УДК 007.52

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ РОБОТОТЕХНИКИ В ВОЕННОМ ДЕЛЕ

Тиханычев Олег Васильевич
27 Центральный научно-исследовательский институт Минобороны России
кандидат технических наук, профессор Академии военных наук

Аннотация
Один из аспектов революции в военном деле - роботизация поля боя. Но реализация этого аспекта порождает определённые проблемы: в технологической, юридической и гуманитарной сфере. Детальный анализ некоторых из этих проблем и возможные последствия выбора разных вариантов их разрешения приведены в данной статье.

Ключевые слова: автономные боевые роботы, гуманитарные проблемы применения боевых роботов, решение проблемы, роботизация поля боя


SOME PROBLEMS OF APPLICATION OF COMBAT ROBOTICS

Tikhanychev Oleg Vasilevich
27th Central Research Institute of the Ministry of Defence of Russia
Candidate of Technical Sciences, Professor

Abstract
One aspect of the revolution in military affairs - robotization of the battlefield. As a result, there were problems. A detailed analysis of these issues and the possible consequences of choosing different options to resolve them are listed in this article.

Keywords: human decision-making, humanitarian and legal problems, lethal autonomous robotics, robotics battlefield, the emergence of LARs


Рубрика: 05.00.00 ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Тиханычев О.В. Некоторые проблемы использования робототехники в военном деле // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/03/65103 (дата обращения: 03.06.2017).

Как показывает исторический опыт, любые научные и технологические разработки рано или поздно находят применение в военной области. Не является исключением и такое направление, как робототехника. Многие писатели-фантасты предвидели опасность создания боевых роботов, рассматривали случаи войны роботов со своими создателями. Разумеется, такая ситуация является фантастической. Да и роботы ранее никогда не  применялись как боевые системы.

Конечно, в этой связи можно возразить, что беспилотные средства как оружие применяются достаточно давно, ещё с середины прошлого века. Но необходимо помнить, что эти средства – самонаводящиеся ракеты и управляемые боеприпасы являются одноразовыми изделиями с ограниченными возможностями самостоятельного выбора цели удара. Это относится даже к самым современным из них, например, крылатым ракетам, оснащаемым системами управления с возможностью перенацеливания на конечном участке траектории. По определению, все они относятся к боеприпасам, а не к оружию. А вот боевые роботы – именно оружие, само выбирающее цель и поражающее её дистанционно, без самоуничтожения и с алгоритмом «поразить противника и уцелеть». В этом заключается существенная разница.

До настоящего времени роботизированные системы, отвечающие современному понятию определения «робот» применялись только там, где они заменяли человека в наиболее опасных сферах деятельности: беспилотные самолёты-разведчики, мишени и ложные цели для системы противовоздушной обороны противника, роботы-саперы, беспилотные системы для подводных поисковых работ и т.п.

Применение роботов на поле боя, например, в качестве разведчиков, позволило существенно повысить эффективность ведения боевых действий, хотя и решило далеко не все проблемы. Например, проблему сокращения длительности цикла поражения обнаруженных объектов. Для её решения логичным оказалось разместить вооружение на самом разведчике. Но что делать с принятием решения на удар? Этот вопрос не заставил себя ждать. При проведении операции «Несокрушимая свобода» (Enduring Freedom) беспилотным летательным аппаратом (БЛА) MQ-1 «Хищник» (Predator) была обнаружена автомобильная колонна террористов. За время принятия решения на удар колонна ушла из зоны досягаемости, хотя на борту БЛА имелись ракеты AGM-114K «Хеллфайр» (Hellfire), позволявшие при своевременном получении команды выполнить задачу поражения.

Но 17 октября 2001 года произошло событие, практически незамеченное прессой, но являющее собой определённую веху в истории взаимоотношения человека и созданных им машин: в ходе операции коалиционных сил США и НАТО в Афганистане (ISAF) получен первый опыт использования оснащенного управляемой ракетой БЛА «Предатор» для поражения зенитной установки с расчётом. Впоследствии случаи применения БЛА для поражения наземных объектов стали массовыми. В ходе проведении операций «Анаконда» (Anaconda) и «Шок и трепет» (Shock and Awe), БЛА применялись даже для непосредственной огневой поддержки и это, по заявлению американских источников, явилось очередным шагом к «войне машин» против человека [1,2].

И хотя до настоящего времени на всех этапах развития роботов от дистанционно-управляемых к беспилотным аппаратам решение на применение оружия всё-таки остаётся за человеком, но в перспективе и эта функция может быть делегирована БЛА. Это решение объективно диктуется требованиями оперативности ведения боевых действий.

Всё это позволяет сделать вывод, что на пути создания и внедрения боевых роботов, как и при использовании любой новой техники, возникают препятствия и проблемы, и не только технического плана. Возникает и ряд вопросов в других сферах: морально-этические и юридические в части применения робота против человека, проблемы безопасности для самих применяющих и мирного населения, проблема разделения ответственности между разработчиками и эксплуатантами и другие.

Проблемы безопасности всегда сопровождают развитие сложных технических систем. Робототехника – не исключение. Начиная с 1979 года, зафиксировано более десяти случаев получения гибели людей при сбоях использования промышленных роботов. Но промышленные роботы системы, не имеющие целью убивать. Боевые роботы намного опаснее и меры безопасности при их использовании должны быть куда как более продуманы. Первыми над этим стали задумываться те, кто наиболее активно применяет подобные системы [3,4,5]. Вопрос не праздный, тем более уже имеются прецеденты. 12 октября 2007 года несанкционированным огнём автоматической зенитной пушки GDF-005 «Эрликон» (Oerlikon) в Южной Африке были убиты 9 и ранены 14 военнослужащих [6]. Чем больше будет на вооружении стран мира робототехнических систем, тем выше вероятность подобных случаев.

А 14 февраля 2016 года прецеденты с автономными роботами вышли за границы военной и промышленной сферы и стали касаться всех: впервые попал в аварию самоуправляемый автомобиль Google. В районе Маунтин-Вью, штат Калифорния, он, объезжая препятствие, столкнулся с автобусом. В дорожно-транспортной происшествии никто не погиб, но «очередной звоночек» для человечества прозвенел.

И второй вопрос, вытекающий из первого: кто несёт ответственность в случаях причинения роботами вреда своим военнослужащим или мирному населению? Разделение вины между изготовителем самого робота, разработчиком программного обеспечения для него и оператором (эксплуатирующим подразделением) системы становится актуальным как никогда. Юридически эта ситуация пока не отрегулирована.

Ещё одна спорная ситуация – это наличие морального и этического права предоставлять машинам возможность самостоятельно принимать решение на поражение объектов, в которых может находиться человек.

Но, как бы там ни было, развитие техники неизбежный процесс, его не остановить и к проблемам, которые неизбежно возникнут,  нужно готовиться уже сейчас. В апреле 2013, мае 2014 и июне 2015 года вопрос поднимался  на совещаниях, проводимых под эгидой ООН в рамках обсуждения развития Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия [5]. Совет безопасности ООН выразил обеспокоенность и рекомендовал установить мораторий на развитие автономных боевых роботов (Lethal autonomous robotics – LAR).

Правда решение ООН – всего лишь рекомендация, оно не обязательно к исполнению. Ведущиеся в настоящее время переговоры по разработке нового соглашения наталкиваются на проблему трактовки понятий и желание каждой страны-разработчика оставить за собой право на выполнение ряда работ по данной тематике [7]. В результате ведущие промышленные государства продолжают развитие, а иногда и практическое внедрение, автономных боевых роботов. Так в США уже доведён до стадии испытаний автономный беспилотный истребитель Х49В,  в Израиле разрабатывается сеть автоматических пулемётных установок для прикрытия границы, Южная Корея разрабатывает наземный автономный боевой робот SGR-1 и т.п.

Конечно, во всех существующих роботизированных системах решение о непосредственном применении оружия принимает человек-оператор. По крайней мере пока… И до сценариев войны людей и машин, описанных фантастами ещё очень и очень далеко. Но предпосылки, как отмечалось ранее, уже есть и количество их постоянно растёт.

Исходя из этого, массовое применение автономных боевых роботов на поле боя в обозримом будущем представляется весьма вероятным. Как наемные войска в прошлом, они будут выполнять боевые задачи для тех, у кого есть средства на развитие новых технологий войны. И если менее развитые в техническом отношении государства будут по старинке решать проблемы по принципу «кровь – цена победы», то развитые страны будут беречь своих граждан, обеспечивая бескровную победу. И Россия должна быть готова к такому развитию событий. Но для этого разработчики боевых роботов должны решить ряд технических и организационных проблем [8,9], в том числе и тех, на которые обращено внимание в данной статье.


Библиографический список
  1. Симулин А.А., Глотов Д.А., Ещенко В.И., Тиханычев О.В. Некоторые аспекты использования робототехники в военном деле // Сборники конференций НИЦ Социосфера. 2015. № 27. С. 67-71.
  2. Hover and stare: FCS testing UAVs // Defense Tech. May 2008 [Электронный ресурс]. URL: htpp://defensetech.org/2008/05/09/ (дата обращения: 9.05.2008).
  3. Is our robot army ready for combat? // Defense Tech. April 2008 [Электронный ресурс]. URL: htpp://defensetech.org/2008/04/25/ (дата обращения: 25.04.2008).
  4. Robot targets men in Iraq // Defense Tech. April 2008 [Электронный ресурс]. URL: htpp://defensetech.org/2008/04/13/ (дата обращения: 13.04.2008).
  5. Report of the Special Reporter on extrajudicial, summary or arbitrary executions, Christof Heyns // UN General Assembly [Электронный ресурс]. URL:http://www.ohchr.org/Documents/HRBodies/HRCouncil/RegularSession/Session23/A-HRC-23-47_en.pdf (дата обращения 5.02.2015).
  6. The Sunday paper (tech ethics edition) // Defense Tech. January 2008 [Электронный ресурс]. URL: htpp://defensetech.org/2008/01/27/ (дата обращения: 30.01.2008).
  7. В ООН обсуждается вопрос запрета применения военных роботов // Новости Hi-Tech [Электронный ресурс]. URL:  http://android-robot.com/v-oon-obsuzhdaetsya-vopros-zapreta-primeneniya-voennyx-robotov (дата обращения 06.10.2015 )
  8. Выпасняк В.И., Тиханычев О.В. О повышении эффективности применения высокоточного оружия в военных конфликтах локального и регионального масштаба // Вестник академии военных наук. 2008. № 4. С. 43.
  9. Русанов И.П., Ясеновенко В.Г., Тиханычев О.В. Разведывательно-поражающие системы ВМФ – ретроспектива // Морской сборник. 2014. Т. 2004. № 3. С. 45-50.


Все статьи автора «Oberst»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: