УДК 82

АВТОРСКИЙ МОТИВ ЗАИМСТВОВАНИЯ БИБЛЕЙСКИХ СЮЖЕТОВ И ПЕРСОНАЖЕЙ ПРИ СОЗДАНИИ ОБРАЗА ЛОРЕНЦО МОНТАНЕЛЛИ В РОМАНЕ Э. ВОЙНИЧ «ОВОД»

Митягина С.С.
Хмельницкий институт Межрегиональной Академии управления персоналом
старший преподаватель кафедры общенаучных и общеобразовательных дисциплин
Mityagina S.S.
Khmelnitsky Institute of Inter-Regional Academy of Personnel Management
senior lecturer in general scientific and general subjects

Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Митягина С.С. Авторский мотив заимствования библейских сюжетов и персонажей при создании образа Лоренцо Монтанелли в романе Э. Войнич «Овод» // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 3 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/07/1571 (дата обращения: 04.06.2017).

Секрет невероятной популярности всемирно известного романа «Овод», ставшего бестселлером двадцатого столетия и оказавшего влияние на писателей последующих поколений, остается неразгаданным по сей день. Тщательных исследований требует целый ряд аспектов, среди которых – особенности построения сюжетной линии романа и создания образов главных персонажей.
Одной из таких особенностей является проведение автором скрытых параллелей между персонажами произведения и героями библейских повествований. Центральной параллелью, служащей основой построения всего романа и ключом к пониманию заложенных в нем идей, выступает сопоставление биографий и мировоззрений Феличе Ривареса и Иисуса Христа. Говоря о заимствовании Э. Войнич главных персонажей библейских текстов, необходимо рассмотреть также и образ Монтанелли. Играя значительную роль в сюжетной линии романа, Монтанелли является, с нашей точки зрения, не абсолютно самостоятельным персонажем: его образ неразрывен с образом Овода и служит для его раскрытия. Анализ биографии Монтанелли и его высказываний о себе позволяет сделать заключение о том, что на разных этапах развития сюжета он ассоциируется с тремя библейскими персонажами – царем Давидом, Понтием Пилатом и Богом-Отцом (при этом последовательность ассоциаций не является значимой).
Из текста романа следует, что сам Монтанелли ассоциировал себя с Давидом, царем израильским и иудейским в 1055 – 1015 гг. до н.э. Когда Артур сообщает ему о своей связи с организацией «Молодая Италия», Монтанелли говорит: «Отмщение господа настигло меня, как царя Давида… Я осквернил его святилище и коснулся тела господня нечистыми руками. Терпение его было велико, но вот ему пришел конец. «Ибо ты содеял это втайне, а я содею перед всем народом израилевым и перед солнцем; сын, рожденный от тебя, умрет». Речь идет о библейской истории из книги 2-я Царств 11-12: Давид влюбляется в Вирсавию, жену Урия Хеттеянина, находящегося в это время на войне. Когда обнаруживается, что Вирсавия беременна, Давид отдает приказ поставить Урию в опасное место при осаде города, то есть отправляет его на верную смерть. После смерти Урии Давид женится на Вирсавии, и у них рождается сын. Слова, цитируемые Монтанелли, являются высказыванием пророка Нафана, посланного Богом оповестить Давида о грядущем наказании за его грех – о скорой смерти младенца. Скорее всего, параллель «Монтанелли – Давид» служит двум целям: во-первых, показать глубокую религиозность Монтанелли, его переживания по поводу любовной связи с матерью Артура Глэдис, которая на тот момент уже была замужем; во-вторых, ввести в повествование интригу – теперь читатель догадывается, что главный герой столкнется со смертельной опасностью.
На ассоциацию Монтанелли с Понтием Пилатом указывает сам Овода, который обращается к Монтанелли: «Вы, ваше преосвященство, считаете меня к-крайне неприятным человеком и очень хотели бы, чтобы кто-нибудь другой решил, как со мной поступить, и чтобы ваша чуткая совесть не была т-таким образом п-потревожена». Овод намекает на то, что Монтанелли ведет себя подобно Понтию Пилату, который, как говорится в Евангелии от Матфея, главе 27, не нашел никакой вины в поведении Иисуса, но согласился на требование еврейских старейшин и первосвященников и подговоренного ими народа осудить его на смерть. При этом он объявил, что снимает с себя ответственность за это решение: «Пилат, видя, что ничто не помогает, но смятение увеличивается, взял воды и умыл руки перед народом, и сказал: невиновен я в крови Праведника Сего; смотрите вы». Параллель «Монтанелли – Понтий Пилат» не несет весомой нагрузки и введена в произведение, очевидно, лишь для того, чтобы показать отношение Овода к нерешительности кардинала, его попытке избежать ответственности за свои решения, что в глазах Овода является одним из наибольших недостатков христиан.
Таким образом, обе упомянутые параллели не носят масштабного характера с точки зрения развития сюжета романа и раскрытия идейного содержания произведения. Основной же параллелью является третья – «Монтанелли – Бог-Отец». По ходу повествования читатель задумывается над тем, что Монтанелли приходится делать выбор между любимым сыном и людьми, что само по себе вызывает ассоциации с выбором, который в свое время, согласно Священному Писанию, сделал Бог-Отец. В заключительной же главе романа Э. Войнич подтверждает и развивает эту параллель. Сам Монтанелли в болезненном состоянии, испытывая галлюцинации, слышит голос сына: «Тебе все еще мало? Меня принесли в жертву ради этих людей. Ты погубил меня, чтобы они могли жить». Говоря о себе «Я есмь сущий», Монтанелли присваивает себе имя Бога, которое тот, согласно сказанному в книге Исход 3:14, сообщил Моисею. Обращаясь к людям, пришедшим на богослужение по случаю праздника Тела Господня, он говорит: «Но кто из вас подумал о стра¬даниях бога-отца, который дал распять на кресте своего сына? Кто из вас вспомнил о муках отца, глядевшего на Голгофу с высоты своего небесного трона?.. Я глядел на вас, на вашу немощность и ваши печали и на малых детей, играющих у ног ваших. И душа моя исполнилась сострадания к ним, ибо они должны умереть. Потом я заглянул в глаза возлюб¬ленного сына моего и увидел в них искупление кровью. И я пошел своей дорогой и оставил его нести свой крест».
Ассоциация Монтанелли с Богом-Отцом подтверждает аналогичность смерти Овода смерти Христа – это плата за благополучие народа. В то же время, отрекаясь от Бога, Монтанелли признает, что Овод выше и значительней Христа. В контексте же идей, заложенных в роман Э. Войнич, эта победа Овода приобретает масштабное значение, потому что является победой ее евангелия над Евангелием традиционным.



Все статьи автора «SSM»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: