УДК 347

СОВМЕСТНОЕ ПОРУЧИТЕЛЬСТВО КАК ВИД МНОЖЕСТВЕННОСТИ ПОРУЧИТЕЛЕЙ

Ялилова Алина Робертовна
Санкт-Петербургский государственный университет

Аннотация
Поручительство – распространенный на практике способ обеспечения исполнения обязательств. Нередкой также является ситуация, когда выдается несколько поручительств, чтобы упрочить обеспечение. Таким образом возникает множественность поручителей. В данной статье будет рассмотрен один из сегментов данного феномена – совместное поручительство.

Ключевые слова: множественность поручителей, совместное поручительство


PHENOMENON OF COLLECTIVE SECURITY PROVIDERS AS A PART OF CO-DEBTORSHIP FOR SECURITY PURPOSES

Ialilova Alina Robertovna
Saint Petersburg State University

Abstract
Personal security is a widespread method of securing the right to performance of obligation. It often happens that several security providers secure the right to performance of the same obligation. Thus, co-debtorship for security purposes appears. This article is devoted to one of it’s aspect - to phenomenon of collective security providers.

Keywords: co-debtorship for security purposes, collective security providers


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Ялилова А.Р. Совместное поручительство как вид множественности поручителей // Современные научные исследования и инновации. 2015. № 3. Ч. 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2015/03/48933 (дата обращения: 02.06.2017).

Поручительство – это правоотношение, складывающееся между кредитором третьего лица и поручителем (обеспечителем, поручившимся за это лицо), из которого вытекает обязанность поручителя на случай нарушения (неисполнения или ненадлежащего исполнения) обязательства основным должником (третьим лицом) перед кредитором выплатить денежную сумму, в пределах возможного объема требования к поручителю. С опорой на данное понятие будут рассмотрены проблемы множественности поручителей.

Итак, представим ситуацию, что должник, обеспечивший свое обязательство несколькими поручительствами, нарушает его. Дальнейшее развитие ситуации зависит от многих параметров.

Начнем с того, что существуют две принципиально различные модели множественности поручителей: совместное поручительство и раздельное сопоручительство (терминология Р.С.Бевзенко) [1, c. 60-64].

1. Совместное поручительство. Такой вид множественности поручителей предусмотрен п.3 ст. 363 ГК РФ [2], из которого следует, что такие сопоручители отвечают перед кредитором солидарно, если договором поручительства не предусмотрено иное. Согласно абз.2 п.27 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 июля2012 г. №42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» [3], чтобы квалифицировать множественность поручителей как совместное поручительство, необходимо установить наличие соответствующего волеизъявления именно на совместное обеспечение обязательства. Как правило, при совместном обеспечении поручители подписывают один документ (договор поручительства), в котором определяются условия, на которых поручители обязуются удовлетворить требования кредитора на случай нарушения основного обязательства должником. Условия касаются, прежде всего, объема прав требования, который имеется у кредитора к каждому поручителю, о порядке предъявления требований. Очевидно презюмируются, что поручители знают о существовании друг друга, осведомлены о соответствующем раскладе сил.

2. Раздельное сопоручительство. В отличие от совместного поручительства, эта модель множественности поручителей не упоминается на законодательном уровне. Регулирование данной конструкции содержится в п. 28 упоминавшегося Постановления Пленума ВАС РФ № 42. В данной ситуации отсутствует соответствующее волеизъявление поручителей о совместном обеспечении, поручительства выдавались по различным договорам раздельно друг от друга (каждый сопоручитель заключал отдельный договор с кредитором и все  договоры поручительства заключены в разное время). Особенно важным является тот факт, что в российском правопорядке сформулирована презумпция раздельного сопоручительства в Постановлении Президиума ВАС РФ от 3 июля2012 г. №1964/12 [4], из которого следует, что множественность поручителей квалифицируется как совместное поручительство лишь при наличии соответствующего волеизъявления на это; значит, во всех остальных случаях, при которых отсутствует такое волеизъявление, следует презюмировать раздельное сопоручительство.

В данной статье будет рассмотрено только совместное поручительство.

Согласно п.3 с. 363 ГК РФ и абз. 1 п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ №42, совместное поручительство может выступать в форме как солидарной множественности поручителей (по общему правилу), так и в форме долевой (если это установлено договором).

1. Солидарное совместное поручительство. При такой множественности каждый поручитель обязуется в той же сумме, что и основной должник, сопоручители выступают солидарными должниками. Кредитор вправе предъявить требования ко всем поручителям совместно, к любому из поручителей в отдельности, притом как полностью, так и в части (по правилам ст. 323 ГК РФ).

Разберем возможные варианты развития отношений на конкретном примере[1].

Ситуация №1. Пусть А должен Б 90 рублей. Денежное обязательство А обеспечено солидарным совместным поручительством В, Г и Д. Основной должник А нарушает свое обязательство, кредитор Б предъявляет требования ко всем трем поручителям. В ходе исполнительного производства с В взыскано 50 рублей, с Г 20рублей, с Д 20 рублей. Кредитор удовлетворен. При этом основное обязательство не прекратилось, поскольку в силу абз. 4 ст. 387 и п. 1 ст. 365 ГК РФ происходит суброгация (переход прав кредитора к поручителям на основании закона). Причем, в соответствии с последним предложением абз. 3 п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ №42, к сопоручителям переходят права требования к должнику в соответствующей части. Соответственно, образуется множественность на стороне кредиторов: теперь А должен выплатить трем новым кредиторам следующие суммы: В – 50 рублей, Г – 20 рублей, Д – 20 рублей (для упрощения оставим также причитающиеся поручителям согласно п. 1 ст. 365 ГК РФ уплату процентов на сумму, выплаченную кредитору и возмещение иных убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника, за рамками примера).

Однако, помимо суброгации (имеет место в отношениях «исполнивший обязательство поручитель – основной должник»), при расчетах сторон может иметь место также и регресс (в отношениях между поручителями): в соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 325 ГК РФ, поручитель получает право регрессного требования к другим поручителям за вычетом доли, падающей на него самого (согласно абз. 3 п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ №42 сопоручитель вправе предъявлять регрессные требования к другим сопоручителям только до исполнения должником обязательства). Обратные требования солидарных совместных поручителей друг к другу – являются новыми, ибо сама возможность их предъявления открывается после платежа в пользу основного кредитора, правоотношения  в результате регресса – новые отношения, в отличие от суброгации, где обязательство остается прежним, но происходит перемена лиц в обязательстве (поручители становятся кредиторами). Итак, регресс означает, что поручитель В вправе требовать осуществления так называемой «раскладки» (терминология Р.С.Бевзенко) [1, c. 62], т.е. он вправе требовать перераспределения денежной суммы, уплаченной кредитору с тем, чтобы в итоге на каждого поручителя пришлась выплата суммы в равной доле – 30 рублей, ведь по справедливости на каждого из трех обеспечителей должна в итоге прийтись именно такая сумма, если мы разделим на троих сумму основного долга. Таким образом, можно сделать вывод, что солидарные совместные поручители, используя механизм регресса, оказываются в долевом обязательстве с презумпцией равенства долей. После того, как механизм регресса сыграл свою роль (если поручители прибегали к нему в своих отношениях), в порядке суброгации каждый из поручителей – новых кредиторов теперь может требовать от должника А по 30 рублей (не считая проценты и иные убытки).

В рамках ситуации № 1возможны своего рода развилки.

А) Если при одновременном осуществлении регресса (между сопоручителями) и суброгации (в отношениях между должником и поручителями, ставшими кредиторами) на чьей-либо стороне образовалось неосновательное обогащение, оно подлежит истребованию: если новый кредитор В (у которого есть право требования к должнику А в размере 50 рублей), сначала в порядке регресса взыскивает с Г и Д по 10 рублей с каждого, а потом еще и 50 рублей с  основного должника А в порядке суброгации,  то Г и Д смогут истребовать с В каждый по 10 рублей, а если они истребуют соответствующие суммы у должника А, то он вправе истребовать 20 рублей неосновательного обогащения с В. Если бы В не стал действовать неправомерно, истребуя не причитающиеся ему деньги с Г и Д, то по факту, механизм регресса можно было бы и не задействовать: А выплатил бы В 50 рублей, Г – 20, Д – 20. Использовать «раскладку» и презумпцию равенства долей (30 рублей) уже бы не потребовалось.

Другой пример возможного неосновательного обогащения при ситуации № 1:  В уже после того, как А выплатил ему 50 рублей, требует выплаты от Г и Д по 10 рублей с каждого (а регресс к другим сопоручителям после исполнения должником обязательства неправомерен, ведь обязательство по возврату В как новому кредитору 50 рублей прекратилось надлежащим исполнением этого обязательства со стороны А, значит, В уже ничего не может требовать с Г и Д). Неосновательное обогащение (20 рублей) должно быть истребовано в пользу Г и Д (каждому должно быть возвращено по 10 рублей).

Так или иначе, мы должны прийти к тому, чтобы каждый из поручителей в итоге лишился 30 рублей, в соответствии с презумпцией равенства долей и принципом справедливости.

Б) В использованном примере  (ситуация №1) мы установили, что при осуществлении механизма регресса в отношениях между солидарными поручителями возникает долевое обязательство с презумпцией равенства этих долей. Однако, согласно п. 2 ст. 325 ГК РФ, иное может вытекать из отношений между солидарными должниками. Иначе говоря, иной механизм распределения долей при «раскладке» может быть установлен, например,  соглашением поручителей или в договоре о выдаче поручительства, как разъясняет Постановление Пленума ВАС РФ №42 в абз. 3 п. 27. На этот счет имеется дискреция сторон. Возможно, что поручители своим соглашением установили, что в случае предъявления к ним требований В будет платить 50 рублей, Г – 20 рублей, Д – 20 рублей и при осуществлении регресса, соответственными будут доли, не равными друг другу. Причины такого соглашения могут быть обусловлены, чем угодно, какими-либо экономическими, межличностными отношениями между поручителями.

Исходя из буквального толкования п. 2 ст. 325 ГК РФ, сопоручители могут своим соглашением не только отступить от презумпции равенства долей при осуществлении механизма регресса между ними, но и в принципе отказаться от  права регрессного требования друг к другу.

В) При осуществлении «раскладки», необходимо учитывать, что если один из сопоручителей признан банкротом, его доля распределяется между остальными сопоручителями (согласно ст. 325 ГК РФ и абз. 3 п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ).   Это значит, что если в ситуации №1, солидарные совместные поручители (между которыми при регрессе действует презумпция равенства долей) осуществили выплаты по факту следующим образом: В выплатил 50 рублей, Г – 20 рублей,  Д не выплатит ничего, поскольку он признан банкротом.  Долю Д (20 рублей) в пользу первоначального кредитора Б по факту может выплатить кто угодно: В, Г или даже основной должник А. Но, поскольку нас интересуют регрессные отношения при «раскладке», допустим, что 20 рублей выплатил кредитору Б поручитель Г. Но, поскольку доля банкрота должна падать в равной степени и на В, и на Г, Г сможет истребовать половину этой доли, то есть 10 рублей в порядке регресса с В.  Далее, как новые кредиторы, В будет требовать с А 60 рублей, с Г – 30 рублей.

Ситуация №2. В первой ситуации каждый из сопоручителей осуществлял выплаты. Во второй ситуации мы рассмотрим пример, когда один из солидарных сопоручителей полностью исполнит денежное обязательство.

Пусть А должен Б 90 рублей. Денежное обязательство А обеспечено солидарным совместным поручительством В, Г и Д. Основной должник А нарушает свое обязательство. Поручитель В единолично полностью выплачивает долг А кредитору Б, становясь в порядке суброгации новым кредитором А.  В силу п.1 ст. 325 ГК РФ прекращаются отношения поручительства между Б и Г, между Б и Д. Но В может требовать в порядке регресса 30 рублей с Г и 30 рублей с Д согласно п.2 ст. 325 ГК РФ. Или же требовать все 90 рублей с основного должника А.

Далее возможны 2 дальнейших варианта развития событий:

1) Должник А выплачивает всю сумму долга новому кредитору – поручителю В. Согласно абз.4 п.27 Постановления Пленума ВАС РФ, тем самым прекращаются регрессные требования поручителя В поручителям Г и Д, «раскладка» не осуществляется, что вполне справедливо.

2) Должник А уплатил новому кредитору – поручителю В не полностью или же вообще не уплатил. Это означает, что право на регрессные требования В к Г и Д не прекратилось, в зависимости от ситуации, максимум, что В может требовать от Г – 30 рублей, от Д – 30 рублей, но в сумме, по крайней мере 30 рублей В как кредитор останется с должником А один на один.

Ситуация № 3.

Все наши предшествующие рассуждения касательно объема прав исполнивших обязательства поручителей (в части или же когда  поручитель исполняет обязательство единолично полностью) как новых кредиторов к основному должнику справедливы, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором поручителя с должником и не вытекает из отношений между ними, как гласит п. 3 ст. 365 ГК РФ. Вполне можно себе представить ситуацию, когда должник заключил с каждым поручителем (или с некоторыми из них) соглашения о том, что по исполнению обязательства поручитель вообще не вправе предъявлять каких-либо требований к основному должнику. Конечно, таким образом устанавливается полная безответственность основного должника по отношению к поручителю, а сам этот пункт 3 статьи 365 ГК РФ потенциально подрывает всю защиту, установленную для поручителя двумя предшествующими пунктами, если стороны воспользуются предоставленной им возможностью. Но закон есть закон. В силу индивидуального регулирования этой ситуации (фактически отданного на откуп сторон), проследить ее на всех конкретных примерах представляется невозможным.

2.Долевое совместное поручительство. При такой множественности каждый совместный поручитель ограничил свое обязательство какой-либо частью долга; «ответственность в долях», согласно абз. 1 п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ №42 может быть предусмотрена только в договоре (по умолчанию же в совместном поручительстве имеется в виду солидаритет, рассмотренный выше).

Кредитор вправе предъявлять требования к поручителю только в пределах обеспечения. Статья 321 ГК РФ презюмирует равенство долей, однако, поскольку долевое совместное поручительство имеет место,  только если оно оговорено в договоре, не исключены ситуации, когда поручитель ограничивает свое обязательство суммой, не эквивалентной сумме других совместных поручителей (отклонения могут быть как в большую, так и в меньшую сторону от равной доли).

Ситуация №1. «Долевые» совместные поручители ограничили свои обязательства в равных долях от суммы основного обязательства.

Например, А должен Б 90 рублей. Это денежное обязательство обеспечено В в размере 30 рублей, Г – в размере 30 рублей, Д – в размере 30 рублей. Что именно обеспечивают указанные суммы? Одну третью часть от всего долга (30 рублей из 90, но обязательство по выплате 30 рублей обеспечивают сразу 3 поручителя) или же всю сумму долга в 90 рублей (содержание поручительства распространяется на разные части долга: первые 30 рублей обеспечивает первый поручитель, вторые – второй, третьи – третий)? Учитывая прокредиторскую цель установления обеспечения, ВАС РФ в п. 29 Постановления Пленума №42 установил презумпцию обеспечения различных частей в обязательстве должника в этой ситуации. Таким образом, пока не доказано иное, в нашей ситуации каждый из поручителей считается обеспечившим по 1/3 части от основного обязательства. И если у кредитора появляется право взыскивать с сопоручителей денежные суммы, то он вправе взыскать с каждого не более 30 рублей. При этом, как пишет Р.С.Бевзенко,

« “раскладки” между сопоручителями не происходит, ведь для нее просто нет основания: с сопоручителя нельзя взыскать больше, чем он пообещал заплатить кредитору» [1, c. 63].  Таким образом, при данной конструкции отрицается возможность регресса между поручителями. Такой подход представляется обоснованным, поскольку возможность регрессного требования в силу ст. 325 ГК РФ появляется у исполнившего солидарную обязанность должника, в нашей же ситуации речь уже идет пусть и о совместном, но о долевом сопоручительстве, не солидарном.  Значит, если в приведенном примере В заплатит кредитору Б 30 рублей, Г 20 рублей, Д 10 рублей, Б сможет требовать от Г еще 10 рублей, от Д еще 20 (основной должник А по-прежнему должен кредитору Б 30 рублей). При этом в порядке суброгации новые кредиторы уже могут предъявить А следующие требования: В – 30 рублей, Г – 20, Д – 10.

Ситуация №2. «Долевые» совместные поручители ограничили свои обязательства в разных долях от суммы основного обязательства.

Например, А должен Б 90 рублей. Это денежное обязательство обеспечено В в размере 50 рублей, Г – в размере 30 рублей, Д – в размере 10 рублей.

Эта ситуация сущностно не отличается от первой, объем обеспечения также распространяется на различные части одного обязательства, чтобы «охватить» его полностью, также в дальнейшем невозможна «раскладка» между сопоручителями. Просто нужно помнить о том, что  акцессорность объема требования поручительства предполагает то, что поручители не могут платить больше того, в чем обязался основной должник, поэтому общая сумма выплаченного ими вместе (пусть и от каждого в долях) не должна в итоге превышать сумму основного долга с сопутствующими требованиями.

3.Не исключена ситуация, когда среди совместных поручителей есть как солидарные поручители, так и «долевые» поручители.

Из п.3 ст. 363 ГК РФ и из абз.1 п.27 Постановления Пленума ВАС № 42 не вытекает запрета на подобную ситуацию, так что предлагаемая ситуация заслуживает рассмотрения.

Например, А должен Б 90 рублей. Обязательство обеспечено тремя совместно данными поручительствами – В, Г и Д. Пусть В и Г выдавали так называемое «полное» поручительство (п.2 ст. 363 ГК РФ), соответственно, они выступают как солидарные поручители. Д же принял «частичное», то есть «долевое» поручительство на  сумму 30 рублей (ограниченное частичное поручительство). Это означает, что в нашей ситуации имеют место одновременно долевое и солидарное обязательства. Перед нами встает вопрос: как распределить объем распространения этих обязательств в нашей (и в любой подобной) ситуации? Возможны 2 варианта:

1) Поручительство Д покрывает обязательство в сумме 30 рублей, а солидарные поручительства В и Г покрывают оставшуюся часть обязательства (то есть 60 рублей), каждый в силу солидаритета «отвечает» в полном объеме за выплату 60 рублей.

2) Обязательство Д в сумме 30 рублей не сепарируется, как в первом варианте, солидаритет В и Г, соответственно, распространяется на всю сумму 90 рублей.

Для кредитора, очевидно, выгоден второй вариант, ведь таким образом «покрываемость» обеспечения на порядок выше (в первом варианте за сепарированное обязательство на сумму 30 рублей отвечает только Д, обязательство В, Г на него не распространяется). Кроме того, этот вариант кажется на первый взгляд также обоснованным, поскольку В и Г выдавали «полные» поручительства, значит обязательство каждого из них должно по идее покрывать всю сумму долга, а не ее часть за вычетом обязательства Д. Однако, с позиций формальной логики и теории, этот вариант не имеет право на существование. Ведь, в силу логического отношения контрарности  (применительно к нашей ситуации), обязательство по объему права требования может быть или долевым, или солидарным[2], третьего не дано, эти категории исчерпывают друг друга. Если же допустить возможность существования второго варианта, мы непозволительно смешиваем долевое обязательство с солидарным, а  кроме того, тем самым появляется очевидная возможность для злоупотребления со стороны «долевого» поручителя Д. Проиллюстрируем последнее предложение.

1) Представим, что один из солидарных поручителей (В) полностью[3] исполнил обязательство. Это означает, что он приобретает право регрессного требования только к Г – за вычетом доли, падающей на него самого (то есть В может требовать с Г 45 рублей) в порядке регресса, а с Д – ничего! (Как мы выяснили, если поручительство было долевым, механизм регресса в отношении долевого сопоручителя невозможен).

Уже на этом примере мы можем видеть, что не только теоретически не оправданно, но и экономически нецелесообразно при выдаче совместного поручительства предусматривать различный объем обеспечения обязательства каждым поручителем (кто-то обеспечивает весь долг, а кто-то лишь часть),  таким образом Д, осознавая невозможность предъявления к нему требований в порядке регресса, вероятно, будет ожидать момента, когда выплату осуществит кто-то из солидарных поручителей, а далее он сам просто выпадает из соответствующих отношений.

Мы можем также представить, что «долевой» поручитель не злоупотреблял своим правом, и добросовестно осуществил свое обязательство, не ожидая, когда солидарные поручители сделают все сами. Это следующая иллюстрация.

2)Выплаты осуществил и «долевой» поручитель.

Например, Д заплатил 30 рублей, В –40, Г– 20, каждый приобрел право требования к основному должнику А в соответствующем размере. И опять же, в силу невозможности осуществления механизма регресса применительно к «долевому» поручителю, Д не может предъявлять каких-либо требований к В и Г, у него остается только право требования к А, полученное в порядке суброгации. Таким образом, не имея права регрессного требования к другим сопоручителям, Д находится в наименее выгодном положении, весь объем его права требования сосредоточится на основном должнике А. Опять мы наблюдаем несправедливую ситуацию. Причиной этого выступает непозволительное смешение долевого и солидарного обязательства.

Значит, остается считать за правильный первый вариант: поручительство Д распространяется на 30 рублей, в оставшейся части суммы долга (60 рублей) устанавливается обязательство солидарных поручителей В и Г. Безусловно, законодательству ситуация, когда поручители отвечают солидарно, но не в полном объеме, а в части долга, не противоречит; С.В. Сарбаш назвал это явление неполной (частичной) солидарностью [5, c. 84].  Здесь уже отсутствие регресса между долевым и солидарными совместными поручителями нисколько не смущает, ведь поручители В и Г с одной стороны и Д с другой – покрыли разные части обязательства, а значит, распределение между собой недопустимо. Зато регресс между В и Г возможен согласно пп.1 п.2 ст. 325 ГК РФ. Таким образом, мы пришли к тому, что в случае когда совместное поручительство устанавливается одновременно и с долевым, и с солидарным обязательством поручителей, мы получаем (применительно к нашей ситуации) – одно классическое долевое обязательство, а другое обязательство (охватывает всю сумму долга основного должника, за вычетом первого обязательства) – с пассивной солидарной множественностью лиц.


[1] Небольшие значения использованы для наглядности и удобства расчетов.

[2] Контрарность между понятиями солидарное и субсидиарное обязательство основывается на критерии  характера ответственности, в отличии от контрарности солидарного и долевого обязательства, основанного на критерии объема прав требования. Термин «солидарность» в первом случае обозначает солидарную ответственность, а во втором случае – солидарность в долге.

[3] Ситуация, когда солидарный поручитель осуществляет частичные выплаты, анализировалась ранее, в ситуации № 1, относящейся к совместному солидарному поручительству. Сущностные характеристики той ситуации приложимы и к рассматриваемому варианту (с осуществлением соответствующей модификации), но чтобы не дублировать предшествовавшие рассуждения, в методических целях возьмем пример, когда поручитель исполнил обязательство полностью.


Библиографический список
  1. Бевзенко Р.С. Новеллы судебной практики в сфере поручительства. Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 года «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» // Вестник ВАС РФ. 2013. №2.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября1994 г. № 51 – ФЗ (ред. От 30 декабря2012 г.). [Электронный ресурс]: федер. закон от 30 нояб.1994 г. № 51-ФЗ. – СПС «КонсультантПлюс».
  3. Постановление Пленума ВАС РФ от 12 июля2012 г. № 42 “О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством”. [Электронный ресурс]. – СПС «КонсультантПлюс».
  4. Постановление Президиума ВАС РФ от 3 июля 2012г. № 1964/12 по делу N А40-134929/10-97-1126. [Электронный ресурс]. – СПС «КонсультантПлюс».
  5. Сарбаш С. В. Обязательства с множественностью лиц и особенности их исполнения. / С. В. Сарбаш. – М.: «Статут», 2004.  – 112 с.


Все статьи автора «Ялилова Алина Робертовна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: