УДК 343.1

К ВОПРОСУ О ПОЛНОМОЧИЯХ ПРОКУРОРА НА ДОСУДЕБНЫХ СТАДИЯХ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

Шигуров Александр Викторович1, Шигурова Елена Ивановна2
1Средне-Волжский институт (филиал) Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного права и процесса
2ФГБОУ ВПО "Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарева", кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры уголовного процесса, правосудия и прокурорского надзора

Аннотация
В статье дан критический анализ внесенных Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ изменений статуса прокурора как участника досудебного производства. Авторы делают выводы: об отсутствии оснований для разграничения контрольно-надзорных полномочий прокурора по отношению к следователю и дознавателю; о противоречии новых норм институту «монополии» прокуратуры на направление уголовного дела в суд и поддержание государственного обвинения; о необходимости восстановления полномочий прокурора по осуществлению надзора за законностью решений и действий следователя по уголовному делу.

Ключевые слова: прокурор, самостоятельность, следователь, судопроизводство, Уголовный процесс, указания, УПК РФ


ON THE QUESTION OF THE POWERS OF THE PUBLIC PROSECUTOR IN THE PRETRIAL STAGES OF THE CRIMINAL PROCESS

Shigurov Aleksandr Viktorovich1, Shigurova Helena Ivanovna2
1Mid-Volzhskiy Institute (branch) of Russian State University Justice (RPA Russian Ministry of Justice), Candidate of legal Sciences, associate Professor, assistant Professor of Criminal Law and Procedure
2Ogarev Mordovia State University, Candidate of legal Sciences, associate Professor, associate Professor of Department of Criminal Procedure, Justice and Prosecutorial Oversight

Abstract
The article provides a critical analysis made by the Federal Law of 05.06.2007 № 87-FZ, changes the status of the public prosecutor as a member of the pre-trial. The authors conclude: there are no grounds for distinguishing between control and supervisory powers of the Prosecutor with respect to the investigator and the investigator; the contradiction of new standards institute "monopoly" in the direction of the prosecutor's office criminal case to the court and public prosecution; the need to restore the powers of the prosecutor to supervise the legality of decisions and actions of the investigator in the criminal case.

Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Шигуров А.В., Шигурова Е.И. К вопросу о полномочиях прокурора на досудебных стадиях уголовного процесса // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/03/65289 (дата обращения: 19.11.2016).

Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ полномочия прокурора по участию в осуществлении предварительного следствия были существенно изменены: исключены полномочия по самостоятельному возбуждению прокурором уголовного дела, проведению следственных и иных процессуальных действий по делу; согласованию ряда важных решений, выносимых следователем; даче обязательных для следователя указаний о направлении расследования, производстве следственных и иных процессуальных действий и др.[1]

Прокурор лишился в данной сфере и таких полномочий, которыми он наделен при осуществлении надзорных полномочий по отношению к другим должностным лицам, находящимся под надзором прокуратуры. Так, например, в силу пункта 2 ч.1 ст. 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» прокурор при осуществлении надзорной деятельности вправе истребовать у руководителей и иных должностных лиц необходимые ему материалы, статистические и иные сведения [2]. По отношению к органам предварительного следствия и следователям аналогичных полномочий прокурора российское уголовно-процессуальное право не закрепляет.

Оставшееся у прокурора право надзора за законностью решений, действий (бездействия) следователя и проверки всесторонности, полноты, объективности и законности проведенного расследования в конце досудебного производства процессуальную самостоятельность следователя не ограничивают [3, 4].

В качестве примера рассмотрим ситуацию, сложившуюся в ходе надзорной деятельности в г. Тихорецке Краснодарского края. 26.10.2012 прокурор Тихорецкой межрайонной прокуратуры направил в следственный отдел СУ СК РФ по Краснодарскому краю запрос о предоставлении материалов проверки, проводимой в стадии возбуждения уголовного дела. Запрос был проигнорирован руководителем следственного отдела (далее – СО). Через 5 дней аналогичный запрос был направлен в адрес Следственного управления СК РФ по Краснодарскому краю. 1.11.2012. в Тихорецкую межрайонную прокуратуру по факсу поступило сообщение руководителя СО СУ СК РФ по Краснодарскому краю о том, что материалы не могут быть предоставлены, поскольку находятся в производстве. Через 6 дней заместитель Тихорецкого межрайонного прокурора направил запрос о предоставлении копии итогового решения, принятого по сообщению о преступлении. 7 декабря 2012 г. из СО по факсу поступил отказ, обоснованный тем, что окончательных процессуальных решений по материалам проверки не принято, ранее принятые решения отменены.

Через 2 дня Тихорецкий межрайонный прокурор возбудил дело об административном правонарушении по ст. 17.7 КоАП, предусматривающей ответственность за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом. 5.12.2012 г. постановлением мирового судьи руководитель СО была привлечена к административной ответственности и оштрафована на сумму 2 тыс. руб. Районный суд и Краснодарский краевой суд оставили решения без изменения и лишь Верховный Суд РФ Постановлением от 7.10.2013 № 18-АД13-21 решение отменил, указав на то, что запрос прокурора не был законным. Прокурор на основании п.5.1 ч.2 ст. 37 УПК имеет право запросить материалы проведенной проверки лишь в том случае, если по ее окончании приняты решения об отказе в возбуждении, о приостановлении или о прекращении уголовного дела. В рассматриваемом же случае процессуальное решение не было вынесено, следовательно, руководитель СО вправе была не выполнять требования прокурора [5].

Анализ внесенных изменений статуса прокурора и следователя свидетельствует об их противоречивости.

1) На наш взгляд, отсутствуют основания для разграничения надзорных полномочий прокурора по отношению к следователю и дознавателю.

Рассматриваемые изменения статуса прокурора коснулись лишь тех его надзорных полномочий и полномочий по участию в проведении предварительного расследования, которые связаны с контролем/надзором за следователем, руководителем следственного органа. Полномочия по отношения к дознавателю, органу дознания были сохранены в полном объеме. Таким образом, в настоящее время полномочия прокурора на досудебном производстве по отношению к дознавателю включают в себя право давать указания о направлении расследования, производстве процессуальных действий, по отношению к следователю прокурор лишен такого права.

При этом, известно, что статус дознавателя и следователя как ключевых участников со стороны обвинения на досудебном производстве, в основном, похож. Сходство обусловлено тем, что они лично ответственны за достижение задач предварительного расследования, самостоятельно принимают решения о проведении следственных и иных процессуальных действий, за исключением тех случаев, когда закон требует согласовывать их с руководителями соответствующих органов.

Нет отличий и в профессиональной компетентности следователей, дознавателей: опытные дознаватели и начинающие следователя с небольшим стажем работы, которые в большей степени нуждаются в дополнительном контроле/надзоре со стороны прокурора.

На необходимость более интенсивного контроля/надзора за следователями указывает и большая степень общественной опасности, расследуемых ими преступлений, следовательно, большая ответственность государства за скорейшее их раскрытие, изобличение и привлечение к уголовной ответственности преступников.

Эти и другие моменты порождают сомнения в том, что в основе разграничения контрольно-надзорных полномочий прокурора по отношению к следователю и дознавателю, лежит обдуманная концепция совершенствования уголовно-процессуального законодательства.

2) Внесенные изменения, направленные на обеспечение процессуальной независимости следователя от прокурора, противоречат действующим нормам о «монополии» прокуратуры на направление уголовного дела в суд и поддержание там государственного обвинения.

Глава 31, ст. 246, п.6 ч.1 ст. 5 УПК РФ в совокупности устанавливают исключительное право работников прокуратуры РФ проверять уголовное дело публичного и частно-публичного обвинения перед направлением в суд, утверждать обвинительное заключение, решать вопрос о направлении дела в суд для рассмотрения по существу, поддерживать обвинение в суде в качестве государственного обвинителя.

С учетом вышеуказанных норм и полномочий прокурора законодатель разумно предоставил ему право при проверке поступившего от следователя уголовного дела проверять не только законность, но и полноту, объективность и всесторонность проведенного расследования обстоятельств конкретного уголовного дела. Если уголовное дело требованиям прокурора не соответствует, он вправе в соответствии с п.2 ч.1 ст. 221 УПК РФ возвратить дело следователю и дать письменные указания о необходимости устранить выявленные прокурором недостатки: произвести дополнительное следствие, изменить объем обвинения либо квалификацию действий обвиняемых, пересоставить обвинительное заключение. Необходимость таких полномочий обусловлена возложенными на прокуратуру задачами по поддержанию обвинения в суде.

В связи с вышесказанным возникает вопрос, какой смысл имело лишение прокурора права давать указания следователю по ходу расследования, если сохраняется право прокурора принимать «результаты» работы следователя и давать ему указания в конце расследования? На наш взгляд, тут законодатель должен был выбрать между вышеуказанными институтами и, если приоритетной задачей будет признано создание независимого следственного органа, обеспечение самостоятельности следователя, необходимо лишать прокуратуру «монополии» на поддержание государственного обвинение. Отметим, что п.6 ч.1 ст. 5 УПК РФ (в редакции Федерального закона oт 29.05.2002 № 58-ФЗ) предусматривал право дознавателя или следователя поддерживать государственное обвинение. Интересно, что данное право были ликвидировано именно Федеральным законом от 05.06.2007 № 87-ФЗ, т.е. законодатель одновременно ввел нормы, гарантирующие самостоятельность следователя, руководителя следственного органа от прокурора и исключил из закона даже намек на возможность кого-либо, кроме работников прокуратуры, поддерживать государственное обвинение.

На наш взгляд, никакой необходимости в множественности органов, поддерживающих государственное обвинение, нет. Эта функция должна быть и далее закреплена за прокуратурой. Но тогда и необходимо отказаться от надежд создать институт следователей, которые были бы независимы от позиции главного обвинителя по делу – прокурора. Поскольку последний выступает в суде, определяет позицию государства в самой важной части уголовного процесса – в судебном разбирательстве, за ним должно быть сохранено право в целях обеспечения законности, полноты, объективности и всесторонности расследования преступления вмешиваться в работу следователя, направлять его при необходимости путем дачи указаний.

3) Предусмотренные действующим законодательством полномочия прокурора не позволяют ему полноценно осуществлять даже надзор за законностью решений и действий следователя по уголовному делу.

Прокурор уполномочен на рассмотрение жалоб участников уголовного процесса в соответствии со ст. 123, 124 УПК РФ. Осуществляя надзорные полномочия по поступившим жалобам или по собственной инициативе, он вправе направлять письменные требования в следственные органы об устранении нарушений уголовно-процессуального законодательства. Однако, у него нет права привлечь игнорирующих его требования следователей к какой-либо ответственности (ст. 17.7 КоАП не может быть применена к отношениям, возникающим в ходе осуществления надзорных полномочий за предварительным расследованием) [6, 7].

Кроме того, норма, закрепляющая право прокурора ознакомится с материалами уголовного дела, сформулирована так, что допускает отказ в выполнении письменного запроса прокурора о предоставлении ему возможности ознакомится с материалами дела. Как верно отмечает А.П. Кругликов, ч.2.1. ст. 37 допускает возможность признания следователем или руководителем следственного органа соответствующего запроса прокурора немотивированным, и прокурор ничего не может противопоставить такой позиции – это повлечет отказ прокурору в предоставлении доступа к уголовному делу [8]. Как в этом случае, не имея материалов дела рассматривать поступившие жалобы на решения и действия прокурора, осуществлять надзорные полномочия в плановом режиме? Законодатель оставляет эти вопросы без ответа. Таким образом, эффективность прокурорского надзора ставится в зависимость от личных отношений соответствующих работников.

Выше мы приводили пример того, как прокурор в течение долгого времени безуспешно предпринимал попытки получить материалы уголовного дела для разрешения поступившей к нему жалобы и руководитель систематически либо игнорировал запросы, либо отвечал отказом, ссылаясь на то, что материалы еще находятся в производстве.

При характеристике данной проблемы необходимо помнить и то, что прокурор на стадии окончания предварительного расследования все равно получает доступ к материалам дела, имеет возможность выявить все нарушения и потребовать их устранения. Получается, что единственное, чего добился законодатель – это временно избавил следователя и руководителя следственного органа от необходимости следовать указаниям и требованиям прокурора.

Но законодатель забыл о том, что, во-первых, нарушения проще предотвратить, чем устранять их последствия, во-вторых, чем раньше выявлено нарушение, тем больше возможностей для его устранения. Чем больше пройдет времени с момента проведения незаконных следственных действий или принятия незаконных процессуальных решений, тем больше «вредных» последствий они повлекут [9, 10].

На наш взгляд, с учетом вышеуказанных обстоятельств предусмотренные действующим законодательством ограничения контрольно-надзорных полномочий прокурора по отношению к следователю, руководителю следственного органа необходимо исключить из российского уголовно-процессуального законодательства.


Библиографический список
  1. О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации»: Федеральный закон от 05.06.2007 № 87-ФЗ [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
  2. О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  3. Данилов В.В. Неблагополучная семья – детерминант рецидивной преступности несовершеннолетних // Мир науки и образования. 2015. № 4. С. 6.
  4. Федосеев Р.В. Развитие системы дворянского земельного кредитования на территории среднего Поволжья во второй половине XIX в. // Общество: философия, история, культура. 2016. № 1. С. 57-59.
  5. Постановление Верховного Суда РФ от 07.10.2013 № 18-АД13-21 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант-Плюс».
  6. Корякин А.Л. Пути реформирования института частного обвинения в России // Труды Оренбургского института (филиала) Московской государственной юридической академии. 2014. № 20. С. 32-36.
  7. Корякин А.Л. Проблемы судебного следствия по делам частного обвинения // Вестник Омского университета. Серия: Право. 2014. № 3. С. 205-216.
  8. Кругликов А.П. Проблемы уголовно-процессуальных отношений прокурора со следователем и руководителем следственного органа // Российская юстиция. 2011. № 10. С. 28 – 31.
  9. Жирова М.Ю. Проблемы, связанные с участием прокурора в рассмотрении уголовных дел частного обвинения // Мировой судья. 2012. № 11. С. 10-12.
  10. Жирова М.Ю. Развитие представлений о частном обвинении в истории российского уголовного процесса (советский период) // Аспирантский вестник Поволжья. 2010. № 1-2. С. 134-138.


Все статьи автора «Шигуров Александр Викторович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация