УДК 82-3

ЛИТЕРАТУРНАЯ РЕЦЕПЦИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Мемедуллаева Айше Искендеровна
ГБОУВО РК "Крымский инженерно-педагогический университет"
студент-магистрант 2 курса филологического факультета

Аннотация
Данная статья посвящена проблеме литературной рецепции художественного произведения. Проведённое исследование позволяет утверждать, что данная проблема оставляет поле для изучения. Наряду с этим читательская рецепция служит отражением, а, значит, и способом постижения индивидуального авторского видения мира.

Ключевые слова: рецепция, реципиент, художественное произведение


RECEPTION OF THE LITERARY WORK

Memedullaieva Aishe Iskenderovna
Crimean Engineering and Pedagogical University
2-d course student of master's degree of the philological faculty

Abstract
The paper contemplates the problem of reception of the literary work. The conducted research allows to state that this problem leaves the field for further studying. Along with that reader's reception serves as reflection, and, thus, as way of comprehension of the individual author's vision of the world.

Keywords: literary work, reception, recipient


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Мемедуллаева А.И. Литературная рецепция художественного произведения // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/08/70534 (дата обращения: 20.11.2016).

Понятие «рецепция» (от лат. receptio – приём, принятие) использовалось в области естественных наук и акцентировало свое значение на восприятии рецепторами энергии раздражителей и преобразование ее в нервное возбуждение. Интерес к рецепции как процессу заимствования и приспособления определенным обществом разнообразных текстов культуры, возникших в другой стране или в другую эпоху, происходит в рамках постструктуралистской (деконструктивистской, постмодернистской) исследовательской парадигмы текстуального анализа на фоне смещения интереса от автора и текста к читателю. Рецептивный подход заключается в том, что произведение рассматривается не как отдельно существующая художественная ценность, а как элемент системы, в которой оно находится во взаимодействии с реципиентом, то есть, читателем. В итоге произведение начинает изучаться как исторически открытое явление, ценность и смысл которого исторически подвижны, изменчивы и поддаются переосмыслению.

Теория о литературной рецепции, как фиксации и исследовании человеческого отклика на то или иное произведение искусства, в данном случае – искусства письма, впервые появилась в работах немецкого историка и теоретика литературы, Ханса-Роберта Яусса в конце 1960-х.

Принявшись исследовать данную область, Ханс-Роберт не только не остановился, но и каждые двадцать лет публиковал всё новые, более глубокие и дополненные материалы своих исследований. Стоит отметить, что Ханс-Роберт был не единственным, кого заинтересовала данная тема. В 1961 году американский литературовед У.К.Бут в своей работе упомянул о «подразумеваемом авторе». После этого на протяжении последующих двух десятилетий прослеживалось параллельное развитие двух самостоятельных направлений исследования, каждое из которых до известного момента игнорировало существование другого, структурно-семиотическое и герменевтическое.

Неогерменевтическая линия представлена немецкой школой рецептивной эстетики. Среди наиболее репрезентативных теоретиков этой парадигмы Х. Р. Яусс, В. Изер. Памятным событием ознаменовался апрель 1967 года, ведь в тот месяц в университете Констанца Х. Р. Яусс выступил с лекцией, в которой изложил исследовательскую парадигму для литературоведения обозначенную как «Rezeptionsästhetik» («the poetics of reception»), или «эстетика восприятия». Центральным понятием у Х. Р. Яусса является термин «горизонт ожиданий», обозначающий комплекс эстетических, социально-политических, психологических и некоторых других представлений, определяющих отношение автора к обществу, а также отношение читателя к произведению. «Реконструкция горизонта ожидания, в котором произведение создавалось или воспринималось в прошлом», помогает восстановить историю рецепции данного текста и вписать его в исторический процесс эволюции литературы. Х. Р. Яусс попытался преодолеть разделение литературы и истории, исторического и эстетического познания, добавив к идее Э. Гуссерля об обязательной творческой активности личности при прочтении произведения еще и идею                      Г.-Г. Гадамера о необходимости изучать современную для реципиента ситуацию.

Другой теоретик в области литературы делал акцент на неопределённость литературы как фактор, влияющий на читательскую рецепцию. Вариативность восприятия реципиента, «странствующая точка зрения», зависит как от индивидуально-психологических, так и от социально- исторических характеристик читателя. Читатель не является абсолютно свободным в выборе точки зрения, так как текст всё же влияет на её формирование, хотя «перспективы текста обладают только «характером инструкций», акцентирующих внимание и интерес читателя на определенном содержании». Кроме того, В. Изер использует категорию «подразумеваемый читатель» («implied reader»). Согласно Изеру, его теория должна была раскрыть потенциальную множественность значений текста. Работая с «сырым» материалом, то есть свеженаписанным, но ещё не прочитанным, а значит, ещё полноценно не существующим текстом, читатель может делать предположения, бессознательно активировать стереотипное восприятие и поддаваться множеству факторов, например, настоящему психо- эмоциональному состоянию, окружающим раздражителям, уровню усталости, национальной принадлежности и так далее, что может существенно повлиять на его восприятие. Это легко доказывается тем фактом, что один и тот же текст, одного и того же автора, в разных территориальных локациях, людьми разных возрастов, национальностей и уровней образованности воспримут текст по-разному. Более того, возможен вариант диаметрально противоположных оценок написанного.

Особое значение в контексте рецептивного подхода имеет концепция У. Эко, посвятившего этой проблеме немало работ, начиная с 1962 г. («Открытое произведение») и продолжая работами 1990-х гг. («Пределы интерпретации», «Интерпретация и гиперинтерпретация», «Шесть прогулок в литературных лесах»). У. Эко разрабатывал свою концепцию рецепции и интерпретации текста «образцовым читателем» в духе наиболее влиятельной в тот период (начало 1960-х гг.) структурно-семиотической парадигмы. «Открытое произведение» и «Роль читателя» – ключевые работы У. Эко, первая из которых поставила вопрос об «открытости» текста для интерпретативных усилий читателя, а вторая – закрепила неоспоримость читательских позиций. Уже первая из этих книг была воспринята как интеллектуальная провокация, а У. Эко впоследствии пришлось взять на себя ответственность за эскалацию «открытости» и бесконечности интерпретации, ибо установленная им, казалось бы, четкая иерархия между автором и читателем – доминанта авторского замысла, воплощенного в тексте, над его восприятием – в конце концов, оказалась подвергнутой сомнению (даже если сам автор этого не желал).

Благодаря напору и влиянию теоретиков структурно-семиотической традиции текст стали рассматривать не только как объективно выраженное литературное произведение, но и как часть культуры, общества, истории и самого человека (так как каждый из этих компонентов влияет на всю систему восприятия). Положение о том, что история и общество являются тем, что может быть «прочитано», привело к восприятию человеческой культуры как единого «интертекста», который, в свою очередь, служит предтекстом любого вновь появляющегося текста.

Таким образом, автор всякого текста – художественного или любого другого – «превращается в пустое пространство проекции интертекстуальной игры». Важным последствием трансформации культурной традиции в «великий интертекст» является растворение реципиента в вариантах интерпретации полисемантических структур текста культуры, каждая из которых может быть истолкована так или иначе исходя из субъективных предпочтений итерпретатора. Работая с неизвестным материалом, каковым представляется написанный, но не прочитанный и, следовательно, не существующий еще текст, читатель вправе делать умозаключения, которые способствуют раскрытию множественных связей и референций произведения.

Таким образом, изменения, происходящие в области изучении рецептивных процессов, обусловлены сложным переплетением различных подходов, вызревавших долгое время в эстетических и семиотических теориях.

Данные подходы условно могут называться теориями рецепции: речь идет о специфически общем для современной гуманитаристики внимании к процессу восприятия, интерпретации и, в конечном счете, сотворения текста культуры реципиентом.

По мнению М. Бахтина, целостность произведения включает «и его внешнюю материальную данность, и его текст, и изображенный в нем мир, и автора-творца, и слушателя-читателя» [1, с. 404]. М. Гиршман также включает в художественное произведение множественность его читательских восприятий: «Художественный мир литературного произведения потому и является миром, что включает в себя, внутренне объединяет и субъекта высказывания, и объекта высказывания, и – в определенном смысле – адресата высказывания».

Литературоведческое направление, тесно связанное с идеями              М. Бахтина, получило дальнейшее развитие в работах А. Белецкого,              М. Храпченко, Б. Мейлаха. В результате деятельности этих ученых были выработаны основные методологические подходы – историко-функциональный и системно-функциональный. Термин «историко-функциональный подход» был введен М. Храпченко и ориентирован на исследование восприятия художественных произведений определенных исторических эпох читателями разного социального, профессионального статуса и возраста. Ученый писал: «Историко-функциональный подход означает изучение литературных явлений, примечательных по своему влиянию на читательскую аудиторию и прежде всего, конечно, наиболее жизнеспособных, если позволительно будет так сказать, художественных произведений» [6, с. 230-231].

Что же такое литературная рецепция, как она формируется и что на неё влияет? Рассмотрим пример литературной рецепции на примере романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея».

После публикации романа общество разделилось во мнениях. Вся английская критика клеймила его званием «аморального произведения», некоторые даже настаивали, вернее сказать, требовали запретить его распространение, а автора романа подвергнуть ответу перед судом. Уайльда обвинили в оскорблении общественной морали. И, несмотря на весь этот шум и хаос, обычные читатели приняли роман не просто хорошо, а даже восторженно. В жанровом отношении это интеллектуальный роман, написанный в декадентском стиле.

В  главном герое романа, Дориане Грее, прослеживаются черты нового Фауста. Роль Мефистофеля играет лорд Генри, так как именно он на протяжении всего романа искушает Дориана Грея идеями нового гедонизма и способствует превращению невинного и талантливого юноши в чудовище. Роль Маргариты исполняет Сибилла Вейн, Валентина — Джеймс Вейн. Любопытно, что в сюжете романа видны значительные сходства с легендой о Фаусте. Например, Фауст также получил от Мефистофеля вечную молодость. Есть также аллюзии и на другие произведения мировой литературы.

Ещё в детстве Уайльд познакомился с романом «Мельмот Скиталец».К слову, его автор, Чарлз Роберт Метьюрин, приходился ему никем иным, как двоюродным дедушкой. Именно благодаря «Мельмоту» появилась идея о таинственном портрете, владельцу которого не только не страшно время, но и который может позволить себе всё. В романе также можно найти схожие черты и с «Шагреневой кожей» Бальзака. Близким по декадентскому духу к «Портрету Дориана Грея» является роман Гюисманса «Наоборот». Однако «Портрет Дориана Грея» рассматривается как абсолютно необычное, отдельное и уникальное литературное произведение, в котором подняты вечные вопросы человечества: жизнь и ценность жизни, проблема выбора, дружба и любовь, гедонизм, благость и грех, человеческие метаморфозы, и, конечно же, красота и искусство.

Уайльд настолько качественно и эстетически приятно написал роман, что он не только нравится читателям, но и остаётся одним из самых известных и часто читаемых романов не только английской, но и мировой литературы.

«The artist is the creator of beautiful things. To reveal art and conceal the artist is art’s aim. The critic is he who can translate into another manner or a new material his impression of beautiful things» – так начинается предисловие к данному произведению. «Творец, он же Бог произведения, создатель всего действующего, как образного, так и материального». Эта мысль берёт своё начало ещё с древних времён, когда автор считался Богом произведения, создающим Вселенные и дающим жизни своим героям.

Очевидно, что в этом романе особое место и символизм будет отдан фигуре Творца. Так, например, предисловие к роману состоит из 25 афоризмов, восхваляющих труд и освещающих значимость эстетической составляющей литературных произведений. «Those who find beautiful meanings in beautiful things are the cultivated. For these there is hope. They are the elect to whom beautiful things mean only beauty» – «Красота в глазах смотрящего, или только истинно видящий может познать красоту жизни».      О. Уайльд продолжает идею о том, что человек рождается для созерцания, культивации и приумножении прекрасного. При этом, художественные произведения – один из видов сублимации. Ведь когда поток чувств и эмоций бьёт через край, душу наполняют чувства, а разум мысли, как удержаться и не поделиться ими, запечатлев их на бумаге? Ведь память не вечна, но её можно спрятать меж страниц, создать копию события, которое не поблекнет. Так создавались шедевры литературы, так и «Портрет Дориана Грея» читается и перечитывается уже не одним поколением, не один десяток лет. Прекрасные произведения вечны, хотя, как писал О. Уайльд: «There is no such thing as a moral or an immoral book. Books are well written, or badly written. That is all».

В романе «Портрет Дориана Грея» Уайльд воплотил свой эстетический идеал. Он абсолютизировал творчество и творческую личность, создал яркое противопоставление внутреннего мира внешней грубой и грязной реальности, а также поднял проблему всецелого наслаждения жизнью, то есть гедонизма.

Это исключительное произведение, оно «разбудило» читателей и заставило думать, спорить, обсуждать и переосмыслять.

Одной из таких тем для дискуссий и стала тема значимости искусства. Многие не готовы были согласиться с идеей, что смысл всего в творении, приводили в пример гениальных, но не признанных. Из этого же вытекал другой вопрос: а важно ли признание, а как понять, что творение достойно внимания, по каким критериям его оценивать, да и нужно ли его оценивать вообще и так далее. Другие же утверждали, что дело в таланте, а не в душе. Тот, кто владеет словом, получается, владеет всем, ибо может творить. А как же тогда остальные? Живут ли они исключительно ради почитания и восхищения Богов с рукописями в руках? Здесь можно заметить любопытнейший момент: пока люди спорили, произошла полная копия дискуссии романа, ведь ещё до всех разногласий Уайльд очень умело показал конфликт между внутренним миром человека и искусством в своём романе. Искусство чисто, а душа может быть запачкана. Это было смело, даже дерзко, ведь он заявил: «Искусство – зеркало, отражающее того, кто в него смотрится, а вовсе не жизнь». То есть, красота в глазах смотрящего, а, если кто-то красоты не видит, значит, нет красоты в душе его. То есть, не на автора пенять надо, а себя очищать. К слову, именно искусство, по мнению Уайльда, может       раскрыть творца, показать ему его душу, стать зеркалом и отразить не только его суть, но и показать весь мир. Как говорил Бэзил: «Every portrait that is painted with feeling is a portrait of the artist, not of the sitter. The sitter is merely the accident, the occasion. It is not he who is revealed by the painter; it is rather the painter who, on the coloured canvas, reveals himself. The reason I will not exhibit this picture is that I am afraid that I have shown in it the secret of my own soul».

Каждый художник вкладывает душу, частицу себя в своё творение, а каждый из героев – воплощение какой-то стороны искусства, прекрасного. Бэзил – воплощение служения искусству, лорд Генри – воплощение гедонистической философии, а Дориан – человек, который решил сделать свою жизнь прекрасной, как само искусство. Парадокс заключается в том, что, провозглашая наслаждение и красоту поиском и смыслом жизни, герои произведения совершают поступки, которые никак не являются прекрасными.

Наглядным примером тому служит лорд Генри, который хладнокровно и с цинизмом «выворачивает» и искажает моральные истины просто ради игры ума и влияния на юного Дориана. Так Уайльд раскрывает мысль о том, что искусство не имеет ничего общего с истиной и моралью, оно в другом измерении, оно самостоятельно и не может быть сформулировано логическим путём, да ещё и под влиянием догм и стереотипов. Автор показывает, что может послужить результатом увлечения интеллектуальной игрой, которая не ставит перед собой конкретных целей, кроме как самого процесса игры. Ведь цель лорда Генри – не истина и красота, а утверждение собственной личности, обоснование и оправдание своих идей и способа жизни с помощью увеличения единомышленников, а точнее, создание таковых. Ведь норма – понятие коллективное.

Наряду с этим Уайльд не только показал могущество слова и красоту утонченной мысли, но и продемонстрировал, что для области морали парадокс – это гибель. Существуют обязательные моральные основы, возможно, благодаря которым человечество всё ещё существует, и парадокс здесь неуместен, поскольку разрушает их, делает относительным добро и зло. А это опасно. Именно об этом повествует «Портрет Дориана Грея». Портрет отражает душу главного героя, даёт оценку его поступкам согласно критериям морали. Ведь в эпизоде, где Дориан бросается с ножом на портрет, тот убивает себя, а портрет снова становится прекрасным, вернув все недостатки их истинному владельцу.

Уайльд очень тонко описал этапы изменения личности, метаморфозы человека, одержимого чем-то. День за днём, шаг за шагом Дориан Грей, из чистого и светлого юноши, превратился в развращённого эгоиста, он словно сам стал змеем-искусителем, совращая всё большее количество юных девушек, не помня их число, имён и титулов, не думая о последствиях, чувствах и морали. Оскар Уайльд подчеркивает мысль, что только совесть способна контролировать жизнь человека. Да, она не исправит содеянного, однако укор способен предотвратить их повторение. Не зря говорят, что человек живет до тех пор, пока жива его совесть. Совесть – личная ответственность каждого и только он сам может её уничтожить.

«Каждое преступление вульгарное, так же, как и каждая вульгарность – преступление», – утверждает Оскар Уайльд. Возможно,эта фраза выражает жизненное кредо автора: жизнь должна быть прекрасной, а не запачканной вульгарностью. «Красота спасет мир» – так сказал еще один классик Фёдор Достоевский. И пусть этих писателей разделяют тысячи километров, время и многие другие факторы, в одном они схожи – как говорится в последней главе «Портрета Дориана Грея»: «Дни ваши – это ваши сонеты», каковы сонеты, такова и песня.


Библиографический список
  1. Бахтин М. Автор и герой в эстетической действительности / М. Бахтин // Литературно-критические статьи / М. Бахтин. – М. :Худож. лит.,1986. – С. 5–26.
  2. Білецький О. Об одной из очередных задач историко-литературной науки / О. Білецький // Зібр. праць : у 5 т. / О. Білецький. – К. : Наук. думка, 1966. – Т. 3. – С. 255–273.
  3. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. – М.: Художественная литература, 1975.
  4. Бахтин М. Автор и герой в эстетической действительности / М. Бахтин // Литературно-критические статьи / М. Бахтин ; [сост. С. Бочаров, В. Кожинов]. – М. :Худож. лит.,1986. – С. 5–26.
  5. Мейлах Б. С. Процесс творчества и художественное восприятие : Комплексный подход : опыт, поиски, перспективы / Б. С. Мейлах. – М. : Искусство, 1985. – 318 с.
  6. Храпченко М. Б. Творческая индивидуальность писателя и развитие литературы / М. Б. Храпченко. – М. :Худ. лит., 1977. – 446 с.


Все статьи автора «Мемедуллаева Айше Искендеровна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация