УДК 167

ДИАЛОГИЧЕСКАЯ ТРАКТОВКА ПРИРОДЫ МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТИ В СФЕРЕ СОЦИАЛЬНОГО ЗНАНИЯ

Кондратьев Виктор Юрьевич
Нижегородский государственный педагогический университет им. К. Минина
доктор философских наук, профессор кафедры философии и общественных наук

Аннотация
Данная статья посвящена философско-методологической проблеме понимания феномена междисциплинарности в сфере социального знания. Рассматривая данную проблему в контексте широкого круга предпосылок и допущений относительно действительных возможностей согласования конкретных социальных дисциплин, автор предлагает диалогическую трактовку феномена междисциплинарности.

Ключевые слова: диалог, дисциплинарная организация социального знания, синтез, типология междисциплинарных исследований, типология научных теорий


DIALOGIC INTERPRETATION OF INTERDISCIPLINARITY IN THE SPHERE OF SOCIAL EXPERTISE

Kondratyev Victor Yuryevich
Nizhny Novgorod State Pedagogical University after Kozma Minin
PhD (Doctorate of Philosophy), Prof. of department of philosophy and social sciences

Abstract
The article deals with the philosophical and methodological problem of understanding of interdisciplinarity in the sphere of social expertise. Considering the problem in connection with a wide variety of premises and assumptions of true opportunities of social sciences coordination enables the author to present a dialogic treatment of interdisciplinarity.

Keywords: dialogue, disciplinary organization of social expertise, synthesis, typology of interdisciplinary research, typology of scientific theories


Рубрика: 09.00.00 ФИЛОСОФСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кондратьев В.Ю. Диалогическая трактовка природы междисциплинарности в сфере социального знания // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/07/70271 (дата обращения: 02.06.2017).

Замысел моей статьи заключается в том, чтобы хотя бы контурно обрисовать диалогическую трактовку природы междисциплинарности в сфере социального знания.  Ее общий смысл выражает ключевая метафора нераздельного и неслиянного сосуществования автономных социальных дисциплин в общем контексте научного знания.

Актуальность моего замысла обусловлена несколькими обстоятельствами. Во-первых, во второй половине прошлого века интегративные тенденции в растущем массиве научного знания о человеке и обществе стали вполне зримыми и очевидными. Не случайно устойчивый интерес к проблематике «междисциплинарной интеграции» наблюдается и среди ученых России и среди ученых Запада. Симптоматичных является тот факт, что в первое десятилетие нового века интерес российских ученых – представителей экономики, социологии, политологии и др. социальных и гуманитарных дисциплин – к данной проблематике резко возрос и не спадает до сегодняшнего дня. Во-вторых, на мой взгляд, междисциплинарная интеграция в сфере дисциплинарно разделенного социального знания в известном и, пожалуй, решающем  отношении протекает стихийным и спонтанным образом. Однако я настаиваю на  том, что степень эффективности междисциплинарной интеграции все же может быть существенно повышена благодаря нашему пониманию природы объективных процессов и критическому осмыслению разнохарактерного опыта ученых, попытавшихся осуществить междисциплинарную интеграцию в процессе собственно научной деятельности.

Приведу в качестве примера инициативу журнала «Общественные науки и современность», предложившего в 2008 году «известным отечественным экономистам, социологам, представителям других дисциплин» обсудить «разные аспекты «экономического империализма» как научной парадигмы». Разъясняя свое предложение, организаторы дискуссии, отметили, что «В последние десятилетия стала довольно распространенной практика применения экономико-математических методов при поисках ответов на вопросы, встающие перед учеными – специалистами в других областях знания. Все чаще экономисты, вооруженные своим инструментарием, вторгаются в сферы деятельности социологов, политологов, историков, экологов…Такая практика даже получила наименование «экономический империализм». Что она несет: новые исследовательские возможности или огрубление, сведение к трактовке с позиций homo economicus сложнейших социальных процессов?» [1, с. 134]. Представители конкретных социальных дисциплин откликнулись на это предложение журнала. Сиптоматичным является тот факт, что дискуссия на тему «экономический империализм» как научная парадигма продлилась несколько лет.

Оценивая актуальность и теоретический уровень дискуссии в целом, экономист В.С. Ананьев утверждает, что «Дискуссия, развернувшаяся вокруг «экономического материализма» на страницах журнала «Общественные науки и современность», очень интересна и отличается высоким теоретическим уровнем. Однако примечательно, что она практически не применима к ситуации в российских общественных науках…неоклассическую экономическую теорию, лежащую в основе «экономического империализма», практически использует незначительная часть российских экономистов, а людей, применяющих неоклассический инструментарий в области других общественных наук, почти нет» [2, с. 173].

Так, например, в статье социолога В.В. Радаева была дана интересная интерпретация истории взаимных отношений между экономикой и социологией [3]. Она позволяет увидеть одну из причин, объясняющую отсутствия интереса российских социологов к «неоклассическому инструментарию». Автор этой интерпретации обнаружил в развитии экономики и социологии две различные стадии: «в течение более чем полувека, эти дисциплины развивались практически независимо, благополучно игнорируя друг друга…Так продолжалось до начала 1960-х гг., когда с подачи Г. Беккера и др. развернулось сначала слабое, потом все усиливающееся движение, названное «экономическим империализмом». И к сегодняшнему дню не осталось практически ни одной области социальных наук, в которую не вторглись бы экономисты со своими модельными построениями. Несколько позже, уже в середине 1980-х гг., оформилось встречное движение (курсив мой: В.К.) в рамках «новой экономической социологии»…Социологи тоже стали проникать в чужую обитель, начав изучать рынки, конкуренцию, финансы, корпоративное управление…» [3, с. 116-117].  Встречное движение «новой экономической социологии» в область исследований экономики обладало теми же самыми «имперскими амбициями», которые были присущи до середины 1980-х гг. «неоклассической экономике» [4].  Именно поэтому прямое столкновение «имперских амбиций» экономики и социологии породило в данном случае в отношениях между ними интеллектуальную атмосферу, исключающую всякие попытки междисциплинарного взаимодействия. В создавшейся ситуации возникает актуальный вопрос, что же стоит за «имперскими амбициями» экономики и социологии?

Философско-методологической основой, позволившей реализовать замысел статьи и довести диалогическую трактовку феномена междисциплинарности в сфере социального знания до эксплицированных представлений, стала  концепция рациональности как ценности культуры, предложенной отечественным философом В.С. Швыревым [5].  Русло процесса эксплицирования было задано четкими философско-методологическими представлениями о «неклассической рациональности» и «диалогизме» [5, с. 171].

В контексте этих представлений стала возможной четкая формулировка центральной проблемы исследований феномена междисциплинарности: должна ли целостная философско-методологическая позиция обосновывать идею радикального междисциплинарного синтеза или же она должна обосновывать идею сложной и косвенной взаимозависимости различных дисциплин и дисциплинарных подходов.

Принимая логику рассуждений В. Швырева, можно сделать общий вывод, что мы живем в эпоху, когда в сфере социального знания происходит замена старых идей синтеза на новые идеи диалога. Если это так, то наша философская позиция должна противопоставлять новые идеи старым идеям. Общее стремление найти, в конечном счете, безупречные формулы синтеза различных социальных дисциплин  является неустранимым дефектом всех исследований, проводимых в русле старых идей.  При конструировании такого рода формул, исследователи исходят из целого ряда неявных и, большей частью, нереалистичных допущений относительно действительных возможностей согласования конкретных содержательных систем дисциплинарного знания. В конечном счете, подобные формулы оказываются не реализуемы в научной практике, а миссия философии и методологии социальной науки – способствовать достижению более глубокого понимания реальных проблем, возникающих в различных областях знания – невыполненной.

Согласно нашей позиции лишь на первый взгляд представляется, что междисциплинарная интеграция – это, в первую очередь, планируемый итог специально рассчитанных действий, подчиненных претворению данной цели как таковой.

Реальный процесс интеграции – как показывает история социальной науки – в первую очередь определен нашими усилиями и успехами в лучшем и более полном постижении и понимании непосредственных предметов нашего знания. Новые идеи и изобретательные гипотезы, касающиеся этих предметов, способны изменить видение общей картины областей исследования и тем самым открывают новые пути и возможности в достижении большего единства и согласованности нашего знания. Главным всегда оказывается суть дела, глубина и основательность понимания предмета исследования, но не отвлеченный теоретико-познавательный критерий. Возможно большая степень интегрированности, единства нашего знания – один из некоторых отвлеченных теоретико-познавательных критериев. Такова его природа.  Нельзя забывать о том, что научная практика и ее философско-методологическое осознание всегда должны находиться в отношениях взаимного восполнения. Как утверждает В.С. Швырев «Преодолевая соблазны методологического нормативизма, самосознание науки, вместе с тем, не должно отказываться от всякой методологической регулируемости. Такой отказ подорвал бы саму основу науки как формы рационального знания» [6, с. 497].

Следовательно, обсуждая различные философско-методологические аспекты проблемы междисциплинарной интеграции, необходимо осознать предпосылочность самих методологических решений и построений и привести их в систему с целью создания ситуации активного и растущего диалога дисциплинарных подходов.

В контексте широкой версии стандартной концепции науки и комплекса представлений о теоретической форме научного знания, была произведена реконструкция дисциплинарной организации социального знания и выявлены логико-методологические характеристики социального знания. На этой основе была сформулирована система регулятивных правил применительно к социальным дисциплинам, вступающим в контакт и взаимодействия; построена типология научных теорий, а также типология междисциплинарных исследований.


Библиографический список
  1. «Экономический империализм» как научная парадигма // Общественные науки и современность. – 2008. – № 3. – С. 134.
  2. Автономов В.С. От «экономического империализма» к стремлению к взаимообогащению // Общественные науки и современность. – 2010. – № 3. – С. 173-176.
  3. Радаев В.В. Экономические империалисты наступают! Что делать социологам? // Общественные науки и современность. – 2008. – № 6. – С. 116-123.
  4. Ананьин О.И. За «экономический империализм» без имперских амбиций или о формах междисциплинарных взаимодействий // Общественные науки и современность. – 2009. – № 6. – С. 130-139.
  5. Швырев В.С. Рациональность как ценность культуры. Традиция и современность. – М.: Прогресс-Традиция, 2003.
  6. Швырев В.С. Методология // Энциклопедия эпистемологии и философии науки. – М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация», 2009. С. 495-497.


Все статьи автора «Кондратьев Виктор Юрьевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: