УДК 316.7

КОНЦЕПТ «ЛИЦО» И СПЕЦИФИКА КОММУНИКАЦИИ

Бачурин Всеволод Владимирович
Уральский государственный университет путей сообщения
преподаватель кафедры «Иностранные языки и межкультурные коммуникации»

Аннотация
Статья посвящена китайскому концепту «лицо» и его влиянию на коммуникативное поведение китайцев. Рассматриваются причины возникновения барьеров в межкультурной коммуникации.

Ключевые слова: концепт «лицо», культуры высокого и низкого контекста, межкультурная коммуникация, ментальность, теория лингвистической вежливости


CONCEPT OF FACE AND SPECIFICS OF COMMUNICATION

Bachurin Vsevolod Vladimirovich
Ural State University of Railway Transport
Lecturer, Chair of Foreign Languages and Intercultural Communications

Abstract
The article discusses the Chinese concept of “face” and its influence on communicative behavior of the Chinese. The reasons for intercultural communication barriers are examined.

Keywords: concept of “face”, high and low context cultures, intercultural communication, mentality, theory of linguistic politeness


Рубрика: 24.00.00 КУЛЬТУРОЛОГИЯ

Библиографическая ссылка на статью:
Бачурин В.В. Концепт «лицо» и специфика коммуникации // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 10 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/10/72918 (дата обращения: 19.11.2016).

Расширение за последние десятилетия процессов образовательного и культурного обмена, повышение интенсивности и интеграции бизнес-процессов в рамках глобального мира делает проблемы межкультурной коммуникации все более насущными и практическими. Существенным фактором успешной межкультурной коммуникации, помимо владения иностранным языком, является культурная компетенция. Неслучайно современные бизнес-ориентированные программы обучения, как зарубежные, так и российские,  все активнее включают в свой состав материал, посвященной специфике культуры отдельных стран и регионов. Значительное место в выбранном материале занимает культура восточноазиатских стран, и прежде всего Китая. С одной стороны, специфика китайской культуры предоставляет яркую иллюстрацию контраста индивидуалистическим западным культурам. А с другой стороны, интерес к стране связан с ее экономической мощью и динамизмом, и, как следствие, актуальными потребностями делового общения.

Взаимная заинтересованность проявляется в бизнесе как рост объема и ассортимента товарооборота, а в сфере образования: как увеличение количества  китайских студентов, приезжающих  по программам обмена. В процессе общения выявляются и специфические проблемы, причиной которых часто служит  взаимное недостаточное владение языком и невербальными кодами иноязычной культуры. В бизнесе это может привести к затягиванию переговоров, неоптимальным контрактным условиям, проблем с исполнением заключенных договоров. Обучающиеся же в университете китайские студенты могут испытывать дискомфорт при стремлении преподавателя ускорить процесс овладения иностранным (русским)  языком. Если охарактеризовать действия преподавателя словами известной китайской поговорки, он «тянет всходы, чтобы они быстрее росли» (bá miáo zhù zhǎng). Кроме того, для китайцев будущее «приходит», поэтому им некуда спешить, для прочих же народов оно «уходит», следовательно, они вынуждены торопиться. [1,с.90]. Также, особенно на начальной ступени обучения, неприемлемо вовлечение китайских студентов в виды взаимодействия, где либо подвергается сомнению ведущая роль преподавателя  в иерархической структуре обучения, либо может быть нанесен ущерб репутации других членов группы. Замешательство студентов могут вызвать привлечение их к обсуждению плана совместной работы, комментирование и оценка ответа однокурсников, предложение выступить на занятии в роли преподавателя и т.п.

Достижения эффективной коммуникации требует, прежде всего, знакомства с истоками, типологическими особенностями и спецификой китайской культуры. Согласно теории Э.Холла [2], китайская культура классифицируется как высококонтекстуальная. Ей свойственны однородность, стабильность, длительность, прочность в межличностных отношениях и наличие множества скрытых правил и требований. Как и другие жители Юго-Восточной Азии, китайцы полагаются на  обширную информационную сеть, построенную на родственных, дружеских и профессиональных отношениях. Они чувствительны к   иерархии и статусу, в общении привыкли к дипломатии и церемониалу.  Технология принятия бизнес решений подразумевает консенус, в отношении с деловыми партнерами в первую очередь важно построение отношений. В общении они стараются сдерживать эмоции, избегают конфликта или открытого выражение недовольства, избегают говорить «нет».

Ключевым фактором понимания коммуникативного поведения китайцев является знакомство с таким глубинным феноменом структур культурной психологии и базовой составляющей  концептосферы китайского языка как «концепт лица».  Исторически Поднебесной  были чужды идеи индивидуализма, и всячески подчеркивалась идея социальной и семейной иерархии. Каждый человек и каждая группа были вовлечены и поддерживали обширную сеть личных связей, создавая актив «социального доверия».  «Запятнавший лицо» лишался «социального доверия», что ставило под угрозу не только его средства к существованию, но и жизнь.

Хотя далеко не каждый современный китаец сможет дать рациональное объяснение этому феномену, по сей день забота о собственном лице и боязнь его «потерять» присутствует во всех сферах жизни  китайского общества.

Rén yaò liǎn, shù yaò pí – «лицо так же важно для человека, как кора для дерева», -  говорит древняя мудрость. В современном  китайском языке есть два основных слова, обозначающие «лицо»: miàn или miànzi – лицо как социальная репутация, и liǎn – лицо, в первую очередь, как часть тела, тоже с производными значениями репутации и престижа.

Лицом можно «обладать» – yǒu miànzi, yǒu liǎn (обладать репутацией, внушать уважение), его можно  «хранить» -  gù miànzi, , bǎoquán miànzi. «Не имеющий лица» (méi liǎn) пребывает «в смущении». О лице можно «заботиться» yào liǎn или «не заботиться» bùyào liǎn (быть бесстыжим), hòu liǎn, hòu liǎnpí (дерзким – досл. «с толстой кожей лица»), и в итоге  лицо «потерять» diū miànzi, shī miànzi,  diū liǎn, pāo liǎn. Можно «бороться» за его приобретение – zhēng miànzi, zhēng lian, и «сделать лицо» – zuò lian , т.е. приобрести репутацию.

В редком случае в конфликтной ситуации лицо могут «разорвать» sīpò liǎn (т.е. не щадить чувств), а фраза  fān liǎn bù rèn rén  («отвернул лицо и не узнал») символизирует конец дружеских отношений  [3], [4].

В современном китайском языке концепт «лицо», в частности, находит выражение в четырех категориях идиом: 1 – «сохранение своего лица», 2 – «усиление чужого лица», 3 – «неудачная попытка сохранить свое лицо» , 4 – «потеря лица другими людьми». Также, согласно наблюдениям К.И.Тертицкого, китайские исследователи выделяют такие варианты поведения, связанные с «лицом», как инициативная «продажа» лица (использование власти или имущества, чтобы оказывать благодеяния друзьям и родственникам), «накапливание запасов» «лица» (услуги вышестоящим в надежде через некоторое время получить ответное благодеяние), «обмен» «лицом» (оказание взаимных услуг с использованием служебного положения) [5, с.54]. Чрезвычайно важным для китайца  также является идея «предоставления лица» другому, т.н.  mài miànzi («продажа лица», создание репутации другого человека через услуги, выполняемые от его лица), причем от последнего ожидается постоянная благосклонность и сотрудничество. Забота носителя китайской ментальности о «лице» и «социальном доверии» должна обязательно учитываться при межкультурном общении.

Усилия, направленные на сохранение «лице», связаны со стремлением избегнуть межличностного конфликта, поддержанием социальной гармонии.  Забота о репутации другого человека, создание ему возможности «спасти лицо», т.н. mǎi miànzi («покупка лица»),  gěi liǎn, gěi miànzi («дарение, передача лица»), не просто  социальная норма. Каждый старается не затронуть «лицо» другого и в результате сохраняется «лицо» каждого. Не заботиться о чужом «лице» уже означает нанести определенный ущерб своему «лицу» [5, с.53]. Неслучайно на популярных китайских телевизионных конкурсах, например, на Hunan TV, в отличие от иностранных версий, нет жестко критикующих судей и обидных комментариев.  Организаторы прилагают все усилия, чтобы сохранить достоинство проигравших.  При разделении призового фонда не забывают занявших по западным стандартам «непризовые» места, т.е. исключается абсолютный проигрыш и сохраняется лицо [6].

Одним из важных механизмов реализации взаимного сохранения лица является китайский ритуал общения, требующий не демонстрировать в обществе свои таланты и заслуги, принижать себя перед собеседником, напротив, воздавая ему необходимую дань уважения.  Как отмечает Т.В.Ивченко, «о себе следует говорить: «бесталанный», о своем сочинении – «бессодержательное», о своем мнении – «моя некомпетентность» или «глупость». Если даришь кому-то свою книгу, следует ее надписать так: «прошу исправить» … На вопрос: «справитесь ли вы с этой работой?» не следует отвечать утвердительно. К «лицу» вам будет что-то вроде: «я попробую, но не знаю, хватит ли на это моего скромного таланта»» [7].

В традиционной лингвистической культуре Китая издавна присутствовала  устойчивая оппозиция плохого и низкого «моего» и дорогого, значимого «Вашего». Себя говорящий назовет  bǐ – «низкий, вульгарный» (bǐjiàn – мое скромное мнение, bǐrén  – Ваш покорный слуга), xiǎorén – «человек низкого статуса, подлый», и даже qiè «вор» (выражая свое незначительное  мнение или извиняясь за неожиданный визит). Свое жилище он определит как «убогое» – hánshè. Напротив, собеседника сопроводят эпитетами guì – «дорогой, ценный»: guìxìng – «Ваша фамилия» (досл. «дорогая фамилия»), guìzǐnǚ – «Ваши дети», guìgōngsī – «Ваша фирма», guìguó – «Ваша страна», bǎo – сокровище, bǎojuàn – Ваша семья, bǎohào – Ваша фирма (магазин), dà – большой, dàbǐ – -Ваш почерк (письмо)  (досл. большая кисть для письма).

Какой бы роскошной ни была трапеза в вашем «убогом жилище», «гостю следует сообщить, что его, к сожалению, ждет «скромное угощение». Когда же он, «удостоив вас своим посещением», увидит заставленный едой стол… посетовать на то, что не удалось толком ничего приготовить» [7].  Подобает со смирением принять похвалу: nǎli nǎli – не достоин Вашего комплимента (досл. «где? где?»), или bùgǎn, bùgǎndāng  с тем же значением (досл. «не осмелюсь (принять честь)»).

Следует  отметить, ряд западных авторов при рассмотрении китайского концепта «лицо» исповедует определенный «евроцентризм». Однако, попытка применения к нему теории лингвистической вежливости П.Брауна и С.Левинсона, вызывает критику ряда исследователей, как на Западе, так и Китае. Наиболее серьезные возражения относятся к трактовке понятия «социального лица» в рамках явно европейского понимания краеугольных категорий «вежливость» (politeness) и «угроза социальному лицу» (face threat) [8]. На разницу в различии речевых актов индивидуалистических культур и китайской обращает внимание Ю.Гу, также отмечая, что особенность китайского менталитета и китайских культурных традиций проявляется в том, что коренной китаец ассоциирует функцию вежливости с необходимостью быть сдержанным в монологической и диалогической речи [9]. А Л.Мао называет примитивным, с точки зрения китайцев, понимание П.Брауном и С.Левинсоном таких речевых актов, как комплименты, и подчеркивает их выгодность для обеих сторон коммуникации [10].

Китайцев неправильно выбранные представителем западной культуры параметры общения, нечувствительность к лицу собеседника, могут сбивать с толку, или вызывать у них неприятие.

Известны случаи, когда западные бизнесмены возвращались из Китая с уверенностью, что деловые договоренности достигнуты, не осознавая, что им отказали. Как объясняет Ц.Ван, китайская сторона предпринимает все меры для спасения лица собеседника, «бережет его чувства», до конца надеется, что он поймет намеки. Поведение же представителя низкоконтекстной культуры, пытающегося расставить все точки над «и» сейчас и за этим столом, и раздраженного уходом разговора от темы и «двусмысленностью», воспринимается китайцем как невежливое. Также китайский исследователь пытается показать контраст прямолинейности западной и недемонстративности китайской культур, сопоставив два рекламных образца. Слоган компании Nike Jiù qù zuò ba(“Just Do It”), по его мнению, диссонирует с традиционными ценностями, не способствует сохранению лица, а из-за многозначности смыслов в китайском языке граничит с непристойностью. Реклама  же Цзянь Нань Чунь, одного из легендарных алкогольных напитков Китая, максимально «приглушена» и избегает прямоты, используя традиционные символы (Táng shí – «династия Тан», Gōngtíng jiǔ – «дворцовое вино» и т.д.) [11].  Тем не менее, китайский автор выражает надежду на преодоление коммуникативных барьеров и успешную коммуникацию по мере того, как опыт межкультурного общения в глобальном мире становится более интенсивным, а также выдвигает тезис возможном восприятии со временем китайской культурой некоторых особенностей низкоконтекстуальных культур.


Библиографический список
  1. Девятов В., Мартиросян М. Китайский прорыв и уроки для России. – М.: Вече, 2002. – 398 с.
  2. Hall E.T. Beyond Culture. Garden City, N.Y.: Anchor. Press/Doubleday, 1976. – 298 p.
  3. Большой китайско-русский словарь /Под ред. Мудрова Б.Г. – 6-е изд., – М.:Живой язык, 2006. – 528 с.
  4. Chinese-English Dictionary. Chamber of Commerce Printing House.Beijing, 1982. – 976 p.
  5. Тертицкий К.И. Китайцы: Традиционные ценности в современном мире. М.: ИСАА МГУ, 1994. – 347 с.
  6. Майборода М. «Культ лица» в Китае, или Почему китайцам важно не терять достоинство Электронный ресурс] – URL: https://laowai.ru/kult-lica-v-kitae/ (дата обращения: 18.10.2016).
  7. Ивченко Т.В. «Лицо» китайца. – Отечественные записки 2014,  №1. – [Электронный ресурс] – URL: http://www.intelros.ru/readroom/otechestvennye-zapiski/o1-2014/23218-lico-kitayca.html (дата обращения: 20.10.2016).
  8. Kasper G. Politeness // Concise Encyclopedia of Sociolinguistics (ed. Mesthrie R.). –Amsterdam,N.Y.,Oxford: Elsevier Ltd., 2001. P.187-192.
  9. Gu Yueguo. Politeness Phenomena in Modern Chinese. Journal of Pragmatics. Vol. 14 (2). 1990. P. 237-257
  10. Mao LuMing R. Beyond politeness theory: ‘Face’ revisited and  renewed // Journal of Pragmatics No. 21. 1994. – P.451-486
  11. Wang Cong. High-context and low-context cultures: communication barriers and communication strategies.  // Journal of Mass Media. Portal People.cn [Электронный ресурс] – URL: http://media.people.com.cn/BIG5/n/2015/0105/c392205-26327396.html (дата обращения: 20.10.2016).


Все статьи автора «Бачурин Всеволод Владимирович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация