УДК 81'367.625.43

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ ПРИЧАСТИЙ В ЯЗЫКЕ СМИ

Крылова Мария Николаевна
Азово-Черноморская государственная агроинженерная академия
кандидат филологических наук, доцент кафедры профессиональной педагогики и иностранных языков

Аннотация
В статье рассматриваются изобразительные возможности причастий: передача динамики повествования, указание на непостоянный признак, выражение эмоций, детализация повествования, передача в тексте СМИ большей ясности, точности изображаемых явлений и др.

Ключевые слова: изобразительность, изобразительные функции, причастие, средства массовой информации


VISUAL FUNCTION OF PARTICIPLES IN THE LANGUAGE OF MEDIA

Krylova Maria Nikolaevna
Azov-Black Sea State Agroengineering Academy
PhD in Philological Science, Assistant Professor of the Professional Pedagogy and Foreign Languages Department

Abstract
The article deals to visual possibilities of participles: the transmission dynamics of the narrative, an indication to the non-permanent features, the expression of emotion, detail of the narrative, the transmission clarity, accuracy of depicted events in the media text , etc.

Keywords: media, participle, visual, visual function


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Крылова М.Н. Изобразительные функции причастий в языке СМИ // Современные научные исследования и инновации. 2013. № 9 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2013/09/26229 (дата обращения: 29.09.2017).

Изобразительность – это важнейшее свойство русского языка, с помощью которого в первую очередь осуществляется и регулируется общение и взаимодействие субъектов, то есть изобразительность выступает одним из основных коммуникативных качеств русского языка. Это качество достигается путём использования говорящим разнообразных языковых средств всех уровней: фонетического, лексического, грамматического. Особое место в системе языковых средств и способов, имеющих изобразительные функции, занимает причастие как отглагольная форма, имеющая одновременно признаки глагола и прилагательного и выражающая поэтому как значение действия, так и значение признака.

Причастия имеют вполне определённую изначальную стилистическую окраску – книжную. Это подтверждается, во-первых, тем, что причастия отсутствуют в диалектах, во-вторых, тем, что они  крайне редко наблюдаются в разговорной речи. В этой связи отличаются от прочих лишь краткие страдательные причастия прошедшего времени (задан, выполнен, отмыт), которые достаточно широко используются и в бытовой речи, и в диалектах.

Если в начале прошлого века полигоном развития русского языка и определителем его тенденций была художественная литература, то сейчас ситуация изменилась: эту роль выполняют средства массовой информации (СМИ). Процессы, отмечаемые в языке средств массовой информации, свидетельствуют о современных общеязыковых процессах. Изучение языка СМИ необходимо с различных точек зрения. Внимание исследователя привлекают в первую очередь наиболее заметные, фонетические и лексические особенности языка современных СМИ, однако рассмотрение морфологических компонентов публицистического целя, выявление их функций не менее важно.

Причастие – одна из самых неоднозначных в понимании и трактовке разных учёных частей речи (грамматических форм). Большой энциклопедический словарь (БЭС) «Языкознание» трактует причастие как «нефинитную форму глагола (вербоид), обозначающую признак имени (лица, предмета), связанный с действием, и употребляемую атрибутивно» [1, c. 399]. Грамматическая природа причастий, их частеречная принадлежность являются объектом пристального внимания учёных, однако специфика их употребления причастий в речи, их изобразительные функции ещё недостаточно исследованы лингвистами.

Причастия используются с изобразительной функцией довольно часто. Вслед за Т.Г. Хазагеровым мы понимаем изобразительность как «способность речи создать конкретные, единичные представления у слушателя или читателя, вызвать в воображении адресата формы и краски, движения и звуки, вкусы и запахи, эмоции и оценки, которые уже живут в мыслях говорящего или пишущего, но все еще скрыты за звуковыми или графическими оболочками его слов» [2, c. 47]. В.П. Москвин отмечает, что «к числу изобразительных относятся приёмы и средства, кото­рые служат образной интерпретации предметов и явлений окру­жающей действительности» [3, c. 480].

Мы отобрали 520 примеров употребления причастий, как одиночных, так и в составе причастных оборотов, из различных средств массовой информации: газет, телепередач, в том числе из телерекламы, а также из Интернет-источников.

Так как причастия совмещают особенности глагола с особенностями прилагательного, то изобразительные функции, которые они выполняют, опираются обычно на сходство причастия либо с глаголом, либо с прилагательным. Рассмотрим сначала те функции, которые связывают причастия с глаголами.

По своей природе причастия как глагольные формы – важнейшее средство выражения динамики в языке. Именно поэтому преимущественное использование глаголов отмечается в первую очередь в устной речи и в языке средств массовой информации. М.И. Кожина отмечает по этому поводу: «Художественная, публицистическая и живая разговорная речь шире используют глагольные формы, избегая именных конструкций» [4, c. 142]. Причастия же, стилистически не являясь принадлежностью устной речи, обнаруживают свой потенциал передачи динамики именно в языке СМИ. Например: По его словам, взрывчатка находилась в пакете, обнаруженном у автомашины сотрудников милиции (Rambler-новости); Значит, появятся посредники, обещающие подобрать вариант подешевле или покупателя побогаче (г. «Аргументы и факты») и т. п.

Особенно важным для обозначения динамики становится причастие в номинативном предложении, где действие не может передаваться основным средством – глаголом-сказуемым. Например: Высокая аварийность, свезённые из разных концов страны бывшие уголовники, алкоголизм, проституция… (г. «Аргументы и факты»).

Если в тексте, особенно в пределах одного предложения, используются несколько причастий, то изобразительная функция особенно усиливается, происходит выделение действия, подчёркивание активности героев, динамики описываемых событий. Например: Размер похищенного уточняется, проводится опрос потерпевших, ведется поиск нападавших (Rambler-новости). В данном примере употреблены 3 субстантивированных причастия, что делает ещё более ярко выраженной динамическую функцию данной части речи: перед читателем живо предстаёт картина описываемого криминального происшествия. Ещё один пример: Четыре человека, устроивших «представление с флагом», а также организаторы акции, задержаны и доставлены в отделение милиции (Rambler-новости). Интересно, что примеры, особенно насыщенные причастиями, обнаружены нами в первую очередь в интернет-коммуникации: видимо авторам статей в электронных СМИ особенно важно передать динамику происходящего в более кратком и, как следствие, более динамичном предложении.

Н.М. Шанскому принадлежит интересное замечание относительно временны́х особенностей выражаемого причастием признака предмета: «Действие или состояние они выражают как временный признак предмета: сидящий человек – тот, кто сидит (в настоящее вре­мя); сидевший человек – тот, кто сидел… Проявление подобных признаков ограничено временем, выраженным в причастии… (В отличие от причастий имена при­лагательные выражают и постоянный признак предмета, напри­мер: узкие брюки, белая бумага, умный человек, женский голос)» [5, c. 213].

В отобранном материале мы также обнаруживаем примеры, в которых явна функция изображения с помощью причастия вре́менных признаков предмета. Например: Где та женщина, в «лихие девяностые» на руках носившая мальчика Сашу по бабкам? («Аргументы и факты»). Всё предложение призвано подчеркнуть то, что сейчас героиня повествования изменилась, и то, о чём сообщается в предложении, завершилось. Этой цели служит и анализируемое нами причастие, и другие средства: контекстуальное выражение в «лихие девяностые», вопросительный характер предложения (риторический вопрос), указательное местоимение та.

Соединение в одной языковой единице признаков, характерных для разных частей речи, безусловно, делает более богатой семантику этих слов, а поэтому и они являются более эконом­ными, на что обратил внимание еще М.В. Ломоносов: «Сии глагольные имена служат к сокращению челове­ческого слова, заключая в себе имени и глагола силу» [6, c. 407]. Вот, например, причастия бегущий, едущий, пишущий: они содержат в себе указания и на действие и на деяте­ля: бегущий – «тот, который бежит», едущий – «тот, который едет», пишущий – «тот, который пишет».

Отмеченное М.В. Ломоносовым свойство причастий заключать «в себе имени и глагола силу» часто используется говорящим или пишущим, особенно в СМИ. Главное для авторов, выбирающих причастие в качестве изобразительного средства, – это лаконичность данной формы. Например, в предложении: Как помочь уволенным и тем, кто может потерять работу? (Телеанонс, НТВ) изобразительная краткость причастия уволенным особенно очевидна в сопоставлении с последующим оборотом тем, кто может потерять работу. Причастный оборот, сочетая семантику признака и действия, существует как более лаконичная форма выражения мысли в сопоставлении с придаточными определительными предложениями в составе сложноподчинённого предложения. Авторы, используя возможность заменять придаточные предложения причастиями и причастными оборотами, способствуют сжатости речи.

Исследователи отмечают, что ранее в газетной речи почти всегда обороты с причастиями были предпочтительнее, чем придаточные предложения. И сейчас в анализируемом нами материале мы обнаружили немало примеров, в которых причастные обороты обладают краткостью, которая повышает выразительность текста, например: Церкви, переживающей очередную волну гонений, нужны были мудрые пастыри, способные сохранить её (г. «Аргументы и факты»). Сравним: Церкви, которая переживала очередную волну гонений, нужны были мудрые пастыри, способные сохранить её (более длинный и громоздкий вариант). В то же время в современных СМИ, как это следует из наших наблюдений, не всегда используется названное свойство причастий более лаконично выражать мысль. Придаточные со словом который встречаются гораздо чаще, чем причастные обороты. Например: Главный вопрос, который интересовал парламентариев… (Новости? ОРТ); Студенту, который проявляет хорошие знания, предоставляется кредит («Сегодня», НТВ); Перевод на бесплатные места, которые гарантирует государство (там же). Нам кажется, что в приведённых и многих подобных примерах причастный оборот был бы более уместен: Главный вопрос, интересующий парламентариев…; Студенту, проявляющему хорошие знания, предоставляется кредит; Перевод на бесплатные места, гарантированные государством. То есть не все изобразительные возможности причастий в полной мере используются современными авторами текстов СМИ.

Причастия способны передать также эмоциональные переживания героев. Конечно, данная функция выполняется причастиями не в каждом тексте, а только в тех, которые связаны с описанием героя, испытывающего трудности, переживающего сложный период жизни. Поэтому немало примеров находим в эмоциональных статьях из газеты «Аргументы и факты»: Мария, сейчас разливающая чай в кухне на Нагатинской набережной и тихонько отнимающая руку сына от края юбки журналистки: Ваня думал, это мамина юбка. Он совершенно слепой. Второе из использованных автором причастий передаёт целую гамму противоречивых чувств описываемой героини – мамы больного мальчика: нежность к сыну и неловкость перед журналисткой, мягкость и глубоко запрятанное сильное горе…

В пособии В.А. Ивановой и др. находим комментарий: «Там, где нужны пафос, обличительность, торжест­венность, там мы всегда встретим причастия» (Иванова и др., 1990, 175) [7]. В анализируемом материале мы обнаружили единичные примеры причастий, основная функция которых – передача торжественности. Например: Обновлённая дружба: Россия поддержит Кубу… (Новости, ОРТ). Редкость подобных примеров позволяет сделать вывод о невысоком уровне пафосности, обличительности и торжественности современных СМИ. Сегодня для СМИ особенно важно передать читателю или слушателю динамику происходящих событий, причём очень быстро и лаконично. Это делается чаще всего беспристрастно, по крайней мере, без излишнего пафоса и торжественности.

При использовании в языке СМИ причастий акцент на те его изобразительные функции, которые связаны со сходством причастия и прилагательного, наблюдается реже, чем акцент на объединяющую причастие с глаголом динамику. Чаще всего это происходит, если причастия приобретают свойства эпитета. Например: В последние месяцы сын, уже исхудавший, не вставал и лежал в постели с руками и ногами, колом выставленными вперёд и вверх… (г. «Аргументы и факты»); Вот такой он и был, думающий всегда сперва о Боге, потом о людях и только потом, если останутся силы, о себе (г. «Аргументы и факты»). Среди причастий, выполняющих функции эпитета, есть даже постоянные эпитеты, например: В обновлённой России отношения государства и церкви строятся на основе свободы веры… (Сегодня», НТВ). Устойчивый характер при этом может приобрести не только сам эпитет, но всё выражение, в которое он включён. Например: Хорошо забытое старое (г. «Аргументы и факты», заголовок); По уточненным данным, на востоке Москвы произошла не массовая драка, в которой пострадали несколько человек, а ограбление магазина «Квартал» (Rambler-новости).

И особенно важны эпитеты-причастия в рекламных текстах, когда важно подчеркнуть одновременно и действие рекламируемого препарата, и прекрасных эффект, производимый им. Например: Губная помада с омолаживающим эффектом от Avon. А в рекламном ролике одной из зубных щёток эпитет утончённые повторяется 3 раза в различных сочетаниях, например: Посмотри, щетинки с утончёнными кончиками!

В приведённых и других подобных примерах функция изобразительного эпитета выполняется причастиями всё же не так, как прилагательными. Для анализируемого нами грамматического феномена невозможно полностью отвлечься от передачи динамики, действия, что особенно видно, например, в последнем предложении.

Изображение с помощью причастия деталей описания и повествования также наблюдается нами в анализируемом языковом материале. Согласно характеристике, данной в «Литературном энциклопедическом словаре», художественная деталь – это «выразительная подробность в произведении, несущая значительную смысловую и идейно-эмоциональную нагрузку. …В зависимости от конкретной реализации… деталь может быть уточняющей, проясняющей и обнажающей замысел…, но она может быть и смысловым фокусом, конденсатором авторской идеи, лейтмотивом произведения. …Понятия «художественная деталь» и «подробность» нередко употребляются и как синонимы – для обозначения мельчайшего, неразложимого структурного элемента произведения…» [8, c. 128]. В текстах СМИ деталь не менее важна, чем в художественном тексте, и функции, которые она выполняет, примерно одинаковы. Например: От её первой жизни остались пожелтевшие, сгорбленные от канцелярского клея заметки серпуховской многотиражки…(г. «Аргументы и факты»). В этом примере трогательное описание прошлой жизни героини подчёркивается точной деталью – упоминанием о сгорбленных от канцелярского клея газетных заметках, наклеенных на странички тетради.

Е.В. Покровская пишет: «Важное свойство восприятия информации при чтении (слушании) газетного текста – стремление человека к определённости, ясности, целостности» [9, c. 82]. В соответствии с этим наблюдением, изобразительность текста помогает удовлетворить потребность воспринимающего в ясности описываемой картины, что исключительно важно, так как в противном случае возникает недовольство, попытки дорисовать картину самостоятельно, при этом не всегда точно. Причастия также способствуют передаче в газетном тексте большей ясности, точности изображаемых явлений, чему способствует уже отмечавшееся выше наличие у анализируемых слов свойств двух различных частей речи: глагола и прилагательного. Данное свойство причастий используется в первую очередь тогда, когда надо в чём-то убедить слушателей или читателей, например, в рекламе: За две недели 50 % женщин, подтвердивших эффективность (реклама, ТВ) или в статье, предупреждающей доверчивых граждан о возможных аферах: Тем, кто хочет взять кредит, следует остерегаться фальшивых брокеров, сулящих за небольшой процент от суммы гарантированное получение займа в любом банке (г. «Аргументы и факты»), а также если властным структурам надо успокоить граждан, убедить их в стабильности положения в условиях кризиса: Ситуация, изменяющаяся к лучшему, будет к лучшему изменяться вместе с мировой экономикой (Новости, ОРТ).

Если прилагательные и причастия характеризуют один объект, то с помощью прилагательных он описывается статично, а с помощью причастий – динамично. Например: Для естественного цвета, сияющего как никогда ранее (реклама, ТВ). Такой пример в отобранном нами материале только один, так как в большей степени данные описательные конструкции характерны для художественного стиля, чем для газетно-публицистического.

Итак, выполняя изобразительную функцию, лингвистические единицы и причастие, в том числе, способствуют созданию ярких образных картин у воспринимающей высказывание стороны, помогают автору точно изобразить, словесно нарисовать картину, героя, событие. Причастия рассматриваются нами в качестве одного из эффективных средств художественной изобразительности.

Используемые в СМИ причастия выполняют в первую очередь изобразительную функцию, то есть служат для наглядного представления читателю или слушателю описываемых действий, событий, предметов. Обладая свойствами глагола и прилагательного, причастия участвуют в передаче динамичности повествования, вре́менного характера описываемых явлений; делают повествование более лаконичным, экономным, ясным и точным. Кроме того, с помощью причастий авторы могут передавать пафос, торжественность описываемого, причастия становятся в текстах СМИ очень яркими эпитетами, служат для детализации повествования и т. д.


Библиографический список
  1. Козинцева Н.А. Причастие // Языкознание. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. С. 399-400.
  2. Хазагеров Т.Г. Экспрессивная стилистика и методика анализа художественных текстов // Проблемы экспрессивной стилистики: Сборник статей. Вып. 2. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 1992. С. 12-16.
  3. Москвин В.П. Стилистика русского языка. Теоретический курс. Ростов-на-Дону: Феникс, 2006. 630 с.
  4. Кожина М.Н. Стилистика русского языка. М.: Просвещение, 1996. 224 с.
  5. Шанский Н.М., Тихонов А.Н. Современный русский язык. В трёх частях. Часть 2. Словообразование. Морфология. М.: Просвещение, 1981. 271 с.
  6. Ломоносов М.В. Российская грамматика // Ломоносов М.В. Полное собрание сочинений. Т. 7: Труды по филологии 1739-1758 гг. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1952. 997 с.
  7. Иванова В.А., Потиха З.А., Розенталь Д.Э. Занимательно о русском языке: Пособие для учителя. Л.: Просвещение, 1990. 257 с.
  8. Литературный энциклопедический словарь / Подгот. Е.И. Бонч-Бруевич и др.; Под общ. ред. В.М. Кожевникова, П.А. Николаева М.: Советская энциклопедия, 1987. 750 с.
  9. Покровская Е.В. Прагматика современного газетного текста // Русская речь. 2006. № 3. С. 81-87.


Все статьи автора «Крылова Мария Николаевна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: