УДК 316,42:353(470.13)(045)

СТРАТЕГИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИЙСКИХ ТЕРРИТОРИЙ: УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ

Кондраль Д.П.
не указано место работы/учебы

Аннотация
В статье Д.П. Кондраля «Стратегическое развитие российских территорий: управленческий механизм» проанализированы проблемные моменты стратегического развития территорий страны. Автор акцентирует внимание на основных вопросах данного процесса и предлагает рекомендации по его совершенствованию.

Ключевые слова: гражданское общество, политическое управление, стратегирование


STRATEGIC DEVELOPMENT OF RUSSIAN TERRITORY: MANAGEMENT MECHANISM

Kondral D.P.
no company/university

Abstract
The DP Kondralya "Russian Strategic development areas: management mechanism" analyzed the problematic aspects of the strategic development of the country. The author focuses on the core issues of this process and makes recommendations for improvements.

Keywords: civil society, political governance, strategy development


Рубрика: 23.00.00 ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кондраль Д.П. Стратегическое развитие российских территорий: управленческий механизм // Современные научные исследования и инновации. 2013. № 6 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2013/06/25186 (дата обращения: 30.09.2017).

В XXI веке в России широкое распространение получила идея планирования основных показателей развития страны и регионов, что нашло отражение в создании как общероссийских, так и региональных (и муниципальных) стратегий развития (и переработки программ развития в стратегии), которые выступили в качестве управленческой опоры политического режима, позволяющей задавать основные параметры механизмам управления, оказывающим влияние на социально-экономическое и общественно-политическое развитие территорий. При этом региональные власти в основном отнеслись к вопросу формирования стратегий без всестороннего учёта инновационной составляющей, что привело к появлению малоперспективных стратегий развития регионов. Так, по данным аналитического доклада от 2006 года Аудиторско-консалтинговой компании ФБК «Стратегии и программы развития регионов (сравнительный анализ)» стратегия развития Республики Коми 2001-2005 годов признана одной из наименее качественных стратегий и программ развития регионов страны [1].  Принципы формирования стратегии развития региона до сегодняшнего дня существенно не изменились, что является причиной малоэффективности и слабости существующей стратегии развития региона. Это стало следствием слабости регионального менеджмента, не способного в полной мере реализовывать потенциал развития территории, что приводит не только к застою, но и сокращению темпов развития, а, соответственно, и потере потенциальных перспектив регионального развития.

Отечественные стратегии развития территорий имеют свои отличительные черты от аналогичных европейских или азиатских вариантов стратегий, что определяется во многом спецификой системы политического управления и тенденциями её развития, и приводит к их неоднозначности с точки зрения как европейского, так и азиатского вариантов менеджмента, которые оценивают её в основном как малоэффективную [2]. Специфичность региональных стратегий развития характеризуется такими основными факторами, как: наличие (или отсутствие) в регионе качественной информационно-аналитической базы, направленностью основных тенденций регионального развития, степенью коррумпированности, наличия полноценных институтов гражданского общества, способных формировать управленческую базу в регионе, степенью осознанности политических процессов в среде элит регионов и др. В зависимости от этих факторов при реализации стратегий применяются специфические управленческие технологии и алгоритмы, которые определяют систему регионального управления в целом. Среди них: оценочные и аналитические технологии, технологии выбора и реализации программ, а также анализа результатов их реализации. В виду слабой развитости институтов гражданского общества анализ качества этих технологий и их применимость отдана на откуп государственным структурам, что не всегда приводит к формированию должной региональной системы управления и является причиной малоэффективной проектной деятельности управленческих структур. В связи с этим возможным является усиление кризисных моментов, которые могут привести к негативным последствиям для общества в целом [3].

Главные задачи стратегического планирования территориального развития в научной литературе приводятся следующие: «позиционирование региона на разных иерархических уровнях; анализ и выявление территорий и отраслей с различным потенциалом роста; проведение районирования для целей региональной политики; разработка сценарных прогнозов и концепции имиджевой политики региона; создание системы мониторинга регионального развития» [4]. В идеале каждый регион должен заниматься проработкой данных вопросов. Однако на практике в большинстве регионов отсутствует материально-техническая и интеллектуальная базы для перспективной проработки данных вопросов, что приводит к неэффективности системы управления в целом. Это происходит несмотря на наличие таких государственных структур, как Минрегионразвития и Минэкономразвития, чья деятельность должна являться основополагающей в вопросах стратегического развития территорий.

Вышеуказанные проблемы приводят к необходимости формирования региональных аналитических структур, способных просчитывать основные направления регионального развития и предлагать концепции изменения региональных систем в соответствии с изменением факторов внешней и внутренней среды, с одной стороны, и сохранением основных параметров  системы, с другой – региональных центров стратегических разработок. Создание системы управления, имеющей на уровне регионов данные аналитические структуры, может стать основой позитивного развития территорий и может быть реализовано в полной мере лишь с развитием институтов гражданского общества. Однако современная политика региональных властей в связи с вновь возникшими кризисными явлениями и слабой системой демократического управления направлена, прежде всего, на поддержание среднего уровня развития территорий в аспекте общероссийского прогнозирования основных показателей, а не на формирование качественного кадрового управленческого звена [5], что в результате может приводить к неэффективности функционирования управленческой структуры регионов. При этом выборы глав регионов, в данном случае, могут лишь усугубить проблему, закрепив за регионами «неэффективных» руководителей, поддерживаемых «партией власти» и не учитывающих оппозиционного мнения.

Сама идея планирования не является однозначной, так как при изменении внешних или внутренних факторов среды цели и задачи развития могут изменяться, что, при отсутствии должной системы управления, может приводить к неэффективности проводимой политики в целом и, как следствие, к централизации управления – что может служить причиной сужения возможностей развития региона. Результат данного неэффективного руководства, как считали исследователи-классики Фридман М. и Фридман Р. следующий: «Давая людям возможность организовывать совместную деятельность без принуждения или централизованного управления, она ограничивает сферу действия политической власти. Кроме того, свободный рынок обеспечивает рассредоточение власти и таким образом предотвращает чрезмерное усиление государства. Сосредоточение экономической и политической власти в одних руках является прямым путём к тирании» [6, С. 17]. Таким образом, система управления должна выстраиваться в соответствии с учётом, прежде всего, степени свободы, необходимой для демократической реализации намеченных планов.

Существенным фактором современного процесса развития страны и территорий является процесс модернизации. Современная политическая модернизация направлена на формирование, развитие и распространение в стране и регионах современных политических институтов, практик, культуры, а также современной политической структуры. При этом под современными в настоящее время понимаются демократические общества. Как справедливо заметил Роберт Даль: «сегодня идея демократии получила всеобщее признание. Большинство режимов претендуют на право обозначаться словом демократия» [7, С.8].  В связи с этим модернизация напрямую связана с демократизацией общественно-государственной системы и созданием эффективных механизмов артикуляции и агрегации интересов общества. Эффективность заключается, прежде всего, в увеличении возможностей общества влиять на политические процессы. Таким образом, стратегирование как политический процесс должен учитывать интересы как элиты региона, так и всего населения, выраженных через институты гражданского общества.

Йозеф А. Шумпетер, определяя одну из основных демократических функций общества – функцию выбора органов власти, писал: «В условиях демократии… первичная функция голосования избирателей — формирование правительства. Это может означать выборы всех представителей администрации. Подобная практика, однако, свойственна главным образом выборам местного правительства… Рассматривая только национальное правительство, мы можем сказать, что формирование правительства практически сводится к решению, кто будет лидером» [8].

Во многом вопрос отношения элит к процессам стратегического развития территорий является определяющим при выборе пути развития, поэтому работа по обновлению элит должна формироваться на основе институтов гражданского сообщества, способных принимать меняющиеся условия развития регионов. Вопрос формирования элит в регионах на сегодняшний день является открытым, следует отметить, что в процессе формирования элит необходимо учитывать возможности гражданского общества конкретного региона воспроизводить модели демократического поведения.

Существующие в настоящее время модели стратегического развития территорий страны часто оказываются малоэффективными ввиду таких обстоятельств, как: отсутствие ответственности руководства регионов за состояние работоспособной аналитико-экспертной базы территорий; наличие жёстко структурированных алгоритмов принятия и реализации управленческих и иных решений, не позволяющих создавать и воспроизводить альтернативные модели регионального развития; отсутствием общих точек соприкосновения интересов региональных элит и институтов гражданского общества по вопросам стратегического развития региона, что приводит к изначальной утопичности стратегий регионального развития и слабой эффективности мероприятий по их реализации с точки зрения социально-политического развития региона.

В связи с указанными обстоятельствами уровень жизни населения в регионах значительно не улучшается, что приводит к существенному оттоку населения из регионов со слабым управленческим аппаратом в крупные города и более развитые регионы. Это, в свою очередь, сужает возможности региона по выбору и реализации им определённых стратегий развития.

В качестве примера можно рассмотреть Республику Коми, миграционная убыль которой в 2009 году составила 7 тыс. 75 человек, в 2010 году – 8 тыс. 630 человек, в 2011 году – 10 тыс. 33 человека [9]. Продолжающаяся убыль численности населения в перспективе может привести к реорганизации системы управления регионом в целом. Так, многие управленческие структуры в связи с данными процессами могут потерять свою значимость и их функционирование станет либо формальным, либо они будут реорганизованы и прекратят свою деятельность в виду их нецелесообразности. Следует говорить о том, что подобная ситуация может быть характерна для стратегий, нацеленных на сокращения масштабов деятельности, которые по своей сути не могут изначально быть применимы к территориям страны. Это вызвано, прежде всего, отсутствием полноценных планов регионального социального стратегического развития, которые не были в должной мере воспроизведены в регионе до настоящего времени.

В регионе на сегодняшний день проводится политика переселения населения с северных территорий в более южные, что служит одним из основных факторов «оттока» населения. Данный фактор можно поставить в один ряд с нехваткой высокооплачиваемых квалифицированных рабочих мест, отсутствием полноценной системы стимулирования и развития профессиональных кадров региона, неопределённостью стратегического и тактического видения роли региона как в общероссийском процессе развития (не предполагающем сведение его роли к ресурсодобывающей территории или к политике по развитию местных вымирающих культурных общностей), так и в общемировом процессе глобализации. Следует отметить, что наряду с большим числом миграции населения регион продолжает воспроизводить стабильные показатели функционирования [10], что находит отражение в различных областях и является следствием его ресурсной ориентированности, не предполагающей перспективного социально-культурного, экономического или политического развития. Таким образом, показательная стабильность и отсутствие шагов к решению конфликтных вопросов в развитии региона приводит к потере перспектив и возможностей его развития.

Таким образом, органам государственной власти для формирования эффективной системы стратегического управления следует проводить политику, направленную как на развитие реальных институтов гражданского общества путём последовательной демократизации и либерализации общественной системы, так и на формирование эффективных аналитических структур, способных не только проводить мониторинг ситуации, но и разрабатывать реальные стратегические планы с увязкой их к конкретным институтам и исполнительным органам, что предполагает подготовку нового управленческого звена, сформированного для решения вопросов, касающихся эффективного планирования и прогнозирования основных параметров системы социального управления в регионе.


Библиографический список
  1. Аналитический доклад Аудиторско-консалтинговой компании ФБК (Департамент стратегического анализа) «Стратегии и программы развития регионов (сравнительный анализ)». – М. – Июнь. – 2006 г. – 29 с.
  2. Гавайлер А.В., Гедич В. Стратегирование как новая культурная парадигма // Сборник «Стратегии комплексного социально-экономического развития территории»: сб. науч. тр. — Иркутск: Изд-во БГУЭП. – 2007. — 196с.
  3. См. аналитические материалы Центра стратегических разработок. – URL: http://www.csr.ru/news/345–q-q (Дата посещения: 30.10.2012).
  4. Кузнецова Ю.А., Шмакова М.В. Разработка стратегии развития региона на основе пространственного подхода // Евразийский международный научно-аналитический журнал «Проблемы современной экономики». – 2012 г.- №2 (42). – С. 267-270.
  5. Сирил Паркинсон. Законы Паркинсона. Изд. “Прогресс”. – М. – 1989. – URL: http://lib.ru/DPEOPLE/PARKINSON/parklaws.txt (Дата посещения: 04. 10. 2012 г.).
  6. Фридман М., Фридман Р. Свобода выбирать: Наша позиция / Пер. с англ. – М.: Новое издательство. – 2007. – 356 с.
  7. Даль Р. Демократия и её критики / пер. с англ. – под ред. М.В. Ильина. – М. – Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). – 2003.
  8. Шумпетер Й.А. Капитализм, Социализм и Демократия: Пер. с англ. /Предисл. и общ. ред. В.С. Автономова. — М.: Экономика. – 1995. – 540 с. – (Экон. наследие). – URL: http://www.libertarium.ru/lib_capsocdem_22#01 (дата обращения: 07.10.2012).
  9. Данные Росстата. – URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/  (дата обращения: 07.10.2012).
  10. Данные Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Коми. – URL:http://komi.gks.ru/default.aspx (дата обращения: 07.10.2012).


Все статьи автора «Кондраль Д.П.»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: