ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ: ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Харлова М.И.

Ключевые слова: выборы, Общественное мнение


Рубрика: 12.00.00 ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ, 22.00.00 СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ, 23.00.00 ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Харлова М.И. Общественное мнение: политико-правовой аспект // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/06/932 (дата обращения: 02.06.2017).

Общественное мнение – один из важнейших институтов гражданского общества. Его значимость заключается в том, что он даёт определённые сигналы власти в системе представительной демократии, информирует её о настроениях, нуждах, намерениях населения, что позволяет государству выбрать верный политический курс и правильно корректировать его. Таким образом становится возможным лавирование между интересами различных политических групп и избегание социальных конфликтов.
Следует отметить, что общественное мнение по своей сути – это атрибут именно демократического государства, а не авторитарного или тем более тоталитарного. Только демократическое государство может обеспечить необходимые для здорового функционирования института общественного мнения конституционные гарантии свободы мысли и слова, свободы совести, ассоциаций, проведения митингов и собраний, права на получение, производство и распространение информации, права направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления и прочее. Следовательно, нетрудно установить, что в России институт общественного мнения полноценно функционирует не так давно. Он стал зарождаться вместе с ростками демократии в советском обществе, важным шагом в этом направлении стало провозглашение гласности. Для того чтобы у людей пропал страх свободно высказывать свою точку зрения, которая, вероятно, расходится с правительственной линией, потребовался достаточно длительный период, ведь долгое время это даже не представлялось возможным. В советском обществе свобода мысли и слова отсутствовала из-за жёсткого ограничения идеологическими рамками. Нельзя говорить о наличии таковой и в царской России: действовала строгая цензура, господствовали консервативные взгляды. Хотя и в те времена государство стремилось узнать об общественных настроениях: в дореволюционной России в этом направлении большую роль сыграли земские статистики, а в СССР с 1960 года на постоянной основе начал работу Институт общественного мнения при газете «Комсомольская правда». Но стоит принять во внимание, что не все респонденты в ходе проводимых опросов были откровенны в своих высказываниях относительно власти и существующего режима по причине идеологического прессинга.
Сегодня тоже трудно говорить об объективности данных, которые получены путём социологических исследований и должны отражать общественное мнение.
Так, французский социолог Пьер Бурдьё ставит под сомнение процедуру анализа и интерпретации данных об общественном мнении. Речь здесь идёт не только о том, что данные могут быть искажены из-за некорректной формулировки вопросов или из-за недостаточных размеров выборки. Бурдьё считает неверным сам метод изучения общественного мнения посредством проведения опросов среди представителей определённых социальных групп. Не вызывает сомнения, что отнюдь не все опрошенные будут иметь собственную сформировавшуюся позицию по заданному опросу. Возможно, этот вопрос не представляет интереса для определённой доли опрошенных, и для них безразлично, к какой точке зрения присоединиться. Следует ли учитывать мнение таких респондентов при обработке данных для установления общественного мнения по данной проблеме? Бурдьё настаивает, что опрос – это всего лишь инструмент привлечения внимания населения к проблеме, средство для манипулирования общественным сознанием, что выгодно и умело используется группами давления для лоббирования своих интересов. Именно лобби формируют общественное мнение, направляя его в нужном им русле, а распространяя полученные в ходе опроса данные через публикации и радио- и телевещание, они охватывают всё большую аудиторию, вместе с тем создавая и иллюзорную демократию [1].
Другой французский социолог, ученик Бурдьё, Патрик Шампань приходит к выводу, что опросы общественного мнения проводятся политиками вовсе не для того, чтобы узнать позицию населения, а для того, чтобы лоббировать свои взгляды, программы и самих себя. Неотъемлемой частью политики становится «война опросов». Проведя опрос общественного мнения и раздобыв нужный и удобный им результат, политики, заручившись мнимой поддержкой народа, приобретают возможность говорить от имени какой-то группы, навязывая ей свой политический курс и вместе с тем получая определенную защиту в её лице. Таким образом, демократия превращается в лоббирование, ведь возможность высказаться населению предоставляется только в «нужном» для определённых политических сил объёме, для конкретных категорий населения и даже в необходимом направлении.
«То, что существует в реальности, это не общественное мнение, ни даже мнение, измеренное опросами общественного мнения, а в действительности новое социальное пространство, над которым господствует совокупность социальных агентов – продавцов опросов, политологов, советников по политическому маркетингу, журналистов – которые используют современные технологии исследований с помощью опросов, персонального компьютера, средств массовой информации и дают тем самым автономное политическое существование “общественному мнению”, которое они же сами и сфабриковали, превратив в профессию действия по его анализу и манипулирование им», – пишет Шампань [2; 35].
Большинство психологов и социологов пришли к выводу, что предоставление информации об общественном мнении оказывает серьёзное воздействие на состояние массового сознания. В частности американскими учёными исследовалось влияние обнародования рейтингов политических лидеров на первоначальные электоральные ориентации населения. В ходе работы ими было выделено три типа воздействия социологических данных на массовое сознание: 1) эффект бэндвэгона, который побуждает избирателей отдать свои голоса за победителя опроса; 2) эффект ундервога, выражающийся в стремлении помочь проигрывающему; 3) эффект воздержания – потеря интереса к голосованию, результаты которого уже известны, и отказ от голосования [3].
В своих исследованиях Э. Ноэль-Нойман описывает явление, названное ею «спиралью молчания». Суть этого явления заключается в том, что большинство избирателей голосует за того кандидата или партию, которые скорее всего должны победить на выборах. Причём избирателей интересуют не столько политические программы и установки, сколько популярность кандидатов среди населения. Для человеческой природы присуще свойство делать ставку на победителя, что обусловлено боязнью оказаться в меньшинстве, страхом перед социальной изоляцией [4].
Следовательно, опубликование опросов общественного мнения может существенно повлиять на политические установки граждан. Значит, это может стать инструментом для манипулирования политической волей общества. Всё это наводит на мысль о том, что порядок обнародования результатов опросов общественного мнения нуждается в правовой регламентации. Только данная мера сможет свести к минимуму возможность недобросовестных исследователей использовать эти данные для управления массовым сознанием.
В настоящее время в Российской Федерации подобная правовая регламентация предусмотрена только нормами избирательного законодательства. При опубликовании (обнародовании) результатов опросов общественного мнения, связанных с выборами и референдумами, редакции средств массовой информации, граждане и организации, публикующие (обнародующие) эти результаты, обязаны указывать организацию, проводившую опрос, время его проведения, число опрошенных (выборку), метод сбора информации, регион, где проводился опрос, точную формулировку вопроса, статистическую оценку возможной погрешности, лицо (лиц), заказавшее (заказавших) проведение опроса и оплатившее (оплативших) указанную публикацию (обнародование). Кроме того предусмотрено, что в течение пяти дней до дня голосования, а также в день голосования запрещается опубликование (обнародование) результатов опросов общественного мнения, прогнозов результатов выборов и референдумов, иных исследований, связанных с проводимыми выборами и референдумами, в том числе их размещение в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования (включая “Интернет”) [5].
На наш взгляд, не нужно ограничивать правовую регламентацию опубликования результатов опросов общественного мнения только в пределах выборов и референдумов. Необходимо ввести подобные правила для всех опросов, результаты которых могут оказать влияние на позицию граждан по особо важным вопросам политического и социально-экономического значения и которые могут стать удобным инструментом для лоббирования интересов какой-либо группы. Ответственность учёного, организации, проводивших опрос и предоставивших его результаты, должна быть не только социальной, но и правовой.
В связи с этим было бы целесообразным ввести единые стандарты обнародования результатов опроса общественного мнения, по которым можно было бы судить о достоверности и объективности предоставляемых сведений. В данные правила следовало бы включить информацию об организации, проводившей опрос, о времени и территориальных рамках проведения опроса, число опрошенных (выборку), о методе сбора информации, статистической оценке возможной погрешности, о лице (лицах), заказавшем (заказавших) проведение опроса и оплатившем (оплативших) указанную публикации, а также о точной формулировке задаваемых вопросов. Особое внимание следует уделить сведениям о точной и полной формулировке вопросов, предлагаемых респондентам. Вопрос уже в своей формулировке может носить провокационный характер, быть средством для разжигания социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды, поводом для демонстрации социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Подобный вопрос, выносимый на широкое обсуждение, активизирует в основном определённые слои населения (например, националистов), которые имеют особое мнение по этой проблеме. При обобщении полученных подобным образом данных населению предоставляются сведения не об общественном мнении, а о мнении определённой группы общества, которое может быть ошибочно принято за ориентир поведения. В целом, главным требованием, предъявляемым к проведению социологических опросов, и главным критерием его объективности должна быть открытость всех процессов и прозрачность проводимой процедуры.
В.В. Лапаева, ссылаясь на зарубежный опыт предлагает создать в России организацию по образцу существующей во Франции Комиссии по опросам общественного мнения. Члены данной комиссии назначаются в равном и нечётном составе из числа членов Государственного Совета, Кассационного суда и Счетной палаты. Органы, которые проводят опросы общественного мнения, связанные с выборами и референдумами, обязаны передать в распоряжение комиссии материалы, на основе которых были опубликованы и распространены данные опроса, а также предоставить справку, уточняющую предмет опроса, метод отбора опрошенных лиц, формирование и состав выборки, условия, в которых были проведены опросы, полный текст поставленных вопросов, данные о числе лиц, не ответивших на каждый из вопросов, пределы обработки опубликованных результатов косвенным путём, если такой метод применялся. Комиссия может, если сочтёт необходимым, предложить лицам, опубликовавшим или распространившим данные опроса, донести до общего сведения информацию, содержащуюся в такой справке. Комиссия может потребовать внести необходимые уточнения в обнародованные ранее данные о состоянии общественного мнения, включив эти уточнения в программы национальных радио- и телекомпаний. Кроме того, в компетенцию комиссии входит: разработка и внесение предложений о правилах, обеспечивающих объективность и качество обнародуемых избирательных прогнозов; определение условий, которые должны содержаться в договоре о продаже результатов; проверка того, что лица или органы, которые проводят опросы, относящие к сфере регулирования данного закона, не осуществляют координационных действий, не вступают в соглашение, имеющее целью или способное помешать или ограничить такую же деятельность таких лиц и органов [6; 3-20].
Следует добавить, что в настоящее время существует ещё одна проблема, связанная с опубликованием результатов опросов общественного мнения, – это использование их в качестве скрытой рекламы, на которую введён запрет в российском законодательстве [7]. Очевидно, что сегодня многие политические структуры заказывают проведение опросов общественного мнения именно с этой целью – для формирования и поддержания интереса к определённым лицам, событиям, идеям, программам и прочее. Данные, полученные в ходе такого опроса, скорее всего, будут так называемым пиаром, который становится всё более популярным в современных реалиях. Государством должна быть предусмотрена гарантия защиты граждан от использования сведений об общественном мнении в качестве скрытой рекламы и юридическая ответственность за использование таковой.
Подводя итоги, хочется указать, что иногда общественное мнение сравнивают с зеркалом массового сознания, и общество, всматриваясь в самое себя, должно производить самоанализ и корректировку своих позиций, но если результаты опросов искажены, то это с неизбежностью приведёт к выбору ошибочной линии поведения. Для того чтобы не допустить выбор неверного курса развития и социальных деформаций, государству следует утвердить специальные нормы, регулирующие проведение и опубликование результатов опросов общественного мнения, и провести соответствующие мероприятия. Несомненно, опорой для государства в борьбе за предоставление объективной информации и знание об истинном состоянии общественного мнения должно явиться гражданское общество: только при условии совместных действий возможно устранить существующие деформации демократии в России.


Библиографический список
  1. Бурдье П. Социология политики: Пер. с фр./Сост., общ. ред. и предисл. Н.А.Шматко.— М.: Socio-Logos, 1993. — 336 с.
  2. Шампань П. Делать мнение: новая политическая игра. = Faire I’opinion le nouveau jeu politique. Paris, Minuit, 1990. / Пер. с фр. под ред. Осиповой Н. Г. — М.: Socio-Logos, 1997. — 317 c.
  3. Блондье Л. Изучение общественного мнения/ Л .Блондье// Политика и общество во Франции. Отд. печати Посольства Франции в Москве. – 1993. – С.42.
  4. Ноэль-Нойман Э. Общественное мнение. Открытие спирали молчания: Пер. с нем./Общ. ред. и предисл. Мансурова Н.С. — М.: Прогресс-Академия, Весь Мир, 1996. — 352 с.
  5. Федеральный конституционный закон от 28.06.2004 N 5-ФКЗ (ред. от 24.04.2008) “О референдуме Российской Федерации” (ст. 56)// “Собрание законодательства РФ”. – 05.07.2004.- N 27. – ст. 2710.
  6. Лапаева В. В. Обнародование результатов исследования общественного мнения как объект правового регулирования / В. В. Лапаева // Социологические исследования. – 1998. – № 8.
  7. Федеральный закон от 13.03.2006 N 38-ФЗ (ред. от 27.12.2009)”О рекламе” (ст. 5 п.9)// “Собрание законодательства РФ”.- 20.03.2006. – N 12. – ст. 1232.


Все статьи автора «Мария Харлова»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: