УДК 811.521

ПРОБЛЕМЫ ОМОНИМИИ В РЕАЛЬНОЙ И УЧЕБНОЙ КОММУНИКАЦИИ НА ЯПОНСКОМ ЯЗЫКЕ

Кирьянова Мария Алексеевна
Кубанский государственный университет
преподаватель

Аннотация
Статья выявляет проблемы, связанные с наличием большого количества омонимов в японском языке, в реальной и учебной коммуникации на японском языке.

Ключевые слова: аудирование, значение, коммуникация, обучение, омонимия, трудность, японский язык


PROBLEMS OF HOMONYMY IN THE REAL AND EDUCATIONAL COMMUNICATION IN JAPANESE LANGUAGE

Kiryanova Mariya Alexeevna
Kuban state university
lecturer

Abstract
The article shows problems concerning a large quantity of homonyms in the real and educational communication in Japanese language.

Keywords: communication, difficulty, homonymy, Japanese language, listening, meaning, training


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кирьянова М.А. Проблемы омонимии в реальной и учебной коммуникации на японском языке // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 4. Ч. 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/04/52511 (дата обращения: 03.06.2017).

В языкознании существуют такие понятия как полисемия (многозначность) и омонимия. Практически во всех языках в большом количестве присутствуют омонимы и многозначные слова. Эти явления как таковые достаточно подробно рассматриваются в лингвистике. В литературе присутствуют определения этих понятий, описаны и изучены свойства явлений полисемии и омонимии, их структура, характеристики их видов.

Многозначность – это способность слова служить средством наименования разных классов предметов [1, 80]. Омонимия – это совпадение формы (слов) при нетождественности содержания [1, 137].

Кроме омонимов, в языке существуют слова, похожие по форме, но не тождественные. Это паронимы, или так называемые ложные омонимы. Существуют разногласия в способах дифференциации полисемии, омонимии, а также паронимии. Так, от полисемии слова следует отличать омонимию слов.

«Между значениями многозначного слова существуют более или менее ясные смысловые связи, которые и позволяет говорить об этих значениях как о значениях одного слова». [8, 103]. Так, омонимы могут иметь семантическую связь, но быть разными частями речи (течь – существительное и глагол). Это грамматическая омонимия. Бор – «лес», бор – «сверло», бор – химический элемент совпадают по грамматической форме, но между их лексическими значениями нет связи. Это лексические омонимы.

Существуют и лексико-грамматические омонимы, например «простой»: прилагательное и существительное; かえる/КАЭРУ – «возвращаться» и «лягушка»;light – «свет» и «легкий». Однако, термину «омонимы» в лингвистической литературе иногда придается более узкое значение,и омонимами считаются только слова, случайно совпавшие по форме и не связанные семантически и этимологически.

Некоторые лингвисты высказывают мнение, что омонимия – проблема, представляющая интерес только для языкознания и не имеющая никакого значения для говорящего и слушающего. Подобные утверждения вряд ли можно отнести к японскому языку, где число омонимов так велико, что проблема омонимии, являющаяся частной для других языков, превращается в существенную. Например, морфем, звучащих КО: 128, СЁ: – 101, ТО: – 96, КЁ: – 78 и т.д. [5, 7]). Для японского языка характерно явление полисемии, хотя большинство слов имеют по 2-3 значения. Причём наиболее многозначными являются существительные, на втором месте глаголы, далее следуют прилагательные (в основном предикативные) и наречия. Однако существует ряд так называемых «универсальных» глаголов с чрезвычайно развитой системой значений. Например, в большом японско-русском словаре под редакцией Н. Конрада приводится 25 значений слова 掛ける/КАКЭРУ. В японском языке также содержится огромное количество омонимов, омофонов, омографов и паронимов. Это является результатом своеобразия используемой японцами системы письма. Например, омографы широко распространены в японском языке, что обусловлено соотнесенностью многих японских иероглифов с несколькими морфемами в верхнем чтении (石: ИСИ -» камень» и КОКУ- «180 метров»). Обычно омографы включают в себя 2-3 компонента. Но наиболее распространены в японском языке омонимия и звуковая паронимия. В настоящее время в подсистеме канго (слов из корня или корней китайского происхождения) имеется такое количество омофоничных морфем, которого не знает ни один европейский язык. Это ряды из нескольких десятков омофонов: こ/КО、こう/КО:、しょ/СЁ、しょう/СЁ:、と/ТО、とう/ТО:、せい/СЭ:、かん/КАН и многие другие. В японском языке велико количество паронимов, которые отличаются друг от друга лишь долготой: КОСЭЙ (個性 )-»индивидуальность» и КО:СЭЙ(公正)-»справедливость», «законность», КО:СЭЙ(高声)- «громкий голос», КО:СЭЙ(後世) - «будущее», «будущие поколения» и т.д. Некоторые авторы, например С. Ильин ,исследуют явление омонимии не только на уровне лексем, но и на других уровнях языка: например, служебное слово らしい/ РАСИЙ («похоже», «по-видимому») и суффикс らしい/ РАСИЙ(»подобный, похожий»), или лексически знаменательное, синтаксически самостоятельное слово существительное 中 («центр») и служебное слово 中 («в», «внутри»).

Т. И. Корчагина в своей классификации омонимов делит их в зависимости от совпадения или несовпадения записи слова иероглифами или азбукой и звучания: совпадения только звучания (КИРО: キロ («километр»)、帰路 («обратный путь»), только записи 方 («сторона» и «человек»), 十分 («10 минут» и «достаточно»), полное совпадение: (来られる/КОРАРЭРУ форма страдательного залога и вежливая форма).

О том, что омонимы в современном японском языке являются серьезным препятствием в передаче информации, пишут все японские исследователи омонимии. Многие из них считают омонимию ненормальностью, существенно мешающей общению: тот факт, что в японском языке масса омонимов, нельзя назвать положительным. Например ХО:СО:(放送;法曹;包装): «радиовещание», «судейство», «упаковка» (например, как профессия). Примеров, иллюстрирующих разного рода недопонимания, неправильные толкования и недоразумения, вызванные омонимией, можно было бы привести бесчисленное множество. Японцы вполне осознают такую особенность своего языка, т.к. существуют каламбуры и анекдоты на основе омонимов, в т.ч. исторические: например, история о том, что один правительственный чиновник, инспектировавший Кюсю в 1877 г., получил из центра телеграмму: «СИСАЦУ-О ТОГЭТАРА КАЭРЭ» (когда завершите проверку (СИСАЦУ), возвращайтесь). Но сотрудник почты понял слово СИСАЦУ как «убийство» по причине омонимии, в результате на западе Японии вспыхнуло восстание [5, 107]. Трудности с омонимами испытывают сотрудники радио и телевидения. Издаются специальные справочники для специалистов и для широкого круга читателей.

Тот факт, что рассматриваемые явления широко представлены в языках, в частности, в японском, исключают возможность игнорирования полисемии и омонимии при обучении иностранному языку. Поэтому фактически они представлены в учебниках японского языка. Обучение словам омонимичным и многозначным несет определенные трудности, которые недооцениваются многими методистами. На самом деле наличие омонимов в японском языке сильно затрудняет коммуникацию, в т.ч. учебную. Многозначность слов, с одной стороны, облегчает запоминание слов, а с другой – осложняет операции, осуществляемые в ходе речевой деятельности. Для того, чтобы успешно снимать возникающие трудности, их нужно разделить на группы, проанализировать, а затем определить, каким образом можно исключить трудности и сделать обучение более эффективным с учетом методических принципов.

Наиболее актуальна проблема обучения омонимичной и многозначной лексике японского языка для обучения аудированию. Именно в процессе аудирования данные явления вызывают большинство трудностей. В процессе говорения выбор лексических единиц зависит от воли говорящего, поэтому учащиеся употребляют слова только в уже известных им значениях. То же происходит и на письме. При чтении такая проблема также стоит достаточно остро. Так как система письменности японского языка значительно отличается от системы письма русского и других европейских языков, в данной статье мы не останавливаемся на проблеме омонимии и полисемии в письменности японского языка.

В случае, если у изучающего японский язык недостаточно развит речевой слух, трудности возникают, например, при аудировании паронимов, т.к. в таком случае слова могут различаться только долготой гласных. Особенно трудно воспринимаются такие слова, если учащиеся приучены к искусственно замедленной речи, что является недопустимым. На занятиях должны использоваться аудиозаписи, на которых представлена речь, темп которой максимально приближен к естественному. Только при этом условии обеспечен успех обучения лексике вообще и многозначной и омонимичной лексике японского языка в частности. При аудировании полисемичной и омонимичной лексики затруднено узнавание, т.к., во-первых, поиск эталона для сопоставления и узнавания воспринятого сопряжен со значительными трудностями при аудировании слов с развитой системой значений, а также сходных или тождественных по форме лексических единиц. Появляется необходимость отсеивать неподходящие значения и дифференцировать омонимы, что требует большего времени и, в свою очередь, хорошо развитой оперативной памяти. Во-вторых, тождественность слов по форме, но различие их в содержании может ввести учащихся в заблуждение и они воспримут незнакомое слово как уже известное.

Вероятностное прогнозирование играет особенно важную роль при обучении омонимам и многозначным словам. Такое слово в зависимости от его значения способно взаимодействовать c теми или иными лексическими единицами. Поэтому звуковая оболочка омонима или многозначного слова зачастую недостаточно сужает круг слов, с которыми оно способно взаимодействовать. Особенно затруднено функционирование смыслового уровня прогнозирования, а это значит, что необходимо обеспечивать по возможности действие и смыслового, и лингвистического уровней вероятностного прогнозирования, которые играют особую роль при обучении омонимичной и полисемичной лексике японского языка.

Очевидно, что формирование лексического навыка и навыка аудирования является сложным процессом, который осложняется наличием в японском языке таких трудностей, как существование многозначных и большого количества омонимичных слов. Поэтому особенно важно вызывать у учащихся потребность в новых словах, давать эти слова в удобном для использования виде. С другой стороны, полисемия и омонимия – сами по себе явления весьма интересные, они могут сами вызывать у учащихся интерес в случае, если преподаватель прилагает усилия к тому, чтобы возникающие трудности были преодолимы и вызывали у учащихся потребность их преодолеть.

Большую трудность представляют омонимичные словообразовательные морфемы. Например, в японском языке суффикс -РАРЭРУ со значением «могу» и со значением вежливости. Эту трудность снять очень трудно, т.к. из контекста не всегда бывает возможно понять,о чем идет речь.

В японском письменном языке наличие омонимов (исключая омографы) большой роли не играет, т.к. иероглифическое написание снимает трудности. Что же касается омографов, то очень важно обращать внимание на смысловой контекст и читать иероглифы в зависимости от этого по одному из онных и кунных чтений. Например, в 二日 иероглиф 日можно по ошибке прочитать как ХИ, а не КА или НИТИ.

В 日曜日(НИТИё:БИ)мы видим еще 2 варианта прочтения этого иероглифа. Поэтому рационально обращать внимание на заучивание чтения иероглифов в словах и словосочетаниях, а не отвлеченно, не отдельно от других иероглифов. Также, например, сложно различать без контекста многие другие слова (見る – «смотреть» и -して見る – «пробовать что-то сделать», 送れる/ОКУРЭРУ- «могу послать» и 遅れる/ОКУРЭРУ – «опаздывать»). Конечно, при наличии контекста большинство из этих трудностей снимаются. При изучении омонимичных слов, которые не связаны по смыслу, можно привлекать ассоциативное, образное мышление, различные мнемонические приемы, которые, в свою очередь, могут повысить мотивацию учащихся к изучению иностранного языка.

Таким образом, явление омонимии в японском языке весьма развито, что приводит к возникновению сложностей в процессе коммуникации, как реальной, так и учебной, многие из которых, тем не менее, решаемы тем или иным способом. Эта проблема, на наш взгляд, является широким полем для исследования в языкознании и методике преподавания японского языка.


Библиографический список
  1. Арбекова Т.И. Лексикология английского языка. – М.: Высшая школа – 1977. – 240 с.
  2. Большой японско-русский словарь. /Под ред. Н.М. Конрада. В 2 Т. – М.: Советская энциклопедия, 1970. Т.1: 808с., Т.2: 920с.
  3. Головнин И.В. К вопросу о классификации лексики японского языка. – Вопросы японской филологии.  Вып 1. Издательство Московского университета, 1970, с.14 – 24.
  4. Ильин С. Некоторые вопросы омонимии в системе служебных слов современного японского языка. – Известия Восточного института ДВГУ. Научно-методический журнал. №1, 1994. с.140 – 144.
  5. Корчагина Т.И. Омонимия в современном японском языке. – М.: АСТ: Восток-Запад, 2005. – 173 с.
  6. Корчагина Т.И. Основные источники омонимии в японском языке. – Вопросы японской филологии. Вып. 4., Издательство Московского университета, 1977, с.42 – 54.
  7. Корчагина Т.И. Некоторые вопросы исследования реагирования японского языка на омонимию. – Вопросы японской филологии. Вып. 3. Издательство Московского университета, 1975, с.44 – 50.
  8. Маслов Ю.С. Введение в языкознание. – М.: Высшая школа, 1987. – 420 с.
  9. Общая психология: Учебник для студентов педагогических институтов. /А.В. Петровский и др.; под ред. А.В. Петровского. – М.: Просвещение: Владос, 1986. – 464 с.
  10. Соколов А.Н. Иероглифическая омография в системе японского письма. – Вопросы японской филологии. Вып. 5. 1981, с.16 – 24.


Все статьи автора «Кирьянова Мария Алексеевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: