УДК 808.2 – 56

ОСОБЕННОСТИ СТРУКТУРНО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ КЛАССИФИКАЦИИ СЛОЖНОПОДЧИНЕННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ, ОПИРАЮЩЕЙСЯ НА ТЕОРИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ И ПЕРЕХОДНОСТИ

Дружинина Светлана Ивановна
Орловский государственный аграрный университет
Доктор филологических наук, доцент кафедры русского языка

Аннотация
Статья представляет собой описание принципов и особенностей новой структурно-семантической классификации сложноподчиненных предложений, которая опирается на теории функционально-семантического поля и переходности. Данная классификация позволяет системно рассмотреть не только ядерные, но и синкретичные периферийные структуры.

Ключевые слова: Классификация, синкретичные структуры, сложноподчиненное предложение, теория переходности, теория функционально-семантического поля


THE PECULIARITIES OF THE STRUCTURE-SEMANTICAL CLASSIFICATION OF COMPLEX SENTENCES, WHICH IS BASED ON THEORIES OF FUNCTIONAL SEMANTIC FIELD AND TRANSITIVITY

Druzhinina Svetlana Ivanovna
Orel State Agrarian University
Doctor of Philology, associate professor of the Department of Russian

Abstract
The article represents description of principles and peculiarities of the new structure-semantical classification of complex sentences, which is based on theories of functional semantic field and transitivity. This classification allows to describe both the main body and the syncretic peripheral structures.

Keywords: classification, complex sentence, syncretic structures, theory of functional semantic field, theory of transitivity


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Дружинина С.И. Особенности структурно-семантической классификации сложноподчиненных предложений, опирающейся на теории функционально-семантического поля и переходности // Современные научные исследования и инновации. 2013. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2013/03/22621 (дата обращения: 29.09.2017).

Необходимость более системного, многоаспектного показа семантико-структурного разнообразия сложноподчиненных предложений (далее – СПП), описания не только однозначных, но и синкретичных сложноподчиненных структур обусловило создание нового варианта структурно-семантической классификации СПП. Она дополняется и уточняется в семантическом аспекте и опирается на теории функционально-семантического поля (далее – ФСП) [1 – 6] и синхронной переходности (синкретизма) [7 – 9]. С помощью данных концепций систему СПП можно рассмотреть подробно, комплексно – как полевую организацию, а многообразные синкретичные периферийные структуры описать детализированно и во взаимодействии.

Система СПП – это совокупность пересекающихся полей, каждое из которых имеет свое ядро и периферию. На периферии находятся синкретичные СПП, совмещающие свойства сложноподчиненных конструкций разных ФСП.

Нами используются структурный и семантический аспекты описания СПП. В.В. Бабайцева справедливо отмечает, что между структурными и семантическими свойствами нет четкой границы, она размывается в ступенях обобщения, абстрагирования семантических характеристик. Мы признаем совмещение двух подходов к описанию синтаксического строя: «от структуры к семантике» и «от семантики к структуре» [10, с. 4-7].

Так как синтаксические явления неоднозначны, при анализе одних СПП опираемся на структурный принцип, при описании других – на семантический аспект их исследования. Сложноподчиненные конструкции, соответственно, делятся на группы. Согласно структурно-семантической классификации, различаются две группы СПП: предложения нерасчлененной структуры (одночленные) и предложения расчлененной структуры (двучленные). В основе этого деления лежит идея о разной грамматической природе сложноподчиненных конструкций – об их разном семантико-структурном устройстве. Структура СПП предопределена этимологически, поскольку одночленное СПП возникло из одного простого предложения, а двучленное – из двух. Это повлияло на характер связи простых предложений в составе сложноподчиненной структуры, степень их спаянности, значение СПП.

В одних СПП есть незамещенная синтаксическая позиция по отношению к опорному компоненту главного предложения. Опорный компонент нуждается в замещении этой позиции каким-либо членом предложения. Незанятая позиция семантически восполняется придаточным предложением, выступающим в определенной синтаксической функции (подлежащего, сказуемого, дополнения, определения, обстоятельства образа действия, меры, степени, синкретичного члена предложения). СПП такой структуры относятся к большой группе конструкций позиционной природы.

СПП, в которых опорный компонент, имеющий незамещенную позицию, отсутствует, должны исследоваться с учетом их семантико-грамматических свойств. Эти предложения тоже делятся на две группы. В первую группу входят СПП с отношениями обусловленности. В основе обусловленности лежат причинно-следственные связи, которые репрезентируются в причинно-следственной (каузальной) ситуации. Компоненты каузальной ситуации – обусловливающее (причина) и обусловливаемое (следствие). Частными случаями каузальности кроме причинно-следственных отношений являются условные, целевые, уступительные отношения.

Другая группа СПП содержит конструкции, в которых значения обусловленности не являются инвариантными. Такие предложения не относятся ни к позиционным структурам, ни к СПП обусловленности, а имеют переходный статус. Это пространственные, временные, сравнительные, присоединительные  СПП.

Таким образом, в развитии системы СПП выделяются два основных направления: позиционность и обусловленность. Анализ позиционных СПП связан с превалированием структурного принципа классификации, описание СПП с отношениями обусловленности – с приоритетом семантического принципа. При квалификации СПП, переходных между позиционными конструкциями и конструкциями обусловленности, применяются в равной мере и семантический, и структурный аспекты исследования.

При делении остальных сложноподчиненных конструкций следует опираться на их семантическое своеобразие. СПП должны быть рассмотрены с учетом их категориального, в данном случае – видового – значения с использованием анализа структурных элементов, применяемых для связи главного и придаточного предложений. Чтобы определить категориальное значение позиционного СПП, надо учитывать синтаксическую функцию указательного слова, предсказывающую синтаксическую роль придаточного предложения, а значит, семантику всего СПП в целом. Например: 1) Я догадываюсь [о том], кто был его превосходительство, нечего мне было с ним толковать (А. Пушкин) (функция восстановленного указательного слова – дополнение, придаточное дополнительное, значит, СПП изъяснительное); 2) Целый день я о них [речах Сливинского] думал и прихожу к таким выводам, которые меня самого пугают (А. Куприн) (функция указательного слова – определение, придаточное определительное, СПП атрибутивное); 3) Тогда мы стали бы платить [рабочим] столько же, сколько платит Ястребов; если ему выгодно, так нам в сто раз выгоднее (Д. Мамин-Сибиряк) (функция указательного слова – обстоятельство меры, придаточное меры, СПП меры); 4) Я им [своим кольцом] могу столько же дорожить, сколько вы дорожите тем кольцом, которое у вас на руке… (А. Вельтман) (функция указательного слова – обстоятельство степени проявления состояния, придаточное степени проявления состояния, СПП степени проявления состояния); 5) Он сидел таким образом, что не попадал в ее поле зрения, и она его в это поле не включила (В. Токарева) (указательное слово – обстоятельство образа действия, придаточное образа действия, СПП образа действия).

Надо заметить, что СПП, выбранное из прозы В. Токаревой, синкретично: кроме значения образа действия в нем есть слабый семантический оттенок следствия. По нашим наблюдениям, предложений с «чистой» семантикой образа действия нет.

Инвариантную семантику СПП обусловленности определяем по моносемантическому союзу (причинному, условному, целевому, уступительному, следственному), например: 1) … Выбрал он [для жительства] именно этот город, потому что отсюда родом был его фронтовой друг, обидно погибший на закате войны (Б. Васильев) (причинное СПП); 2) Если в тебе кровь загорится, то уж тут не до зароков будет (А. Куприн) (условное СПП); 3) Карташев хотел было повернуться, чтобы сказать что-то еще, но слезы заволакивали глаза… (Н. Гарин-Михайловский) (целевое СПП); 4) Естественно, Иваньшина никак не могла пройти мимо, хотя шла не одна, а с аспирантом… (Б. Васильев) (уступительное СПП); 5) Елене Подольской было не более семнадцати лет, так что она была почти ровесницей Анжелики (Н. Гейнце) (СПП следствия).

Категориальную семантику переходных конструкций тоже квалифицируем или по моносемантическому союзу, или по союзному слову: 1) Время не выбирают, как не выбирают ни родителей, ни родину, ни кровь (А. Варламов) (сравнительное СПП); 2) Они быстро сошлись с Кимом, причем сошлись настолько, что я потом ревновал их как вместе, так и каждого в отдельности (Б. Васильев) (присоединительное СПП); 3) Ранним утром, когда над рекой стоял белый пар и холодная вода влажно лизала столбы, Антип сидел на пристани (А. Серафимович) (временное СПП); 4) По горе стоял лес, из него выдвигались в поле две темные пустошки, лес чернел и впереди, куда шел от поселка Иван Петрович (В. Распутин) (пространственное СПП).

Взаимосвязь пространственной, временной, сравнительной, присоединительной семантики и обусловленности проявляется в периферийных пространственных, временных, сравнительных, присоединительных СПП, осложненных дополнительными оттенками значений причины или условия, поскольку на уровне логики здесь можно отметить наличие каузальной ситуации.

Особо близки конструкциям со значением обусловленности временные СПП: оттенки причины (пример 1), условия (2), уступки (3), следствия (4) присутствуют в СПП, примыкающих к собственно-временным конструкциям: 1) Философу сделалось страшно, особливо когда он заметил, что глаза ее сверкнули каким-то необыкновенным блеском (Н. Гоголь) (Ср.: Философу сделалось страшно, потому что глаза ее сверкнули каким-то необыкновенным блеском); 2) «Папенька! Я всегда молюсь за него, когда бываю у маменьки!» – сказала незнакомка, подходя к отцу (Н. Полевой) (Ср.: Я всегда молюсь за него, если бываю у маменьки); 3) Вспомни мои слова: за это придет наказание, когда его [наказания] не будете ждать (Н. Лесков) (Ср.: За это придет наказание, хотя его не будете ждать); 4) Стоило мне завестись, поволноваться, как у меня сводило пальцы (Д. Гранин) (Ср.: Стоило мне завестись, поволноваться, чтобы  у меня сводило пальцы; Я завелся, волновался, так что  у меня сводило пальцы).

Глубокое взаимопроникновение семантики обусловленности и времени наблюдалось еще в древнерусском языке, что было отмечено А.Н. Стеценко [11, с. 237-240].

С СПП обусловленности тесно связаны и сравнительные СПП. В них часто используются союзы ирреальной модальности, такие структуры метафоричны. По нашим подсчетам, если в начале ХIХ века количество метафоричных СПП составляло 37,9% от общего числа сравнительных СПП этого периода, то в начале ХХ века их было уже 58,4%, а в конце ХХ века – 61,2% [12, с. 190].

Связь сравнительных СПП с конструкциями обусловленности реализуется даже на уровне ядра СПП сравнения:  … Ни один лист не колыхался, как будто вся природа дремала в сладостной ночи (Н. Кукольник) (Ср.: ни один лист не колыхался, как будто потому что вся природа дремала в сладостной ночи).

Отношения обусловленности также отмечаются в сравнительно-сопоставительных СПП с союзом чем…тем (Чем скорее поеду, тем скорее ворочусь!; А. Погорельский; ср.: Если скорее поеду, то скорее ворочусь!) и в сравнительно-противительных конструкциях (Гораздо честнее обманывать человека, чем портить ему порядок жизни и репутацию; А. Чехов; ср.: Гораздо честнее обманывать человека, вместо того чтобы портить ему порядок жизни и репутацию).

По мнению А.А. Потебни, еще в древние времена «отношения причины и следствия возникли из отношения сходства» [13, с. 504], а именно установление сходства или несходства является сущностью принципа сопоставления, который лежит в основе акта сравнения.

Взаимодействие пространственных, временных, сравнительных, присоединительных СПП и СПП позиционной природы тоже несомненно. Главные и придаточные части всех сложноподчиненных пространственных структур, части периферийных присоединительных СПП связаны союзными словами, что характерно для позиционных конструкций: Где требовалось прибавить шагу, Степка перекидывал Сеньку через плечо, отчего тот неистово принимался орать (И. Касаткин).

Многие обратноподчиненные присоединительные СПП (придаточное предложение в них может преобразовываться в главное, а главное – в придаточное и выполнять функции развернутого подлежащего, дополнения или обстоятельства) при трансформации их в прямоподчиненные приобретают изъяснительное значение: Суворов в сем случае не был пророком: брат мой весь свой век в военной службе и служил с честью, что доказывают восемь полученных ран… (Д. Давыдов) (Ср.: Восемь полученных ран доказывают, что брат мой  служил с честью).

Тесно взаимодействуют с позиционными конструкциями СПП со значением пространства, так как в ядерных структурах и структурах, функционирующих на ближней периферии, используется местоименно-соотносительная связь, реализующаяся парами местоименных наречий там – где, туда – куда, оттуда – откуда и др.: Антон желал быть там, где еще не ступала нога врача (И. Лажечников); В конце концов вы пришли туда, куда стремились (А. Лиханов).

Большинство СПП с пространственными союзными словами имеет синкретичную пространственно-атрибутивную семантику. В главных предложениях этих конструкций есть опорное слово с пространственным значением, которое обычно формирует обстоятельство места, а в СПП – пространственное придаточное. Так как опорное слово здесь – имя существительное, в придаточном предложении раскрывается еще и признак, то есть реализуется значение атрибутивности: Из двери, куда ушла Лидия, вышла ее мать и объявила, что Лидочка очень расстроилась и не выйдет (Л. Толстой) (Ср.:  Из двери,  в которую ушла Лидия, вышла ее мать).

С позиционными структурами связаны периферийные сравнительные СПП. Это СПП с синкретичными значениями сравнения и образа действия (Застегивая на ходу пальто, он уже шагал по панели так, точно кто-нибудь гнался за ним; Н. Гарин-Михайловский), сравнения и степени (Павел Дмитриевич поразился собственной памяти – горбуновские невесты вспомнились так отчетливо, будто видел их в последний раз пару недель назад; Л. Бородин), сравнения и изъяснения (Отлежав в госпитале почти два месяца, Гоша выписался раньше, чем предполагалось..; П. Проскурин), сравнения и атрибутивности (Он едва передвигал ноги, и лакеи вели его под руки с такой осторожностью, как будто он был стеклянный и мог разбиться в куски от малейшего прикосновения; Ф. Булгарин)  и др.

С позиционными изъяснительными и атрибутивными структурами  связаны и временные СПП, например: Он сыграл последнюю музыкальную фразу. Подождал, пока в воздухе рассеется последний звук (В. Токарева); Вообразите себе польку, и красавицу польку, в ту минуту, как она хочет обворожить русского офицера (М. Лермонтов).

Т.А. Колосова справедливо отметила, что природа языковых единиц столь разнообразна, что создать непротиворечивую типологию СПП, в которых бы форма и содержание классифицируемых объектов всегда совпадали, нелегко, а может быть, и невозможно [14, с. 3]. Некоторые синкретичные СПП не вписываются в строгие рамки классификации, и их надо анализировать, рассматривая всю совокупность применяемых в них семантико-структурных средств. Например, необходимо учитывать, какие маркеры могут использоваться в ядерных СПП определенного вида, а какие в этих структурах не встречаются.

Рассмотрим предложение: Хорошо, что заранее взял у Еремея клятву не проговориться [о чем?], если мальчик … поедет с нами (О. Сенковский). По структурным признакам оно близко позиционным СПП. Если взять во внимание функцию указательного слова, то здесь используется придаточное дополнительное. Значит, одно из значений СПП изъяснительное. С другой стороны, здесь употреблен моносемантический условный союз если. Этот союз в ядерных собственно-изъяснительных конструкциях не встречается. Следовательно, данное СПП надо определять как синкретичное условно-изъяснительное и анализировать в системе условных СПП.

Так же поступаем и с квалификацией СПП типа   … Мужикам, игравшим в бунт, тоже нужен был лишь убедительный довод, чтобы успокоиться (Ю. Нагибин). По нашим наблюдениям, целевой союз чтобы в ядерных атрибутивных СПП не встречается (маркер чтобы в них имеет значение следствия), значит, эта конструкция с синкретичным значением цели и атрибутивности должна описываться в системе целевых структур.

Как уже говорилось, система СПП рассматривается как полевая организация, а значит, представляет собой ФСП, которое тоже состоит из полей. Так как СПП развиваются по двум основным направлениям – позиционность и обусловленность, а сложноподчиненные конструкции делятся на три большие группы (позиционные СПП, СПП обусловленности и СПП, переходные между названными группами), в пределах системы СПП выделяются три соответствующие поля.

В основу современной научной картины мира положена концепция детерминизма [15, с. 463-464], поэтому считаем, что СПП с отношениями обусловленности являются ядром системы сложноподчиненных конструкций. По свидетельству Л.Д. Беднарской, в системе расчлененных СПП обращает на себя внимание непротиворечивая тенденция к активизации конструкций именно с семантикой обусловленности, в частности, условного, причинного, уступительного СПП. В развитии расчлененных СПП, к которым относятся структуры с отношениями обусловленности, диалектически противоположные тенденции к созданию дифференцированной и недифференцированной связи проявляются наиболее ярко [16, с. 83-85].

Действительно, совокупность СПП с отношениями обусловленности является компактной цельной системой, внутри которой не только отчетливо выделяются ядерные СПП причины, условия, цели, уступки, следствия, но и активно развивается большое количество функционально-семантических разновидностей, передающих тончайшие оттенки значений, выражаемых разнообразными языковыми средствами. О высоком семантическом потенциале конструкций обусловленности как центра ФСП «СПП» говорит и то, что во всех этих структурах всегда присутствует объективная модальность и часто выражаются оттенки субъективного модального значения.

Внутри групп СПП обусловленности, позиционности и группы переходных структур тоже выделяются несколько ФСП. СПП объединяются в данные поля на основе категориального, в данном случае, видового, значения: на базе значений причины, условия, цели, уступки, следствия (5 ФСП в группе СПП с отношениями обусловленности), значений изъяснения, атрибутивности, меры, степени, образа действия (5 ФСП в группе СПП, имеющих позиционную природу), значений пространства, времени, сравнения, присоединения (4 ФСП в группе СПП, переходных между СПП обусловленности и позиционности).

Схема 1 – Структура ФСП «Сложноподчиненные предложения»

Дифференциальные признаки категориального грамматического значения СПП разных видов наиболее ярко выражаются в ядерных конструкциях. Периферийные синкретичные структуры формируются на базе ядерных инвариантов, они полифункциональны, так как испытывают влияние структур, имеющих другое категориальное значение, то есть иную видовую семантику. Синкретичные разновидности СПП, рассматриваемые в пределах названных ФСП, в новом варианте структурно-семантической классификации можно описать очень скрупулезно.

Так, в пределах ФСП «СПП со значением причины» выделяются ядерные собственно-причинные СПП: Все улыбаются, потому что ничего не знают (Л. Андреев),

периферийные СПП с синкретичным значением причины и следствия: Когда пришли они к Марфе Петровне, дамы, по-видимому, уже ожидали, ибо были разряжены, невзирая на раннюю пору (А. Погорельский) (Ср: Когда пришли они к Марфе Петровне, дамы, по-видимому, уже ожидали, так что были разряжены, невзирая на раннюю пору),

с синкретичным значением причины и изъяснения: Прыжкова вывели под караулом, и гости разъехались, благодаря Блистовского [почему?; за что?] за то, что он их избавил от такого человека (А. Погорельский);

внутри ФСП «СПП со значением атрибутивности» анализируются ядерные собственно-атрибутивные СПП: По мере того как увеличивалось количество гигантов-броненосцев и торжествовал «культ гроша», обезличивались люди и исчезал тот истинно морской дух, та любовь к делу и то обычное у прежних моряков рыцарство, которые являлись как бы традиционными и без которых все эти чудеса техники являются лишь бесполезными и дорогостоящими игрушками (К. Станюкович),

периферийные СПП с синкретичным значением атрибутивности и изъяснения: Я лично буду продолжать жить, бороться, имея мечту [почему?; о чем?], что наши пути соединятся (Д. Гранин),

с синкретичным значением атрибутивности и следствия: Она подала и сливок к чаю, и ягод, а на ужин состряпала такие пельмени, что язык проглотишь (Д. Мамин-Сибиряк) (Ср.: Она подала и сливок к чаю, и ягод, а на ужин состряпала вкусные пельмени, так что язык проглотишь),

с синкретичным значением атрибутивности и причины: … Он [Алексей] с нетерпением ожидал появления хозяйской дочери, о которой много наслышался (А. Пушкин) (Ср.: Он с нетерпением ожидал появления хозяйской дочери, потому что о ней  много наслышался),

с синкретичным значением атрибутивности и уступки: Часто [Анастасия] спрашивает себя о причине своей тоски, требует у сердца отчета, почему оно любит иноземца, басурмана, которого гнушаются все добрые люди и клянет отец… (И. Лажечников) (Ср.: Часто [Анастасия] спрашивает себя о причине своей тоски, требует у сердца отчета, почему оно любит иноземца, басурмана, хотя его гнушаются все добрые люди и клянет отец) и т.д.

В предлагаемой вниманию структурно-семантической классификации СПП впервые совмещены положения структурно-семантической теории с учетом переходности синтаксических явлений и концепции функционально-семантического поля. Это позволяет рассмотреть систему СПП как полевую организацию, в рамках которой выделяются ядерные и периферийные СПП. Системное описание синкретичных периферийных СПП разных структурно-семантических видов дается в их взаимосвязи. Именно периферия СПП связывает систему сложноподчиненных конструкций: синкретичные периферийные СПП, в которых реализуется синтетический смысл высказывания, являются своеобразным лингвистическим механизмом, позволяющим объединить все виды и разновидности СПП.

В пределах данной структурно-семантической классификации СПП можно наиболее полно показать сложнейшее единство этих конструкций в системе ФСП, все многообразие ядерных и синкретичных периферийных СПП, выявить их взаимовлияние, которое не ограничивается пересечениями внутри полей СПП обусловленности, позиционности, переходных структур, а распространяется на всю систему СПП, то есть на всё ФСП «Сложноподчиненные предложения».


Библиографический список
  1.  Бондарко А.В. Грамматическая категория и контекст. Л., 1971.
  2. Бондарко А.В. Теория морфологических категорий. Л., 1976.
  3. Бондарко А.В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. Л., 1983.
  4. Бондарко А.В. Функциональная грамматика. Л., 1984.
  5. Бондарко А.В. Функциональная грамматика в сфере лингвистики: проблемы и перспективы // Русский язык за рубежом. 1993.  № 2.
  6. Бондарко А.В. Теория функциональной грамматики – итоги и перспективы // Теоретические проблемы функциональной грамматики. СПб., 2001.
  7. Бабайцева В.В. Переходные конструкции в синтаксисе. Воронеж, 1967.
  8. Бабайцева В.В. Русский язык. Синтаксис и пунктуация. М., 1979.
  9. Бабайцева В.В. Явления переходности в грамматике русского языка. М., 2000.
  10. Бабайцева В.В. Соотношение структурных и семантических признаков синтаксических единиц при их изучении и описании // Предложение и его структура в языке (русский язык): Межвузовский сборник научных трудов. М., 1986.
  11. Стеценко А.Н. Исторический синтаксис русского языка. М., 1977.
  12. Дружинина С.И. Изменения в семантике и структуре предложений с грамматическими показателями сравнения с 20-30-х годов ХIХ века до конца ХХ века: Дис… канд. филол. наук. Орел, 2001.
  13. Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. М., 1958. Т. 1-2.
  14. Колосова Т.А. Принципы классификации сложноподчиненных предложений и ее отражение в учебной литературе // Русский язык: Приложение к газете «Первое сентября». 2002.  № 30.
  15. Борзенков В.Г. Причинность // Философский словарь / Редактор Фролов И.Т. М., 2001.
  16. Беднарская Л.Д. Основные закономерности в развитии сложного предложения в языке русской художественной прозы ХIХ – ХХ столетий. М., 1994.


Все статьи автора «Дружинина Светлана Ивановна»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: