УДК 94

ДИПЛОМАТИЯ И НАЦИОНАЛИЗМ (ПРОБЛЕМЫ ВЛИЯНИЯ НАЦИОНАЛИЗМА НА АЛБАНСКУЮ ВНЕШНЮЮ ПОЛИТИКУ, 1944 – 1953)

Кирчанов Максим Валерьевич
Воронежский государственный университет
доктор исторических наук, доцент
Kirchanov Maksim Valerevich
Voronezh State University
DrSc in History, Associate Professor

Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Кирчанов М.В. Дипломатия и национализм (проблемы влияния национализма на албанскую внешнюю политику, 1944 - 1953) // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/08/1964 (дата обращения: 29.09.2017).

Завершение второй мировой войны привело к важным изменениям в политической жизни Европы, которые выразились в ее расколе на два военно-политических блока. Большая часть государств Южной и Восточной Европы попала в сферу влияния Советского Союза. Вне советского блока смогла оказаться лишь Греция. Балтийские государства вообще были лишены политической независимости и интегрированы в СССР на положении союзных республик. Другие страны региона в разной степени испытывали зависимость от СССР, сохранив значительные элементы политической и экономической независимости. Несмотря на усиление советского влияния, национальная специфика стран региона продолжала сохраняться. Правящие круги руководствовались своими политическими интересами, и, несмотря на декларирование лозунгов о дружбе с Советским Союзом и другими социалистическими странами, языком политического мышления нередко оставался национализм, приспособленный к реалиям и условиям авторитарного социалистического общества.
Особенно сильно влияние национализма оказалось в регионе Балкан. Балканские государства к моменту окончания второй мировой войны хотя и имели политический опыт, но он был направлен, главным образом, на строительство именно национального государства. От раннего периода социалистические режимы получили национализм в качестве своеобразного политического наследства, и как бы не сглаживались противоречия между странами региона, национализм был политической реальностью, с которой коммунистические власти были вынуждены считаться. В настоящей статье в центре внимания автора будет проблема сочетания национализма с коммунистической идеологией в политической жизни и внешней политике Албании 1944 – 1953 годов. Исследование базируется на изданных документах из российских архивов, возникших в рассматриваемый период и отражающих внешнюю политику албанского руководства.
В отличие от Польши, Чехословакии, Югославии и Румынии – Албания фигурировала в советских документах не так часто. Одно из первых ее упоминаний мы находим в дневниковых записях В.М. Молотова, описавшего свою беседу с албанским послом в Москве К. Ташко. Ташко констатировал то, что Албания имеет сложные отношения с Грецией и Великобританией, так как Греция имеет к ней территориальные претензии и стремится к ее изоляции при поддержке англичан . Таким образом, в отношении Греции Албания руководствовалась национальными интересами, и ее лидеры были националистически настроены.
Докладная записка референта отдела внешней политики ЦК ВКП(б) П.И. Манчхи показывает, что правительство Албании было национально настроено. Он отмечал, что албанская компартия не определила правильных путей для построения своей политики в отношении СССР и СФРЮ. Манчхи считал, что албанские правящие круги не были заинтересованы в «укреплении дружбы» с советскими и югославскими народами, а отдалялись от них. К тому же, подчеркивалось, что советские дипломатические работники должны посылать свою корреспонденцию в Албанию на албанском языке, так как знание русского языка среди деятелей КП Албании, по его словам, было минимальным .
Албанская тематика представлена так же в дневнике советского посланника в Албании П.С. Чувахина, который в мае и сентябре 1946 года констатировал опасность раскола КП Албании . Тенденции к расколу были отмечены и в записке заведующего ОВП ЦК М.А. Суслова . Летом 1946 года П.С. Чувахин при описании беседы с албанским лидером Энвером Ходжей отразил, что албанское руководство не было чуждо национализма. Чувахин констатировал, что, по словам Э. Ходжи, Тито всячески хвалил албанское руководство и каялся в югославской политике в Албании в годы войны. Советский посланник констатировал, что Тито и Ходжа в ходе переговоров обсудили проблему Косово. Югославская сторона отмечала, что современная ситуация не благоприятствует решению судьбы Косово. Албанская сторона, в свою очередь, считала, что Косово должно стать частью Албании, но после того, как СФРЮ и Албания станут социалистическими странами и территориальная проблема просто отпадет .
В 1949 году проблема Косово опять обсуждалась албанскими коммунистическими лидерами и советскими дипломатами. Секретарь ЦК Албанской партии труда Ахмет Шеху в беседе с советским посланником Д.С. Чувахиным говорил о создании «Комитета освобождения» Косово. Шеху говорил о возможности превращения Косово в очаг вооруженной борьбы против «югославских троцкистов из клики Тито». Шеху дал понять советской стороне, что «для албанского населения Косово и Метохии вопрос о том, должна ли эта область быть присоединена к Албании, является решенным, то есть Косово и Метохия в любом случае должна быть присоединена к Албании». Советские представители не разделяли такой уверенности албанской стороны. Они крайне осторожно комментировали проблему Косова, указывая на необходимость более глубокого изучения вопроса, считая, что он может быть решен лишь после свержения «югославских националистов» Тито .
Осенью 1946 года Чувахин так же констатировал рост националистических настроений среди албанского населения. Описывая свою беседу с министром экономики Нако Спиру, советский посол отмечал, что в Албании имели место слухи о войне с Грецией, о вторжении греческих войск, о захвате греческими войсками ряда албанских городов . Росту антигреческих идей, по наблюдениям советских дипломатов, способствовало то, что Греция была одним из центров албанской политической эмиграции . Советские представители констатировали и то, что в Албании распространяются и антирусские слухи о том, что СССР намерен оккупировать территорию Албании .
Советские документы зафиксировали то, что албанское руководство было национально настроено в отношении внешней политики. В беседе с В. Молотовым Энвер Ходжа в ряде случаев негативно высказывался о политике Югославии в отношении Албании. Ходжа утверждал, что СФРЮ не заинтересована в развитии экономических отношений с Албанией и не стремится выполнять перед ней свои обязательства . В 1947 году временный поверенный в делах СССР в Албании А.Н. Гагаринов отмечал, что в руководстве КП Албании нет единства и в ходе межфракционной борьбы оппоненты обвиняют друг друга в национализме и в разжигании антиюгославских настроений. Гагаринов писал, что имел беседу с албанским партийным деятелем Н. Спиру, отмечавшим, что такие албанские партийные функционеры как Лири Белишова, Мехмет Шеку, Фадиль Пачрами «покорно не подставляют голов под югославский кулак и являются людьми, которых не любят югославы». Нако Спиру обвинил Э. Ходжу в проведении совершенно проюгославской внешней политики .
Позднее отношения к Югославии обсуждались на восьмом пленуме КПА в марте 1948 года. Советские представители в Албании отмечали, что пленум созван под нажимом СФРЮ и вылился в чистку КПА от наиболее национально ориентированных элементов. Советские дипломаты отмечали, что участники пленума решили развивать «более тесные связи и сотрудничество с Югославией». Восьмой пленум означал некоторое поражение и ослабление национально ориентированной группировки в рамках албанской коммунистической партии. Об этом свидетельствует то, что проюгославские решения были приняты под давлением со стороны СФРЮ, о чем говорит то, что в пленуме принял участие уполномоченный ЦК КПЮ Саво Златич .
Однако, эта победа имела временный характер. В июне 1948 года проблема албано-югославских отношений вновь обсуждалась во время встречи В.М. Молотова с Э. Ходжей. Ходжа утверждал, что в 1948 году албанская коммунистическая партия подверглась опасности со стороны югославских коммунистов. В беседе с Молотовым Ходжа обвинял КПЮ в попытках подчинения КП Албании своему влиянию. В связи с этим он утверждал, что КПЮ пыталась ввести в руководство КПА лояльных партийных деятелей. Самоубийство Нако Спиру Ходжа объяснял югославскими антиалбанскими интригами . Позднее, в беседе с советским посланником Д.С. Чувахиным председатель президиума Народного собрания Албании Омер Нишани говорил о стремлении югославской стороны ввести в Албании «колониальные порядки» .
В 1949 году проблему отношений с Югославией Энвер Ходжа смог обсудить со Сталиным. В ходе беседы ходжа критиковал «югославских националистов», политика которых, по его словам, была направлена против Албании и албанского народа. Ходжа говорил о том, что Югославия («югославские националисты группы Тито») заинтересована в экономическом подчинении Албании. Во время встречи со Сталиным Ходжа, оправдывая репрессии против видных албанских коммунистов (Кочи Дзодзе, Панди Кристо), доказывал, что репрессии были вызваны в частности и их славянским происхождением .
Месяц спустя проблемы отношений Албании с соседними государствами была рассмотрена албанским лидером Э. Ходжей в ходе беседы с советским посланником Д.С. Чувахиным. Советская сторона в данном случае стала на сторону Албании и выразила свое согласие в необходимости укрепления границы Албании с Югославией и усиления, в связи с этим, албанской армии. Советский Союз согласился на 50 % обеспечивать все содержание албанской армии . Таким образом, СССР стремился использовать Албанию как союзника в ходе дипломатического и политического конфликта с СФРЮ. В итоге то, что СССР благоприятствовал Албании привело к тому, что албанское посольство в 1950 году в СФРЮ было закрыто, а год спустя албанские представители говорили об опасности военного вторжения в Албанию из Югославии .
На волне обострения югославо-советских отношений албанская сторона вновь поднимает косовскую проблему. Осенью 1949 года Энвер Ходжа направил в ЦК ВКП(б) письмо о предыстории возникновения косовского вопроса и методах его решения. В этом письме Э. Ходжа отмечал, что власти СФРЮ искусственно занижают численность албанского населения, ущемляют его права, систематически истребляют албанцев. Вместе с тем, он утверждал, что сами албанцы Косово «свой насильственный отрыв от Албании считали и продолжают считать самой большой несправедливостью, допущенной по отношению к ним». Ходжа писал, что югославские албанцы стремятся к воссоединению с исторической родиной («их единственный идеал – это слияние с Албанией»). Действия югославских партизан в годы войны Э. Ходжа оценивал как карательные экспедиции, направляемые против албанского населения. Албанский лидер утверждал, что «массовые убийства были совершены частями народно-освободительной армии Югославии», а КПЮ не стремилась учитывать особенности региона, а продолжила старую националистическую великосербскую политику. Комментируя ситуацию в Косово, Энвер Ходжа писал, что «КПЮ с самого начала стояла на шовинистических позициях в вопросе о Косово и Метохии. Демократические и национальные права албанцев совершенно не соблюдаются. Никакой связи с Албанией! КПЮ мастерски и упорно создает в этом направлении препятствия». В целом, в письме Ходжа склонялся к тому, что территории, населенные албанцами в Косово, Метохии, Македонии и Черногории, должны войти в состав Албании .
Таким образом, во внешней политике Албания руководствовалась албанскими национальными интересами. Несмотря на социалистическую демагогию, политический облик албанских властей был национальным. Проблема Косово – важнейшее проявление того, что национализм был языком политического мышления албанского коммунистического руководства. Косово рассматривалось как временно отторгнутая албанская область. В своем национализме албанские лидеры столкнулись с сербскими националистами. Послевоенный албано-югославский дипломатический конфликт – с одной стороны, результат внутренней политики югославских властей, направленной против албанского национального меньшинства. С другой стороны, была жива память о межвоенной полемике албанских и сербских политических деятелей. В итоге имел место разрыв дипломатических отношений между Албанией и СФРЮ.
Преследуя последовательные цели, направленные на строительство национального государства, албанское руководство делало ставку на Советский Союз. СССР, в свою очередь, стремился использовать Албанию в своей антиюгославской компании. Тем не менее, проблема Косово не была решена, а политическое руководство Албании и СФРЮ остались национально ориентированными. Обострение албано-югославских отношений во второй половине 1940-х и в начале 1950-х годов было проверкой на прочность государственных проектов в Албании и Югославии.
Несмотря на рост национализма и взаимных претензий, до военного столкновения не дошло, хотя интеллектуалы и политики остались националистически настроены и были уверены в своей правоте: для албанцев Косово было албанским, для сербов – сербским. Советский Союз лавировал и играл на этих противоречиях. Нерешенные проблемы дали знать о себе в конце 1990-х годов, когда возникли реальные условия для возвращения Косово в состав Албании. Правда, это имело форму военных столкновений, в рамках которых Сербия потерпела политическое поражение, что привело к очередному взрыву националистических антиалбанских настроений в Сербии.
Таким образом, проблема албано-югославских (сербских) отношений крайне сложна, перегружена взаимными историческими мифами и претензиями. Поэтому, она нуждается в дальнейшем, более полном и детальном, анализе и изучении.

Из дневника В.М. Молотова. Запись беседы с посланником Албании в СССР К. Ташко о внешне- и внутриполитическом положении страны, 20 апреля 1946 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – М.-Новосибирск, 1997. – С. 423.
Из докладной записки референта отдела внешней политики ЦК ВКП(б) П.И. Манчхи о поездке в Албанию, 14 мая 1946 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 434 – 438.
Из дневника посланника СССР в Албании П.С. Чувахина. Из записи беседы с Э. Ходжей о борьбе в руководстве Коммунистической партии Албании, 20 мая 1946 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 439 – 441; Из дневника Д.С. Чувахина. Из записи беседы с премьер-министром Албании Э. Ходжей о положении в руководстве КПА, 21 сентября 1946 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 528 – 530.
Записка заведующего ОВП ЦК ВКП(б) М.А. Суслова секретарю ЦК А.А. Жданову о положении в руководстве КПА // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 479 – 480.
Из дневника посланника СССР в Албании П.С. Чувахина. Запись беседы с премьер-министром Албании Э. Ходжей об итогах его визита в Белград, 3 июня 1946 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 472 – 478.
Из дневника Д.С. Чувахина. Запись беседы с секретарем ЦК АПТ М. Шеху о проблеме Косово, пособничестве прокуратуры района Кукес – Пешкопии преступным и реакционным элементам, 5 июля 1949 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.2. 1949 – 1953. – М.-Новосибирск, 1998. – С. 161 – 164.
Из дневника Д.С. Чувахина. Запись беседы с министром экономики Албании Н. Спиру о восстании в городе Шкодре, 13 сентября 1946 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 523 – 524.
Из дневника Д.С. Чувахина. Запись беседы с Э. Ходжей о внутриполитическом положении в Албании, 16 марта 1948 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 782 – 787.
Из дневника П.С. Чувахина. Из записи беседы с К. Дзодзе о чистке в правительстве и депутатском корпусе, 12 мая 1947 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 623 – 626.
Из дневника В.М. Молотова. Из записи беседы с Э. Ходжей об отношениях Албании с СССР и соседними балканскими государствами, 15 июля 1947 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 677 – 681.
Запись беседы временного поверенного в делах СССР в Албании А.Н. Гагаринова с министром промышленности Албании Н. Спиру о рассмотрении его «персонального дела» на политбюро ЦК КПА, 19 ноября 1947 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 735 -737.
Информация сотрудников ОВП ЦК ВКП(б) Н.И. Пухлова и П.И. Манчхи о VIII пленуме КПА, 15 мая 1948 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 871 – 872.
Из дневника В.М. Молотова. Запись беседы с Э. Ходжей об албано-югославских отношениях, 24 июня 1948 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 903 – 907.
Из дневника Д.С. Чувахина. Запись беседы с председателем президиума Народного собрания Албании О. Нишани о произволе полицейских органов, об албано-югославских и советско-албанских отношениях, 7 декабря 1948 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.1. 1944 – 1948. – С. 933 – 935.
Запись беседы И.В. Сталина с Э. Ходжей об албано-югославских отношениях, внешней и внутренней политике Албании, 23 марта 1949 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.2. 1949 – 1953. – С. 44 – 46.
Из дневника Д.С. Чувахина. Запись беседы с Э, Ходжей о состоянии албано-греческой и албано-югославской границы, о советской помощи албанской армии, 25 апреля 1949 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.2. 1949 – 1953. – С. 83 – 85.
Из дневника Посольства СССР в Югославии В.С. Семенова. Запись беседы с поверенным в делах миссии Албании в Югославии М. Шеху о закрытии албанской миссии в Югославии, 15 июня 1950 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.2. 1949 – 1953. – С. 360; Запись беседы И.В. Сталина с Э. Ходжей о некоторых внешнеполитических и внутренних проблемах Албании, 2 апреля 1951 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.2. 1949 – 1953. – С. 504 – 505.
Письмо Э. Ходжи в ЦК ВКП(б) о предыстории возникновения косовского вопроса и методах его решения. Не позднее 2 сентября 1949 г. // Восточная Европа в документах российских архивов 1944 – 1953. Т.2. 1949 – 1953. – С. 206 – 214.



Все статьи автора «Кирчанов Максим Валерьевич»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: