УДК 639.2.053

ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ПРОМЫСЛА РЫБ С РАЗЛИЧНЫМ ЖИЗНЕННЫМ ЦИКЛОМ

Черепанова Надежда Степановна1, Георгиев Андрей Павлович2
1Северный научно-исследовательский институт рыбного хозяйства ПетрГУ
2Институт водных проблем Севера КарНЦ РАН

Аннотация
В статье описываются основные принципы регулирования рыбного промысла. Как показывают расчеты и наблюдения за состоянием популяций облавливаемых рыб, такой приближенный подход вполне приемлем и не вызывает существенных негативных последствий.

Ключевые слова: жизненный цикл рыб, промысел, рациональное рыболовство, фишинг


THE BASIC THEORETICAL PRINCIPLES FOR THE FISHING REGULATION OF FISH WITH DIFFERENT LIFE CYCLE

Cherepanova Nadezhda Stepanovna1, Georgiev Andrey Pavlovich2
1The Northern Fisheries Research Institute
2The Northern Water Problems Institute KarRC RAS

Abstract
The article describes the basic principles for the regulation of fisheries. Calculations show, and monitor the status of exploited fish populations, such approximate approach is acceptable and does not cause significant adverse effects.

Keywords: fisheries management, the life cycle of fish


Рубрика: 03.00.00 БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Черепанова Н.С., Георгиев А.П. Основные теоретические принципы регулирования промысла рыб с различным жизненным циклом // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 11 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/11/58803 (дата обращения: 01.05.2017).

Влияние промысла на рыбное население водоемов проявляется через изъятие части ихтиомассы (точнее – продукции рыбного стада) и от того, насколько рационально и обоснованно осуществляется это изъятие, в значительной степени зависит состояние промысловых запасов. Поэтому, вопросы допустимого изъятия объектов рыболовства формирующихся в водоемах естественным путем, относятся к числу важных проблем регулирования рыболовства.

Важность оптимального решения этих вопросов обусловлена тем, что при недостаточности изъятия рыбопродукции промысел несет потери, которые тем больше, чем меньше интенсивность вылова. При чрезмерном изъятии рыбопродукции промысел также оказывается в проигрыше (причем, как показывает практика, длительном), так как, достигнув кратковременного эффекта в первые годы предельно интенсивного лова, он затем теряет в объемах вылова рыбы из-за сокращения численности перелавливаемой популяции. При этом проигрыш оказывается двойным, так как к потерям, связанным с сокращением запасов рыб добавляются потери, возникающие в связи с неполным использованием кормовой базы. При меньшей численности облавливаемых популяций остаются резервы кормовых организмов, естественная гибель которых приводит лишь к дополнительному обогащению озера автохтонной органикой.

Главная проблема, которую придется решать при количественной оценке влияния промысла на состояние запасов рыб, распадается на две части:

  • определение доли, которую составляет выловленная рыба конкретного вида по отношению к общему количеству особей данного вида в озере, или доли выловленных особей отдельных возрастных, размерных групп или полов по отношению к численности особей каждой из выделяемых возрастных, размерных групп или полов;
  • установление оптимальных показателей изъятия рыбопродукции, обеспечивающих эффективный лов и позволяющих поддерживать численность облавливаемых популяций в равновесном состоянии (с учетом межгодовой динамики, обуславливаемой естественными причинами).

Первая часть проблемы при использовании методов абсолютного учета численности рыб обычно решается путем вычисления отношения количества выловленной рыбы (по весу или по штучно) в целом или по возрастным (размерным) группам  (или полам) к количеству учтенного  (имеющемуся) в озере   на начало промыслового сезона. Это отношение принято называть коэффициентом промысловой смертности. В зависимости от решаемой конкретной задачи, указанный коэффициент может вычисляться как для эксплуатируемой популяции в целом, так и для какой-либо ее части (отдельной возрастной или размерной группы, пола и т.п.). Величина коэффициента промысловой смертности – объективный количественный показатель степени использования имеющихся запасов рыб. Он позволяет сравнивать интенсивность использования рыбных запасов в различные годы и проводить иные сопоставления, необходимые при решении вопросов регулирования рыболовства. Простое сравнение величины коэффициентов промысловой смертности по отдельным годам позволяет делать достаточно убедительные выводы о тенденциях влияния промысла (усиление, ослабление и т.п.) на популяции рыб. Например, рост величины этого коэффициента из года в год может рассматриваться как предостерегающий или как сигнал, требующий внимательной оценки складывающейся ситуации с целью принятия мер по предотвращению возможного перелова. Напротив, снижение коэффициента промысловой смертности свидетельствует о снижении “давлении” промысла на облавливаемую популяцию рыб и возможном недоиспользовании имеющихся запасов.

Учитывая сказанное, следует признать несомненную значимость коэффициента промысловой смертности для регулирования рыболовства. В связи с этим необходимо рассматривать вопрос о включении коэффициентов промысловой смертности охраняемых рыб в “Правила рыболовства”. Определение оптимальных величин этих коэффициентов может выполнить рыбохозяйственная наука.

Однако, сам по себе коэффициент промысловой смертности не может служить мерой допустимого влияния промысла на облавливаемые популяции рыб. Необходим какой-то иной объективный показатель, с которым как с опорным сравнивался бы коэффициент промысловой смертности и отклонения которого могли бы служить критерием степени “давления” промысла на запасы рыб. В качестве такого критерия используется коэффициент естественной смертности. Он определяется как отношение числа рыб, погибших по естественным причинам к числу рыб, бывших в водоеме на начало используемого периода. Коэффициент естественной смертности, безусловно, приемлем для указанных целей. Прежде всего, он отражает естественные процессы убыли численности, протекающие в популяциях рыб. К этим явлениям рыбы адаптировались в ходе длительной эволюции. Потери численности под влиянием таких факторов, как хищники, паразиты, болезни,  необеспеченность кормом  на отдельных этапах развития, неудовлетворительные температурные условия развития икры и личинок и зимовки разновозрастных особей, периодического дефицита кислорода и т.п. входят в систему выработавшихся у рыб взаимоотношений с окружающей средой и поэтому (в отличие от промысла) не являются чем-то чуждым популяциям. Вариации численности возникают также при изменении условий воспроизводства в отдельные годы и в связи с различной эффективностью размножения. В связи с этим из одного и того же количества икры выживает различное количество молоди и затем половозрелой рыбы.

Важно, что естественная смертность не стабильный показатель. В зависимости от разной интенсивности перечисленных выше и иных естественных факторов, она колеблется у одного и того же вида рыб в достаточно широких пределах. Благодаря этому популяции рыб оказываются приспособленными к флюктуациям уровня естественной смертности. При ее снижении плотность рыбного населения возрастает, снижается обеспеченность кормом, замедляется темп весового и линейного роста. увеличивается возраст наступления половой зрелости. При существенном уменьшении обеспеченности кормом возможно ухудшение качества половых продуктов и уменьшение выхода жизнеспособного потомства и т.п. Напротив, при увеличении убыли от естественной смертности все эти явления протекают в обратном порядке. В итоге численности популяции рыб постепенно флюктуирует как в связи с переменными влияниями факторов среды, так и в связи с автоколебательными процессами, возникающими внутри самих популяций.

Безусловно, величина коэффициента естественной смертности не может быть слишком большой. При увеличении его значения выше некоторых (допустимых) пределов может наступать резкое сокращение численности популяции, переход вида в состояние редко встречающегося и даже исчезнувшего. Но в природных условиях при отсутствии антропогенного влияния такие явления отмечаются редко лишь при катастрофических изменениях условий обитания рыб. Обычно изменения величины коэффициента естественной смертности не выходят за рамки выработавшихся у рыб адаптаций к изменениям среды обитания, что обеспечивает длительное устойчивое состояние популяций при колебаниях их численности под влиянием факторов и автоколебаний.

Лов рыбы обуславливает дополнительное снижение численности популяций облавливаемых видов и раздвигает границы смертности в большую сторону за счет добавления нового слагаемого – промысловой смертности. Последнюю нередко сравнивают с влиянием такого естественного фактора, как хищник. Но аналогия между промыслом и хищником приемлема в случае добычи мелких рыб с коротким жизненным циклом (ряпушка, корюшка, мелкие плотва и окунь, ерш и др.). Что касается крупных долгоживущих видов (лещ, судак, щука, озерно-речные и озерные сиги и др.), то указанное сравнение не совсем правомочно, так как хищник влияет преимущественно на неполовозрелую часть популяции таких рыб, в то время как промысел интенсивно изымает половозрелых особей. Это различие в некоторых отношениях имеет существенные последствия для численности стад облавливаемых рыб.

В соответствии с общепринятым мнением принимается, что влияние промысла на стадо рыб достаточно специфично и отличается от действия естественных факторов. Несмотря на это между влиянием обоих групп факторов имеется определенное сходство, которое выражается в близком характере реакции популяции и на естественное влияние и на промысел. Общие черты действия естественных факторов и промысла сводятся к изменению численности рыбного населения при различных уровнях влияния каждой из этих групп факторов. Эта общая черта придает их действиям аддитивное свойство, суть которого сводится к тому, что эффект влияния естественных факторов и промысла на плотность рыбного населения могут суммироваться. В результате промысел как бы расширяет границы естественной смертности в большую сторону, что позволяет общий эффект действия двух групп факторов представлять в виде суммы коэффициентов естественной и промысловой смертности, которая обозначается как “коэффициент” общей смертности. В итоге возникает единая задача, существо которой сводится к решению вопроса о допустимых границах (верхних) величины коэффициента общей смертности. Вполне понятно, что эти границы должны быть таковы, чтобы обеспечивать, с одной стороны, высокий уровень уловов рыбы требуемого качества и вместе с тем достаточно полное использование рыбами имеющихся в озере кормовых ресурсов, с другой, сохранять мощное стадо производителей, способных воспроизводить численность эксплуатируемой популяции на уровне, обеспечивающем устойчивый объем вылова.

Изложенная двуединая задача решается удовлетворительно, если коэффициент общей смертности не превышает удвоенной величины коэффициента естественной смертности или (что точнее), если коэффициент промысловой смертности не выше коэффициента естественной смертности. При этом считается, что такой по интенсивности промысел не наносит ощутимого ущерба популяциям облавливаемых рыб, так как, во-первых, обеспечивает вылов части тех рыб, которые при отсутствии промысла погибают в силу естественных причин, во-вторых, облавливает часть популяции, появившуюся в виде дополнительной биомассы и численности за счет эффекта снижения плотности рыбного населения, в третьих, использует адаптивные свойства популяций рыб, заключающихся в их способности выдерживать определенные колебания величины естественной смертности (в данном случае верхней границы этих величин).

Необходимо подчеркнуть, что к настоящему времени накоплены многочисленные материалы по интенсивности промыслового изъятия рыб и его влияния на состояние облавливаемых популяций, но недостаточно данных по такому вопросу, как допустимая верхняя граница коэффициентов естественной смертности для разных видов. В связи с этим появляются трудности в установлении допустимых количественных показателей коэффициентов общей смертности у облавливаемых рыб. Одновременно возникают трудности в установлении допустимых величин коэффициентов общей смертности, что ограничивает результативность мероприятий. Поэтому одной из важных задач рыбохозяйственных исследований необходимо считать объективное определение допустимых (с позиций оптимальности использования рыбных ресурсов) верхних величин коэффициентов естественной смертности рыб.

При отсутствии промысла верхнее значение коэффициента естественной смертности учитывает лишь эффект разрядки популяции. В облавливаемых популяциях коэффициент промысловой смертности включает также изъятие промыслом той части рыб, которая при отсутствии промысла погибает от естественных причин. В связи с этим общая смертность в облавливаемых популяциях оказывается равной максимально допустимому коэффициенту естественной смертности, сложенному с показателем, характеризующим количество тех выловленных рыб, которые не успели погибнуть в течение промыслового периода от естественных причин. В этом случае сделанное предположение о том, что коэффициент промысловой смертности не должен превышать коэффициента естественной смертности  будет реальным показателем допустимой убыли численности за счет промысла. Но до детальной разработки указанного вопроса целесообразно считать, что коэффициент общей смертности не должен превышать по величине удвоенного значения коэффициента естественной смертности. Существующая практика эксплуатации рыбных ресурсов во внутренних водоемах не противоречит такому допущению. Поэтому, включение в “Правила рыболовства” допустимых показателей промысловой смертности вполне оправдано. В этом заключается смысл использования коэффициентов естественной смертности в качестве показателей при установлении допустимых пределов влияния вылова на рыбные запасы.

Коэффициент естественной смертности колеблется у промысловых рыб в широких пределах. В общем случае он зависит от продолжительности жизни рыб. У видов с коротким жизненным циклом коэффициент естественной смертности высокий. Он снижается по мере увеличения продолжительности жизни и имеет наименьшее значение у долгоживущих видов. Такая зависимость естественной смертности от продолжительности жизни понятна. Она тесно связана с размерами рыбы. Короткоцикловые рыбы обычно обладают небольшими размерами. В связи с этим они доступны хищникам не только в младших возрастах, но и на протяжении всей жизни и лишь адаптация к высоким потерям численности обеспечивает устойчивость популяций таких рыб и их массовость (например, ряпушка, корюшка и др.). Виды с длительным жизненным циклом обычно обладают большими размерами. Для них, как правило, характерен высокий темп роста, благодаря чему они быстро выходят из-под “пресса” хищников. Крупные особи для хищников становятся недоступными и их естественная смертность связана с другими причинами, не вызывающими обычно больших потерь. В связи с этим показатели естественной смертности у долгоживущих рыб ниже.

К промысловым рыбам с коротким жизненным циклом и ранним половым созреванием относятся  ряпушка, корюшка, плотва, мелкий окунь, ерш и др. Эти виды интенсивно выедаются хищниками (судак, щука, крупный окунь, лосось, форель, палия) во всех возрастных классах. Короткоцикловые рыбы – многочисленные виды. Коэффициенты естественной смертности у них, как правило, выше 50%, а коэффициенты промысловой смертности не достигают такой величины. Опыт показывает, что интенсивный вылов перечисленных короткоцикловых рыб ниже естественной смертности прежде всего в связи с тем, что плотные концентрации обеспечивающие эффективный лов, они образуют не постоянно, а в отдельные сезоны, обычно в период нереста, иногда нагула (“паровая” ряпушка). Например, корюшку большую часть года (кроме нерестового периода) добывать невыгодно из-за невысоких уловов на промысловое усилие, делающие лов экономически не выгодным. При существующих подходах к эксплуатации ресурсов мелких рыб с коротким жизненным циклом они практически не поддаются перелову. Их лов теряет экономическую целесообразность задолго до того, как промысел негативно повлияет на численность производителей, структуру популяций и т.п. Практика современного промысла тесно связанная с экономикой фактически создает предпосылки для процветания в озере этой группы видов. Их благополучию способствует, прежде всего, изъятие питающихся ими хищников. В связи с перечисленными обстоятельствами массовые короткоцикловые и мелкие рыбы относятся к группе неохраняемых видов и правила регулирования рыболовства на них фактически не распространяются, кроме отдельных случаев (запретные сроки на лов ряпушки в нерестовый период).

К рыбам со средней продолжительностью жизни относятся такие хищные и мирные виды, как судак, сиги, палия, щука, лещ и др. Они являются ценными объектами промысла. Половозрелость у них наступает в возрасте 5 и более лет. Коэффициент естественной смертности у них значительно ниже, чем короткоцикловых видов и не превышает 20-30%. Промысел среднецикловых рыб высокоинтенсивный, что связано, во-первых, с относительной легкостью и высокой результативностью лова в разные сезоны, во-вторых, с высокой рыночной стоимостью, благодаря которой даже при сравнительно небольших объемах добычи она оказывается экономически выгодной. По существу виды со средней продолжительностью жизни оказываются предпочтительными объектами лова и активно добываются как рыбаками-профессионалами, так и любителями и лицами, для которых добыча рыбы оказывается лишь одним из временных способов получения дохода. Учитывая все это, промысел среднецикловых рыб регламентируется “Правилами рыболовства”. Регламентация по необходимости затрагивает различные аспекты, в том числе интенсивность использования имеющихся запасов (запрещенные сроки и места лова, упорядочение режимов рыболовства, введение лимитов вылова и т.п.).

Короткоцикловые рыбы способны быстро восстанавливать запасы после резкого их снижения под влиянием экстремальных ситуаций. В отличие от них рыбы со средней продолжительностью жизни восстанавливают численность медленно, причем некоторые из них (среднецикловые сиговые) переходят в состояние редких рыб и их запасы не достигают прежних величин.  Для среднецикловых видов соблюдение требования о том, что промысловая смертность не должна превышать естественную, оказывается актуальным. На это необходимо обращать внимание не только при практической реализации требований “Правил рыболовства”, но и на стадии их разработки.

Так как естественная смертность изменяется в зависимости от возраста рыбы, то при регулировании интенсивности изъятия рыбопродукции теоретически следовало бы устанавливать допустимые коэффициенты промысловой смертности для каждой возрастной группы отдельно. Но подобная постановка вопроса потребует организации такого промысла, который обеспечивал бы соблюдение допустимого изъятия рыбы по отдельным возрастам на протяжении всего возрастного ряда (после достижения рыбами промысловых размеров). Как нетрудно понять, рассчитать указанный режим лова не сложно и он может быть задан добывающим организациям. Но осуществлять промысел в соответствии с этим теоретически верным положением практически не возможно. Поэтому приходится прибегать к следующему компромиссу. При расчетах допустимой промысловой смертности принимаются во внимание коэффициенты естественной смертности, характерные для средних возрастных групп, т.е. для рыб впервые достигших половой зрелости. Как показывают ихтиологические материалы, величины коэффициентов естественной смертности у рыб в средних возрастах минимальны.

Ихтиомасса средних возрастных классов у рыб с продолжительным жизненным циклом обычно максимальная и затем сокращается по мере старения рыб. Поэтому, стихийно и независимо от общих соображений на практике сложилась устойчивая ориентация промысла на преимущественный облов именно этих возрастных групп. В соответствии с линейными размерами рыб (а также высотой тела), относящихся к средним возрастам, формируется промысловая база – набор и количество используемых орудий лова по размерам ячеи. В итоге возникает несоответствие между теоретически возможным и фактическим возрастным составом промысловых уловов. На практике рыбы со средней продолжительностью жизни облавливаются в средних возрастах более интенсивно по сравнению с рекомендуемыми показателями промысловой смертности. В старших возрастах интенсивность изъятия рыбопродукции оказывается ниже рекомендуемого уровня. Это расхождение между теоретическим и фактическим возрастным составом уловов с помощью мер регулирования промысла удается корректировать лишь частично и с ним приходится мириться как с неизбежным злом. У проходных рыб (лосось, форель, озерно-речные сиги) при проведении лова во время их захода в реки на нерест такой проблемы не возникает.

Учитывая складывающуюся промысловую ситуацию и реальные возможности по регулированию рыболовства, в расчетах допустимого интенсивного изъятия рыбопродукции за исходные показатели целесообразно принимать величины коэффициентов естественной смертности для средних возрастных классов рыб.



Все статьи автора «Георгиев Андрей Павлович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Регистрация