«EXEGI MONUMENTUM», ИЛИ СЛЕДЫ КУЛЬТА ИРАКЛИДОВ ИЗ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ

Чореф Михаил Михайлович

Ключевые слова: евлогия, Ираклиды, Ираклий, медальон, мессианские ожидания, мультипль, солид, Таврика, Херсон

Choref Mihail Mihaylovich

Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Чореф М.М. «Exegi monumentum», или следы культа Ираклидов из Северного Причерноморья // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 7 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/11/5030 (дата обращения: 04.10.2017).

Уже не первое поколение нумизматов пытается разрешить вопрос о возможности эмиссии золота в византийском Херсоне. Однако даже двести лет активного изучения вопроса так и не привели к выработке единой точки зрения. Проблема в том, что до сих пор не выявлены бесспорные отличительные признаки солидов чекана этого города. С целью приблизить разрешение этой проблемы, мы провели анализ византийского золота, найденного в Северном Причерноморье. Как оказалось, на его территории в VII в. из обращения выпадали клады, состоявшие из солидов, выбитых одной парой штемпелей. Мало того, в одном из таких сокровищ – Перещепинском кладе сохранились уникальные мультипли, неизвестные за пределами Северопричерноморского региона. И дело даже не в том, что их лицевые стороны были сформованы одним и тем же чеканом ординарного солида. Судя по оформлению, они являлись своего рода евлогиями культа первых Ираклидов.

Действительно, всеобщий пиетет позволил Ираклию I не только изменить свою титулатуру. Так, если каждый император из Дома св. Юстиниана именовал себя согласно римской традиции «ἐν ὀνόματι τοῦ δεσπότου Ἰησοῦ Χριστοῦ τοῦ θεοῦ ἡμῶν αὐτοκράτορ καῖσαρ… ἀεισέβαστος αὒγουστος» – «во имя Господа Нашего Иисуса Христа самодержец кесарь… вечносвященный август», то, в преамбуле новеллы 629 г. он и его старший сын Ираклий II Константин выступали как «πιστοὶ ἐν Χριστῷ βασιλεῖς» – «верные во Христе цари». Можно, конечно, конечно объяснять это новшество исключительно стремлением повысить авторитет Византии на международной арене, как это делал В.Е. Вальденберг. Однако, с нашей точки зрения, оно могло быть мотивировано значительно более существенными идеями. Во-первых, принятием титула «βασιλεύς» Ираклиды подняли себя до уровня библейских царей – Мессий «избранного народа». Во-вторых, βασιλεῖς периода античности были не столько правителями, сколько первосвященниками государственного культа. В рассматриваемом случае, очевидно, речь шла о положении «первого христианина» и «господина вселенной». Как помним, ромеи называли василевсами только своих государей и крайне неохотно признавали право на этот титул за иностранными монархами. Но, в любом случае, βασιλεῖς – Ираклиды должны были восприниматься современниками как Мессии. Питать эти представления должна была и процедура инаугурации. Вернее всего, при Ираклидах был введен обряд миропомазания, сохранившийся в Византии до конца ее существования и распространившийся со временем повсеместно по всей Европе.

Свершения Ираклия I отразила и монетная эмиссия. При нем на медных монетах появилась легко узнаваемая фигура правителя. Куда менее харизматичные наследники императора продолжали размещать его изображение на разменной бронзе. К примеру, при Константе II (641–668) в Таврике прошла эмиссия фоллисов с изображениями самого василевса и Константина – его старшего сына и соправителя на аверсе и св. Ираклия на реверсе. Эти монеты примечательны тем, что при их изготовлении были задействованы всего две пары штемпелей. Для первой характерны крупные, хорошо проработанные рельефные фигуры императора и его наследника (Рис. 3–4). Причем резчик смог не только мастерски воспроизвести одеяния правителей, но и их прически. Обратим внимание на характерные завитки волос, обрамляющие головы этих Ираклидов. Заметим, что мода на такую укладку волос появилась при Константе II. Не менее примечательна густая борода, копной ниспадающая на грудь старшего августа. Отметим, что таким изображали Константа II в последний период его правления. Не менее изящно оформлен и реверс: изображенный мужчина определенно похож на Константа II. Очевидно, что они родственники. Однако усы у него прямые, а не закрученные кончиками вверх, его волосы свободно ниспадают вниз, в них не заметны завитки. Кроме того, пышная борода этого мужчины разделена надвое. В свою очередь, наличие в его правой руке длинного креста дает нам основание видеть в нем святого. А так как он определенно не схож с таврическими воспроизведениями образа св. Юстиниана (Рис. 1–2), то у нас есть все основания видеть в нем фигуру св. Ираклия, как помним, изображавшегося бородатым и усатым. Вторая пара штемпелей была изготовлена со значительно меньшим искусством. С ее помощью на аверсе выбивали мелкие, нереалистичные, небрежно переданные изображения правителей (Рис. 5). Хотя фигура св. Ираклия на реверсе передана вполне традиционно.

Но вернемся к медальонам из Перещепино. Очевидно, что они были выбиты штемпелями ординарных солидов. Причем оттиски покрыли только часть кружков. От остальной части монетного поля она была отделена высоким, небрежно выбитым валиком, который, судя по экземплярам, изображенным на Рис. 6,7, был увенчан рельефными крупными точками. Просматривается рамка и по гурту медальона. Заметим, что подобным образом украшали тяжеловесные золотые евлогии (Рис. 9). Правда, на них валик размещали по краю поля, причем таким образом, чтобы отделить собственно медальон от ажурного обрамления. Однако мультипли из Поднепровья весят значительно меньше, и, по логике вещей, не должны были быть украшены подобным образом.

Как видим, мы обнаружили противоречие, незамеченное нашими предшественниками. Попытаемся его разрешить. Очевидно, что относительно медальоны из Малого Перещепино представляли собой подражания драгоценным евлогиям и тяжеловесным столичным мультиплям. Но почему они были выполнены столь своеобразно? Предполагаем, что их выпускали не в столице, а в провинции, где не было ювелиров нужной квалификации. Учитывая ареал находок, мы рискнули предположить, что заинтересовавшие нас мультипли выпускали в византийской Таврике, а, точнее, в каком-либо крупном административном центре на территории полуострова, вернее всего – в Херсоне.

Таким образом, проведя небольшое нумизматическое исследование, мы не только выявили поисковый образ солидов херсонской чеканки, но и нашли еще одну разновидность памятников  культа первых Ираклидов из Северного Причерноморья.

Рис. Следы культа византийских императоров из Северного Причерноморья 1–2–таврические фоллисы с изображением св. Юстиниана на реверсе; 3–5–боспорские фоллисы Константа II с фигурой св. Ираклия на оборотной стороне; 6–7–мультипли из Перещепинского клада (по В.В. Кропоткину); 8–реконструкция медальона из Северного Причерноморья (по М.Ю. Мыскину); 9–раннесредневековая византийская евлогия (по М.Ю. Мыскину).

 



Все статьи автора «Чореф Михаил Михайлович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: