УДК 8

СРАВНИТЕЛЬНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА «НЕВЫРАЗИМОГО» ЖУКОВСКОГО И «ОСЕНИ» ПУШКИНА

Гнеушева Р.Д.1, Киселева А.Е.2
1Дальневосточный Федеральный Университет, доцент кафедры русского языка и литературы
2Дальневосточный Федеральный Университет, студент

Аннотация
В статье проводится сравнительная характеристика «невыразимого» Жуковского и «осени» Пушкина.

Ключевые слова: Жуковский, пушкин


COMPARATIVE CHARACTERISTICS OF «INEFFABLE» ZHUKOVSKY AND «AUTUMN» OF PUSHKIN

Gneusheva R.D.1, Kiseleva A.E.2
1Far Eastern Federal University, Associate Professor of Russian Language and Literature
2Far Eastern Federal University, student

Abstract
The article presents the comparative analysis of «ineffable» Zhukovsky and «autumn» of Pushkin.

Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Гнеушева Р.Д., Киселева А.Е. Сравнительная характеристика «невыразимого» Жуковского и «осени» Пушкина // Современные научные исследования и инновации. 2012. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2012/02/6833 (дата обращения: 28.09.2017).

Выбор именно этих произведений обусловлен тем, что в обоих случаях имеется очень важное уточнение – «Отрывок». Перед нами картина мира, вернее одного из проявлений Мира – Природы, в текстах разных поэтов.

Жуковский изображает объекты природы в точных картинах: «Пламень облаков», «дрожанье вод». Для него Природа – Источник вдохновения, но он задается вопросом о том, возможно ли изобразить все увиденное словами. Он под властью ощущений, которые ловит «мысль крылата».

Поэтому и отрывок: потому что невозможно, согласно философеме Жуковского, вместить в слова НЕВЫРАЗИМОЕ.

У Пушкина же не возникает вопроса о возможности выражения. Об этом говорит и финальная строка отрывка, которая вовсе отвлечена от предмета описания: «Куда ж нам плыть?…..» Явная неограниченность пространства. В описании природы изначально заложена огромная гамма чувственных выражений, возможностей реализации поэтического слога.

Пушкин использует эту гамму максимально: он прибегает к приему некоего противопоставления. Нашему вниманию предлагаются зима, весна, лето и, наконец, осень. «Недостатки» автор указывает в каждом сезоне, но эти недостатки удушливы и тяжелы всегда, кроме Осени.

Жуковский же в своем творении мгновенен, он не может позволить себе рассуждать в дружеском тоне с читателем о достоинствах сезонов, он переполнен сиюминутным восторгом бытия,  выплескивает его, пока он свеж и так тяготит невысказанную Душу!

Он не демонстрирует нам регулярность и твердость в расстановке приоритетов.

Для Пушкина природа – также источник вдохновения, но иной. Его «отрывок»  – это только та часть прямой, которую мы можем увидеть. То есть, будь у Пушкина время, он бы продолжал свою тему бесконечно, поскольку вдохновение его неиссякаемо.

У Жуковского же «отрывок» – это «Отрезок» прямой.  Невозможность всеохватности.  В противовес возможности и стремлению у Пушкина.

Отсюда и разность стилистики этих творений: у Жуковского разговорная и просторечная грубая лексика – кощунство, а Пушкин же работает на контраст, принимая и стиль Жуковского, и живой язык:
«Душа стесняется лирическим волненьем,

Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,

Излиться наконец свободным проявленьем»,

 

НО И

 

«Я снова жизни полн, таков мой организм

(Извольте мне простить ненужный прозаизм)»

 

Мы встречаем таки слова как «киснуть», «мучить», «бедняжка», «старуха», «вонь», «грязь»

 

Жуковский прибегает в основном к возвышенной лексике, к церковнословянизмам, потому что именно такая лексика одной только формой своей символизирует вознесение.

«Что видимо очам – сей пламень облаков»

«Сей внемлемый одной душою

Обворожающего глас»

 

Пушкин также прибегает к лексике высокого стиля (Когда он говорит о своей избраннице – осени – он говорит про «осенний хлад», про то, как «чредой слетает сон»), но она не составляет основы его стихотворения.  Он избирает доверительно-шутливый, даже ироничный порой тон в обращении к читателю.

«…надо знать и честь; полгода снег да снег, ведь это наконец и жителю берлоги, медведю, надоест»

 

Оба стихотворения обращены к читателю. Это совершенно очевидно, т.к. оба поэта используют обращения. Только у Пушкина обращения прямые («читатель дорогой», «сказать вам откровенно»), а Жуковский использует обобщенно личное предложения, заменяя свое я, обращенное к читателю, на МЫ. Он словно спрашивает: «Не так ли?»

 

Казалось бы, что в стихотворении с названием «осень» должно быть множество пейзажных эпитетов.

У Жуковского есть «пламень облаков», «пожары пышного заката», «блестящая красота»

Он также использует инверсии для создания более торжественного и высокого образа:

 

язык земной

….

льзя ли в мертвое живое передать

….

величественный час
Вечернего земли преображенья

Когда душа смятенная полна
Пророчеством великого виденья

….

внемлемый одной душою
Обворожающего глас

….

Сие к далекому стремленье,
Сей миновавшего привет

 

Однако таких приемов не так много у Пушкина. В самом известном фрагменте «Осени» – «Октябрь уж наступил, уж роща отряхает….» есть «в багрец и золото одетые леса», «унылая пора, очей очарованье», «Прощальная краса», «седая зима». Но кроме зрительных эпитетов он представляет нашему вниманию различные картины жизни: катание на коньках, в санях, охоту, масленицу. А Осень и вовсе сравнивает с чахоточной девой, которая мила на своей последнем издыхании.

Я считаю, что в этом его новаторство – он не идеализирует.

 

На таком важнейшем приеме как олицетворение не останавливаюсь, поскольку это очевидно, что оба стихотворения имеют основой очеловечивание Природы.

Очень важно обратить внимание на звуковую сторону этих текстов. За счет звукописи создается дополнительное ощущение от картин.

Жуковский уже в начале начинает звонить во все колокола:

 

Что наш язык земной пред дивною природой?
С какой небрежною и легкою свободой
Она рассыпала повсюду красоту
И разновидное с единством согласила!
Но где, какая кисть ее изобразила?
Едва-едва одну ее черту
С усилием поймать удастся вдохновенью…
Но льзя ли в мертвое живое передать?
Кто мог создание в словах пересоздать?

Это звуки   а, о, р, з, в, п,

Но поэт начинает вскоре замедляться, захлебываться этой картиной, переходит уже на благоговейный шепот:

Сие шепнувшее душе воспоминанье
О милом радостном и скорбном старины,
Сия сходящая святыня с вышины,
Сие присутствие создателя в созданье -

Какой для них язык?..

М, н, ч, х, щ, с, ф – все эти звуки – наглядная демонстрация того, что «лишь молчание понятно говорит»

 

У Пушкина для каждого сезона своя гамма:

Для осени это звуки к, ж, т, щ, п, ч, э, и (шелест),

Для зимы  – в, л, р, б, ж, л (резкость), но и с, н, г – «под соболем согрета и свежа» (расслабленность, ленность)

Для весны – т, н, с (вялость)

Для лета – о, а, у, ы, м, ч, ш, п, з, с, к (сухость, ломкость, вязкость)

 

Таким образом, мы видим два совершенно разных по стилистике текста, которые, по большому счету, оказывают родственными, но не аналогичными по содержанию.

Из проведенного анализа следует вывод о разном мироощущении двух духовно близких поэтов:

В то время как у Пушкина поэтическое вдохновение безгранично, откуда и вытекает:

 

И рифмы легкие навстречу им бегут,

И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,

Минута – и стихи свободно потекут;

 

У Жуковского есть определенные ограничения, связанные с философско-эстетической позицией, поэтому и появляется «Невыразимое»

Все необъятное в единый вздох теснится,
И лишь молчание понятно говорит.



Все статьи автора «Анастасия Киселева»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: