УДК 94(47)

К ВОПРОСУ РОЛИ ЖЕНЩИНЫ И ГЕНДЕРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ПРИ ИССЛЕДОВАНИИ ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ КАЗАЧЕСТВА

Ерохин Игорь Юрьевич1, Аржанова Ирина Олеговна2
1Croydon College, London, U.K., кандидат исторических наук
2University of Southampton, U.K., аспирантка

Аннотация
В последнее время в научной исторической литературе довольно четко сформирован и оформлен социально-государственный образ казака. На первый план исследований выведен сословный фактор в характеристике казака, – патриота, государственника и защитника Отечества. Элемент женского начала в истории казачества продолжает оставаться этническим или фольклорно-этническим элементом. С усилением влияния государства на все сферы жизнедеятельности казачьих сообществ подобное положение должно быть пересмотрено. В качестве методологической базы работы использованы принципы персонификации истории и исторических процессов, системности, аналитичности, критического отношения к источникам. Основным принципом выступил принцип гендера.

Ключевые слова: женщина, история, казаки, культура, литература, народ, наука, Россия, традиции, этнос


ON THE QUESTION OF ROLE OF WOMEN AND GENDER STUDIES IN THE STUDY OF THE STATE CONCEPT OF THE COSSACKS

Erokhin Igor Urevich1, Arzhanova Irina Olegovna2
1Croydon College, London, U.K., PhD
2University of Southampton, U.K., postgraduate

Abstract
Recently, the scientific historical literature quite clearly drawn image of a Cossack state. It acts as a patriot, a defender of the fatherland. The feminine element in the Cossacks continues to be at the level of ethnicity. Situation should be revised, expanded, updated. As a work methodology used principles of historicism, systematic, analytic, critical attitude to the sources. The basic principle is the principle of gender.

Keywords: Cossacks, culture, ethnicity, gender, history, Literature, people, Russia, science, traditions, woman


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Ерохин И.Ю., Аржанова И.О. К вопросу роли женщины и гендерных исследований при исследовании проблемы государственной концепции развития казачества // Современные научные исследования и инновации. 2014. № 10. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2014/10/39551 (дата обращения: 29.09.2017).

«Казачья община домохозяина конституирует как демократическую единицу, т.е. глава семьи голосует за всех. Это отражает семейный политический монолит, но как это контрастирует с современным положением, вступает в противоречие с ним, когда члены семьи являются между собой политически или социально чужеродными элементами». И далее – «во внутреннюю властную атмосферу семьи не должны вмешиваться другие властные системы, но только – если там все в порядке. В случаях патологий семейной власти казачья республика вмешивается, получив призыв о помощи», – говорят источники о развитии казачьих семейных традициях.

Общность казачьей семьи строилась на единстве ее мировоззренческой концепции, системе ценностей военной службы, ратных доблестей и жертвенности государственного служения.

Исследователь И.Ю. Васильев совершенно верно отмечает: «Воинская система ценностей не обошла стороной и женщин-казачек. Конечно, они видели смысл своей жизни в семье и не считали насильственную смерть нормальным явлением. Но, чтобы выжить в условиях войны, нужно было уметь не бояться смерти и защищаться».[2] Им приводится факт, согласно которому «в1826 г. близ Екатеринодара на казачий обоз напали черкесы, бабы разбили тюки да давай разносить патроны. Они проявили героизм, за который были награждены». О том же нам повествует в своих исследованиях и В.Г. Улитин, довольно детально исследовавший нравы, быт и обычаи линейных казаков: «Казачкам на Линии часто приходилось делить с мужьями и их воинские заботы. Если случалось, что тревога оказывалась вблизи станицы, то выходили или выбегали на тревогу даже женщины, которые надевали на себя черкески, на голову папахи, а через плечо винтовки. Все это делало характер казачки решительным, мужественным и стойким» [5, с. 22]. Тот же В.Г. Улитин описывая быт гребенских казаков, делает удивительное открытие, что, например, забота о коне мужа, когда он отдыхал по возвращении из походов, была полностью прерогативой казачки [5, с. 22]. При всем том, по словам современника Толстого Н. Самарина («Дорожные записки»,1862 г.) и князя Гагарина (Очерк «А там вдали…» КП № 54, с. 4) казачки были красивейшими женщинами, очень женственными и внимательно следили за собой, большое значение придавая внешности и внешнему виду.

Большой интерес представляют женские боевые персоналии.

Так, один из источников повествует о представительнице кубанского казачества – Ульяне Линской, которая выступила отважной защитницей Полтавского куреня во время нападения на него горцев. При отражении нападения одного из нападавших Ульяна утопила в бочке с квасом. Отважная казачка удостоилась ратных почестей односельчан.

В XIX в. известны сведения о подвиге казачки Марьяны Горбатко, которая отличилась при защите Адагумской оборонительной линии, что соединяла правобережье Кубани с берегом Черного моря и насчитывала в своем составе порядка двадцати боевых укреплений и постов. М. Горбатко несла службу в составе Липкинского поста, на котором, кроме нее, находилось еще тридцать пять воинов-мужчин.

В историю военного и государственного строительства России вошли не только женщины-офицеры и унтер-офицеры, но и единственная женщина – войсковой атаман. В XVII в. выходец из старинного ханского калмыцкого рода Петр Тайшин принял православие вместе со всем своим улусом. Вскоре после этого старый князь скончался, а за управление делами взялась его вдова – княгиня Тайшина, в подчинении которой находилось более 2400 подданных. Правительством ей была выделена земля для оседлого поселения, и она была принята на царскую службу. Данные события происходили на Волге, где была заложена казачья крепость – застава Ставрополь (ныне – Тольятти). Именно эти крещеные калмыки впоследствии составили костяк и хребет Ставропольского казачьего войска, славного своими ратными традициями. Княгиню же наделили статусом и полномочиями войскового атамана, которыми она пользовалась пожизненно. К новому войску государством была приписана тысяча солдат-отставников и более двух тысяч душ крестьянского населения.

С началом Первой мировой войны на ее фронты устремляются не только казаки, но и отважные казачки. В источниках упоминается имя жены есаула Оренбургского казачьего войска Серафимы Кудашевой, участвовавшей еще до начала войны в ставшем легендой конном переходе из Владивостока в Петербург. Казачка Кудашева была удостоена высокой чести быть принятой во дворце у Государя. Император, вручая отважной женщине орден Святого Иона, произнес: «Если бы все наши офицеры были столь же мужественны и выносливы, умели так владеть конем, то наша армия была бы непобедима». С началом войны с германцами С. Кудашева явилась в армию на собственном коне и с личным оружием, почти сразу же была зачислена в разведку. Воевала Кудашева дерзостно и отважно.

Еще одной казачкой-разведчицей стала Елена Чоба. Чоба была родом из небольшой кубанской станицы Роговской. За участие в Первой мировой войне награждена двумя Георгиевскими крестами. Девушка с детства любила лошадей, участвовала почти во всех конных соревнованиях станичных казаков. Именно станичные старшины выступили ходатаями при отправке Елены на фронт, где ранее героически погиб ее муж. Поддержал прошение Чобы и начальник Кубанской области генерал-лейтенант Бабыч. О своих решениях они не жалели впоследствии. О том, как доблестно Е.Чоба воевала, рассказывал журнал «Кубанский казачий вестник»: «В пылу огня, под несмолкаемый грохот пушек, под беспрерывным дождем пулеметных и ружейных пуль, по свидетельству товарищей, она без страха и упрека делала свое дело. Переезжая с фронта на фронт, с тыла на передовые позиции, из армии в армию, она смело и бодро смотрела в глаза своему противнику, с которым зачастую приходилось быть на расстоянии штыкового удара. Снежные бури, лютая зима карпатских гор, бесконечные переходы, ночные атаки и постоянные бои составляли ее стихию. Елена Чоба, избегая показной славы, выделялась на общем фоне своей лихостью. Глядя на молодую, безусую и неустрашимую фигуру своего храброго соратника, неутомимо шли на врагов вслед за ней ее товарищи». За бесстрашие истинного казака последние наградили Чобу уважительным прозвищем «казак Михайло», тем самым уровняв ее с собой в правах.

На историю войскового служения Е. Чобы похожа и история жизни другой женщины-казачки – дочери уральского войскового старшины Натальи Комаровой. Комарова тоже отлично освоила верховую езду, с детских лет бредила подвигами и сражениями. Наталья купила коня и военную амуницию, добровольцем отправилась на фронт, где уже сражались ее отец и брат. Источники сохранили описание девушки: «На вид ей было всего лет 17-18. Хорошее русское лицо светилось отвагой и добротой, носик был чуть-чуть вздернут, искристые глаза смотрели открыто и прямо. Широкие черные шаровары в талии были перехвачены широким кожаным поясом, к которому с одной стороны был прикреплен длинный кинжал в серебряных ножнах, с другой – больших размеров кобура с револьвером. Темно-синий бешмет, отороченный серебряными галунами, облегал стройную фигуру казачки. За плечами на ремне висел легкий карабин». Воевала Комарова беспримерно героически. По силе, дерзости, мужеству и отваге ни в чем не уступала мужчинам.

Примечательно, что этот древний опыт начинает возрождать и современное российское казачество. Так, источники сообщают об атамане из Владимирской области Юлии Пасальковне Ткаченко. Женщине-атаману приходится решать много сложных и совсем «неженских» вопросов – казачьего быта, культуры, защиты исторического наследия от вандалов. Остро стоит и ряд политических, экономических вопросов, одним из которых является земельный. Ткаченко имеет по нему свое особое казачье видение, сочетающееся с женским прагматизмом: «У нас сейчас много безземельных казаков. А безземельный казак – это исторический нонсенс. Мы знаем, чем всегда появление такого безземельного казачества было чревато для России из нашей истории. Казаки испокон веков пахали эту землю, про истинное назначение которой сегодня многие забыли» [c. 6].

Ю.П. Ткаченко фактически руководит не только экономической жизнью общины, но и выполняет важнейшие атаманские административные функции, которые издревле казаки могли доверить только особо заслуженным и уважаемым членам общности. Например, осуществляет обряд крещения в казаки. «Сперва, если человек хочет вступить в казачество, мы его берем на испытательный срок. Это делается потому, что мы заинтересованы в настоящих казаках. Чтобы посмотреть, верующий ли он человек, исполнительный ли он работник, мы смотрим на него, как он себя ведет, даем определенные поручения. Потом состоится местный круг, мы там смотрим на него, как он выполнял свои обязанности, все сравниваем между собой. Затем казаки говорят: «Любо!» или «Не любо!» Кандидат в казаки читает всем остальным Кодекс чести казака и слушает наставления. Атаман крестит нового казака нагайкой, а тот стоит по пояс голый, без рубашки» [1, с. 7-8].

Современные казачки расширяют традиции своих исторических предшественниц, они не только руководят объединениями казаков, но и в рамках данных им уставами казачьих обществ полномочий создают свои сугубо женские казачьи формирования. Например, в Волгограде была создана первая в мире чисто женская казачья организация. В ее составе были сформированы фольклорная группа, девичий конный казачий разъезд-патруль.

Современное казачество с гордостью наследует принципы и традиции в отношении женщины: современные казачки – полноправные члены казачьих войсковых объединений и обществ. Они наделены тем же кругом обязанностей и прав, на которые претендует мужская половина казачества. В положении «Права и обязанности казака» многих казачьих обществ вполне прямо и недвусмысленно говорится о роли женщины: «Казачки могут создавать любые объединения внутри общества, не противоречащие принципам православия и Уставу общества, в которые казак, старик или атаман не имеют права вмешиваться без просьб самих женщин. По просьбе атамана или атаманского правления казачка может принимать участие во всех делах общества, где пользуется всеми правами. Интересы женщины-казачки на Кругу представляет ее отец, крестный, муж, брат или сын. Казачка вправе выбирать себе ходатая из своих станичников, хуторян или совета стариков. Казачка имеет право обращаться непосредственно к атаману с просьбами, жалобами или предложениями или выходить на Круг через совет стариков».

Привлечение женщин к процессам деятельности казачества позволяет активно формировать совершенно новый образ возрожденного государственного казачьего сообщества.[3;4]


Библиографический список
  1. Атаман Юлия Ткаченко: «Если ты казак, то должен иметь и шашку» [Электронный сетевой ресурс] // Уфимские городские казаки. – Режим доступа:  http://www.ufakazak.ru/article/page/439
  2. Васильев И.Ю. Нравственные ценности кубанского казачества и их трансляция // Молодежь и молодежные субкультуры этносов и этнических групп Южного Федерального Округа. – Краснодар: Пресс-имидж, 2008-2009. – С.131-138.
  3. Ерохин И.Ю. Государство и возрождение казачества // Приоритетные научные направления: от теории к практике. – 2013. – №6. – С.13-16.
  4. Ерохин И.Ю. К вопросу формирования государственного мировоззрения казачества // Новый университет.  Серия: Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук. – 2013. – №4(25). – С.34-38.
  5. Улитин В.Г. Казачество в славном прошлом России [Электронный сетевой ресурс]. – Режим доступа: http://www.xx13.ru/kadeti/kazaki.htm

 



Все статьи автора «Ерохин Игорь Юрьевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: