УДК 82

РЕЛИГИОЗНЫЙ АСПЕКТ ЛИТЕРАТУРНОГО ТВОРЧЕСТВА ЭТЕЛЬ ЛИЛИАН ВОЙНИЧ

Митягина С.С.
Хмельницкий институт Межрегиональной Академии управления персоналом
старший преподаватель кафедры общенаучных и общеобразовательных дисциплин
Mityagina S.S.
Khmelnitsky Institute of Inter-Regional Academy of Personnel Management
senior lecturer in general scientific and general subjects

Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Митягина С.С. Религиозный аспект литературного творчества Этель Лилиан Войнич // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/08/1624 (дата обращения: 30.09.2017).

Личность и творчество Этель Лилиан Войнич, автора романа с легендарной судьбой «Овод», остаются почти неизученными. Посвященных ей литературных источников по сей день крайне мало, причем большинство из них представляют данные, почерпнутые из работ ведущего исследователя жизни и творчества писательницы Е. Таратута. Брошюры, журнальные и газетные статьи, материалы, размещенные на Интернет-сайтах, изобилуют допущениями и домыслами; данные о некоторых фактах из жизни Э. Войнич, предлагаемые разными авторами, часто противоречат друг другу. Вызывает удивление почти полное отсутствие интереса к Э. Войнич со стороны украинских исследователей, поскольку ее творческая и общественная деятельность теснейшим образом связана с Украиной. Именно благодаря переводам Э. Войнич англоязычный мир познакомился с творчеством Т. Шевченко, Н. Гоголя, украинскими народными песнями. Она внесла свой посильный вклад и в борьбу украинского народа за национальную независимость – не раз бывала в Галичине, сотрудничала с М. Павлыком, И. Франко и другими видными украинскими деятелями, принимала участие в переправке нелегальной революционной литературы [1, с. 550-551]. Вполне вероятно, что при написании романа «Овод» (1897 г.) были использованы как наблюдения Э. Войнич, так и ее личный опыт подпольной работы в Украине.
Невнимание советской исторической науки к Э. Войнич, на наш взгляд, объясняется тем, что она выбрала не марксистскую, а народническую концепцию революционного идеала. Ее Овод объявляет борьбу не за классовые ценности, а за национальные – право каждого народа на свободное развитие. Понятно, что большевики не желали перерастания социальной революции 1917 г. в разряд национальных, и потому советская идеология постепенно нивелировала внимание общества к легендарной личности английской писательницы.
В последнее время наблюдается возрождение интереса к личности и творчеству Э. Войнич. Так, Н. Боровская исследует духовно-религиозные мотивы романа «Овод», особый акцент делая на образе Монтанелли. Т. Сергеева с помощью современного исследовательского подхода пытается выяснить, в чём причина исключительной читательской любви к роману «Овод» в России. Исследовательница рассматривает роман прежде всего как оригинальную мелодраму. Н. Игнатьева исследует модальные средства в языке романа «Овод» в текстообразующем и переводческом аспектах. Практическим языковым материалом исследования для нее служат модальные единицы языка (слова, словосочетания и частицы) в функции разных художественных образных средств в тексте романа и трех его переводов (З. Венгеровой, Н. Волжиной и Л. Новиковой) на русский язык. Исследование Т. Дудиной посвящено приемам изобразительного искусства в романе «Овод». Она приходит к выводу, что на художественную концепцию романа оказали влияние образы искусства Возрождения. Е. Прокофьева занимается фактами биографии Э. Войнич и др.
Один из неизученных аспектов жизни и творчества Э. Войнич – религиозные искания писательницы и их отражение в ее произведениях. Новизна нашего исследования заключается в попытке восстановить картину религиозно-духовной жизни Э. Войнич в разные периоды ее жизни и творчества.
Цель данной статьи – рассмотреть факторы, сформировавшие стойкий интерес Э. Войнич к вопросам религии, определивший выбор тематики ее произведений.
В течение долгих лет произведения Э. Войнич, прежде всего роман «Овод», воспевались как примеры антирелигиозной литературы. В некоторых работах советского периода, посвященных ее творчеству, можно встретить упоминание о том, что религиозные мотивы в романах писательницы присутствуют, однако подчеркивается, что она осознавала ложность религии, выступала ее ярым противником. С этой целью в романах Э. Войнич, издававшихся в советский период, слова «Бог» и «Господь» (в контекстах, не оставляющих сомнений в том, что эти слова называют Христа) писались исключительно с малой буквы, некоторые библейские цитаты переводились неточно, так что переставали восприниматься как фразы из Священного Писания. Однако освободив анализ творчества писательницы от идеологических условностей советского периода, можно прийти к иным выводам: религиозные мотивы в творчестве Э. Войнич напрямую вытекают из религиозных исканий писательницы, которые продолжались всю ее жизнь, хотя в разные периоды жизни ее отношение к вопросам христианства менялось в зависимости от пережитых событий и потрясений.
Известно, что в Англии Викторианской эпохи культура и воспитание были пронизаны моралью, основанной на христианских ценностях. Безусловно, трактовки Библейского учения, методы воспитания, степень строгости следования ритуалам могли варьироваться, однако сомнения в истинности христианства, а тем более в существовании Бога могли возникать лишь в умах ученых и философов. И в семье Буль (девичья фамилия Э. Войнич) Библия была настольной книгой, в доме часто велись разговоры и споры на религиозные темы. С раннего детства образы и героические истории из Священного Писания производили на будущую писательницу огромное впечатление, она обучалась Библейским постулатам, приобрела привычку молиться. Позже, повзрослев, обладая незаурядным умом и пытливостью, она старалась пересмотреть свои взгляды, сделать их более осмысленными, приходила к собственным выводам, но можно смело утверждать, что религиозность уже никогда не покидала ее, менялось лишь ее отношение к Богу.
Одно из наиболее значимых событий, повлиявших на формирование мировосприятия Э. Войнич, произошло в 1872 г., когда восьмилетнюю девочку, от природы крайне впечатлительную, а в тот период и слабую от болезни, отправили на лечение к ее родственнику – брату отца, ревностному протестанту Чарльзу Булю, отличавшемуся религиозным фанатизмом. Практикуемые этим человеком неоправданно суровые, даже жестокие методы воспитания, которые он обосновывал желанием угодить Богу, никак не совпадали с исполненным любви Евангельским учением, которому Э. Войнич обучали в семье, но маленькая девочка в силу юного возраста еще была не в состоянии анализировать теологические тонкости. Боль и обида из-за унижений, разочарование в добром Боге, допустившем несправедливое обращение с ней со стороны Ч. Буля, не спасшего ее от издевательств и наговоров, повлияли на ее духовную жизнь и позже нашли отражение в ее творчестве.
В романе «Овод» писательница возвращается к собственным детским переживаниям, наделяя характеристиками Ч. Буля сразу нескольких персонажей. Родственники главного героя романа Артура Бертона исповедуют протестантизм, гордятся своей христианской добродетелью, но жестоко обращаются с матерью Артура, делают ее жизнь невыносимой постоянным напоминанием о ее «греховном прошлом», становятся косвенной причиной ее смерти. Самого Артура, глубоко верующего юношу-католика, доводят до отчаяния постоянные упреки родственников в его неправильном образе жизни и их презрительное отношение к его умершей матери. Представленные в романе священнослужители Монтанелли и Карди исповедуют католицизм, но каждый по-своему предает Артура.
Детские впечатления Э. Войнич нашли отображение и в романе «Джек Реймонд» (1901 г.), в котором рассказывается о мальчике-сироте, взятом на воспитание дядей-священником. Хотя и этот роман принято относить к антирелигиозной литературе, мы считаем, что, поскольку в произведении много автобиографичного, оно свидетельствует не о ненависти к Богу, а о глубочайшей психологической травме, нанесенной Э. Войнич в детстве, последствия которой не покидали ее всю жизнь. Важно отметить, что эпиграфом к роману взята цитата из Евангелия, а сам текст изобилует библейскими фразами.
Осенью 1885 г. по окончании Берлинской королевской консерватории Э. Войнич отправляется путешествовать и почти год проводит в Париже, где пытливая, жадная к знаниям девушка занята размышлениями о своем жизненном предназначении. Здесь она прочла «Слова верующего» французского священника-утописта Ф. де Ламеннэ – книгу, которая произвела на нее огромнейшее впечатление. Сам Ф. де Ламеннэ (1782-1854), будучи свя¬щенником, защитником папства и католицизма, позднее выступил за полное разделе¬ние церкви и государства. Он объявил себя за¬щитником «естественного христианства» для человечества [2, с. 234]. Гораздо позже в одном из писем к Б. Полевому Э. Войнич вспоминала: «С ранней юности большое влияние на меня оказали биография и произведения Мадзини, а впоследствии (1885-1886) жизнь и произведения аббата Ламеннэ, чьи «Слова верующего» я знаю чуть ли не наизусть… Личность Ламеннэ, как мне кажется, отчасти оказала известное влияние на создание образа Монтанелли» [3, 570]. В парижский период Э. Войнич прониклась идеей, что спасение человечества от бед и жестокости может быть найдено исключительно в христианской религии, в святой вере, но при необходимом условии освобождения христианства от наслоений последующих времен, возвращения его первоначальной чистоты, готовности людей жить в соответствии с заповедями Христа. Мысли, изложенные Ф. де Ламеннэ, были свежими и яркими, но не абсолютно новыми для Э. Войнич – они упали на почву, подготовленную религиозным воспитанием и собственными исканиями будущей писательницы. Она приняла эти идеи с энтузиазмом, думая, что нашла разрешение конфликта, зародившегося в ее душе еще в детстве: теперь она понимает, что библейское учение и поступки людей, даже искренне считающих себя преданными Богу, не всегда совпадают; Бог в ее глазах, наконец оправдан.
И лишь гораздо позже Э. Войнич позволит себе негативные высказывания о Боге. Достоверных фактов, объясняющих обострение духовного конфликта, мы не находим, однако предполагаем, что одной из причин выступили трудности, перенесенные ею во время пребывания в России (1887-1889 гг.): резкая смена обстановки, новое окружение и почти незнакомая культура, конфликты с окружающими людьми, неудачи на педагогическом поприще, тяжелый труд, но прежде всего – поразившие ее условия жизни народа, его страдания, социальная несправедливость. Э. Войнич, переживая за судьбу политзаключенного В. Караулова, мужа своей подруги Пашеты Карауловой, носила передачи в тюрьму, помогала подруге оказывать медицинскую помощь крестьянам. Для Э. Войнич российский период ее жизни стал одним из самых тяжелых, привел к глубокой депрессии и породил новые вопросы, на которые она не могла найти ответы.
Доказательства вышеизложенных предположений находим в творчестве Э. Войнич. Впечатления от пребывания в России отразились в ее романе «Оливия Лэтам» (1904 г.). Повествование изобилует описанием страданий как всего народа, так и отдельно взятых семей и людей; рассказывается о нищете, болезнях, моральном разложении в разных слоях населения, ужасающих условиях содержания политических заключенных. Но основное – подробное описание переживаний молодой англичанки, главной героини, вызванных знакомством с реалиями жизни в России. Оливия Лэтам, подобно самой Э. Войнич, возвращается из России в состоянии крайнего нервного истощения и депрессии. Э. Войнич пишет о героине романа, делясь и своими переживаниями: «… до конца ее дней ад будет представляться ей в виде лабиринта побеленных коридоров, ложных указаний и улыбающихся лиц», имея ввиду картины, знакомые каждой женщине, пытающейся узнать о судьбе политического заключенного [4, с. 464]. Говоря о жизни в России XIX века, Э. Войнич пишет: «С усмешкой он [Карол] вспомнил все небылицы о загробном аде, которые придумывают фанатики-богословы. Гроша медного не стоят их выдумки в сравнении с тем, что приходится терпеть здесь, на земле, да при этом еще и молчать» [4, с. 498]. Описывая страдания узников, автор несколько раз повторяет, что над Петербургом звучат христианские гимны. Когда Оливия впадает в отчаяние, звучит гимн «Коль славен наш Господь в Сионе!», воспринимаемый ею как издевательство [4, с. 465].
Тема религии – одна из ведущих во всем творчестве Э. Войнич. В романе «Прерванная дружба» (1910 г.) снова находим тему отношений человека и Бога. Роман «Сними обувь твою» (1945 г.) имеет названием фразу из Ветхого Завета (Исход 3:5), в самом же тексте присутствуют как цитаты из Библии, так и библейские аллюзии. Наиболее же ярко тема религии освящается в романе «Овод». Произведение изобилует библейскими цитатами, аллюзиями, упоминаниями Евангельских героев, обращениями к Евангельским притчам, рассуждениями на тему христианства. Религиозное переплетается в нём с революционным, национально-освободительная борьба – с борьбой за свободу духовную. В романе осуществляется своеобразный поиск нового Символа веры, в личной необходимости которого убеждаются главные герои. Молодой Артур, студент, изучающий философию, решает посвятить всю свою жизнь борьбе за освобождение Италии от иноземных захватчиков и вступает в тайную революционную партию «Молодая Италия», девиз которой – «Во имя Бога и народа, ныне и во веки веков!». Он глубоко убежден, что Бог поможет угнетенному народу, и страдает от краха своих иллюзий, видя, что официальная религия выступает на стороне угнетателей. Пройдя через ряд тяжелейших испытаний, герой, теперь уже Феличе Реварес, или Овод, стоит совсем на иных позициях. Он высмеивает церковь в разоблачающих памфлетах и отказывается от каких бы то ни было сделок с ее служителями, даже если они являются единственной возможностью спасти ему жизнь. С необходимостью пересмотреть свои взгляды и убеждения сталкивает Э. Войнич и кардинала Монтанелли, заставляя его выбирать между единственным и горячо любимым сыном и церковью, делу служения которой он посвятил всего себя.
В советской литературной критике было принято утверждать, что роман Э. Войнич «Овод» – одно из сильнейших в мировой литературе антицерковных, атеистических произведений. Но отожествление критики церкви (в данном случае католической и протестантской) с отрицанием Бога кажется нам некорректным. Как уже отмечалось, еще в период увлеченности идеями Ф. де Ламеннэ писательница научилась разделять понятия «Бог» и «церковь», понимая под последней людей, относящих себя к той или иной религиозной группе. Поэтому можно утверждать: в «Оводе» писательница выступила с критикой отдельных христианских течений, а не христианства как учения.
В поисках возможности опубликовать «Овод» в России Э. Войнич вела переписку с Н. Минским (Виленкиным), русским поэтом, начинавшим как представитель народнической литературы. В ответ на письмо, в котором Н. Минский выразил свое мнение о романе, она пишет: «Одна большая [американская] газета предостерегает читателей, что страницы его «наполнены кощунством и богохульством». Вам, континентальному человеку, он делает диаметрально противуположное впечатление – религиозной тенденции. Знаете, это очень интересно» [5]. Как видим, с самого момента появления на свет роман стал предметом полемики, вызывая у читателей противоположные ассоциации и мнения.
Узнав, что русский перевод «Овода» предполагалось опубликовать в журнале «Мир Божий», Э. Войнич высказала опасение, не является ли данный орган клерикальным, и сообщила, что отказалась бы поместить своё произведение в клерикальном журнале, даже если бы последний и согласился напечатать его [6]. Эту часть письма к Н. Минскому советские исследователи использовали как доказательство, что Э. Войнич придавала огромное значение антицерковной стороне своего романа. Однако скорее всего её нежелания публиковать роман в клерикальном журнале имеет другие причины. Во-первых, нельзя исключать, что Э. Войнич боялась, что двойная цензура (строгая цензура России XIX века и цензура редакции журнала религиозной направленности) приведет к сокращению книги за счет вырезания отдельных мест. Из личного опыта пребывания в России, сотрудничества с украинскими и русскими подпольщиками писательница знала, насколько мощна российская цензура. Во-вторых, она могла опасаться, что у религиозной аудитории роман не будет иметь успеха. И наконец, если бы Э. Войнич, как утверждают советские критики, хотела вести пропаганду против религии, то логично было бы публиковать роман именно в религиозном журнале, чтобы иметь выход на аудиторию, которую необходимо переубеждать.
Крайняя скудность материалов делает невозможным восстановление картины духовно-религиозной жизни Э. Войнич после опубликования романа «Овод» в России (1898 г.), но известно, что она сама выражала несогласие с интерпретацией ее произведений как антирелигиозной литературы. В письме к Е. Таратута от 30 мая 1957 г. она писала: «Религия умерла», – пишете вы. Конечно, я уважаю ваше право придерживаться этого мнения, но я не хотела, чтоб кто бы то ни было подумал, что я разделяю этот взгляд, так как я не думаю, что религия умерла. Поэтому, при всем уважении к вам, я должна внести ясность в этот существеннейший вопрос, в случае, если вы неверно меня поняли. Я считаю, что насущной потребностью человеческой души является какая-либо вера. В юности я была одно время неистовой атеисткой, да иначе я не могла бы написать «Овод», но, с другой стороны, я не могла бы написать его, если бы уже тогда не начала расставаться с этими воззрениями. Большую половину моей жизни я была – насколько я могу подобрать определение – своего рода пантеисткой» [Цит. по: 7, с. 252].
Религиозные мотивы прослеживаются не только в литературном творчестве Э. Войнич, но и в оратории «Вавилон» (закончена в 1948 г.), сочинение которой она считала самым значительным из всего созданного ею. Оратория посвящена свержению самодержавия в России, слова для этого музыкального произведения взяты из «Апокалипсиса».
Итак, результаты предложенного исследования позволяют сделать следующие выводы:
– Религиозные искания Э. Войнич и их отражение в творчестве писательницы являются одним из неизученных аспектов ее жизни и литературного наследия. Реконструкция картины религиозно-духовной жизни Э. Войнич – необходимое условие для глубокого понимания ее творчества, поскольку интерес к вопросам религии определил выбор тематики ее произведений.
– Отношение Э. Войнич к Богу менялось в разные периоды ее жизни, но всегда носило глубокий и эмоциональный характер. Писательница переживала духовные кризисы, в определенный период своей жизни увлекалась атеистическими взглядами, но в целом оставалась глубоко религиозным человеком.
– На ее религиозные взгляды оказал влияние целый ряд факторов, среди которых наиболее значимые – воспитание в семье и школе; полученные в детстве психологические травмы; слабое здоровье и склонность к депрессивным состояниям; ряд событий, пережитых ею во время пребывания в России в 1887-1889 гг.
– Писательница отличалась широким кругозором в вопросах религии. Она была хорошо знакома с основными течениями религиозной жизни Европы XIX в. – католицизмом, протестантизмом, православием.
– Интерпретация произведений Э. Войнич как антирелигиозной литературы является ошибочной. В них тема религии проходит красной нитью и отображает духовные искания писательницы.
– В своих произведениях Э. Войнич выступает против искажения Евангельского учения и злоупотребления церковной властью, а в романе «Овод» поднимает вопрос о месте и роли церкви в условиях борьбы широких масс за национальную свободу и социальную справедливость.


Библиографический список
  1. Українська радянська енциклопедія. В 17 томах. – К., 1960. – Т. 2. – 575 с.
  2. Краткая философская энциклопедия / Ред.-сост. Губский Е. Ф., Кораблёва Г. В., Лутченко В. А. – М., 1994. – 576 с.
  3. Письмо Э. Войнич к Б. Полевому от 14 января 1957 года // Войнич Э. Л. Сочинения. В 2-х томах. / Перевод с англ. Сост., вступит. статья и коммент. Е. Таратута. – Т. 2: Прерванная дружба; Сними обувь твою; Письма. Коммент. Е. Таратута. – М., 1963. – 583 с.
  4. Войнич Э. Л. Оливия Лэтам // Войнич Э. Л. Сочинения. В 2-х томах. Перевод с англ. Сост., вступит. статья и коммент. Е. Таратута. – Т. 1: Овод; Джек Реймонд; Оливия Лэтам. – М., 1963. – С. 377-535.
  5. Письмо Э. Войнич Н. Минскому от 27 июня 1897 года, Лондон // Войнич Э. Л. Сочинения. В 2-х томах. / Перевод с англ. Сост., вступит. статья и коммент. Е. Таратута. – Т. 2: Прерванная дружба; Сними обувь твою; Письма. Коммент. Е. Таратута. – М., 1963. – С. 562.
  6. Письмо Э. Войнич Н. Минскому от 25 июля 1897 года, Лондон // Войнич Э. Л. Сочинения. В 2-х томах. / Перевод с англ. Сост., вступит. статья и коммент. Е. Таратута. – Т. 2: Прерванная дружба; Сними обувь твою; Письма. Коммент. Е. Таратута. – М., 1963. – С. 563.
  7. Таратута Е. А. Этель Лилиан Войнич. Судьба писателя и судьба книги. – М., 1964. – 320 с.


Все статьи автора «SSM»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: