ИНТЕРДИСКУРСИВНОСТЬ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ ПРЕССЕ

Такумбетова Л.М.

Ключевые слова: интердискурсивность, пресса


Рубрика: 10.00.00 ФИЛОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Такумбетова Л.М. Интердискурсивность в современной российской прессе // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 2 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/06/802 (дата обращения: 30.09.2017).

Этап функционального описания текстов, т.е. коммуникативно-прагматический этап постепенно уступает место когнитивно-ориентирорванному анализу, поставившему в центр внимания процессы производства и восприятия текста, который рассматривается как результат ментальных процедур по получению, обработке, репрезентации и хранению человеческого знания (Николаева 2000: 412-413). Базисным фактором для формирования новых подходов к феномену текстуальности стало признание человеческого фактора, изучение речи / текста с позиций «присвоения» их носителями языка, т.е. с позиций антропоцентризма, которые проявляются в целом ряде тенденций в изучении текста (Щирова, Тураева 2005: 12-13), среди которых одной из ведущих является разработка идей диалогизма, полифонии, интертектуальности, текстовой гетерогенности.
Феномен текстовой гетерогенности привлекает всё большее внимание лингвистов (И.В.Арнольд, В.Е. Чернявская, Ж.Женнет, М. Пфистер и др.). Формами текстовой гетерогенности выступают поликодовые тексты: креолизованный, супертекст, бимедиальный, полимедиальный, мультимедийный, вербально-визуальный – термины, подчёркивающие, что текст как коммуникативная величина не ограничивается лишь языковой составляющей (Чернявская 2009: 8). Поликодовость в значительной степени представлена в газетных текстах, где в ткань собственно вербального вплетается графическое, шрифтовое, визуальное, цветовое оформление. Термин «поликодовость» характеризует явление текстовой гетерогенности на уровне формы, достигаемой через соединение различных семиотических систем – вербальной и визуальной.
Термин «интертектуальность» был введён в 1967 г. Ю.Кристевой (Kristeva 1967: 434 – 434). Он возник на почве концепции диалогичности М.М. Бахтина, положений стилистики декодирования о принципах выдвижения и современной теории контекста с многовековым опытом герменевтики. Термин получил широкое распространение и множество определений в зависимости от методологических позиций тех или иных учёных.
Под интертектуальностью понимается включение в текст либо целых других текстов с иным субъектом речи, либо их фрагментов в виде маркированных или немаркированных, преобразованных или неизменных цитат, аллюзий и реминисценций (Арнольд 2010: 346). Понятие интертектуальности не следует смешивать с понятием историко-литературного контекста, литературных влияний, бродячих сюжетов, или мотивов. Интертектуальность воплощается преимущественно через прецедентные тексты (термин Ю.Н. Караулова), эхо которых вновь и вновь звучит в течение многих веков и которые являются своеобразными звеньями в общей цепи культурного общения человечества. К таким текстам, по мнению И.В.Арнольд, относятся прежде всего Библия, «Божественная комедия» Данте, «Дон Кихот» Сервантеса, все произведения Шекспира, а для русской литературы особенно Пушкин, Лермонтов, Грибоедов, Гоголь. Цитирование гениев прошлого позволяет сопоставить современный мир и мир других эпох с их нравственными и духовными ценностями. Прецедентными текстами могут быть мифы, сказки, песни, молитвы (Арнольд 2010: 365). Интертектуальность также трактуется как «категория открытости текста» (Чернявская 2009: 188).
Явление интердискурсивности может соотноситься с интертекстуальностью, поскольку дискурсы каким-то образом связаны между собой: они находятся в постоянном взаиморазграничении, но также и взаимообмене, и взаимодействии. Так, в политическом дискурсе используются прецедентные тексты, характерные для стиля художественной прозы, поэзии, фольклора. Отдельный текст может быть использован как точка пересечения нескольких дискурсов, если понимать под дискурсом отображение некоторой тематической и когнитивной общности. Включённые тексты могут быть маркированы, если их авторы недостаточно известны широкому читателю, на которого рассчитано СМИ. Для адекватного декодирования немаркированных фрагментов текстов необходима фоновая информация, так называемая «интертекстуальная память» (Чернявская 2009: 155).
В русскоязычном политическом дискурсе, представленном в газетах («Аргументы и факты» – АиФ, «Комсомольская правда» – КП, «Российская газета» – РГ), выделяются следы и проекции других дискурсов, рассматриваемых как сегменты коммуникации и познания:
 религиозно-мифологического дискурса:
Люди всё больше рассчитывают на собственный кошелёк, чем на социальную манну небесную (АиФ № 51, 2010); Христос говорил апостолам: «Вас будут гнать во имя моё» (АиФ, № 3, 2011). Так, папа Григорий Великий собственной рукой вычеркнул из списка смертных грехов блуд. А из более поздних списков святые отцы изъяли грех обжорства и лень (АиФ, № 3, 2011).
 фольклорного дискурса :
сказочные сюжеты и персонажи: Путин В.В.: КПРФ – как в том мультфильме: «А Баба-яга против… Всегда»; У нас всё политическое пространство – как сказка. В Думе «медведь», крепко севший на парламентский теремок, Баба Зюга, вместо Волка серого – Вольфович. Депутат домовой – жириновец Луговой (после истории с отравлением Литвиненко он стал невыездным – Л.Т.). А выйдешь из думских кордонов – там змей трёхголовый: Касьянов, Каспаров да Лимонов (АиФ, № 43, 2010) – своеобразная стилизация. Алкоголикам бесполезно говорить: Будешь пить водку – козлёночком станешь» (АиФ, № 51, 2010).
– присказки, поговорки: Все знают присказку: «Утром выпил – день свободен» (АиФ, № 51, 2010). Но не зря же даже у нас, в России, с её традициями «держать и не пущать» издавна бытовала поговорка: «На каждый роток не накинешь платок» (АиФ, № 50, 2010); Но почему-то на ум приходит старинная русская пословица «Хрен редьки не слаще» (АиФ, № 43, 2010).
– прецедентные тексты и ссылки на классиков русской литературы А.Пушкина, М.Лермонтова, Л.Толстого: Я вспоминаю слова Пушкина: «Кто забудет прошлое, тот подлец» (АиФ, № 9, 2011). В статье, посвящённой предстоящим президентским выборам 2012 года журналист В.Костиков приводит следующую поэтическую строфу, чтобы проиллюстрировать отношения между властью и народом: «И злые языки уже вспоминают знаменитое стихотворение Лермонтова «Договор»: «В толпе друг друга мы узнали,/ Сошлись и разойдёмся вновь./Была без радостей любовь,/ Разлука будет без печали» (АиФ, № 12, 2011).
Неслучайно в дни столетия со дня смерти Л.Н.Толстого появляются статьи со ссылками на этого классика русской литературы, в которых проводятся параллели с современным состоянием общества: Во времена Л.Толстого не было Интернета. В день написания статьи Толстого «Не могу молчать» корреспонденты зарубежных газет передали через телеграф несколько выдержек из неё. Ассанж сделал практически то же самое, что Лев Толстой своим «Не могу молчать» (АиФ, № 50, 2010). Заголовок статьи «Кто убил Андрея Болконского» с подзаголовком: «Нужный Толстой». В тексте статьи: «Вспомним знаменитую статью Ленина «Лев Толстой, как зеркало русской революции» и его же слова: «Какая глыба, какой матёрый человечище!»; (АиФ, № 48, 2010). Прецедентными вышеуказанные тексты можно считать потому, что сама статья В.Костикова посвящена не Л.Н.Толстому, а современному состоянию общества, где происходит девальвация культурных ценностей. Апелляция к гению российской словесности используется с целью создания эффекта контраста, когда «Увлечение Толстым в СССР …отражало мифическую природу советской власти…, но «Толстой новой власти … вреден, ибо он напоминает народу … о его прежних идеалах»; Значит, не зря Лев Николаевич писал «Войну и мир» и «Севастопольские рассказы», выводил на жизненные подмостки своих героев. Поклон тебе, Великий Старец! (АиФ, № 48, 2010).
Встречаются аллюзии на творчество Н.В.Гоголя: – Причём это должна быть не маниловщина, но в то же время это, что называется, полёт фантазий, охарактеризовал будущие стратегии Медведев (КП, №180, 2010), А.Герцена: Вспомним А.Герцена с его «Колоколом» (АиФ, № 50, 2010) и И.А.Крылова: власть как-то очень быстро научилась, как кот Васька из басни Крылова, слушать и есть. И чем сытнее ест у себя за забором, тем меньше слышит, о чём кричит улица (АиФ, № 15, 2010).
– прецедентные тексты классиков советской и постсоветской эпох: Опыт предков необходим … иначе мы превратимся в описанных Чингизом Айтматовым манкуртов..; Я (автор статьи А. Дементьев – Л.Т.) написал об этом стихотворение: Не вписалось прошлое в айподы, / Не вместилась Память в Интернет. / К русской славе и её невзгодам / У манкуртов интереса нет (АиФ, № 9, 2011); Игра слов в следующем примере основана на известной цитате из произведения В.В.Маяковского: Как сказал бы сегодня поэт: «Тише, ораторы! Ваше слово, товарищ… браузер» (АиФ, № 13, 2011).
В близком контексте используется аллюзия на Л.Н. Толстого и немаркированная цитата из повести «Детство» А.М.Горького: 31 мая в прессе появилась статья Л.Толстого «Не могу молчать»… Статья произвела впечатление разорвавшейся бомбы. «Свинцовые мерзости дикой русской жизни» стали темой широкой общественной полемики» (АиФ, № 50, 2010).
– прецедентные тексты классиков зарубежной литературы: Согласитесь, что всё вместе это сплетается в какой-то трагикомичный фарс, заставляющий вспомнить известную реплику из шекспировского «Гамлета»: «Неладно что-то в Датском королевстве» (АиФ, № 3, 2011). Известная цитата из «Ромео и Джульеты» в сатирических целях обыгрывается следующим образом: «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о менте…и о конверте» (АиФ, № 46, 2010). Заголовок статьи «Игра в бисер» – аллюзия на известное произведение Г.Гессе. В тексте статьи она обыгрывается следующим образом: … власть начинает метать перед народом популистский бисер (АиФ, № 15, 2010), где аллюзия на роман Гессе контаминирует с известной библейской аллюзией. Упоминаются эталоны мировой культуры: Возьмите мировую культуру: и «Дон Кихот», и статуя Давида были созданы в период жесточайшего контроля и цензуры со стороны инквизиции (АиФ, № 17, 2010); Британские авторы представлены Ч.Диккенсом: Дети стали, по сути, живым товаром, которым распоряжаются преступники, как в диккенсовскогом «Оливере Твисте» (АиФ, № 45, 2010) и Дж.Оруэллом: При чём тут искусство?.. У них, как в романе Оруэлла, всё навыворот…(АиФ, № 3, 2011).
В следующем фрагменте присутствует маркированность в скобках от редакции еженедельника; вероятно, журналисты не уверены, что имя У.Фолкнера известно широкому читателю: Как У.Фолкнер (американский писатель – Ред.) всю жизнь описывал один городочек, так и я пишу про одну деревню (АиФ, № 47, 2010). Помимо Фолкнера упоминается американский писатель О.Генри Как писал некогда О.Генри: то, что внутри нас, заставляет выбирать наши дороги (АиФ, № 24, 2010). Г.Уэллс и А.Дюма представлены в близком контексте, потому что оба проявляли интерес к России: Дюма фанател от шашлыков, а Уэллс – от наших мужиков – подзаголовок статьи, в которой дальше приводятся названия произведений Г.Уэллса: Не менее знаменитый английский писатель Герберт Уэллс, автор «Войны миров», «Человека-невидимки» и «Машины времени», фанател от России еще больше «папы д’Артаньяна» и следует пространная цитата, подтверждающая основную идею статьи: «Когда я думаю о России, я представляю себе страну, где зимы так долги, а лето знойно и ярко, где тянутся вширь и вдаль пространства небрежно возделанных полей, где много мужиков, беззаботных и набожных, веселых и терпеливых», – романтически писал Уэллс накануне первого своего «русского визита», а Питер уже гудел: «Вы слышали?К нам едет «Машина времени»!» (АиФ, № 47, 2010).
Известные цитаты могут подвергаться трансформациям: «Один без всех и все без одного», – говорил про него артист Владимир Балон, командир гвардейцев кардинала де Жюссак из «Мушкетёров» (АиФ, № 13, 2011).
В близком контексте могут присутствовать аллюзии на различных авторов: Но знаете, как он воспитывал меня? Каждый вечер перед сном садился ко мне на краешек кровати и читал книги … сказки Пушкина, рассказы Лескова, романы Жюля Верна, Дюма, «Маугли» Киплинга» (АиФ, № 9, 2011). В следующем предложении происходит цитирование в близком контексте двух авторов высказываний, принадлежащих к разным историческим периодам и характеризующихся различными взглядами, причём маркировано высказывание второго персонажа как менее известное: Ты ему: «Жить стало лучше, жить стало веселей, а он тебе из Высоцкого: «Нет, ребята, всё не так, ребята…» (АиФ, № 52, 2010).
Примером поликодовости может служить аллюзия на телевизионную рекламу: … громкое возвращение в столицу легендарного прохиндея Мавроди, решившего, что для полного триумфа модернизации нам решительно не хватает Лёни Голубкова с его памятным «куплю жене сапоги» (АиФ, № 3, 2011).
– Присутствуют реминисценции исторических событий и ссылки на исторические персонажи: Это и понятно: люди живут не в «потёмкинских» деревнях… (АиФ № 52, 2010), «Чайники рвутся в конгресс» – «Партия чаепития». Это политическое движение … названо в честь упрямых американских колонистов, отказавшихся подчиняться Британии в конце XVIII века и выбросивших в бухту города Бостона предназначавшийся англичанам чай (РГ № 250, 2010). В статье «Окурки Черчилля», посвящённой современному состоянию российской политики, упоминается Ялтинская конференция и такие политические фигуры как У.Черчилль, Ф.Рузвельт, И.Сталин, Наполеон, Н.С.Хрущёв, Л.И.Брежнев, К.У.Черненко, Ю.А.Андропов, Б.Н.Ельцин (АиФ, № 7, 2010).
– ссылки на известные сочинения и высказывания классиков марксизма-ленинизма: «Манифест коммунистической партии» начинается известной всем фразой: «Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма. Сегодня в Европе от этого остались лишь шумные, но политически мало влиятельные группы левых радикалов. В самой России «призраки коммунизма» ещё шевелятся в депрессивных районах (АиФ, № 51, 2010); «Вспомним знаменитую статью Ленина «Лев Толстой, как зеркало русской революции» (АиФ, № 48, 2010). Разноплановые аллюзии в близком контексте наблюдаются также в следующем случае: вся советская история – это попытка навязать народу сценарий, описанный в «Манифесте коммунистической партии», «сделать сказку былью» – из популярной песни (АиФ, № 52, 2010).
Текстовая гетерогенность наблюдается в случаях цитирования или ссылок на высказывания из кинофильмов: Он был из той, другой эпохи, где счастье – это когда тебя понимают (АиФ, № 13, 2011) – цитата из фильма «Доживём до понедельника»; «Был бы жив Штирлиц, он, наверное, и выяснил бы, на кого работал, кому шли деньги, кто крышевал, почему так вдруг всполошились наши депутаты? (АиФ, № 47, 2010); из песен: Шутка, конечно, «строить и жить помогает» (КП, 1 июня, 2005).


Библиографический список
  1. Арнольд И.В. Семантика. Стилистика. Интертекстуальность / Науч. ред. П.Е.Бухаркин. Изд. 2-е. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010.
  2. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики: Исследования разных лет. – М.: Художественная литература, 1975.
  3. Николаева Т.М. От звука к тексту. – М.: Языки русской культуры, 2000.
  4. Чернявская В.Е. Лингвистика текста: Поликодовость, интертекстуальность, интердискурсивность. Учебное пособие. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.
  5. Щирова И.А., Тураева З.Я. Текст и интерпретация: взгляды, концепции, школы. – Спб.: Изд-во РГПУ им.А.И. Герцена, 2005.
  6. Kristeva J. Bakhtine, le mot, le dialogue et le roman // Critique. № 23. 1967.


Все статьи автора «Lilya»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: