УДК 930Ключевский:0081(470+571):005.332.2(4)

В.О.КЛЮЧЕВСКИЙ О ЗАПАДНОМ ВЛИЯНИИ НА КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ

Солманидина Наталья Викторовна
Пензенский государственный университет архитектуры и строительства
кандидат философских наук, доцент кафедры иностранных языков

Аннотация
Данная статья посвящена проблеме западного влияния на культурную историю России. Представлены этапы западного влияния, его причины и последствия как это определял В.О.Ключевский. Показана роль А.С. Пушкина в российской культуре .

Ключевые слова: государственный порядок, дворянская культура., западное влияние, история России, Ключевые слова: Ключевский В.О., крепостное право, культура России, народная культура, общественный быт, русская православная церковь


V.O.KLJUCHEVSKY ABOUT WESTERN INFLUENCE ON CULTURAL DEVELOPMENT OF RUSSIA

Solmanidina Natalia Victorovna
Penza State University of Architecture and Civil Engineering
PhD in Philosophy, Assistant Professor of the Foreign Languages Department

Abstract
The paper is devoted to the problem of the western influence on the cultural history of Russia. The stages of the western influence, its reasons and consequences as it was defined by V.O.Kljuchevsky are presented. A.S.Pushkin's role for Russian culture is shown.

Keywords: history of Russia. Russian culture, Kljuchevsky, national culture, noble culture., public life, Russian Orthodox Church, serfdom, state order, western influence


Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Солманидина Н.В. В.О.Ключевский о западном влиянии на культурное развитие России // Современные научные исследования и инновации. 2014. № 4. Ч. 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2014/04/32352 (дата обращения: 29.09.2017).

Самым значительным внешним фактором формирования национальной культуры России выдающийся историк России В.О.Ключевский считает ее культурный диалог с Востоком (Византией) и Западом (Европой).  Историко-культурный процесс в России Ключевский делил на два крупных периода в соответствии с тем, какое влияние русская культура  испытывала: в первом периоде – византийское (греческое),  во втором – начавшемся в XVIIв. – западноевропейское. Основания деления внутри больших периодов то же – изменения в характере влияния.

Византийское (восточное, греческое) влияние было церковным. Оно охватило все общество сверху донизу, придавая ему духовную цельность. Но оно не захватывало государственного устройства, народного хозяйства, будничных привычек и понятий народа. Во всем этом оно представляло «свободный простор самобытному национальному творчеству или первобытному невежеству» [1,т.3,с.244].

Второй период культурной истории России отмечен западным влиянием. Западное влияние – «государственное». Первоначально оно и было призвано удовлетворить материальные потребности государства. Но оно не удерживалось в этой сфере и проникало всюду, изменяя «понятия и отношения, напирая одинаково сильно на государственный порядок, на общественный и будничный быт, внося новые политические идеи, гражданские требования, формы общежития, новые области знания, переделывая костюм, нравы, привычки и верования, перелицовывая наружный вид и перестраивая духовный склад русского человека»[1,т.3,с.244].  В отличие от византийского западное влияние «захватывает всего человека», но при этом, оно «не успело захватить всего общества, но только его поверхностный, тонкий и подвижный слой» [1,т.3,с.244], т.е. дворянство.

Этапы второго периода различаются по степени развитости этого влияния. Сначала – со второго десятилетия XVII в. – «западнические выходки» отдельных чудаков вроде кн. Хворостинина – своеобразного русского вольнодумца «на католической подкладке», проникшегося «глубокой антипатией к византийско-церковной черствой обрядности», отвергавшего молитвы и посты и т. п. [1,т.3,с.226-228].

Во второй половине XVII в.  западное влияние охватывает уже значительно более широкие круги населения. Затем следуют петровская «реформа порядков», «дурное перепутье», «вал времени преемниц и преемников Петра», и «екатерининская реформа умов» [1,т.8,с.210-212]

Рассмотрим причины, которыми Ключевский объясняет смену византийского влияния западноевропейским – этим, по его мысли, грандиозным переломом во всей русской жизни и культуре. Здесь заложены основы его концепции не только истории культуры, а и вообще истории России нового времени.

Как же раскрывает Ключевский понятие «влияние»? Он противопоставляет его другому понятию – «общение». Общение с Западной Европой было и прежде – дипломатическое, торговое, культурное. Россия заимствовала плоды ее просвещения, призывала ее художников, мастеров, врачей, военных людей. Но русское общество и правительство были тогда уверены в своих силах построить «новый государственный порядок» без чужой помощи, «из материалов, которые давала народная жизнь, руководясь опытами и указаниями своего прошлого» (речь идет об объединении Великороссии на развалинах удельного порядка в XVXVI вв.) [112, 3, 242].

Влияние – нечто совсем иное, и связано оно с утратой уверенности в своих силах. Оно наступает, «когда общество, его воспринимающее, начинает сознавать превосходство среды и культуры влияющей и необходимость у нее учиться, нравственно ей подчиняться, заимствуя у нее не одни только житейские удобства, но и самые основы житейского порядка, взгляды, понятия, обычаи, общественные отношения» [1,т.3,с.241].

Ключевский формулирует вопрос: «Почему оно началось в XVII в.?» В XVI- XVII вв. уже существовали различия в характере общественного развития в Западной Европе и в России. Там «на развалинах феодального порядка создавались большие централизованные государства», «народный труд вышел из тесной сферы феодального поземельного порядка», « начал усиленно работать на новых поприщах и новым капиталом, городским или торгово-промышленным, который вступил в успешное состязание с капиталом феодальным, землевладельческим». «Политическая централизация и городской, буржуазный индустриализм» повлекли за собою успехи в самых различных сферах хозяйственной, государственной и культурной деятельности [1,т.3,с.243].

В России в это время все более ощущалась скудность материальных средств, «доисторическая невооруженность и малая производительность народного труда, неумелость прибыльного его применения» [1,т.3,с.119]. Россия тратила свои силы и средства «на внешнюю оборону и на кормление двора, правительства, привилегированных классов с духовенством включительно, ничего не делавших и не способных что-либо сделать для экономического и духовного развития народа» [1,т.3,с.243]. В результате Россия в XVIIв. оказалась более отсталой от Запада, чем была в начале XVI в.

Свой вопрос о том, почему западное влияние началось в XVII в., Ключевский дополняет вопросом: почему в России прежде не замечали своей отсталости? В XVXVI вв. не только не было осознания отсталости, но, наоборот, преобладала «национальная самоуверенность».            Но в XVII в. обнаружилась несостоятельность существующего порядка. Рождается мысль о недоброкачественности самих его оснований. В правительственной среде и в обществе появляются люди, сомневающиеся в «старине», остро чувствующие отсталость своей страны и превосходство Запада. Уныние и недоверие к своим силам «широко распахнуло двери иноземному влиянию» [1,т.3,с.242].

Таким образом, Ключевский указывает две группы причин начала западного влия – объективные (более быстрое развитие производительных сил в странах Западной Европы и нарастание в связи с этим отставания России) и субъективные («уныние» правящих кругов, не способных опереться на «родную старину» и силы народа). Для складывания последних большое значение имела, по мнению Ключевского, Смута: «Тягостное настроение народа, общее чувство недовольства, вынесенное народом из царствования Грозного» и все время нараставшее, послужило почвой для Смуты» [1,т.3,с.224].

В свою очередь Смута «подготовила почву общей возбужденности». XVII век – это эпоха народных мятежей в русской истории, что и сообщило ему такой тревожный характер. Перечислив народные выступления, Ключевский делает вывод: «В этих мятежах резко вскрылось отношение простого народа к власти, которое тщательно закрашивалось официальным церемониалом и церковным поучением: ни тени не то что благоговения, а и простой вежливости и не только к правительству, но и к самому носителю верховной власти». Но если народ толкает к движению «злость на общественные верхи», то в высших классах «господствующей нотой протестующих голосов звучит сознание народной отсталости и беспомощности» [1,т.3,с.226].       

Причины, обусловившие бессилие страны перед западным влиянием, Ключевский видит также  в характере и настроениях «русского церковного общества». Его порок состоял в том, что «оно считало себя единственно истинно правоверным в мире…». В нем установилось «презрительное и надменное отношение к участию разума и научного знания в вопросах веры». Это питало «самоуверенность незнания».

Таким образом. древнерусским церковным обществом «утрачивались средства самоисправления и даже самые побуждения к нему» [1,т.3,с.279-280]. В XVII в. наблюдается глубокий упадок церковного авторитета. Раскол, которому Ключевский уделил немало места в «Курсе…», довершает картину. Столкновение с государственной властью закончилось поражением главы церкви, упала и политическая роль духовенства. «Так было устранено одно из главных препятствий, мешавших успехам западного влияния» [1,т.3,с.298]. Кроме того, раскол уронил авторитет старины и в глазах церковного общества, и в глазах «руководителей преобразовательного движения», которые теперь «с облегченной совестью решительнее и смелее пошли своей дорогой». У Петра неразрывно связались представления «о родной старине, расколе и мятеже: старина – это раскол, раскол – это мятеж; следовательно – старина – это мятеж» [1,т.3,с.299].

Главным, как полагал Ключевский, что произошло в XVII в. и что имело решающее значение не только для этого века, а и для всего периода, и будет еще долго определять судьбы русской истории и культуры, было возникновение крепостного права. Известно, что Ключевский ошибочно относил его возникновение к XVII в. Здесь мы подошли к краеугольному камню его концепции русской истории нового времени и русской культуры. Формулируя это концептуальное положение, Ключевский пишет что,с установлением этого права русское государство вступило на путь, который под покровом наружного порядка и даже преуспеяния вел его к расстройству народных сил, сопровождавшемуся общим понижением народной жизни, а от времени до времени и глубокими потрясениями»[1,т.3,с.175].

С возникновением крепостного права возникает разделение единой русской культуры на народную и дворянскую, что приводит, по мнению Ключевского, к упадку русской культуры: крепостное право  уродует дворянскую культуру и одновременно снижает уровень народной культуры: «…землевладельческое дворянство, как руководящий класс, дало извращенное, уродливое направление всей русской культуре» [1,т.3,с.177]. Эту культуру  извращало, уродовало крепостное право и высший класс общества – дворянство. Ключевский,  как в «Курсе…», так и в других трудах настойчиво проводил эту идею.

Что конкретно принесло новое влияние в России уже в XVII в.? Оно расширяло поле своего действия постепенно. Правительство вынуждено было, исходя из насущных материальных потребностей государства, брать из-за границы в первую очередь военные, а затем и другие технические усовершенствования. Именно в этом особенно больно чувствовалась отсталость. Заведение полков иноземного строя привело к необходимости устраивать металлургические, оружейные и другие заводы, искать руду и прочее. Возникло даже стремление не просто заимствовать, а и поучиться военной и промышленной технике. Насущные потребности государства большего пока не требовали. Но общественное движение пошло дальше – к европейскому комфорту, возник интерес к научным знаниям. «Начали иноземным офицером и немецкой пушкой, а кончили немецким балетом и латинской грамматикой» [1,т.3,с.264]. С этим, считает Ключевский, в XVII в. можно было и повременить.

Что дало западное влияние всему периоду новой русской истории и культуры? Каковы его итоги ко времени, когда читал Ключевский свой «Курс…»? Грустно звучит оценка достигнутого за два с половиною века: «Мы еще не начали жить в полную меру своих народных сил, чувствуемых, но еще не вполне развернувшихся, не может соперничать с другими ни в научной, ни в общественно-политической, ни во многих других областях»  [1,т.1,с.43]. Однако Ключевский хочет верить в будущее России. Молодому поколению, к которому он обращает свой «Курс…», предстоит, опираясь на опыт истории, которая уже выполнила «черновую подготовительную работу цивилизации», напряженно работать над самими собой, развивать свои умственные и нравственные силы, с особой заботливостью устанавливать свои собственные отношения» [1,т.1,с.44], т.е. строить и развивать культуру, как ее понимал Ключевский.

Последние размышления Ключевского подвели нас вплотную к необходимости обратиться к его трактовке развития культуры в период новой русской истории. «Это период всероссийский, имперско-дворянский, – писал Ключевский, – период крепостного хозяйства землевладельческого и фабрично-заводского» [1,т.1,с.34]. Для него характерно исключительно большое влияние международного положения на внутренний строй.

В «Курсе русской истории» Ключевский, как мы уже отмечали, указывал на социальное неравенство русского общества, которое в XVII в. еще более усиливалось нравственным отчуждением правящего класса от управляемой массы. «Говорят, культура сближает людей, уравнивает общество. У нас, – считал Ключевский, – было не совсем так. Все усиливавшееся общение с Западной Европой приносило к нам идеи, нравы, знания, много культуры, но этот приток скользил по верхушкам общества, осаждаясь на дно частичными реформами, более или менее осторожными и бесплодными. Просвещение стало сословной монополией господ, до которой не могло без опасности для государства дотрагиваться непросвещенное простонародье, пока не просветиться» [1,т.7,с.336-343].

Говоря об учреждении в стране дорогих дворянских кадетских корпусов, инженерных школ, Академии художеств, гимназий, о том, что в барских теплицах разводились тропические растения, Ключевский замечал как бы  мимоходом, что не открыли ни одной чисто народной  общеобразовательной или земледельческой школы. В «Курсе…»  Ключевский не мог так подробно, как бы ему хотелось, останавливаться на этих вопросах, и он создает серию работ: «Два воспитания», «Воспоминания о Н.И. Новикове и его времени», «Недоросль Фонвизина (Опыт исторического объяснения учебной пьесы)», «Евгений Онегин и его предки» и ряд других.

Историк ставил вопрос об ответственности образованного дворянства перед всем обществом и особенно перед крепостным крестьянством. Оно своим знанием и примером должно было, утверждал Ключевский в статье «Недоросль» Фонвизина (Опыт исторического объяснения учебной пьесы)», приучить крестьянский класс «к трезвости, к правильному труду, производительному употреблению своих сил, к бережливому пользованию дарами природы, умелому ведению хозяйства, к осознанию своего гражданского долга, к пониманию своих прав и обязанностей. Этим благородное сословие оправдало бы, – нет, искупило бы исторический грех обладания крепостными душами» [1,т.1,с.74]. Но российский помещик с детства привык дышать пропитанной развлечениями атмосферой, из которой «был выкурен самый запах труда и долга» [1,т.9,с. 95]. Даже вольномыслящий тульский космополит, который «с увлечением читал и перечитывал страницы о правах человека рядом с русскою крепостною девичьей и, оставаясь гуманистом в душе, шел в конюшню расправляться с досадившим ему холопом» [1,т.9,с. 97].

То, что Ключевскому было так ненавистно в дворянской культуре, «отрицалось» деятельностью лучших людей из дворян, а подлинно высокое вместе с декабризмом входило в национальную культуру. Нередко, анализируя конкретные факты  или создавая свои характеристики того или иного исторического лица, Ключевский отдавал должное и дворянам, но он в таких случаях избегал классово-сословных оценок.

Анализируя творчество отдельных выдающихся представителей дворянской культуры, Ключевский особенно выделял и ценил в нем те черты, которые свидетельствовали о близости к народной культуре. Так, говоря о настроении грусти в лирике Лермонтова, он подчеркивал, что оно  отвечает настроению народа, «а потому поэзия Лермонтова – явление народной жизни, исторический факт» [1,т.8,с.131]. Грусть возникает «из признания возможности счастья и из осознания своей личной неспособности к нему» [1,т.8,с.130]. В этом и увидел Ключевский особенность русской культуры – народной, а не дворянской. Пусть этим не исчерпываются ее свойства. Ключевский не мог думать, что они исчерпываются настроением грусти. Сила и историческое значение поэзии Лермонтова, так же как и Пушкина, для Ключевского – в их обращении к народным истокам, к подлинному национальному самосознанию.

Пушкина Ключевский особенно ценил и выделял среди всех. Его творчеству посвящены три работы историка «Речь, произнесенная в торжественном собрании Московского университета 6 июля 1880 г., в день открытия памятника Пушкину», «Евгений Онегин и его предки», «Памяти Пушкина» (1899) – речь, посвященная 100-летию со дня рождения поэта. В этих статьях Ключевский подчеркивал и глубоко национальный характер творчества поэта, и его значение в развитии мировой культуры. Деятельность А.С. Пушкина Ключевский связывал с развитием русской культуры предшествующего времени, говоря, что поэзия Пушкина была подготовлена последовательными усилиями двух эпох – Петра I и Екатерины II: «Целый век нашей истории работал, чтобы сделать русскую жизнь способной к такому проявлению русского художественного гения», – провозгласил Ключевский в речи «Памяти А.С.Пушкина» [1,т.1,с.104].

Высоко ценил Ключевский историческое чутье поэта, глубокий интерес к истории и историзм его произведений: «…его нельзя обойти в нашей историографии, хотя он не был историком по ремеслу» [1,т.9,с.78], его замечания «сделали бы честь любому ученому историку» [1,т.9,с.78], у него находим «довольно связанную летопись нашего общества в лицах за 100 лет с лишком» [1,т.9,с.83]. Созданным Пушкиным в различных произведениях образам людей XVIII в. Ключевский придавал обобщающий характер и объяснял конкретно-исторические условия их жизни, тем самым он вводил пушкинские образы в живую ткань исторической действительности.

Таким образом, рассмотрев взгляды В.О.Ключевского о влиянии запада на становление русской культуры следует отметить, что западное влияние – «государственное», но оно не удерживалось в этой сфере и проникало всюду,  «захватывая всего человека», но при этом,  распространяясь только в среде дворянства. Ключевский указывает две группы причин начала западного влияния: а) объективные (более быстрое развитие производительных сил в странах Западной Европы и нарастание в связи с этим отставания России); б) субъективные («уныние» правящих кругов, не способных опереться на «родную старину» и силы народа).

Кроме того, особую роль в формировании особенностей русской культуры  Ключевский отводит возникновению крепостного права, в результате которого происходит разделение единой русской культуры на народную и дворянскую, что приводит, по мнению Ключевского, к упадку русской культуры. Историк ставил вопрос об ответственности образованного дворянства перед всем обществом и особенно перед крепостным крестьянством.

Анализируя творчество отдельных выдающихся представителей дворянской культуры, Ключевский особенно выделял и ценил в нем те черты, которые свидетельствовали о близости к народной культуре. Сила и историческое значение поэзии Лермонтова, так же как и Пушкина, для Ключевского – в их обращении к народным истокам, к подлинному национальному самосознанию.


Библиографический список
  1. Ключевский В.О. Сочинения:  В 9 тт. М.: Мысль. Т.1 – 1987. 430 с.;   Т.2 – 1987.   447 с.; Т.3 – 1988. 414 с.; Т.4 – 1989. 398 с.; Т.5 – 1989. 476 с.; Т.6 – 1989. 633с.; Т.7 – 1989. 508с.; Т.8 – 1990. 445 с.; Т.9 – 1990. 525 с.



Все статьи автора «SOLMANIDINA»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: