УДК 902.6

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ ЭПОХИ НЕОЛИТА КОВЫЛКИНСКОГО РАЙОНА МОРДОВИИ

Кормышова Диана Сергеевна
Пензенский государственный университет

Аннотация
В статье рассматривается история изучения археологических памятников эпохи неолита Ковылкинского района Мордовии.

Ключевые слова: волосовская культура, Ковылкинский район, неолит, ямочно-гребенчатая культура


HISTORY OF STUDYING OF ARCHAEOLOGICAL MONUMENTS OF THE NEOLITHIC ERA OF THE KOVYLKINSKY REGION OF MORDOVIA

Kormysova Diana Sergeevna
Penza state University

Abstract
In article the history of studying of archaeological monuments of the Neolithic era of the Kovylkinsky region of Mordovia is considered.

Keywords: Kovylkinsky area, Neolithic, volosovsky culture, yamochno-edge culture


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кормышова Д.С. История изучения археологических памятников эпохи неолита Ковылкинского района Мордовии // Современные научные исследования и инновации. 2016. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2016/01/62522 (дата обращения: 20.11.2016).

Изучение археологических памятников эпохи камня началось в  1936 г., когда Горюновой Е.И. раскапывалось Троицкое поселение. Данное поселение расположено на правом берегу р.Мокша на дюнах Большой и Малый Аристовы бугры. Среди находок обнаружены  фрагменты лепной и грубой гончарной посуды. Здесь встречалась сероглиняная керамика с черным лощением по-видимому, более позднего времени, а также неолитическая  керамика, орнаментированная  наколами.

В 1969 г.  при проведении разведочных исследований А.В.Циркиным в пойме реки Мокши было открыто поселение у с. Волгапино, материалы которого были отнесены В.Н. Шитовым к волосовскеой культуре  эпохе энеолита [1, c.52].

В 1977 году В.Н. Мартьяновым были проведены разведки в окрестностях Ковылкино в результате которых был открыт ряд неолитических поселений. В 0,2 км к югу от восточной оконечности деревни Андреевка на левом берегу р. Мокша на дюне им была открыта неолитическая стоянка,  южная часть которой оказалась разрушена рекой. В осыпи культурного слоя были собраны фрагменты керамики, кремневые орудия. К эпохе неолита относится керамика, орнаментированная глубокими коническими ямками и небольшими полулунными вдавливаниями, а также керамика с отпечатками мелкозубчатого штампа. Среди каменных орудий были зафиксированы скребки, скобели, наконечники стрел и дротиков.

Еще одно неолитическое поселение было открыто В.Н. Мартьяновым у с.  Красный яр.  Оно расположено в 1 км северо-востоку от поселка на правом берегу р. Мокша , в 0,4 км. к северо-западу от урочища Люляев пчельник, на дюне высотой 2 м. Мощность культурного слоя – 0,2 -0,25 м. В.Н. Мартьяновым были собраны фрагменты неолитической керамики: ямочно-гребенчатой и накольчатой. Наколы подтреугольной формы, расположены параллельными линиями.

В 1979 г. экспедицей Мордовского университета при проведении хоздоговорных работ было открыто поселение у с. Андреевка расположенное в 1,5 км к юго-востоку от деревни на пойменном останце правого берега р. Мокша [2].  В 1980-1981 Андреевское поселение III было раскопано  под руководством Зеленеева Ю.А. Мощность культурного слоя от 0,1 до 0,4 м. Нижний слой относится к эпохе неолита. Вскрыто полуземляночное жилище. Его котлован в плане имел овальную форму, вытянутую с запада на восток. Глубина в материале – 0,4 км. Жилище имело два входа, четыре очага. По краю и на дне котлована прослежены столбовые ямы. Керамика с ямочно-гребенчатым орнаментом. Изделия из кремня представлены скребками, ножевидными пластинами, теслом. Стоянка была отнесена исследователем к балахнинской культуре [3].

В 1993 году в ходе разведочных работ В.В.Ставицким была исследована небольшая площадь эрозированного южного ската дюны на поселение  Волгапино.  При этом было установлено, что обрывом  разрушается жилищное сооружение, часть которого была вскрата рскопом, площадбю 20 кв. м.  [4]. В 1996 году исследования на поселении были продолжены совместной экспедицией СамГПУ и Пензенского краеведческого музея. К началу раскопок часть поселения была разрушена траншеей выкопанной местными жителями. Полученные материалы подразделяются на несколько культурно-хронологических групп. Слоям черной и буро-серой супеси соответствовала преимущественно средневековая керамика красновато- коричневого и серого оттенков. Энеолитический комплекс поседения был разделен на две группы. К первой имеркской  керамика была отнесена посуда имеющая, устойчивую традицию украшения с преобладанием прочерченных линий 51,2%, реже использовались оттиски короткого зубчатого штампа 19,7% и наколы 18%. С этим комплексом были связаны 60 обломков льячек; 11 обломков и одна целая литейная форма [5].

Ко второму комплексу была отнесена волосовская керамика, ближайшие аналоги которой были найдены в материалах поселения Имерка 1Б [6, с. 201-202], что позволи синхронизировать время их существования [5]. Оригинальна находка крупного венчика с массивным налепным валиком. Сосуд орнаментирован зонами диагональных оттисков длинного зубчатого штампа разделенных поясками коротких оттисков того же штампа. Наиболее яркие аналогии этому венчику были найдены в валиковой керамике поселения Галанкина Гора [7, с.77].

В небольшом количестве на поселении собрана неолитическая керамика: гребенчатая, накольчатая, ямочно-гребенчатая. Аналоги этой керамике были отмечены исследователями в гребенчато- накольчатой посуде имеркских стоянок [8, с.10-23].

Каменный инвентарь поселения представлен 3616 единицами отходов, заготовок, обломков орудий и 377 орудиями. Среди орудий преобладают скребки. Доминируют подквадратные и подпрямоугольные с прямым, либо слегка округлым лезвием по одной, двум, трем или четырем граням. Нередки изделия округлой либо подокруглой формы. Отмечены орудия с выступающим углом, скребки треугольной формы [5].

Подводя итог, следует отметить особую информативную ценность поселения Волгапино для понимания этно-культурных процессов в эпоху камня – раннего металла, возникновения металлообработки в среде энеолитического населения Примокшанья.

В 1998 г. экспедицией Мордовского пединститута было исследовано поселение Ковыляй 1, расположенное в правобережной пойме р. Мокша, в 2 км к западу от поселка Старый Ковыляй, на склоне песчаной дюны, высота которой над уровнем воды, огибающей дюну старицы, составляет около 4 м. Была собрана значительная коллекция накольчатой, гребенчато-накольчатой и слабо орнаментированной керамики, архаичная серия кремневых орудий [8].

Каменный инвентарь стоянки представлен 7 нуклеусами и нуклевидными кусками, 35 ножевидными пластинами и 187 отщепами без ретуши, 100 орудиями, их обломками, ножевидными пластинами и отщепами со следами вторичной обработки. Наиболее многочисленны скребки, большинство из которых изготовлено на отщепах случайной формы [9.

Керамика стоянки подразделяется на несколько групп. К первой группе относится неорнаментированная и слабо орнаментированная керамика с примесью шамота. Орнаментация сосудов крайне проста и состоит из горизонтальных и диагональных рядов наколов треугольной, либо овальной формы. Рядами коротких оттисков зубчатого штампа орнаментирован один из венчиков. Ближайшие аналогии данной керамики были найдены в слабоорнаментированной керамике елшанского типа поселения Имерка 7 [10], где выявлены сосуды с закрытым и s-овидным горлом, украшенные разреженными рядами наколов: треугольными, округлыми и спаренными прямоугольными.

Ко второй группе относится керамика, украшенная накольчатыми вдавлениями. Она представлена 4 сосудами, каждый из которых отличается специфичной формой наколов и 135 отдельными фрагментами. Все они имеют слабо закрытое горло и ямочные вдавления под венчиком. В свою очередь, накольчатая керамика подразделяется на две подгруппы. К первой относится керамика, украшенная строчечными наколами овальной и треугольной формы, нанесенные в технике отступающей лопаточки. Ко второй подгруппе относится керамика, украшенная раздельными наколами прямоугольной, полулунной, миндалевидной, аморфной, s-образной, каплевидной и подтреугольной формы. Из накольчатой керамики только два фрагмента были соотнесены со среднедонской культурой. В остальном украшенные широкой угловой лопаточкой Ковыляйская керамика с орнаментом из раздельных наколов более характерна для верхневолжской культуры, а композиционные построения из строчечных наколов овальной и треугольной формы находят ближайшие территориальные аналогии в накольчатой посуде стоянок Потодеево на Верхней Мокше [11].

К третьей группе относится керамика, орнаментированная оттисками зубчатого штампа. Преобладают фрагменты, украшенные короткими слабо изогнутыми оттисками. Короткими отпечатками орнаментировано три развала сосуда и 220 отдельных фрагментов. Единственным экземпляром представлен фрагмент округлого днища.Три сосуда имеют прямостенные венчики , у остальных венчики в различной степени отогнуты вовнутрь. На стоянке также собрано 150 фрагментов керамики, украшенных оттисками длинного штампа, которые наносились на сосуд в технике прокатывания.

К четвертой группе относится ямочно-гребенчатая керамика с примесью в тесте дресвы и крупнозернистого песка. Представлена 6 развалами сосудов, рассеянных по площади раскопа и 30 отдельными фрагментами. Орнаментация сосудов состоит из одиночных, реже двойных рядов конических ямок, которые чередуются с рядами оттисков зубчатого или костного штампов. Отпечатками плюсневых костей, по мнению В. В. Сидорова, наносились вдавления округлой формы с приостренным выступом по одной из сторон. Подобные оттиски плюсневых костей характерны для керамики архаичного этапа льяловской культуры [12, с. 243]. По формам венчиков и набору основных элементов орнамента ковыляйская керамика находит ближайшие аналогии в посуде поселения Андреевка 3, которое расположено, примерно в 30 км выше по течению р. Мокши [3].

Накольчатая и гребенчатая керамика Ковыляйской стоянки характеризуется сходной технологией приготовления керамического теста, идентичными формами венчиков и днищ, наличием ямочного пояска под венчиком, некоторыми общими мотивами орнамента.

Обилие керамики в сравнении с количеством кремневого инвентаря, толстостенность фрагментов, украшенных длинным зубчатым штампом, круглодонность сосудов, штриховая зачистка внешних стенок, закрытая форма горловины у подавляющего большинства сосудов, все эти признаки свидетельствуют в пользу более позднего времени существования ковыляйской керамики. Вместе с тем, орнаментальные построения на данной керамике очень просты, а все усложненные узоры не обладают статистической устойчивостью. Кроме того, на гребенчатой керамике преобладают оттиски короткого штампа, а среди фрагментов, украшенных длинным штампом доминируют отпечатки с узкими зубцами, что характерно для ранних этапов развития гребенчатой керамики лесной зоны [9].

В 1998 гг. экспедицией Мордовского педагогического института попутно с раскопками стоянки Ковыляй было обследовано ряд неолитических стоянок и получен ряд новых материалов, проливающих дополнительный свет на древнейшую историю Ковылкинского Примокшанья. Наиболее интересные артефакты были собраны на стоянках Ковыляй 2 и 3. Стоянка Ковыляй 2 расположена в 1,5 км к ССЗ от западной окраины д. Старый Ковыляй на песчаной дюне. На стоянке собрана небольшая коллекция керамики, украшенная наколами, нанесенными в тычковой технике и рядами коротких оттисков зубчатого штампа. Здесь же собран развал сосуда ямочно-гребенчатой керамики, орнаментированный горизонтальными рядами ямок, которые сочетаются с прокатанными оттисками аммонитов и вдавлениями серповидной формы. С неолитической керамикой связаны находки 12 ножевидных пластин и их сечений, часть которых имеет по краям ретушь утилизации [13, с.3].

Стоянка Ковыляй 3 расположена в 1 км к СЗ от западной окраины с. Старый Ковыляй на песчаной дюне, которая занимает восточный берег старичного озера. Культурный слой стоянки нарушен многочисленными ямами более позднего происхождения. При зачистке одной из ям был собран развал сосуда с примесью в тесте шамота и бурой крошки. Венчик сосуда украшен рядами строчечных наколов овальной формы, разнонаправленные ряды которых образуют заштрихованные зоны [13, с.4].

Также была открыта стоянка Мамангино, расположенная в 2,5 км к западу от с. Новое Мамангино на западном склоне песчаной дюны. В результате мелиоративных работ основная часть памятника разрушена. На стоянке собрано несколько фрагментов керамики, украшенных рядами подтреугольных наколов и оттисками длинного и короткого зубчатого штампа, а также развал сосуда ямочно-гребенчатой керамики [13, с.4].

После исследования и публикации результатов раскопок стоянок  Ковылкинского района их материалы были обобщены в трех кандидатских [15-16] и двух докторских диссертациях [17-18], а также в четырех  монографиях [19-22] и ряде статей [23-27].

В кандидатской диссертации В.В.  Ставицкого  был сделан вывод, что ямочно-гребенчатая керамика Андреевской стоянки относится к льяловской археологической культуре, а не к балахнинской как ранее об этом писал Ю.А. Зеленеев. Наибольшее сходство андреевской керамики было отмечено с посудой поселения Шаверки 2, чему было найдено объяснение в близкой хронологической позиции данных памятников [28, с.8]. При анализе  гребенчатой керамике Ковыляйского поселения В.В. Ставицким было отмечено, что здесь имеется ряд черт, характерных для гребенчатой посуды лесостепного облика: малочисленность оттисков длинного зубчатого штампа и простота мотивов, состоящих из коротких отпечатков зубчатого штампа. Определенные аналогии сурско-мокшанская керамика находит в посуде камской культуры. Средний коэффициент сходства по гребенчатым мотивам с посудой 2-ой Лебединской стоянки составляет 42,7%. Однако, крайне низок данный коэффициент у стоянок Машкино I (20,8%), Широмасово 3 (24.2%). Вероятно, разные памятники, расположенные в контактной зоне Сурско-Мокшанского междуречья,подвергались различной иле воздействия со стороны населения сопредельных территорий [28, с.7].

На материалах поселения Волгапино А.И. Королевым была рссмотрена проблема контактов волосовской и имеркской культур на Мокше и Верхней Суре. Им был сделан вывод, что на поселении зафиксирована более поздняя позиция имеркского комплекса относительно волосовского. Таким образом, были подтверждены наблюдения, ранее сделанные  В.В. Ставицким на поселении Широмасово [29], об освоении данной территории имерским населением позднее волосовского [24, с. 300-306].

А.И. Королевым с помощью радиоуглеродного метода были продатированы материалы поселения Волгапино. В качестве образцов использовалась углитсая почва из ям в основании котлована. Первая дата- 3550  120 л.н.(ГИН-9417). В верхней части заполнения ямы располагался крупный венчик валикового сосуда [24, рис.3,15], имеющий аналоги в материалах эпохи бронзы Среднего Поволжья [30, с. 27-34]. Вторая дата – 3750  70 л.н. (ГИН 9418), видимо, относится к периоду завершения функционирования памятников имерской культуры в Примокшанье. Эта датировка косвенно подтверждается находками керамики фатьяново-балановского и катакомбно-полтавкинскоо типов на поселениях Примокшанья. Таким образом, абсолютные даты, дают достаточные основания для отнесения памятников имерской культуры  к поздне- и постволосовскому времени, с которыми и связано завершение энеолитической эпохи в Примокшанье  [25].

В диссертации С.А. Кондратьева была поддержана точка зрения обпринадлежности ямочно-гребенчатой керамики Андреевской стоянки к льяловской культуре, которая была отнесена им к концу раннего этапа данной культуры. С.А. Кондратьвым был получен ряд радиоуглеродных данных, согласно которым памятники льяловской культуры Ковылкинского Поволжья относятся к первой половине IV  тыс. до н.э. [31, с.20-21]. При анализе ямочно-гребенчатой керамики Примокшанья С. А. Кондратьевым было отмечено, что на Мокше гораздо более разнообразны и орнаментальные мотивы. Это разнообразие достигается, во-первых, за счет применения дополнительных элементов орнамента, а, во-вторых, орнаментацией с диагональной зональностью. Здесь в большей степени распространены различные узоры из отпечатков перевитой веревочки, аммонитов, полулунных вдавлений, плюсневых и других костяных штампов. Кроме того, наблюдается значительное число сосудов с многорядовыми ямочными узорами, что для других памятников Среднего Поволжья не характерно. Кроме того, сосуды Примокшанья гораздо чаще орнаментированы по срезу и внутренней стороне венчика, доля таких сосудов на некоторых памятниках достигает 50%. [31, с. 13-14].

Отдельные положения диссертации С. А. Кондратьева были впоследствии оспорены В.В. Ставицким в специальной статья, но в целом получили поддержку [32].

В докторской диссертации В.В. Ставицкого на примере материалов Ковылкинского Примокшанья были рассмотрены процессы  взаимодействия культур севера и юга на пограничной территории лесостепной зоны. В частности был сделан вывод, что в Примокшанье распространение гребенчато-накольчатой керамики, видимо, было связано с продвижением отдельных групп верхневолжского населения. Ориентированные на лесостепные ландшафты носители накольчатой керамики, видимо, смещаются к юго-западу и юго-востоку, в Рязанское Поочье и Ульяновское Поволжье. Но какая-то часть прежнего населения не покидает Примокшанье и вступает в контакты с верхневолжскими племенами, что находит отражение в материалах 1-ой Ковыляйской стоянки, где слабо орнаментированная керамика елшанского типа залегает совместно с гребенчато-накольчатой посудой. Под влиянием лесостепных традиций происходит сложение накольчатой группы посуды Имерских стоянок. По мнению В.В. Ставицкого, данные процессы нашли отражение и в гребенчато-накольчатой керамике поселения Городок 1, которая близка посуде Ковыляйского поселения. Здесь на гребенчатой керамике также доминируют несложные мотивы орнамента, состоящие из горизонтальных рядов наклонных оттисков короткого слабо изогнутого штампа, нередко чередующихся с участками без орнамента, а для накольчатой керамики также характерно широкое использование заштрихованных зон из разнонаправленных рядов наколов [32, с.27].

При рассмотрении волгапинских материалов была переосмыслена периодизация имеркских древностей. А.И. Королевым, к ранней была отнесена имеркская керамика с абсолютным преобладанием венчиков с наплывами, приостренных днищ и прочерченной орнаментации, на поздней посуде возрастает роль зубчатых и веревочных отпечатков, появляются сосуды без орнамента и венчики с плоско срезанным, нередко украшенным краем. Подобные изменения, по мнению А.И. Королева, являются результатом контактов имеркского и волосовского населения. К первому этапу им относятся поселения с доминированием имеркских признаков, ко второму с трансформированными комплексами. По мнению В.В. Ставицкого, контакты между ними имели место на раннем этапе существования имеркской культуры и те комплексы, в которых волосовское влияние проявляется более явственно, являются и более ранними [32, с.27].

В докторской диссертации А.А. Выборнова с помощью радиоуглеродного метода была продатирована накольчато-гребенчатая керамика стоянки Ковыляй. По развалу слабо орнаментированного сосуда раннего типа была получена дата 6040±90 л.н., а по фрагменту позднего типа – 5780±90 л.н. По фрагментам гребенчатого сосуда была получена дата Ковыляй I  – 6140±90 л.н. [34]. Таким образом была определена абсолютная хронология раннеолитических памятников  Ковылкинского Примокшанья.


Библиографический список
  1. Шитов В.Н. Эпоха камня и раннего металла в Примокшанье // Материалы по археологии Мордовии: труды, вып.52 /НИИЯЛИЭ. Саранск, 1976. С.52.
  2. Аксенов В. Н.,  Артемова В.Д., Вихляев В.И., Зеленеев Ю.А. Новые археологические памятники Примокшанья // Краеведческие записки: сб. науч. статей, вып.1. Саранск, 1987.
  3. Зеленеев Ю. А. Неолитический слой III Андреевского поселения // Древние поселения Примокшанья. Саранск, 1992.
  4. Ставицкий В. В., Ставицкая О. Н. Энеолитическое поселение Волгапино //Археологические открытия 1993 г.  М.: ИА РАН, 1994.
  5. Королев А. И., Ставицкий В. В. Поселение Волгапино на реке Мокше //Исторические исследования.  Самара, СамГПУ, 1998. Вып. 2.
  6. Королев А.И. Поселение волосовской культуры Имерка 1-Б на реке Вад // Древние культуры лесостепного Поволжья: сб. науч. трудов/ СГПУ. Самара. 1995.
  7. Соловьев Б.С. Финал волосовских древностей и формирование чирковской культуры в Среднем Поволжье // Поздний энеолит и культуры ранней бронзы лесной полосы Европейской части СССР: АЭМК, вып. 19. Йошкар-Ола, 1991.
  8. Выборнов А.А., Третьяков В.П. Неолит Сурско-Мокшанского междуречья: КГПИ. Куйбышев, 1988.
  9. Ставицкий В. В., Гришаков В. В. Исследования на Средней Мокше и Верхней Вороне //Археологические открытия. М., 1998.
  10. Ставицкий В. В. Неолитическая стоянка Ковыляй 1 на Средней Мокше //Историко-археологические изыскания. Самара, 1999. Вып. 3.
  11. Ставицкий В. В. Новые раскопки поселения Имерка VII // Историко-археологические изыскания. Самара. 1996. Вып.1
  12. Ставицкий В. В.  Проблемные вопросы изучения неолита Сурско-Мокшанского междуречья// Тверской археологический сборник.  Тверь: ТОГКМ, 2000. №3.
  13. Энговатова А. В. Хронология эпохи неолита Волго-Окского междуречья // Тверской археологический сборник. Тверь, 1997. Вып. 3.
  14. Гришаков В. В., Ставицкий В. В. Неолитические стоянки Среднего Примокшанья //Древности Окско-Сурского междуречья. Саранск, 2000. Вып. 1.
  15. Ставицкий В. В. Неолит Сурско-Мокшанскеого междуречья. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук / Поволжская государственная социально-гуманитарная академия. Самара, 1999
  16. Королев А.И. Энеолит Примокшанья и Верхнего Посурья. Поволжская государственная социально-гуманитарная академия. Самара, 1999.
  17. Кондратьев С.А. Культура  ямочно-гребенчатой керамики Среднего Поволжья. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук /Поволжская государственная социально-гуманитарная академия. Самара, 2011.
  18. Ставицкий В.В Неолит и энеолит и ранний бронзовый век Сурско-окского междуречья и верхнего Прихоперья: динамика взаимодействия культур севера и юга в лесостепной зоне. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Поволжская государственная социально-гуманитарная академия. Самара,  2006.
  19. Выборнов А.А. Неолит степного-лесостепного Поволжья и Прикамья. Диссертация докт. ист. наук. Ижевск,  2009.
  20. Ставицкий В. В. Каменный век Примокшанья и Верхнего Посурья. Пенза, Пензенский краеведческий музей, 1999.
  21. Королев А. И., Ставицкий В. В. Примокшанье в эпоху раннего металла. Пенза, 2006.
  22. Выборнов А.А. Неолит Волго-Камья. Самара, 2008.
  23. Ставицкий В. В. Ранний энеолит Пензенского края // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. 2008.№ 9 (13).
  24. Археология Мордовского края. Каменный век, эпоха бронзы: монография/В. Н. Шитов и др.; под общ. ред. В. В. Ставицкого, В. Н. Шитова. Саранск, 2008
  25. Королев А.И. Поселение Волгапино и проблема контактов волосовской и имеркской культур на Мокше и Верхней Суре // Тверской археологический сборник. Тверь 1998. Вып.3
  26. Королев А.И. К вопросу о финале волосовской культуры в Сурско-Мокшанском междуречье // Тверской археологический сборник. 2000. № 4.
  27. Ставицкий В.В. К вопросу о хронологии раннего неолита степного и лесостепного Поволжья // История и археология. 2014 № 10 (18). С. 40-45.
  28. Ставицкий В.В. Динамика взаимодействия социумов лесной и степной зон на территории Волгодонского междуречья в древности // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. 2007. № 8. С. 131-136.
  29. Выборнов А.А., Кондратьев С.А. Новые радиоуглеродные даты по ямочно-гребенчатой керамике Среднего Поволжья // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2009. Т. 11. № 6-1.
  30. Ставицкий В. В.  Неолит Сурско-Мокшанского междуречья. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук / Удмуртский государственный университет. Ижевск, 1999.
  31. Ставицкий В. В.  Энеолитическое поселение Широмасово 2 на Нижней Мокше //Древности Окско-Сурского междуречья. – Саранск: МГПИ, 1998. Вып. 1..
  32. Соловьев Б.С. Валиковая керамика в Среднем Поволжье и Прикамье // Этногенез и этническая история марийцев. АЭМК. Йошкар-Ола, 1988. Вып. 14
  33. Кондратьев С.А. Культура  ямочно-гребенчатой керамики Среднего Поволжья. Автореферат, Ижевск,  2011.
  34. Ставицкий В. В. Дискуссионные вопросы изучения памятников ямочно-гребенчатой керамики Среднего Поволжья //Поволжская археология. Казань, 2013. №1 (3)
  35. Ставицкий В.В Неолит и энеолит и ранний бронзовый век Сурско-окского междуречья и верхнего Прихоперья: динамика взаимодействия культур севера и юга в лесостепной зоне. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук / Удмуртский государственный университет. Ижевск,  2006.
  36. Выборнов А.А. Неолит степного-лесостепного Поволжья и Прикамья. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук / Удмуртский государственный университет. Ижевск,2009


Все статьи автора «Кормышова Диана Сергеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация