранее Слонимская). Немного позднее, в марте 1802 г., территория Белорусской губернии была поделена между Могилевской и новообразованной Витебской. Так, при Александре I, почти все западные губернии были восстановлены в своих границах, установленных при Екатерине II, а их количество увеличилось до семи: Могилевская, Витебская, Виленская, Гродненская, Минская, Волынская и Вознесенская [1].

Большое внимание правительство Александра I уделяло сословной политике на этих землях. Стремясь привлечь на свою сторону местное дворянство, Александр I, по восшествию на престол, восстановил «Жалованные грамоты дворянству». Было возвращено право составлять сеймики, выбирать на них судей и других должностных лиц. Все важнейшие отрасли управления перешли в руки поляков. Тем не менее, осуществляя продворянскую политику, Александр I перестал раздавать крестьян русским сановникам. На крестьянство, проживающему в западных губерниях, распространялись всероссийские указы, такие как: указ от 12 декабря 1801 г. «О разрешении не дворянам (купцам, мещанам, государственным крестьянам)  покупать незаселенные земли и вести на них хозяйство с помощью наемного труда», указ от 20 февраля 1803 г. «Об отпуске крестьян своих на волю по заключению условий, на обоюдном согласии основанных», известный как указ о «вольных хлебопашцах».

Александру I, как и его предшественникам, приходилось разрешать религиозные конфликты, связанные, в первую очередь, с католиками и униатами. В царствование Александра I католичество и ее служители пользовались в России не только терпимостью, но и покровительством. При ненарушимой свободе богослужения для исповедников этой веры, латинское духовенство сохранилось в полном составе, сохранило за собой огромные имения, имело больше всего епархий по сравнению с другими конфессиями на территории западных губерний. При вступлении на престол, император возвратил католического архиепископа Сестренцевича, сделал его председателем преобразований римско-католической коллегии для управления католиками и униатами, поручил составить новое положение об управлении католической и униатской церквями в России, в силу которого униаты по-прежнему оставались под властью католиков. Поводом к освобождению из-под власти латинян стало совращение к 1803 г. в Белоруссии большого числа униатов в латинский обряд. Архиепископ Лисовскй послал в Петербург из своего клира священника Иоанна Красовского с жалобой на католиков за совращение униатов. Лисовский ходатайствовал перед русским правительством, чтобы управление униатской церковью было вовсе отделено от латинского духовенства. Вследствие этого в 1804 г. последовало высочайшее повеление, чтобы в римско-католической коллегии, в которой ранее не было ни одного униата, присутствовали один епископ и три заседателя от униатов по выбору трех епархиальных начальников, и каждому из этих членов присвоено по два голоса, чтобы уравнять их с членами латинский епархий. Указом от 16 июля 1805 г., римско-католическая коллегия была разделена на два департамента: один заведовал делами католическими, другой – униатскими. С освобождением униатской церкви от католической, начинается заметное ее оживление. В первую очередь, это связано с очищением от латинских нововведений и приближению к православной. Сам униатский митрополит Лисовский всю свою деятельность на митрополичьей кафедре посвятил тому, чтобы очистить униатскую церковь от намеренных искажений, произведенных в ней латинством, охраняя восточные обряды и внутреннее устройство [2, с. 342-345].

Вместе с тем, иезуиты, добившись в 1814 г. торжественного постановления своего ордена папою, стали смелее совращать и перекрещивать православных в католичество и дошли, наконец, до такой крайности, что совратили в латинство племянника главноуправляющего духовными делами несовершеннолетнего князя Александра Голицына, о чем было доведено до сведения государя. Поэтом 16 декабря 1815 г. последовало высочайшее повеление о высылке иезуитов из Петербурга и запрещении им въезда в обе столицы, а в 1820 г. они совсем были изгнаны и столицы [2, с. 342-345].

В царствование императора Александра I изменилось положение евреев. В 1803 г. был учрежден Комитет для обсуждения вопроса об улучшении быта евреев, который уже на следующий год, 9 декабря 1804 г.,  опубликовал Положение об устройстве евреев [3]. Согласно документу евреям разрешалось обучаться в русских учебных заведениях, поощрялось между ними распространение русского языка. По занятиям евреи были разделены на земледельцев,  ремесленников и фабрикантов, купцов и мещан, каждый класс из которых обладал определенными преимуществами. Реформы Александра I затронули и область образования. В 1803 г. было учреждено министерство народного просвещения и образовано шесть учебных округов (Московский, Санкт-Петербургский, Дерптский, Виленский, Казанский, Харьковский). 24 января 1803 г. были изданы «Предварительные правила народного просвещения», на основании которых предусматривалось создание четырех типов учебных заведений: приходских и уездных училищ, гимназий и университетов [4]. 3 апреля 1803 г. был опубликован «Акт утверждения для Императорского университета в Вильно». Виленский университет, созданный на базе Виленской школы, становился центром учебного округа, главной задачей которого становилось «образование полезных граждан для всех состояний и всех родов государственной службы» [5]. 18 мая 1803 г. император утвердил «Устав или общие постановления императорского Виленского университета и училищ его округа» [6]. Данный устав подтвердил основные положения Предварительных правил народного просвещения, а именно создание, как минимум, одной гимназии в каждой губернии, одного уездного училища в каждом уезде. Приходских училищ могло быть столько, сколько будет возможности их завести.

Попечителем Виленского округа в 1803 г. был назначен А. Чарторыйский. В этом звании он преобразовал бывшую иезуитскую академию в университет и основал целый ряд учебных заведений. Образование для Чарторыйского, по мнению П.Н. Батюшкова, «было не целью для просвещения и благосостояния народа, а лишь средством для ополячения русского населения края, утверждения польской народности и распространения впоследствии пределов Польши, которая, по его понятиям, должна заключать в себе не только собственно польские области, но и Литву и Белоруссию» [2, с. 334-335]. При этом историк достаточно аргументирует свое мнение. На территориях западных губерниях стали прививать патриотизм, причем под которым подразумевалась Польша, но не Россия. Россию поляки называли Москвой, которая изображалась «злою силою, мертвящею все живое и леденящую всякие чувствования» [2, с. 334-335]. Были приняты меры не только устранению чтения русских книг, но и уничтожению исторических памятников. Так, Виленская Пречистенская митрополитанская церковь была разрушена, а на ее месте построили анатомический театр и кабинет при университете. При перестройке данного сооружения была обнаружена серебряная доска, свидетельствующая о погребении королевы Елены Ивановны, дочери Ивана III, но неизвестно куда она исчезла. Все обучение в школах, университете велось на польском языке. В гимназиях и уездных училищах преподаватель польской грамматики стоял в списке старших учителей, а преподаватель русского языка считался младшим, наравне с учителями иностранных языков и рисования.

Таким образом, А. Чарторыйский, на протяжении 20 лет (1803-1823) совершенно открыто приступил к деятельному насаждению польской культуры, а позднее кременецкого лицея. Деятельность министра принесла обильные плоды, дающие основание историкам признать, что никогда, даже во времена Речи Посполитой, западные губернии не подвергались столь систематической и умелой полонизации, как подверглись в эти годы благодаря А. Чарторыйскому и его сотрудников.

Правительство Александра I учитывало тот факт, что на территории западных губерний были сильны антиправительственные настроения, выражавшиеся, в первую очередь, в объединении всех польских земель, но под эгидой не русского императора, а французского. Угроза восстания западных губерний и образования Польского государства под властью Наполеона заставило Александра I обратить внимание на «польский вопрос».

Первый план в решении проблемы был разработан в 1806 г. С. Немцевичем под названием «Мысли относительно земель литовских и русских». Проект предполагал создание автономного государства на территориях бывшего ВКЛ на основании Конституции 1791 г. Однако проект не были реализован.

Князь С. Голицын предлагал Александру создать Польское королевство бывших польских земель с включением Подольской и Киевской губерний, не включая Витебскую и Могилевскую. Император отверг и этот  проект, сославшись на то, что государству пришлось бы отдавать «русские губернии».

Наиболее успешным был план А. Чарторыйского, попечителя Виленского округа, предложившего создание Польского государства на территории герцогства Варшавского и западных губерний. Предложения проекта включали в себя создание Польского королевства на основе конституции, в включением всех польских территорий, отошедших к Российской Империи, за исключением белорусских. При этом все должностные лица будут представлены поляками.

Александр I, ознакомившись с проектом, решил принять его, но при условии, если Польское Королевство всегда присоединится к Российской Империи, а русский император навеки будет считаться польским королем. Более того, поляки должны были порвать все отношения с Францией и предоставить в распоряжение 50-тысячный корпус в случае войны с Наполеоном. После этого император дал наказ Чарторыйскому связаться с наиболее могущественными жителями польских земель, чтобы удостовериться в их желании восстановить свое государство под властью русского императора. В то время как Л.Л. Беннигсен разрабатывал стратегическую наступательную операцию в герцогство Варшавское, князь Ю. Понятовский, сотрудничавший с А. Чарторыйским, рассказал Наполеону о замыслах Российской Империи. Проект А. Чарторыйского остался нереализованным [7].

В 1811-1812 гг. появился «план Огинского»,  названного по имени разработчика М.К. Огинского. Проект предполагал создание провинции под названием «Великое Княжество Литовское» на территории Виленской, Витебской, Волынской, Гродненской, Киевской, Минской. Могилевской, Подольской губерний, Белостокской и Тарнопольской областей. Центром провинции должен быть Вильно под председательством императорского наместника. Все высшие должности должны занимать местные уроженцы. В качестве законодательства необходимо признать Статут ВКЛ, а польский язык государственным.

Александр I одобрил проект, однако, с реализацией не спешил. Он инициировал его разработку, но принимать его не хотел. Это объяснятся желанием польских жителей восстановить свое государство под властью французского императора. Александр I, понимая, что может лишиться западных губерний, принял тактику «опустошения», разработанную М.Б. Барклаем де Толли. Суть ее заключалась в выкачивании людских, финансовых и продовольственных ресурсов для того, чтобы они не достались противнику. «Проект Огинского» позволил правительству успешно осуществить комплекс мер, направленных на опустошение польских территорий. 27 января 1812 г. император сообщил Огинскому, что не имеет времени для осуществления данного проекта [7].

Проекты восстановления Польского государства и Великого Княжества Литовского были частью военно-стратегических планов правительства Российской Империи. При этом  если воссоздание Польского государство подразумевало план наступательной войны, то образование ВКЛ – войны оборонительной.

Успешное окончание войны, заседание Венского конгресса свидетельствуют о реализации польского плана, в результате которого на территории Российской Империи создалось новое автономное государство – Царство Польское.


Библиографический список
  1. Тарков С.А. Изменение административно-территориального деления России за последние 300 лет [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://geo.1september.ru/view_article.php?ID=200101502 (Дата обращения: 3.11.16).
  2. Батюшков П. Н. Белоруссия и Литва. — Спб.: Типография товарищества «Общественная польза», 1890. — 640 с.
  3. Высочайше утвержденное 9 декабря 1804 года Положение. Об устройстве Евреев [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pereplet.ru/history/Russia/Imperia/Alexandr_I/pol9-12-1804.html (Дата обращения: 10.12.16).
  4. Именной указ, данный Сенату. – Об устройстве училищ. 24 января 1803г.// ПСЗРИ-1. Т.27. №20597.
  5. Акт утверждения для Императорского университета в Вильно. 3 апреля 1803 г.//ПСЗРИ-1. Т.27. №20701.
  6. Устав или общие постановления императорского Виленского университета и училищ его округа. 18 мая 1803 г. //ПСЗРИ-1. Т.27. №20701.
  7. Лукашевич А.М. Польские проекты в военно-стратегических планах Российской империи (1810-июнь 1812 гг.)/А.М. Лукашевич//Российские и славянские исследования: науч. сб. Вып. 6/ редкол. А.П. Сальков, О. А. Яновский (отв. редакторы) [и др.]. – Минск, БГУ, 2011. – С. 179-187.


Все статьи автора «Шаматова Юлия Юрьевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: