УДК 57

ОСОБЕННОСТИ ДЕЙСТВИЯ СВЕРХМАЛЫХ ДОЗ НЕКОТОРЫХ ЭФИРОВ И АМИДОВ ХОЛИНА НА ВНЕКЛЕТОЧНУЮ ЭЛЕКТРИЧЕСКУЮ АКТИВНОСТЬ ОДИНОЧНЫХ МОТОНЕЙРОНОВ СПИННОГО МОЗГА КРЫС В УСЛОВИЯХ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОГО ГИПЕРТИРЕОЗА

Хачатрян Т.С.1, Авакян А.Э.2, Топузян В.О.3
1Институт прикладных проблем физики Национальной Академии Наук Армении
2ООО "ТИАР"
3Институт тонкой органической химии им. А. Л. Мнджояна Национальной Академии Наук Армении

Аннотация
В статье рассматриваются особенности действия сверхмалых доз некоторых эфиров и амидов холина на внеклеточную электрическую активность одиночных мотонейронов спинного мозга крыс в условиях экспериментального гипертиреоза.

Ключевые слова: вызванная активность, Мотонейроны, фоновая активность, холиновые производные


PARTICULARITIES OF THE ACTION OF THE OVER LOW DOSAGES OF SOME CHOLINE ESTERS AND AMIDES ON EXTRACELLULAR ELECTRICAL ACTIVITY OF RAT'S SPINAL CORD SINGLE MOTONEURONS IN CONDITIONS OF EXPERIMENTAL HYPERTHYROIDISM

Khachatryan T.S.1, Avagyan A.E.2, Topuzyan V.O.3
1Institute of Applied Problems of Physics of National Academy of Sciences of Republic of Armenia
2"TIAR" LTD
3A.L. Mndzhoyan Institute of fine organic chemistry of National Academy of Sciences of Republic of Armenia

Abstract
In these series of investigations the issue of the use of 3 choline synthetic derivates – iod – methylate 2 – (dimethylamino) ethyl – N – (p – metoxybenzoil) – DL – fenilalanyn ether, iod – methylate 2 – (dimethylamino) ethyl – N – benzoil – DL – valin ether and iod – methylate 2 – (dimethylamino) ethyl – N – (p – metoxybenzoil) – DL – fenilalanyn amid on rats with experimental hyperthyroidism is discussed. The obtained results show the positive effect of over small dozes of these sub­s­tan­ces complex on extracellular background and evoked electric activity of rat’s spinal cord single motoneurons in condition of hyperthyroidism. The recording and analysis of the electrophysiological factors of rats spinal cord was done by means of special software in on-line mode.

Рубрика: 03.00.00 БИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Хачатрян Т.С., Авакян А.Э., Топузян В.О. Особенности действия сверхмалых доз некоторых эфиров и амидов холина на внеклеточную электрическую активность одиночных мотонейронов спинного мозга крыс в условиях экспериментального гипертиреоза // Современные научные исследования и инновации. 2012. № 8 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2012/08/16439 (дата обращения: 02.06.2017).

Известно, что болезни щитовидной железы (ЩЖ) являются одной из самых распрост­ра­нё­нных форм па­­­то­ло­гии человека. В настоящее время одними из наиболее распространённых патологий щи­­товидной железы являются её дисфункции – гипотиреоз и гипертиреоз (ГПРТ). ГПРТ (диффузный токсический зоб, базедова болезнь, тиреотоксикоз, болезнь Грэвса) является клиническим синдромом, обратным гипотиреозу, и характеризуется повы­шен­ной вы­ра­боткой гор­мо­нов ЩЖ в организме. При ГПРТ полиморфные фолликулы ЩЖ приобретают неправильные контуры, а их просвет – щелевидную или неправильную форму в связи с тем, что выс­тилающий их тиреоидный эпителий, разрастаясь, образует утолщение фол­ли­кулярной стен­ки (так называемые сандерсоновские подушечки)  или сосочки, нередко сильно раз­ветвлённые, вда­ющиеся в просвет фолликулов (интрафолликулярная гиперплазия ти­реоид­но­го эпителия). Кол­лоид, содержащийся внутри фолликулов, в таких ЩЖ преимущественно жид­кой консис­тен­ции и часто пронизан многочисленными различной величины резорбцион­ны­ми вакуолями. Клетки фолликулярного эпителия приобретают высокопризматическую или ци­лин­д­рическую фор­му (особенно в сандерсоновских подушечках), кровеносные сосуды резко пол­нокровны, стро­ма обычно умеренно развита. В большом количестве встречаются интер­фол­л­и­­кулярные ост­ровки или комплексы, образованные сочными клетками тиреоидного эпителия [1, 20]. Для ГПРТ характерно постоянное повышение температуры тела, частые головные боли, учащенное серд­цебиение, повышение артериального давления. Также у боль­но­го может отмечаться эмо­цио­нальная неуравновешенность, мелкое дрожание рук, век, а также всего тела, склонность к по­носам и повышенный аппетит. Эмоциональная неуравно­ве­шен­­ность дает о себе знать в виде час­той плаксивости, чрезмерной возбудимости, нарушений сна, а также быстрой сменой нас­т­ро­е­ния [18, 21]. Интересен механизм образования базедова зоба, механизм уве­ли­чения ЩЖ при ГПРТ. Усилен­ное усвоение йода из пищи в кишечнике приводит к по­вы­шению уровня йода в крови. ЩЖ увеличивает продукцию тиреоидных гормонов, по­вы­шает­ся их уровень в плазме крови. Гипофиз реагирует на это снижением секреции и выделения в кровь тиреотропного гормона (ТТГ). ЩЖ, сообразно с новым уровнем ТТГ в плазме крови, ка­за­лось бы, должна сни­зить секрецию тиреоидных гормонов. Но она этого сделать не может. Йод непрерывно в из­быт­ке поступает с кровью к ЩЖ, рецепторы ее клеток с максимальной воз­можностью захватывают излишний йод из крови и отправляют его в клетки ЩЖ для син­тез­и­рования гормонов. Их уровень в крови постоянно увеличивается. Гипофиз изо всех сил про­дол­жает снижать уровень ТТГ для трго, чтобы вызвать снижение синтеза тиреоидных гор­мо­нов ЩЖ. Но теперь железа сов­­сем не реагирует на команды гипофиза и на упавший ниже пре­дель­ной нормы ТТГ в крови. Те­перь ЩЖ переполнена йодом и стремится избавиться от его из­лиш­ков. Синтез тиреоидных гор­монов заметно усиливается, и увеличивается выделение их в кровь: по-другому избавляться от лишнего йода железа не умеет. Для усиленной продукции гормонов необходимо и допол­ни­тель­­ное количество белка. Данный белок ЩЖ берёт из крови. Необ­хо­ди­мо ещё и до­пол­ни­тель­ное количество коллоида – его продуцирует сама ЩЖ. В результате, ЩЖ от таких сверх­наг­ру­зок увеличивается в размерах.

У человека и других млекопитающих выделяют легкую, среднюю и тяжелую формы те­че­ния ГПРТ. При лёгкой форме похудание выражено умеренно, тахикардия не превышает 100  уда­ров в 1 мин., ритм сердечных сокращений не изменяется, признаков нарушения функ­ций же­лез внут­ренней секреции (кроме ЩЖ) не отмечают. ГПРТ средней тяжести харак­те­ри­зу­ет­ся вы­ра­женным похуданием, тахикардией, дос­ти­гающей 100—120 ударов в 1 мин (осо­бен­нос­тью та­хи­кардии является ее стабильный ха­рак­тер, не зависящий от положения тела больного, пред­шест­вующего сна или длительного пе­рио­да покоя), кратковременными изменениями сер­деч­ного ритма, нарушениями углеводного об­мена, желудочно-кишечными расстройствами (час­тым жидким стулом), снижением концент­ра­ции холестерина в крови, постепенно нарас­таю­щи­ми признаками надпочечниковой недос­та­точ­ности.  Тяжёлый ГПРТ является результатом дли­тельно не леченного или плохо леченного ГПРТ. При этой форме отмечаются тяжелые нару­шения функции отдельных органов и систем [1].

В коррегировании вышеотмеченных нарушений осо­бо­го внимания зас­лу­жи­ва­ет при­ме­нение холиновых эфиров и амидов аминокислот и пептидов, зас­лужи­ваю­щих су­щест­венного внима­ния с точки зрения особенностей их син­те­за и био­ло­ги­чес­кой актив­ности, иг­рающих важ­ную роль, благодаря их сходству по химической структуре к ней­ротранс­мит­теру аце­­тил­хо­ли­ну, в системе нейроэндокринной регуляции клетки  [5, 6]. Сог­лас­­но резуль­та­там иссле­до­ва­ний пос­ледних лет [24, 25] хо­ли­но­выми эфирами осу­щест­в­ля­ет­­ся ряд важ­ней­ших функций в рас­тениях, а так­же в организме че­ло­века и животных. Вместе с тем про­­дол­жа­ют от­­сут­ст­во­вать све­дения от­носительно при­ме­нения эфиров холина при ГПРТ и ре­зуль­­та­тов их дей­ствия на мотонейроны (МН) спинного мозга (СМ) у млекопитающих. Исходя из по­­иска оп­ти­­­маль­ных сред­­ств, сти­­­му­ли­рую­щих и бла­гоприятст­вую­­­щих лечению дан­ных весь­ма слож­­ных и расп­рост­ранённых пато­ло­гий организма человека и животных и с учё­том выше­от­­ме­чен­­ных осо­­бен­нос­тей холи­но­вых эфи­ров и амидов, нами проведён синтез трёх про­­из­вод­ных холина – йод­метилата 2 – (ди­ме­тил­ами­но) этилового эфира N – (п – метокси­бен­зо­ил) – DL – фенил­ала­ни­на (ДЭФ), йод­ме­ти­ла­та 2 – (ди­метиламино) этилового эфира N – бен­зо­ил – DL – ва­лина (ДЭВ) и йод­метилата 2 – (ди­ме­тил­ами­но) этилового амида N – (п – метокси­бен­зоил) – DL – фе­нил­ала­ни­на (ДАФ) с после­дую­щим электро­фи­зио­логическим исследованием их дей­ст­вия на МН СМ у ги­пертиреоидных  крыс. В данной работе подводятся итоги длительного этапа исследований реакции нейро­наль­ных эле­мен­­тов СМ крыс на сверхслабые воз­дей­ствия синтетическими производными холина в ус­ло­ви­ях экспериментально вызванного ГПРТ.

Материал и методы. Эксперименты были поставлены на 100  крысах – самцах, мас­­сой 220 – 250 г, раз­де­лён­­ных на следующие подопытные группы: первая – интактные животные – 10 экземпляров; вторая – животные с экс­пе­ри­мен­таль­ным ГПРТ  – 20 эк­зем­п­ляров; третья – животные с экспери­мен­таль­­ным ГПРТ, получавшие внут­ри­мы­шеч­ные инъекции ДЭФ в дозе 10-15 М – 20 эк­земп­ляров; четвёртая – животные с экспери­мен­таль­ным ГПРТ, по­лу­чав­­шие внутримышечные инъекции ДЭВ в дозе 10-15 М – 20 экземпляров; пятая – животные с экспери­мен­таль­ным ГПРТ, по­лу­чав­шие внут­римышечные инъекции ДАФ в дозе 10-15 М – 30 экзем­п­ля­ров. Исследуемые сое­ди­не­ния вво­дились подопытным жи­вот­ным в течение 1 месяца. ГПРТ вызывался каж­до­днев­ным систематическим введени­ем подопытным животным гормона ЩЖ L – тироксина в дозе 500 мкг/кг массы тела в течение 18 дней. За каждым животным в пе­ри­од да­чи препаратов велось индивидуальное наблюдение с каждодневной регистрацией клинических показа­те­лей. Пос­ледующие элек­тро­фи­зио­ло­ги­чес­кие ис­следования биоэлектрических показателей СМ проводились в остром экс­пери­мен­те. В ост­рых опытах под эфир­ным наркозом крысу обезд­ви­жи­вали ди­ти­лином и перево­ди­ли на ис­кус­ст­­вен­ное ды­хание; СМ пе­ре­се­кался под ново­ка­и­ном ультра­зву­­ко­вым ножом на уровне Т2 – Т3. Пос­ле прочной фик­­­сации пояснично-крест­­­цо­вого от­дела поз­во­ноч­ника в стерео­так­си­чес­­ком приборе производили ла­минэк­то­­мию дан­ной об­лас­ти. Элек­тро­физио­ло­ги­чес­кими ме­тодами изучалась вне­кле­­точная фоновая (ФА) и вызванная (ВА) элек­т­ри­чес­кая ак­тив­­­ность одиночных МН СМ у интактных и гипертиреоидных животных. Ре­гистрацию и ана­лиз вне­кле­точной ФА и ВА оди­ноч­­ных МН СМ про­изводили с по­мо­щью  сп­е­­­циа­ль­ных прог­рамм на компь­ю­тере. При записи ВА оди­ноч­ных МН СМ про­водилась оцен­ка ста­цио­­нар­нос­ти пре­сти­муль­ной и пост­сти­мульной актив­нос­­ти нейрона пос­ле элек­три­чес­кого раз­д­­ра­жения седа­лищ­ного нерва. Вы­бор­ка спай­ков про­во­дилась с помощью ам­п­­ли­туд­ного дис­кри­ми­на­то­ра пос­­редством прог­рам­­­мно­го анализа. Вычислялась сколь­зящая частота (для каждых 10 меж­импульсных ин­­тер­ва­­лов с шагом 5 ин­тер­валов), сериальные гис­тог­ра­м­мы до 50 по­ряд­ка, гис­тог­раммы меж­им­п­уль­с­­ных ин­тер­ва­лов на ос­нове кото­рых вы­­чис­ля­лась сред­няя частота фоно­во­го ней­ро­­н­ального потока одиноч­ных кле­ток, а также спай­­ко­вая вы­бор­ка нес­коль­ких (до 20) пов­то­ре­ний до и после раздра­же­­ния. Пос­­­ле­дующий ана­лиз ФА и ВА оди­ноч­ных МН СМ крыс осущест­в­ля­ли по алго­ритму, под­роб­но опи­са­н­но­му в на­ших пре­д­­­ы­­ду­­щих ста­­тьях [2, 4, 7 –  9, 10].

Рис.1. Примеры кумулятивных (а) и суммированных (в) пре – и постстимульных гистограмм внеклеточной фоновой и вызванной активности одиночных мотонейронов вентрального рога спинного мозга крыс в норме (1 а, б, в); у гипертиреоидных крыс (2. а, б, в); у гипертиреоидных крыс, получавших ДЭФ (3, а, б, в); у гипертиреоидных крыс, получавших ДЭВ (4 а, б, в); у гипертиреоидных крыс, получавших ДАФ (5 а, б, в). Глубина отведения всех 5 мотонейронов – 1400 микрон. На «а»: ордината – число импульсов до и после стимуляции нерва, абсцисса – время регистрации импульсного потока. На «б»: картина импульсного потока после стимуляции нерва в избранном интервале времени. На «в»: ордината – процент импульсов (в бинах) от числа проб, абсцисса – последовательность бинов.

Результаты и обсуждение. На рисунке 1 приведены примеры кумулятивных (рисунок 1, пунк­ты 1 – 3, а, б) и суммированных (рисунок 1, пункты 1 – 3, в) престимульных и пост­сти­му­ль­­­ных гистог­рамм внеклеточной ФА и ВА одиночного МН СМ у интактных жи­вот­ных (глу­би­на 1400 микрон; пункт 1, а, б, в); у гипертиреоидных животных (глубина 1400 микрон, пункт 2, а, б, в); у гипертиреоидных животных, получавших ДЭФ (глубина 1400 микрон, пункт 3, а, б, в); у гипертиреоидных животных, получавших ДЭВ (глубина 1400 микрон, пункт 4, а, б, в); у гипертиреоидных животных, получавших ДАФ (глу­би­на 1400 микрон; пункт 5, а, б, в) в указанных выше дозировках. При экстраклеточной регистрации ФА и ВА одиночных МН СМ у гипертиреоидных крыс наблюда­ет­ся трансформация регулярного типа разряда ФА одиночного МН  в пачечную «па­то­­ло­ги­чес­кую» ак­тивность (рисунок 1, пункт 2, а, кривая 1) с почти полным исчезновением выз­ванного синаптического ответа (рисунок 1, пункт 2, а, кривая 2), выз­ван­ное, вероятно, пато­ло­гическим влиянием ГПРТ. После введения ДЭФ наблюдается эф­фект стабилизации пачечной активности одиночного МН СМ с постепенным переходом в нор­мальный регулярный тип разряда МН с сохранением и увеличением выз­ван­ного синаптического от­вета (рисунок 1, пункт 3, а, кривые 1, 2), что говорит об усилении действия ДЭФ. Что же ка­са­ется импульсного потока (рисунок 1, пункт 3, б), то здесь, после введения ДЭФ (доза 200 мкг/кг массы тела), он пред­ставлен ре­гу­ляр­ным видом фонового нейронального раз­ря­да МН. Ана­­логичные сдвиги вызванного ответа при ГПРТ  в 2 – 3 раза от­ра­же­ны и на суммарных гис­тог­рам­­мах (рисунок 1, пункт 2, в), а при действии ДЭФ – на сумма­р­ных гистограммах (рис­у­нок 1, пункт 3, в). После введения ДЭВ в дозе аналогичной ДЭФ (рисунок 1, пункт 4, а, кривые 1, 2) наблюдается час­тич­ная транс­фор­ма­ция пачечного типа ФА и ВА одиночного МН СМ в регу­ляр­ный тип разряда; в картине им­пульс­ного потока (рисунок 1, пункт 4, б) также про­демон­ст­ри­рован регулярный вид фонового раз­­ряда МН, но, по – сравнению с картиной им­пульс­ного потока, по­лу­ченной при применении ДЭФ (рисунок 1, пункт 3, б), восстановление фо­нового нейро­наль­ного раз­ряда оди­ноч­ного МН СМ выражено гораздо слабее, что позволяет зак­лючить о более слабо вы­раженном дей­ствии ДЭВ на фоновую ритмику одиночных МН СМ крыс по срав­нению с ДЭФ. На сум­мар­ных гис­тог­раммах (рисунок 1, пункт 4, в) при приме­не­нии ДЭВ от­­ра­жены сдви­­ги вызванного от­вета оди­­ночного МН СМ в 1 – 2 раза, что в лишний раз подт­вер­­ждает бо­лее слабое про­тек­тор­ное дей­ст­вие ДЭВ по сравнению с ДЭФ. После вве­де­ния ДАФ в дозе аналогичной ДЭФ и ДЭВ (рисунок 1, пункт 5, а, кривые 1, 2) наб­людается бо­лее усиленный эффект трансформации па­чечного типа ФА и ВА одиночного МН СМ по срав­не­нию с ДЭФ и ДЭВ; в картине им­пульс­ного потока (рисунок 1, пункт 5, б) по­казан эффект вос­ста­новления практически до нормы фо­но­вого нейронального разряда с пере­хо­дом его в ре­гу­ляр­ный тип ответа МН. На суммарных гис­тограммах при применении ДАФ пред­став­лено рез­кое усиление вызванного ответа оди­­ноч­но­го МН СМ в 5 – 6 раз (рисунок 1, пункт 5, в), что го­во­рит о более сильном, активирующем дей­ствии ДАФ на вызванную ритмику оди­ноч­­­ных МН СМ по сравнению с ДЭФ и ДЭВ. Анали­зи­руя данный рисунок можно сделать вывод об активирующем, про­тек­торном действии сверх­ма­лых доз (СМД) холиновых производных на внеклеточную ФА и ВА одиночных МН СМ крыс при экспе­ри­мен­таль­ной дис­функции ЩЖ – ГПРТ.

Подводя итоги данного исследования можно, считаем целесообразным отметить, что при  изучении действия СМД холиновых производных при экспериментальной патологии ЩЖ крыс – ГПРТ, нами был получен весьма неожиданный результат. Первоначальная доза каж­дого ис­сле­дуемого препарата (10-3М) была не только активной для МН, но и довольно ток­сич­ной, поэ­то­му пришлось перейти на менее концентрированный раствор. Доза на четыре по­ряд­ка ниже пер­воначальной оказалась не только менее токсичной, но и более эффективной. Даль­ней­шее уменьшение концентрации привело к росту эффекта, он достигал максимума (при 10-15 М), за­тем снижался до уровня (при 10-17 М), практически совпадающего с контрольными ре­зуль­та­та­ми. Исходя из вышеизложенного, оптимальной дозой препаратов, использующихся для лечения ГПРТ, мы считаем дозу 10-15 М. Уровень биологической организации, на котором про­­является дей­ствие СМД биологически активных веществ (БАВ), также весьма разно­об­ра­­зен – от макро­мо­лекул, кле­ток, органов и тканей до животных, растительных организмов и да­же популяций. Ска­занное не означает, что эффект наблюдался при СМД любого БАВ на лю­бом биологическом объекте. Следует отметить, что по­лу­чение эффекта при действии вещества в концентрациях 10-13 – 10-17 М и ниже нельзя, вероятно, свя­зать с какой – то определённой структурой ве­щест­ва или ступенью биологической организации. Из литературных данных [12 – 13, 16] и из на­ших собст­вен­ных исследований можно сделать вывод, что в проявлениях влияния на кле­точ­ный метабо­ли­зм СМД БАВ обнаруживают много общих особенностей, которые касаются как фор­маль­ных приз­на­ков (дозовые зависимости), так и показателей биологической активности. При­рода этого фено­ме­на может быть связана с общностью критических мишеней, например, кле­точ­­ных и суб­кле­­точ­ных мембран, а также с особенностями кинетики реакций, в которых важ­ную роль иг­ра­ют сла­бые взаимодействия. К числу характерных для эффектов СМД свойств сле­дует от­нес­ти:

  • немонотонную, полимодальную зависимость «доза – эффект». В большинстве случаев максимумы активности наблюдаются в определённых интервалах доз, разделённых меж­ду собой так называемой «мёртвой зоной»;
  • изменение чувствительности (как правило, увеличение) биообъекта к действию разно­об­раз­ных агентов как эндогенных, так и экзогенных (последние могут быть как той же, что в случае воздействия СМД, так и иной природы);
  • проявление кинетических парадоксов, а именно возможность уловить эффект СМД БАВ, когда в клетке или организме имеется то же ве­щест­во в дозах на несколько порядков вы­ше, а также влияние на рецептор вещества в до­зах на порядки более низких, чем конс­тан­ты диссоциации комплекса лиганд – рецептор;
  • зависимость «знака» эффекта от начальных характеристик объекта;
  • «расслоение» свойств БАВ по мере уменьшения его кон­цент­раций, при котором ещё сох­ра­няется активность, или исчезают побочные эффекты.

Общие закономерности влияния сверхмалых доз препаратов наиболее ярко проявляются при изучении дозовых зависимостей. В некоторых случаях эта зависимость бимодальная: эф­фект возрастает при СМД препаратов, затем при увеличении дозы уменьшается, сме­­няется «мёрт­вой зоной» и вновь усиливается. Иногда в дозовой зависимости обнаружи­ва­ет­ся стадия «пе­ре­мены знака» эффекта. Например, если в области СМД отмечалась ин­ги­би­рую­щая актив­ность, то по мере роста концентрации она сменялась на стимулирующую, а за­тем вновь прояв­лял­ся ингибирующий эффект [3, 23].

В результате проведенного анализа полученных данных мы пришли к выводу, что в це­лом имеется положительный эффект от применения СМД холиновых производных при ГПРТ, в особенности дозы 10-15 М. Итак, результаты ранее проведенных исследований по изучению дей­ст­вия холиновых производных [11, 14 –  15, 19, 22, 26], а также результаты данной серии иссле­до­ваний пока­зали эффективность действия СМД холиновых производных, в осо­бен­нос­ти ДАФ, на внекле­точ­ную ФА и ВА одиночных МН СМ крыс при экс­периментально вы­з­ван­ном ГПРТ.


Библиографический список
  1. Бреславский А. С., Гордиенко В. М. Патологическая анатомия желёз внутренней секреции. Изд. «Здоров’я», Киев, 1974, с. 34 – 35.
  2. Киприян Т. К., Хачатрян Т. С. Протекция гипоталамическим нейрогормоном острой ней­родегенерации мотонейронов спинного мозга, вызванной змеиными ядами. Ж. Ин­фо­р­мационные технологии и управление, 2007, № 5, с. 68 – 75.
  3. Матинян Л. А., Нагапетян Х. О., Андреасян А. С., Киприян Т. К., Хачатрян Т. С. Об уси­лении некоторых целебных воздействий. Ж. Вестник МАНЭБ, 2007, т. 12, № 4, вып. 2, с. 157 – 159.
  4. Матинян Л. А., Хачатрян Т. С., Киприян Т. К., Арутюнян Э. Ю., Авакян А. Э. Влияние трипсина, химотрипсина, лидазы на вызванную активность повреждённых травмой одиночных мотонейронов спинного мозга крыс. Ж. Вестник МАНЭБ, 2008, т. 13, № 4, вып. 1., с. 117 – 120.
  5. Мнджоян О. Л., Топузян В. О. Методы синтеза и свойства β – диметиламино­эти­ло­вых и холиновых эфиров аминокислот и пептидов. Ж. Успехи химии., L (12): 2198 – 2211. 1981.
  6. Ткачук В. А. Молекулярные механизмы нейроэндокринной регуляции. Ж. Соросовский образовательный журнал, 1998, № 6, c. 25 – 31.
  7.  Хачатрян Т. С. Действие лидазы и тироксина на фоновую электрическую активность одиночных пирамидных нейронов коры больших полушарий крыс. Ж. Биолог. журн. Ар­ме­нии, 3 – 4 (59), 2007, с. 198 – 202.
  8. Хачатрян Т. С. Протекция тироксином изменений вызванной активности повреждён­ных травмой одиночных мотонейронов спинного мозга крыс. Ж. Биолог. журн. Ар­ме­нии, 2008, № 3,т. LX, с. 64 – 67.
  9. Хачатрян Т. С., Киприян Т. К. Изменение суммарной и одиночной электрической ак­тив­ности интернейронов и мотонейронов спинного мозга крыс при гипотиреозе и ги­­пертиреозе. Ж. Информационные технологии и управление, 2006, № 4 – 3, с. 46 – 51.
  10. Хачатрян Т. С., Нагапетян Х. О., Матинян Л. А. Фитотерапия в сочетании с тирокси­ном при органических повреждениях спинного мозга. Ж. Биолог. журн. Ар­ме­нии, 2008, № 4,т. LX, с. 51 – 55.
  11. Brown M., Davies I. M., Moffat C. F., Redshaw J., Craft J. A. Characterisation of choline esterases and the­ir tissue and subcellular distribution in mussel (Mytilus edulis). J. Mar. Environ. Res., 2004, № 57, v. 3, pp. 155 – 169.
  12. Degliesposti A. Choline hydrochloride therapy of hyperthyroidism. J. Policlinico Part., 1952, № 59, v. 25, pp. 839 – 841.
  13. Degliesposti A. Effects of choline in hyperfunctioning thyroid adenoma in a child. J. Policlinico Part., 1952, № 59, v. 25, pp. 837 – 839.
  14. Di Venosa G., Hermida L., Battle A., Fukuda H., Defain M. V., Mamone L., Rodriguez L., MacRobert A., Casas A. Characterisation of liposomes containing aminolevulinic acid and derived esters. J. Photochem. Pho­tobiol., 2008, № 92, v. 1, pp. 1 – 9.
  15. Eibl K. H., Lewis G. P., Betts K., Linberg K. A., Gandorfer A., Kampik A., Fisher S. K. The effect of al­kyl­phosphocholines on intraretinal proliferation initiated by experimental re­t­inal detachment. J. Invest. Ophtalmol. Vis. Sci., 2007, № 48, v. 3, pp. 1305 – 1311.
  16. Giardino L., Giuliani A., Bettelli C., Calza L. Thyroid hormone and retinoids affect motoneuron phenothype and reaction after axothomy in the spinal cord of adult rats. J. brain Res., 2002, № 925, v. 2, pp. 122 – 132.
  17. Hamplova B., Novakova O., Tvrzicka E., Pelouch V., Novak F. Effect of hypo – and hyperthyroid states on phospholipid composition in developing rat heart. J. Mol. Chem. Bioche., 2003, № 252, v. 1 – 2, pp. 295 – 303.
  18. Ho­lmes – McNary M. Q., Cheng W. L., Mar M. H., Fussel S., Zeisel S. H. Choline and choline esters in hu­man and rat milk and in infant formulas. J. Am. J. Clin. Nutr., 1996, № 64, v. 4, pp. 572 – 576.
  19. Jonderko G., Straszecka J., Marcisz C., Wieczorek U. Influence of treating hypothyroidism and hyperthyroidism upon physical reaction time. J. Pol. Arch. Med., 1992, v. 5, № 88, pp. 295 – 301.
  20. Jorde R. “Subclinical” thyroid disease. J.  Tidsskr. Nor. Lageforen., 2002, № 122, v. 9, pp. 938 – 940.
  21. Masson P., Froment M. T., Gillon E., Nachon F., Lockridge O., Schopfer L. M. Hydrolysis of oxo- and thio-esters by human butyrylcholinesterase. J. Biochim. Biophys. Acta, 2007, № 1774, v. 1, pp. 16 – 34.
  22. Mellon E. A., Beesam R. S., Kasam M., Baumgardner J. E., Borthakur A., Witschey W. R. Jr., Reddy R. Single shot T1rho magnetic resonance imaging of metabolically generated water in vivo. J. Adv. Exp. Med. Biol., 2009, № 645, pp. 279 – 286.
  23. Terkeltaub R. Physiologic and pathologic functions of the NPP nucleotide pyrophospha­tase/phosphodiesterase family focusing on NPP1 in calcification. J. Purinergic Signal., 2006, № 2, v. 2, pp. 371 – 377.
  24. Walz I., Schwack W. Multienzyme inhibition assay for residue analysis of insecticidal organophosphates and carbamates. J. Argic. Food. Chem., 2007, № 55, v. 26, pp. 10563 – 10571.
  25. Zeisel S. H. Choline: Needed for Normal Development of Memory. J. Am. J. Clin. Nutr., 2000, № 905, v. 19, pp. 528 – 531.


Все статьи автора «Хачатрян Тигран Сергеевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: