УДК 34

НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ДЕЙСТВИЯ НОРМ ТРУДОВОГО ПРАВА ВО ВРЕМЕНИ

Тишкович К.С.

Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Тишкович К.С. Некоторые проблемы действия норм трудового права во времени // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/08/1981 (дата обращения: 02.06.2017).

Прежде чем рассматривать содержание проблемы действия норм трудового права во времени, представляется необходимым исследовать основные подходы к определению категории времени, сложившиеся в философии и некоторых естественных науках.

С позиций материализма время понимается как объективно существующее качество внешнего мира. Время является универсальным количественным определением бытия. Согласно теории относительности любое физическое явление, тот или иной процесс рассматривается как система, формирующая свои временные параметры, которые определяются как своими объективными особенностями, так и особенностями системы, к которой они относятся. Время понимается как количественная определенность существования объекта (системы), которая характеризует его в процессе последовательных изменений в физической протяженности, то есть время – это последовательность формирования и существования пространственных определений объектов бытия[1].

С позиции социальных систем время можно определить как длительность существования, а также развития в пространстве общественных систем, иных социальных объектов и связанные с этим изменения в их содержании и структуре. В социальных системах время может рассматриваться только индивидуализировано, применительно к конкретному социальному объекту. В этом смысле можно говорить о существовании категории правового времени[2].

С позиций времени определяется не только длительность трудоправовых отношений, но формы взаимодействия субъектов в их рамках. Устанавливая срок действия нормативного акта, законодатель определяет: каким образом данный акт будет формировать, изменять либо прекращать правоотношения, в течение какого времени и какие субъекты будут участвовать в них. Иными словами, основные параметры правового времени уже определены в самом нормативном акте, непосредственно влиять на правовую среду время начинает с момента его вступления в законную силу. Оно определяет срок действия правоотношений определенной формы, например, длительные (бессрочные) правоотношения обеспечивают упорядоченность основных сфер общественной жизни, реализацию и защиту прав граждан.

Действие трудового законодательства во времени регулируется
ст.12 Трудового кодекса Российской Федерации. Данная статья устанавливает пределы действия нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права.

Существует несколько форм действия закона во времени. Следует отметить, что единообразия в этом вопросе нет. Так, некоторые авторы предлагают следующие формы: немедленное действие, обратная сила закона и переживание закона или ультрадействие[3]. Другие выделяют четыре самостоятельных способа действия закона во времени: перспективное действие, немедленное действие, обратная сила закона и переживание закона. Причем, терминологического единства также достигнуто не было. Обратная сила закона также носит название ретроактивности, перспективное действие иногда именуют обычным, немедленное – простой обратной силой, а переживание закона – ультраактивностью и ультрадействием. Представляется наиболее верной позиция, авторы которой выделяют перспективное, немедленное и обратное действие как самостоятельные формы, а ультрадействие как дополнительную форму.

Простое или перспективное действие предполагает распространение нормы права лишь на те правоотношения, которые возникли после ее вступления в силу. Прошлое под ее действие не подпадает. На все, что было прежде, до принятия этой нормы, ее действие не распространяется. Это наиболее распространенный и типичный вариант действия закона.

Немедленное действие предполагает распространение нормы на факты прошлого и ранее возникшие правоотношения, изменяющие права и обязанности их участников с даты вступления ее в силу.

Обратная сила – это ревизионная сила нормы. Такая норма предполагает пересмотр (ревизию) уже урегулированных в соответствии с ранее действовавшим законодательством прав и обязанностей. Норма обратного действия частично или полностью пересматривает ранее возникшие правоотношения.

Необходимо особо подчеркнуть, что нормы немедленного и обратного действия распространяются и на факты, происходящие после их вступления в силу, то есть включают в себя и перспективное действие. Пределы действия этих норм шире, ибо они регулируют не только новые факты и отношения (перспективное действие), но и факты, отношения, принадлежащие прошлому.

Переживание закона означает, что закон, отмененный новым, в какой-то мере продолжает действовать и после утраты им юридической силы. При переживании прежней нормы новая норма распространяется только на те факты и отношения, которые возникли после ее вступления в силу. Такой тип действия нормы также носит название перспективного. Переживание прежней нормы связано с перспективным действием новой.

Переживание закона предполагает, что новый закон воздействует только на те отношения, которые возникнут после его издания; на отношения, возникшие до его издания, новый закон не действует и они, следовательно, продолжают регулироваться прежним законом. Поскольку в данном случае применяется отмененный закон, такой тип действия называется переживанием прежнего закона (ультраактивностью закона).

Часть 3 статьи 12 Трудового кодекса формулирует общее положение о том, что закон или иной нормативный правовой акт о труде применяется только к отношениям, возникшим после введения его в действие. На отношения, существующие до введения его в действие, соответствующий закон или иной нормативный правовой акт не распространяется.

Изъятие из этого правила возможно только в том случае, если оно предусмотрено законом или иным нормативным правовым актом. Как правило, положение о том, что действие закона (иного нормативного правового акта) распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, содержится в вводном законе.

Это положение, однако, оспаривается некоторыми авторами. Так,
Ершова Е.А. усматривает противоречие между ч.4 ст.12 Трудового кодекса и частью 3 статьи 15 Конституции РФ, устанавливающей запрет на придание как закону, так по аналогии права и любому иному нормативному правовому акту обратной силы, на его применение к отношениям, возникшим до их вступления в силу: «Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения». В этой связи предлагается ч. 4 ст. 12 Трудового кодекса признать утратившей силу[4].

Трудовой кодекс допускает возможность применения закона или иного нормативного правового акта к правам и обязанностям ранее существовавшего отношения, если такие права и обязанности возникли после введения его в действие. Например, с работником, вступившим в трудовое отношение с работодателем в период действия Кодекса Законов о Труде (утв. ВС РСФСР 09.12.1971) (далее – КзоТ 1971г.), трудовой договор расторгается после вступления в силу Трудового кодекса; основание – несоответствие занимаемой должности вследствие недостаточной квалификации. В данном случае на этого работника будет распространен п. 3 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса, предусматривающий, что увольнение по такому основанию должно быть подтверждено результатами аттестации. КЗоТ 1971г. не требовал подтверждения результатами аттестации несоответствия работника занимаемой должности вследствие его недостаточной квалификации.

Под отношениями в ч.5 ст.12 Трудового кодекса понимаются отношения, входящие в предмет трудового права, то есть трудовые и связанные с ними отношения. Неоднозначность этой нормы проявляется в двух аспектах. Во-первых, в теории трудового права сформировались две противоположные концепции на сущность правоотношений: единого трудового правоотношения[5] (Александров Н.Г.) и множественности трудовых правоотношений[6] (Скобелкин В.Н.). В связи с этим и момент возникновения трудовых отношений может быть определен по-разному: или единожды при приеме на работу, или каждый раз при возникновении правовых связей в процессе трудовой деятельности, например, при предоставлении права на отпуск или наложении дисциплинарных взысканий. Во-вторых, вопрос о моменте возникновения права или обязанности. Например, в случае права на отпуск. При этом также имеются различные варианты толкования с учетом дифференциации норм трудового права.

Таким образом, при применении части 5 ст.12 Трудового кодекса, необходимо учесть ряд моментов:

1.                 Установить правоотношение, на которое распространяются нормы нового акта законодательства.

2.                 Проверить момент всупления в силу нового акта законодательства.

3.                 Выяснить момент возникновения правоотношения и сопоставить его с моментом вступления в силу акта законодательства.

4.                 Определить момент возникновения прав и обязанностей участников правоотношений.

Трудовой кодекс также содержит способы прекращения действия нормативно-правовового акта. Наиболее распространенное из них – закон или иной нормативный правовой акт отменяется актом того же или более высокого уровня. Но не всегда принятие акта равной или большей юридической силы влечет за собой прекращение ранее действовавшего акта. Напротив, этот способ порождает неопределенность в ответе на вопрос, какие нормы сохранили, а какие утратили свое действие. Кроме того, наличие фактически утративших силу, но формально не отмененных актов загромождает нормативный массив и ставит препятствия на пути правильного выбора нормы, необходимой для эффективного правоприменения. Именно эта ситуация наблюдается с нормативными правовыми актами бывшего Союза ССР, многие положения которых являются юридически ничтожными в силу их противоречия законодательству РФ. Однако многие из этих актов сохраняют в целом свое действие, поскольку формально они не отменены законами или иными нормативными правовыми актами РФ. Законодатель закрепил преемственность в ст. 423 Трудового кодекса, указав, что до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с Трудовым кодексом законы и иные правовые акты Российской Федерации, а также законодательные и иные нормативные правовые акты бывшего Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и порядке, которые предусмотрены Конституцией Российской Федерации, Постановлением Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 года N 2014-1 “О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств”[7], применяются постольку, поскольку они не противоречат Кодексу.

Так, представляется, в связи с принятием Постановления Правительства РФ от 13 октября 2008 г. N 749 «Об особенностях направления работников в служебные командировки»[8], которым было утверждено Положение об особенностях направления работников в служебные командировки, фактически утратило силу и не подлежит применению Постановление Совета Министров СССР от 18 марта 1988 г. N 351 «О служебных командировках в пределах СССР»[9] и утвержденная Министерством финансов СССР, Государственным комитетом СССР по труду и социальным вопросам, Всесоюзным центральным советом профессиональных союзов Инструкция от 7 апреля 1988 г. N 62 «О служебных командировках в пределах СССР»[10].

Изданные до введения в действие Трудового кодекса нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и применяемые на территории Российской Федерации постановления Правительства СССР по вопросам, которые в соответствии с настоящим Кодексом могут регулироваться только федеральными законами, действуют до введения в действие соответствующих федеральных законов.

Действие норм трудового права во врмени тесно связано с темпоральными коллизиями. Трофимов Н.А. отмечал сочетание в праве динамического и статического начал, в виде стремления к непрерывному развитию и тенденции сохранения прежнего состояния. «Такое сочетание начал динамики и статики в праве неравнозначно сочетанию этих же начал в системе общественных отношений, что в конечном счете ведет к отставанию права от потребностей общественного развития[11]».

Создавая новое предписание законодатель преследует цель изменить сложившиеся общественные отношения. Государство тем самым признает, что старое предписание должного поведения более не соответствует задачам, стоящим перед обществом и нуждается в замене новым предписанием. Государство заинтересовано в быстрой замене старой нормы новой. Часто переход происходит немедленно, если для этого нет препятствий. Но иногда новая норма затрагивает уже сложившиеся отношения, и переход не может быть осуществлен немедленно. Возникает потребность в существовании переходного периода. Его необходимость продиктована экономическими, политическими, юридическими и иными причинами. Иногда старое отношение, организованное и закрепленное старым законом, после вступления в силу нового закона, организующего и закрепляющего новое отношение, не может полностью и безусловно подчиниться новому закону. Следовательно, сложившееся отношение после вступления в силу нового закона какое-то время полностью или частично сохраняет свое действие в соответствии с прежним законом. Поэтому на одном отрезке времени и вероятно столкновение, коллизия двух законов – нового и старого. Перед правоприменителем, таким образом, стоит два вопроса: во-первых, какой закон подлежит применению, а во-вторых, каким образом следует его применить, или, иначе говоря, какова степень воздействия нового закона и степень сохранения силы старого закона.

Для решения темпоральных коллизий существует коллизионное правило, согласно которому применению подлежит акт, принятый позднее. Однако наибольшую сложность вызывает не преодоление темпоральных коллизий, а наличие сложных коллизий. Например, если нормы, принятые в разное время, являются общей и специальной, возникает вопрос о том, какое из применимых в данной ситуации коллизионных правил обладает приоритетом, какова последовательность их реализации при тех или иных обстоятельствах. На этот счет в юридической доктрине и практике не было выработано единой позиции. Остается неясным, каким правилом следует  руководствоваться: темпоральным[12] или правилом приоритета специальной нормы[13].
Суды общей и конституционной юрисдикции выработали единый подход в решении этого вопроса. При несовпадении общей и специальной норм, принятых в разное время, ими в первую очередь применяется правило приоритета специальной нормы. Например, Верховный Суд РФ в решении от 7 августа 2001 г. N ГКПИ 01-1167 указал: “При наличии специальной нормы, регулирующей конкретные отношения, применяются положения этой специальной нормы”.

Конституционный Суд РФ в Определении от 5 октября 2000 г. N 199-О подчеркнул: «В соответствии с общими принципами права в случае коллизии норм, регулирующих одни и те же общественные отношения, применению подлежат нормы закона, принятого по времени позднее, при условии, что в нем не установлено иное, при этом приоритетом над общими нормами обладают специальные нормы». В Постановлении от 29 июня 2004 г. N 13-П уточняется позиция Конституционного Суда РФ: «в отношении федеральных законов как актов одинаковой юридической силы применяется правило «lex posteriori derogat lex priori» («последующий закон отменяет действие предыдущего»), означающее следующее. Даже если в последующем законе отсутствует специальное предписание об отмене ранее принятых законоположений, в случае коллизии между ними действует последующий закон; вместе с тем независимо от времени принятия приоритетными признаются нормы закона, который специально предназначен для регулирования соответствующих отношений» [14].

Кроме того, существуют также смежные иерархические и темпоральные коллизии. Так, на практике возникает вопрос, каким образом должна быть решена коллизия между нормами коллективного договора и локального нормативного акта, принятого работодателем позднее. С одной стороны, коллективный договор, в силу статьи 8 Трудового кодекса обладает приоритетом перед локальными нормативными актами, но, с другой стороны, существует коллизионное правило о приоритете позднее изданного акта над ранее изданным, тем самым обеспечивается та степень преемственности в трудовых правоотношениях, которая способствует непрерывности правового развития и устойчивости статуса граждан и юридических лиц.

В. Ершов предлагает такую схему их преодоления: «…при возникновении темпоральных и иерархических коллизий трудовых норм приоритет необходимо отдавать норме, имеющей более высокую юридическую силу»[15].


Библиографический список
  1. Гулялова М.К. Действие уголовно-процессуального закона во времени, пространстве и по кругу лиц  : Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург., 2003. С.15.
  2. Гулялова М.К. Действие уголовно-процессуального закона во времени, пространстве и по кругу лиц  : Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург., 2003. С.15.
  3. Игнатьева О.В. Закон и правовое время [Электронный ресурс] // История государства и права. 2009. N 18. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант плюс».
  4. Ершова Е.А. Федеральные законы и иные нормативные правовые акты, содержащие нормы трудового права [Электронный ресурс] // Трудовое право. 2007. № 11.
  5. Александров Н.Г. «Трудовое правоотношение» М. 1948. С. 73.
  6. Скобелкин В.Н. «Трудовые правоотношения» М. 1999. С. 101.
  7. Ведомости СНД и ВС РФ, 19.12.1991, N 51, ст. 1798.
  8. СЗ РФ. 20.10.2008. № 42. ст. 4821.
  9. Свод законов СССР. т. 2. с. 316. 1990.
  10. Бюллетень Госкомтруда СССР. № 8. 1988.
  11. Трофимов Н.А. О противоречиях в процессе взаимодействия права и морали социалистического общества // Ученые записки Уральского государственного уни верситета. Вып. 21. 1957.С.116
  12. Беляева М. Коллизии правовых норм: теория и практика // Регистрация и лицензирование. 2005. N 12 (78).
  13. Курбатов А.Я. Разрешение коллизий в праве // Арбитражная практика. 2002. N 11.
  14. Постановление Конституционного Суда РФ от 29 июня 2004 г. N 13-П по делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса РФ в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы // СЗ РФ. 2004. N 27. Ст. 2804.
  15. Ершов В.В. Судебная власть в правовом государстве: дис. … д-ра. юрид. наук. М. 1992. С. 185-205


Все статьи автора «Tishkovich K S»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: